Хронология: 10 декабря

27 ноября 1917 г. (10 декабря по новому стилю):

Харьковские железнодорожники приняли резолюцию: «Заслушав доклад о газете «Южный край», которая ведет систематическую травлю против пролетариата, – общее собрание служащих, мастеровых и рабочих харьковских паровозных мастерских Южных железных дорог постановило: обратиться к Революционному штабу г. Харькова с просьбой принять категорические меры к закрытию газеты «Южный край»».

Экстренное общее собрание рабочих и служащих фабрики Южнорусского товарищества пеньковой и канатной проышленности (Харьковский канатный завод), заслушав доклад о переговорах с владельцами предприятия по поводу их решения о его остановке, постановили: «Запретить всякий вывоз товара с фабрики до полного выяснения настоящего вопроса высшими революционными организациями… Просить эти организации оказать содейтсвие в наложении ареста на все товары, находящиеся в харьковском, так и в складах других городов, дабы не дать возможности вывезти находящиеся там товары и не допустить саботажа». 

Рабочие Харьковского канатного завода

Председатель Иловайского ревкома Михайлов направил телеграмму в Совнарком с криком души: «Протестуя против ареста членов рудничных комитетов, умоляем Совет Народных Комиссаров ввести революционные войска в Донецкий угольный бассейн, прекратить умышленный саботаж угольных предпринимателей, поборничество и спекуляцию… Казачьи части вмешиваются в техническую железнодорожную работу, в передвижение войсковых частей, в работу рудников, парализуя всякую промышленность и транспорт. Родина гибнет, помогите».

В то же время Союз горнорабочих Донбасса подписал Временное соглашение с представителями ряда горнопромышленных обществ бассейна о повышении зарплаты шахтерам, установлении 8-часового рабочего дня и т.д. От имени Союза горнорабочих подписал соглашение будущий нарком труда Донецкой республики Борис Магидов.

Ленин утвердил задачи мирной делегации на Брестские мирные переговоры с немцами: «1) Официальное признание за каждой (недержавной) нацией, входящей в состав данной воюющей страны, права на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства; 2) право на самоопределение осуществляется путем референдума всего населения самоопределяющейся области; 3) географические границы самоопределяющейся области устанавливаются демократически избранными представителями этой и смежных областей». Собственно, по этим же принципам собиралась самоопределяться и Донецко-Криворожская область – когда Украина заявила о том, что эта область должна считаться украинской территорией, местные органы власти сразу же предложили провести референдум, на который в итоге не пошли ни Киев, ни Москва.

Красногвардейцы фактически полностью взяли под контроль Ростов-на-Дону. После продолжительной перестрелки в районе вокзала начальник ростовского гарнизона генерал Д. Потоцкий был ими арестован. Генерал и его офицеры на яхте «Колхида» (ее называли «донской Авророй») были увезены в Севастополь, а позже были обменены на пленных матросов.

Яхта "Колхида"

Но в это время юнкера и гимназисты, верные генералу М. Алексееву, уже овладели станцией Нахичевань, в непосредственной близости от Ростова. В течение всего дня шли упорные бои за обладание этой станцией. Штабс-капитан Мезерницкий позже вспоминал: «Мне с моей ротой малышей приказано прикрывать отход. Я приказал офицерам выделить наиболее слабых и отправить их теперь же, а сам с остальными предполагал остаться еще часа на два. Но мальчуганы взбунтовались и ни за что не хотели уходить, пока рота остается на позиции. Ни приказания, ни уговоры не помогли… Невольно взяла злость. За что же сегодня погибли эти малыши? Для чего пускали, когда не все было готово? Вскоре юнкеров приказано было отправить обратно в Новочеркасск». Между тем, пример новочеркасских юнкеров всколыхнул Дон и был использован так же, как позже украинские националисты стали использовать пример гимназистов, воевавших с большевиками под Крутами.

В Петрограде большевиками арестован один из лидеров кадетской партии, бывший министр земледелия Временного правительства Андрей Шингарев, прибывший в Питер в качестве делегата Учредительного собрания. Вскоре он вместе со своим коллегой по партии Ф. Коковцевым был убит в Петропавловской крепости. 27 ноября Шингарев начал писать тюремный дневник, который был оборван с его гибелью:

4-й чрезвычайный краевой общемусульмкнский съезд в Коканде взял курс на формирование Туркестанской автономии (само собой, в составе России).

10 декабря 1918 г.:

Газета «Беднота» опубликовала заметку о ситуации в Харькове: «Петлюровцы держат в тюрьмах политических заключенных большевиков. В харьковской холодногорской тюрьме содержится несколько сот арестованных рабочих, к которым, не предъявляется никакого обвинения».

Харьковский Главный центр по набору Добровольческой армии выразил сожаление по поводу попыток петлюровских властей запретить этот набор. Начальник центра выпустил Воззвание: «С грустью прочитал приказ местного коменданта, направленный против мобилизации офицеров, собираемых для защиты порядка. Добровольческая армия не вмешивалась во внутренние дела Украины и напрасно представитель Директории выступил с актом явно враждебным к добровольческой армии. Долг и прямой интерес каждого честного гражданина стать на защиту края, которому угрожает растущая анархия. Повторяю еще раз, что цель мобилизации офицеров – борьба с анархией».

В Харькове группа неизвестных из 8 человек ограбила Домовую церковь бывшей 1-й Харьковской команды выздоравливающих.

Махновские отряды захватили Чаплино.

Крымские СМИ распространили сообщение о разделе сфер влияния интервентов на Юге России: «По состоявшемуся соглашению Украина входит в сферу влияния Франции, Кавказ и Туркестан – Англии».

Совнарком издал декрет «О сдаче оружия», которым обязал «все население, все учреждения гражданского ведомства сдать находящееся у них все исправные и неисправные винтовки, пулеметы и револьверы всех систем, патроны к ним и шашки всякого образца».

Король Румынии провозгласил Бессарабию румынской провинцией.

Немецкие войска покинули Минск, куда сразу вступили советские части. Вместе с немцами бежали в Гродно и лидеры марионеточной Белорусской Народной Республики.

Белорусские гусары в Гродно

10 декабря 1919 г.:

Командующий 13-й советской армией Геккер отдал приказ о продолжении наступления на Купянск.

Сталин, объезжавший фронтовую зону, прибыл в Воронеж.

Восстановлена работа Секретариата ЦК КП(б)У.

Советская Россия предложила Антанте начать мирные переговоры.

10 декабря 1923 г.:

Всеукраинский ЦИК создал украинскую Конституционную комиссию.

Хронология: 9 декабря

26 ноября 1917 г. (9 декабря по новому стилю):

Исполком Донецко-Криворожского областного Совета под руководством Артема-Сергеева обнародовал решение созвать 7 декабря в 12.00 в здании харьковского Дворянского собрания 3-й областной съезд Советов. Было определено: «Делегаты посылаются с расчетом 1 чел. на 10000 рабочих и солдат, организованных в Советах. Советы, объединяющие менее 10000, посылают одного делегата в том случае, если они насчитывают рабочих не менее 2000 человек». В повестку дня были внесены три вопроса: 1. Текущий момент и украинский вопрос. 2. Экономическая политика в Донецком бассейне. 3. Текущие дела. Есть все основания полагать, что именно на этом съезде планировалось провозглашение Донецко-Криворожской республики. Однако внезапный приезд в Харьков делегатов 1-го Всеукраинского съезда Советов помешал этим планам.

В харьковском клубе «Знание» состоялось первое организационное собрание Социалистического союза рабочей молодежи. От имени большевиков харьковских «соцсомольцев» приветствовал будущий нарком турда Донецкой республики Борис Магидов. Был избран комитет молодежный структуры из 9 человек, куда вошла большевичка Елизавета Репельская, будущая жена Артема-Сергеева.

В Харьковской Торговой школе (Мариинский переулок) состоялось собрание профсоюза служащих трактирного и гостиничного промысла (!) Юга России. Так вот трактирщики и гостиничные работники тоже поддержали Октябрьскую революцию и признали власть Совета Народных комиссаров.

А в дневнике харьковской гимназистки Марии Вишневской помимо ее любовных переживаний появилась и злободневная информация: «Встретили брата Ляли и еще студента. Рассказали, что в лавочке зарезали армянина. Я содрогнулась, когда мы проходили мимо лавки» (действие происходило где-то в районе улицы Бассейной – ныне Петровского).

В здании Английского клуба в Екатеринославе состоялось организационное собрание Военной организации при Екатеринославском комитете РСДРП(б).

Казачьи войска атамана Каледина неожиданно взяли под контроль Ростов-на-Дону. В ночь на 26 ноября они совершили нападение на штаб Красной гвардии, раположенный в помещении Ростово-Нахичеванского Совета, и на комитет РСДРП(б). В перестрелках было убито несколько красногвардейцев. Правда, казаки вскоре заявили, что Ростов для них «чужой город» и погибать за него они не намерены.

Здание Ростовского Совета после налета казаков (источник: http://www.rostovbereg.ru/publ/pervyj_boj_beloj_dobrovolcheskoj/1-1-0-231)

В тот же день газета ростовских большевиков »Наше знамя», которую редактировали будущие наркомы Донецкой республики, вышла с призывом: «Победу обеспечит только решительность, только борьба. В борьбу же, братья, революционные матросы, солдаты и рабочие! Пора побеждать!»

А недалеко от станции Песчаники едва не погиб генерал Корнилов, пробивавшийся с верными ему текинцами на Дон. Колонну обстреляла бронеплощадка. В итоге под Корниловым погибла лошадь. После этого генерал оставил свой полк и решил пробиваться на Дон в сопровождении лишь 32 всадников.

Всадники Текинского полка

В г. Фокшаны заключено перемирие между Румынией и Центральными державами. Тем самым фактически был ликвидирован Румынский фронт русской армии.

В Бахчисарае открылся первый крымскотатарский курултай.

Крымский курултай в 1917 году

9 декабря 1918 г.:

Петлюровский атаман П. Болбочан попытался воспрепятствовать набору офицеров в Добровольческую армию, который вовсю уже развернулся в Харькове. Правда, Болбочана к тому времени не праздновали ни немцы, ни большевики, ни деникинцы.

В Симферополе состоялось первое заседание Совета Союза земств и городов Юга России, избранного на прошедшем накануне съезде. Было принято решение местом пребывания исполнительного бюро Совета избрать Одессу.

Английский десант высажен в Николаеве. Одновременно Восточный отдел Генштаба Антанты во Франции представил справку о плане интервенции на Юге России, предусматривавший оккупацию союзными войсками территорий, ранее оккупированных немцами.

В России издан Кодекс законов о труде.

Украинские части попытались штурмовать польский Перемышь, но были отброшены поляками.

Польский орден за оборону Перемышля

Началась армяно-грузинская война, итогом которой стало занятие Сочи и Гагр… деникинцами.

9 декабря 1919 г.:

Конница Буденного заняла Валуйки, а 14-я советская армия – Валки.

Советская оперативная сводка сообщала: «46-я дивизия: кавполки дивизии при поддержке батальона 406-го полка с одной батареей 8 декабря овладели Богодуховым. Со стороны противника участвовали бронепоезда, обстреливавшие город. НАчдивом отдано приказание взорвать железнодорожное полотно у дер. Максимовка, дабы отрезать путь бронепоездам».

Сбежавший с Украины и бросивший остатки своих войск на произвол судьбы С. Петлюра в Варшаве встретился с Ю. Пилсудским.

Пилсудский и Петлюра

9 декабря 1920 г.:

В Галлиполи, куда прибыли остатки Русской Армии, состоялся первый парад в честь Дня ордена св. Георгия Победоносца. В связи с тем, что обмундирование и одежда отрядов еще не прибыла, вывели лишь небольшую часть корпуса, на которую нашлась парадная форма.

9 декабря 1959 г.:

В Москве в возрасте 85 лет умер, пожалуй, один из старейших выживших депутатов Государственной Думы Матвей Муранов. С 1900 г. он работал в железнодорожных мастерских Харькова, примкнул к большевикам, в 1912 г. избран депутатом Думы от Харьковской курии. Затем прошел аресты, ссылки. В 1917 г. пытался руководить харьковскими большевиками, но после возвращения в город Артема-Сергеева ушел в его тень и большей частью обитал в Петрограде и Москве. Пережил репрессии и с 1939 г. на протяжении 20 лет пользовался всеми благами ветерана революции и партии, не раз фигурировал в советских фильмах о дореволюционных большевиках.

Матвей Муранов

Хронология: 8 декабря

25 ноября 1905 г. (8 декабря по новому стилю):

В Харькове завершена крупная политическая забастовка рабочих, организованная при непосредственном участии будущего лидера Донецкой республики Артема-Сергеева.

25 ноября 1917 г. (8 декабря по новому стилю):

В «Донецком пролетарии» обнародовано обращение будущего лидера Донецкой республики Артема-Сергеева с призывом поддержать газету, в том числе статьями. Артем писал: «Труженники территрии Донецкого и Криворожского бассейнов сейчас имеют полную возможность осветить все темные уголки тяжелой шахтерской жизни в своей газете, пролетарии, труженики иголки, верстака и прилавка имеют возможность через перегородки в своих мастерских, сквозь душную, отравляющую жизнь атмосферу трудового процесса выявить общую картину жизни донецкого пролетария. Однако пока что они этого не делают. Писем от членов нашей партии газета получает мало. Организации отчеты посылают скудно, почему? Каков смысл существования нашей газеты, если мы не используем ее?.. Революции не бывают каждый послевысокосный год. Куйте железо пролетарского сознания, пока оно горячо. Связывайте пролетариев цепями пролетарской печати, пока рабочие массы остро чувствуют необходимость этой связи».

Общее собрание почтово-телеграфных работников Харькова под руководством будущего наркома почт и телеграфов Донецкой республики И. Кожевникова приняло резолюцию в поддержку Совнаркома и Харьковского Совета, в частности, заявив: «В нашем почтово-телеграфном ведомстве не должно быть ни одного, кто бы мог осмелиться противодействовать осуществлению народных стремлений и со всеми явными и тайными сторонниками старых порядков считаем нужным расправляться мерами революционного характера».

Российский Совнарком выпустил обращение «Ко всему населению», в котором, в частности, провозгласил: «Каледин ввел на Дону военное положение, препятствует доставке хлеба на фронт и собирает силы, угрожая Екатеринославу, Харькову и Москве. К нему на помощь прибыл бежавший из заключения Корнилов, тот самый, который в июле ввел смертную казнь и шел походом на революционный Петроград… Рабочие, солдаты, крестьяне, революция в опасности. Нужно народное дело довести до конца. Нужно смести прочь преступных врагов народа. Нужно, чтобы контрреволюционные заговорщики, казачьи генералы, их кадетские вдохновители почувствовали железную руку революционного народа. Совет Народных Комиссаров распорядился двинуть необходимые войска против врагов народа. Контрреволюционное восстание будет подавлено, и виновники понесут кару, отвечающую тяжести их преступления».

Ленин отдал распоряжение фабзавкому Тульского оружейного завода выдать оружие 500 красногвардейцам Боковского горного района Донской области.

В Дебальцево началась 2-я конференция рудничных и горнозаводских комитетов Донецкого бассейна. Принято решение об организации в шахтерских районах Красной гвардии, для чего был создан особый штаб. При этом было заявлено: «Самодержавные указы Каледина мы не признаем, также не признаем и не подчиняемся контрреволюционной власти».

Дебальцево

Юзовские большевики на своем собрании постановили: «Последнее время члены коллектива небрежно относятся к своим обязанностям, не посещают заседаний коллектива и т.п… Применять к членам его самые строгие меры вплоть до исключения из партии в случае их небрежного отношения к своим обязанностям».

Ростовские большевики исключили из военно-революционного комитета меньшевиков и эсеров. Однако к Ростову уже подошли калединские части…

В районе станции Томаровка произошла стычка красногвардейцев (в том числе харьковских) с отрядом 1-го ударного полка, который некоторыми историками почему-то считается «первым боем гражданской войны», хотя, по правде говоря, подобных стычек рабочих отрядов с донскими казаками в Донбассе насчитывалось уже немало. В стычке под Томаровкой участвовал и красногвардейский отряд, сформированный в Харькове под руководством Н. Руднева, будущего заместителя военного наркома Донецкой республики.

8 декабря 1918 г.:

Под председательством Г. Пятакова состоялось заседание советского правительства Украины. Основным вопросом был доклад Я. Яковлева-Эпштейна о ходе переговоров с немцами в Харькове. Докладчик сообщил: «Немецкие войска ускоряют свою эвакуацию так, чтобы максимум до конца декабря очистить Украину. План и состояние транспорта в целом выясняется при переговорах… Гарантируется непродвижение казаков на Украину. Обеспечивается полная свобода собраний и печати в местах, занятых немецкими войсками. Образование рабочей милиции не встречает никаких препятствий. В квартирах не ищут оружия». Таким образом, судьба Харькова и оккупированной немцами Донецкой республики решалась в переговорах между германцами и большевиками. Ни Скоропадского, ни Петлюру к декабрю эти стороны как-то не замечали.

По приказу Реввоенсовета Республики в Москве открыта Академия Генштаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

В Москве от ран, полученных в боях за Донбасс, умер советский командир Рудольф Сиверс.

Рудольф Сиверс

8 декабря 1919 г.:

Советские войска, продолжая наступление на Харьков, силами 13-й армии заняли Волчанск.

Советские войска вышли к Дону на участке Россошь – Усть-Медведицкая, удачно завершив Хоперо-Донскую наступательную операцию против Донской армии.

Сталин прибыл в Новый Оскол, незадолго до этого занятый советскими войсками.

Деникинцы вновь выбили махновцев из Екатеринослава. Правда, бои вокруг города продолжались вплоть до конца года, когда Добровольческая армия окончательно отступила из этих краев.

Советский комдив Виталий Примаков награжден орденом Красного Знамени за боевые операции под Черниговом.

Виталий Примаков

8 декабря 1936 г.:

Бывший военный нарком Донецкой республики М. Рухимович назначен первым наркомом оборонной промышленности СССР.

Моисей Рухимович в 30-е годы

8 декабря 1956 г.:

Решением Военной коллегии Верховного суда СССР реабилитирован один из меньшевистских деятелей Донецкой республики Семен Семковский-Бронштейн (см. http://kornilov.name/hronologiya-16-marta/).

Хронология: 7 декабря

24 ноября 1917 г. (7 декабря по новому стилю):

Харьковский Совет подавляющим большинством голосов (119 голосами из 191 голосовавшего) категорически отверг аннексию Донецко-Криворожского бассейна Украиной. Резолюция харьковцев гласила: «III Универсал в связи со своей практической политикой теперешних вождей Рады сводится к… насильственному, без предварительного опроса населения, навязыванию власти теперешней Киевской рады населению местностей, не выбиравших Рады и протестующих против политики Рады… Совет протестует против аннексии Харькова и части Донецкого бассейна Радой и по-прежнему признает единственной властью в Харькове и Донецком бассейне Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов… Совет протестует также против отдачи части Донецкого бассейна на съедение Каледину и поддержит, если окажется необходимым, даже с оружием в руках тружеников шахт в их борьбе с Калединым, признает необходимость нерасчленения Донецкого бассейна по каким-либо историческим или другим признакам и необходимость оставления центром бассейна гор. Харькова».

В тот же день Харьковский Совет переизбрал свой исполком, в котором значительно усилились позиции РСДРП(б) – были избраны 19 большевиков, 11 эсеров, 4 меньшевика, 4 украинских социалиста и 2 беспартийных.

Одновременно Яков Свердлов от имени ЦК РДСРП(б) отверг идею создания партии украинских большевиков. Свердлов писал: «Создание особой партии украинской, как бы они ни называлась, какую бы программу не принимала, считаем нежелательным. Предлагаем посему не вести работы в этом направлении. Иное дело созыв краевого съезда или конференции, которые мы бы рассматривали как обычный областной съезд нашей партии. Ничего нельзя было бы возразить против наименования области не Юго-Западной, а Украинской». Таким образом, как видим, еще на конец ноября 1917 г. Ленин со товарищи и не думали создавать независимую или бутафорски-независимую Компартию Украины, а понятие «Украина» в понимании большевистского руководства сводилось к нескольким губерниям Малороссии, без Донецко-Криворожской области, Одессы и тем более Крыма. На всякий случай, напомню, что лидеры большевиков видели Юг России разделенным на три области – Донецко-Криворожскую (на карте – 2), Южную (3) и Юго-Западную (1).

Областное деление Юга России по видению большевиков

Совет рабочих депутатов Чистяковского горного района (ныне – Торез и окрестности) официально приветствовал Октябрьскую революцию и решения 2-го Всероссийского съезда Советов.

Киевский Совет постановил созвать Всеукраинский съезд Советов, который должен стать всеукраинской властью вместо Центральной Рады. В итоге съезд состоялся в Харькове, что в значительной степени спутало планы харьковцев по провозглашению Донецкой республики.

Ростовский военно-революционный комитет принял антибольшевистскую резолюцию, потребовав разоружения Красной гвардии и удаления из Ростова большевизированного отряда матросов Черноморского флота.

7 декабря 1918 г.:

Лидер советского правительства Украины Г. Пятаков нажаловался на лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева, также входившего в правительство в качестве военного наркома. Артем в основном сосредоточил свое внимание на работе Реввоенсовета, считая пока еще украинское правительство бутафорией. При этом, будучи членом ЦК РКП(б), он всегда мог ссылаться на поддержку Центра. Итогом этого и стала жалоба Пятакова: «Артем всячески препятствует работе. Наверное неверно понимает намерения центра… Если считаете наше существование лишним, скажите, так и сделаем, но допустить, чтобы Артем делал по-своему, опираясь на авторитет центра, не можем».

Георгий Пятаков (автор шаржа - нарком ДКР В. Межлаук, подпись сделал К. Ворошилов)

Командующий советскими войсками Курского направления Антонов-Овсеенко рапортовал по прямому проводу Вацетису о том, что после всеобщей забастовки рабочих в Харькове восстановлен Совет. Антонов доложил, что большевики вступили в союз с немцами: «Петлюровцы немцами прогнаны. С немцами мы успешно договариваемся». Далее Антонов сообщил план наступления на Харьков, сообщив, что он в спешном порядке сводит в единую бригаду разрозненные отряды, собравшиеся на демаркационной линии, добавив: «Это до 6000 штыков, 500 сабель, 7 орудий. Они все из Харьковщины. Только к Харькову они пойдут охотно». Тем самым подтверждается: отряды, сформированные в Донецкой республики и ушедшие из нее весной 1918 г., никуда не делись, они были готовы к наступлению и в итоге именно они вступали в столицу своей родной ДКР после изгнания оттуда немцев и петлюровцев.

В Мариуполе высадился англо-французский десант.

В Симферополе состоялся Земско-городской съезд Юга России. 7 декабря был избран руководящий орган Союза земств и городов, куда от Харькова вошли глава городской Думы Агабеков, лидер местных меньшевиков Рубинштейн, кадеты Ковалевский и Маклецов. Помимо всего прочего, съезд выразил протест в связи с еврейскими погромами, прошедшими в Галиции. Михаил Либер, который 4 1919 г. на время осел в Харькове, от имени меньшевиков с ужасом заявил, что погромы «явились не результатом подстрекательства агентов реакционной власти, а возникшими в процессе национальной и социальной освободительной борьбы; …население попало между молотом и наковальней польско-украинской национальной борьбы, разжигаемой местными шовинистами».

Генерал Деникин направил французскому генералу Ф. д’Эспере телеграмму с призывом помощи в наступлении на Харьков: «Чтобы сохранить Юг России…, необходимо двинуть хотя бы две дивизии союзных войск в р-н Харькова и Екатеринослава».

Генерал д'Эспере

Советское правительство признало Эстляндскую советскую республику и даже отпустила 10 млн. рублей «взаймы» Народному банку этой республики. Откуда у них успел взяться этот банк, любопытно?

Азербайджанский парламент провел первое заседание под трехцветным флагом.

Заседание азербайджанского парламента 7 декабря 1918 г.

7 декабря 1919 г.:

Советские войска, продолжая широкомасштабное наступление по всему деникинскому фронту, заняли Белгород. После этого была начата операция по овладению Харькова.

Примерно в эти дни вышло 5-е окно РОСТа, в котором содержался призыв брать Харьков, сопровождавшийся кличем: «Красноармеец, отнимем у буржуазии последнюю соломинку – и она пойдет на дно!»

Петлюра, геройски бросивший свои войска и «правительство», прибыл в Варшаву.

7 декабря 1920 г.:

Махновские отряды совершили рейд в район Бердянска.

Хронология: 6 декабря

23 ноября 1905 г. (6 декабря по новому стилю):

При активном организационном участии юного Артема-Сергеева, будущего лидера Донецкой республики, в Харькове состоялась политическая манифестация отрядов Старобельского, Богодуховского и Лебединского полков.

23 ноября 1917 г. (6 декабря по новому стилю):

Харьковские большевики во главе с Артемом объявили о прекращении работы в Донецко-Криворожском областном комитете в связи с тем, что все их решения блокировались относительным большинством эсеров и меньшевиков. Большевистская фракция обкома выпустила в этой связи воззвание «К рабочим Донецкого и Криворожского бассейнов», в котором потребовала переизбрания комитета: «Прошлый, II съезд Советов дал большинство в Областном комитете не нам, а тем, кто против политики нашей партии. В результате, сейчас, в момент полного развала власти в нашем бассейне мы должны бессильно опустить руки. Власть революционного правительства рабоче-крестьянской революции большинство нашего Областного комитета отказалось признать, власть Киевского правительства Рады только саботирует возможность действия. От власти Советов Областной комитет отказался. Этим вся власть над жизнью горнорабочих и над их свободой отдана в руки капиталистов и их союзника Каледина… Мы не уходим из Областного комитета. Мы просто говорим вам: боритесь, но не рассчитывайте на Областной комитет… И попытайтесь выбрать на конференцию тех, кто сумеет из Областного комитета сделать орган борьбы против капиталистов».

По запросу Артема-Сергеева из Тулы в Харьков направлен эшелон оружия для вооружения красногвардейских и рабочих отрядов, мобилизуемых на борьбу с Калединым.

Центральная Рада выпустила воззвание «к правительствам юго-восточного союза казаков, горцев и народов вольных степей, к правительству Кавказа, правительству Сибири, органу власти автономии Молдавии, органу власти автономного Крыма, органу власти автономной Башкирии и к остальным организованным областям». Самое интересное, что тем самым Рада признала наличие областей и республик, образованных не по этническому признаку (Крым, Сибирь и др.). В то же время, не признавая Донецко-Криворожскую область и в будущем республику, Рада аргументировала свои подходы необходимостью строить республики именно по этническому, а не по какому бы то ни было иному принципу.

Генеральный секретариат Центральной Рады принял решение об объединении Юго-Западного и Румынского фронтов в один Украинский фронт, что вызвало обвинения ленинского Совнаркома в дезорганизации фронта.

Совнарком официально в обращении «Революция в опасности!» объявил генералов Каледина, Корнилова и Дутова вне закона.

В Ростов прибыл отряд Черноморской военной флотилии с большевизированными матросами.

Парламент Финляндии незначительным большинством голосов (100 против 88) одобрил Декларацию независимости Финляндии.

Декларация независимости Финляндии

6 декабря 1918 г.:

Глава советского правительства Украины Г. Пятаков попытался наехать на лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева, выслав ему телеграмму: «В качестве заведывающего Военным отделом несете в первую голову ответственность за наличие на нашем фронте достаточных военных сил… Помните – ответственность ложится на вас, Центр не может нам ничего дать». При этом Артем не особенно праздновал Пятакова, считая, что тот не должен вмешиваться в военные дела и работу Реввоенсовета фронта, членом которого состоял сам Артем.

В Курск прибыл первый эшелон отряда наркома Донецкой республики И. Кожевникова в целях подготовки наступательной операции на Харьков. В общей сложности отряд насчитывал до 6 тыс. штыков.

Еще один боевой командир ДКР И. Локатош в том же Курске объявил о вступлении в должность командира Особой повстанческой дивизии и о переименовании ее в 1-ю Советскую Украинскую дивзию. Одновременно Локатош издал обращение к своим бойцам с призывом: «Давайте же, товарищи, не позорить самих себя самочинными реквизициями, грабежами, насилиями и другими бесчинствами, ибо мы представляем из себя не царскую армию гнета и насилия, а Рабоче-Крестьянскую Красную Армию труда, которая должна стремиться к достижению, установлению светлой коммунальной жизни всего пролетариата».

Командующий же советскими войсками на Юге России Антонов-Овсеенко совершил инспекционную поездку в Суджу.

Рабочие Нижднеднепровских заводов в Екатеринославской губернии объявили о воссоздании рабочих Советов.

Газета «Беднота» распространила любопытное сообщение о захвате власти в Полтаве петлюровцами: «Петлюровцы восстановили в Полтаве старую городскую думу. Петлюровскими властями учреждаются военно-полевые суды при городских и уездных комендантах. Суды эти будут руководствоваться прежними законами Российской империи». Почему-то не законами УНР, а именно Империи!

6 декабря 1919 г.:

Постановлением Реввоенсовета советского Южного фронта создан Харьковский ревком, в который вошли деятели Донецкой республики М. Рухимович и П. Кин.

Красные войска заняли Краснокутск.

В район боевых действий Первой Конной армии возле Нового Оскола прибыл Сталин.

М. Авилов. "Приезд товарища Сталина в Первую Конную армию"

Остатки петлюровской армии, брошенные своим вождем, который накануне сбежал в Польшу, приняли решение перейти к партизанской борьбе в тылу деникинской (а позже – советской армии). В украинской историографии сейчас это называется «Первым зимним походом».

6 декабря 1937 г.:

Как враг народа расстрелян Сергей Феоктистович Буздалин, в прошлом – активный деятель Донецкой республики. В период ДКР он был главой местного Трибунала. А в итоге стал первым председателем в истории Верховного суд Украины. На период ареста он возглавлял Харьковскую швейную фабрику имени Тинякова.

Сергей Буздалин

 

Хронология: 5 декабря

22 ноября 1905 г. (5 декабря по новому стилю):

Только что переведнный из Ростова начальник Харьковского охранного отделения ротмистр Николай Аплечеев на запрос Департамента полиции с требованием арестовать Артема (будущего лидера Донецкой республики) ответил: «Артем квартиры не имеет, из рабочего района не выходит, наблюдению не поддается, при случае арестую». В тот же вечер Аплечеев выслал в Департамент более подробное письмо, в котором к приведенным в телеграмме фактам добавил: «По имеющимся сведениям, «Артем» намерен скоро выехать, поэтому на вокзале за появлением его ведется тщательное наблюдение».

Тщетные поиски Артема (иллюстрация - А. Лурье)

22 ноября 1917 г. (5 декабря по новому стилю):

После доклада Артема-Сергеева общее собрание рабочих и служащих Южных железных дорог выразило протест действиями Центральной Рады, объявившей Донецко-Криворожскую область частью Украины. Резолюция гласила: «Центральная Рада Украины издала… третий универсал, которым Рада в корне нарушила права на самоопределение народов, аннексировала часть Слобожанщины, разрезала на куски Донецкий бассейн и мешает прямому организованному и солидарному действию. Политика насильственной украинизации территорий со смешанным населением есть преступление против революции и нарушение прав самоопределения… Новая организация народного управления может производиться лишь после правильного выраженной воли самого населения путем плебисцита». Это чуть ли не первый документ, в котором употреблен привычный для нас термин «насильственная украинизация», хотя тут речь идет еще не о насаждении украинского языка, а о захвате Донецко-Криворожской области Украиной.

Харьковская военная организация большевиков выслала приветственную телеграмму Ленину.

Мариупольские большевики перехватили вагон с оружием, предназначившимся для местной полиции.

«Известия Петросовета» сообщили о ситуации в Донбассе: «Каледин стягивает войска к Новочеркасску, но они активных действий пока не предпринимают. Разогнанные казаками местные Советы рабочих депутатов вновь сорганизовались. В шахтах рабочие вводят 8-часовой рабочий день. Сокращение рабочего дня повысило производительность труда».

Совет Союза казачьих войск заявил ленинскому Совнаркому: «Казачество ничего для себя не ищет и ничего себе не требует вне пределов своих областей; но в то же время, руководствуясь демократическими началами самоопределения народностей, оно не потерпит на своей территории иной власти, кроме народной, образуемой свободным соглашением местных народностей без всякого внешнего и постороннего давления».

В тот же день атаман Каледин объявил Область Войска Донского на военном положении.

В Ташкенте сформирован Совнарком Туркестанской республики.

5 декабря 1918 г.:

Реввоенсовет советской армии Украины за подписями Антонова-Овсеенко, Затонского и Артема направили телеграмму командиру отрядов Донецкой республики Ивану Локатошу, переведенному из-под Царицына на украинское направление с целью командования отрядами харьковцев для освобождения родного края от немцев и петлюровцев.

В распоряжение Антонова-Овсеенко передано несколько советских частей для боевых действий на Украине. Среди них – и отряд наркома ДКР Иннокентия Кожевникова.

В Красной Армии приказом Троцкого созданы политотделы и был введен обязательный институт комиссаров.

К. Петров-Водкин. "Смерть комиссара"

Украинцы неожиданным ударом заняли польский город Хыров, планируя затем напасть на Перемышль.

5 декабря 1919 г.:

В связи с полным провалом Московской кампании генерал А. Деникин сместил с поста командующего Добровольческой армии генерала В. Май-Маевского, назначив на его место барона П. Врангеля. На освободившееся после ухода Врангеля место командующего Кавказской армией назначен генерал В. Покровский.

Петлюра бросил свое «правительство» и сбежал за границу. Глава этого «правительства» И. Мазепа вспоминал день отъезда своего вождя так: «Какие он имел планы, покидая Украину, мне осталось неизвестным. Отъехал спокойный, молчаливый. Ни слова не сказал ни о том, что должны делать на Украине, ни о том, какова именно цель его путешествия за границу». Геройское бегство, ничего не скажешь!

Исаак Мазепа

В Ревеле после роспуска армии генерала Юденича объявило о своем самороспуске и Северо-Западное правительство.

Военный министр Севро-Западного правительства Николай Юденич

5 декабря 1920 г.:

В районе Ясеново Гришинского уезда соединились остатки Крымской группы махновцев, пробившиеся через совесткие заслоны, с остатками его основных сил.

5 декабря 1929 г.:

Образована Таджикская ССР.

5 декабря 1936 г.:

Принята новая Конституция СССР, которую вплть до смерти вождя всех народов практически официально называли «Сталинской Конституцией». Новый Основной закон объявлял окончательную победу социализма и начало строительство коммунизма. А в Советском Союзе затем вплоть до 1977 г. 5 декабря был одним из главных праздников. И вдруг в 77-м нас всех лишили этого праздника, приняв новую Конституцию. Брежнев не нашел ничего лучшего, как отменить праздник 5 декабря – и народ в 1977 г. отдыхал на день меньше. Помню, ругали тогда власть ну буквально все!

Первое издание Конституции 1936 г.

Хронология: 4 декабря

21 ноября 1904 г. (4 декабря по новому стилю):

Не прошло и месяца после освобождения будущего лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева из Елисаветградской тюрьмы (см. http://kornilov.name/hronologiya-10-noyabrya/), как его вновь арестовали – на этот раз в Николаеве. 21 ноября Артем (в Николаеве у него была самая забавная кличка за всю его революционную деятельность – Хлястик!) проводил расширенное заседание Николаевского комитета РСДРП. Там его и повязали вместе с 29 рабочими и 3 матросами. В Николаеве по адресу ул. Даля, 60 сохранился дом, в котором Артем был арестован, и мемориальная доска, посвященная данному событию:

Источник: http://nikolaev-guide.blogspot.com/2011/11/blog-post_4803.html

Вот как вспоминал об этом соратник Артема по Елисаветградскому периоду деятельности Иосиф Кристаловский (см. http://kornilov.name/hronologiya-11-oktyabrya/): «В Николаеве он поработал всего недели две и был арестован на собрании вместе с группой товарищей – николаевских рабочих. Все они по предписанию губернатора просидели три месяца. Мне же удалось проработать там же на воле до самого рождества. Артем был из-под ареста в Николаеве освобожден в феврале 1905 г., после чего он уехал в Харьков, где стал работать под кличкой «Артем». В момент его освобождения мне с ним не пришлось видеться, так как я в это время уже сидел в Николаевской тюрьме». От себя добавлю, что Артем в Николаеве в первую очередь работал с большевиками Французского судостроительного завода «Наваль».

А вот и сам дом, где был арестован Артем (http://nikolaev-guide.blogspot.com/2011/11/blog-post_4803.html)

21 ноября 1905 г. (4 декабря по новому стилю):

В Харькове на Павловской площади была организована протестная демонстрация рабочих и даже солдат. Одним из организаторов был Артем-Сергеев, который в этот день провел встречу с представителями воинских частей, подбивая их на демонстрацию.

21 ноября 1917 г. (4 декабря по новому стилю):

Лидер харьковских большевиков Артем-Сергеев избран председателем исполкома Харьковского Совета.

Одновременно харьковские большевики объявили о созыве в Харькове 4 декабря областной партийной конференции, на которой должна была быть обсуждена позиция партии на 3-м областном съезде Советов Донецкого и Криворожского бассейнов. Именно на этом съезде первоначально планировалось провозлашение Донецкой республики.

Редакционная статья «Донецкого пролетария» в связи с предстоящим областным съездом призвала рабочих активно переизбирать Советы Донецко-Криворожской области в связи с засильем в них меньшевиков и эсеров. Статья гласила: «Необходимо сделать так, чтбы созываемая на 7 декабря областная конференция Советов (3-й областной съезд Советов Донецкого и Криворожского бассейнов – авт.) действительно отражала мнение широких рабочих и солдатских масс. Выборы в Учредительное собрание показали, за кем идут рабочие и солдаты, кому вверяют они защиту своих интересов. На многих рудниках меньшевики при выборах в Учредительное собрание не получили ни одного голоса, это в достаточной степени характерно!.. Необходимо немедленно переизбрать местные Советы, чтобы будущая конференция Советов составилась из тех, кому массы доверяют в настоящее время, кто будет бороться за немедленный переход власти в Донецком и Криворожском бассейнах к Советам, к рабочим, солдатам и крестьянам».

В том же номере газеты сообщены предварительные данные по выборам в Учредительное собрание по Юзовке: «На первом месте идут большевики (не менее 40% всех голосов), на втором – эсеры (18%), на третьем – меньшевики (7%) и национальный еврейский список (7%)». Надо ли говорить, что украинские партии в Юзовке не получили ничего.

Общее собрание меньшевиков-интернационалистов Александровского рудника Никополь-Мариупольского общества в Донбассе объявило о разрыве со своей партией и газетой «Новая жизнь» и примыканию к РСДРП(б). В письме, направленном в Харьков, участники собрания написали: «Желаем быть настоящими социалистами, примыкаем к революционной пролетарской партии большевиков».

На Военно-молдавском съезде в Кишиневе сформирован Сфатул Цэрий («Совет края»), провозгласивший себя органом местной власти в Молдавской Народной Республики (пока еще в составе России).

Сфатул Цэрий

А судя по дневнику харьковской гимназистски Марии Вишневской, в Харькове выпал первый снег. И именно это занимало мысли юных харьковцев, а не революционные преобразования, стремительно проиходившие вокруг них. Девушка записала: «Сегодня был первый снег. Я с мамой была у Марии Григорьевны, а когда возвращались, тротуар был белый, мягкий. Грезилось о чем-то тихо, тихо, робко… Настроение ушло, ушли белые, первые, зимние, бодрые грезы, а на улице все еще лежит первый, тающий, белый снег».

4 декабря 1918 г.:

К протестам против разгона атаманом Болбочаном Харьковского Совета (см. http://kornilov.name/hronologiya-29-noyabrya/) присоединились большевики Александровска (Запрожье), которые постановили: «Выразить самый энергичный протест против насилия над Харьковским Советом рабочих депутатов со стороны агентов Петлюры и горячо приветствовать товарищей харьковских рабочих, единодушно показавших свою приверженность идее диктатуры пролетариата и должным образом ответивиших на попытку насилия над их полномочным органом».

Газета «Звезда» сообщила о ситуации в Александровске: «Настроение рабочих и крестьян самое боевое. В городе и уезде действуют отряды (до 1000 человек), которые уже захватили все важнейшие пункты. В городе находятся 200 красноармейцев. Во избежание кровавого столкновения с петлюровцами город пока не взят. Махно прислал в штаб курьеров, обещал помочь повстанцам. Но, не желая связывать своего имени с этой личностью, пользующейся «бандитской» популярностью, штаб отказался от этой услуги».

4 декабря 1919 г.:

Советская 14-я армия заняла Ахтырку, а 8-я - Павловск.

Деникинцы впервые попробовали использовать перебежавших к ним от Петлюры галичан. На Бердичев был отправлен во главе с полковником В. Зеленецким отряд галичан, громко названный «1-м корпусом Украинской Галицкой армии». «Корпус» этот насчитывал аж 660 бойцов! Причем уже в первый день похода из этого «корпуса» сбежало 19 подстаршин и 72 стрельца, прихвативших с собой пулеметы и 19 лошадей. А через несколько недель численность корпуса без всяких боев уменьшилась вдвое! Хорошие они были вояки – эти галичане…

4 декабря 2004 г.:

В »Зеркале недели» опубликована актуальная на тот момент (в связи с проошедшим накануне Северодонецким съездом) статья Валерия Солдатенко «Донецко-Криворожская республика — иллюзии и практика национального нигилизма». Многие из более чем спорных тезисов автора этой статьи мы с обсудили с ним в очной дискуссии. Смотрите тут.

Хронология: 3 декабря

20 ноября 1905 г. (3 декабря по новому стилю):

Заведующий политической частью Департамента полиции Рачковский разослал телеграмму по четырем железным дорогам России о необходимости поимки будущего лидера Донецкой республики Артема-Сергеева: «Нелегального «Артема» немедленно обыщите, арестуйте и передайте начальнику губернского жандармского управления для дознания, предупредив его, что в случае нахождения такового «Артема» подлежит передать полиции на предмет преследования за бродяжничество».

20 ноября 1917 г. (3 декабря по новому стилю):

В Харькове рабочие категорически отказались выполнять распоряжение владельцев завода «Гельферих-Саде» о закрытии предприятия. Правление завода пожаловалось Харьковскому губернскому комиссару труда: «Рабочие завода, по словам председателя Комитета рабочих, намерены взять завод в свои руки. Уже 20 ноября и сегодня явились вооруженные винтовками рабочие на Московскую улицу, № 27, где помещается Правление Товарищества, и заняли выходы якобы для воспрепятствования уносу книг и документов». Так невольно начался процесс национализации предприятий Юга России.

Картина И. Дайца "Национализация фабрики"

Одновременно Военно-революционный комитет Харькова при участии Артема принял решение по поводу завода ВЭК: «Вследствие того, что дирекция Всеобщей Электрической Компании покинула завод, она устраняется от управления заводом и центральным складом и все ее личные полномочия объявляются недействительными… Все суммы, находящиеся на текущем счету, и вклады завода во всех банках Всеобщей Электрической Компании могут быть выдаваемы и списываемы со счетов только за печатью заводского комитета».

В Могилеве толпой солдат и матросов растерзан смещенный накануне по указанию Ленина и.о. главковерха генерал Н. Духонин. Накануне он издал приказ об освобождении из Быховской тюрьмы генерала Корнилова. Прибывший его арестовать советский главковерх Н. Крыленко доставил Духонина в свой вагон на вокзале. Вот как описал дальнейшие трагические события очевидец: «Перрон наполнен разношерстной публикой - толпой шатающихся, праздных и распущенных солдат, – вихрастыми матросами с «Авроры», цинично-разухабистыми, хмельными, возбужденными. В салон-вагон входят три матроса. У одного из них в руках плакат из серой оберточной бумаги с крупной надписью углем: «Смерть врагу народа – Духонину. Военно-революционный суд отряда матросов». Крыленко быстро вскакивает с места: «Товарищи! Оставьте!: Генерал Духонин не уйдет от справедливого народного!» Один из матросов подходит неуверенно к Духонину, и, тронув за плечо, бросает глухо: «Пойдем». Прапорщик Крыленко садится, склоняет голову к столу и закрывает пальцами глаза и. уши. На площадке вагона происходит короткая борьба. Духонин держится за поручни и сильный физически человек не уступает натиску трех озверевших палачей. Выстрел из нагана в затылок сваливают его с ног, изувеченное тело терзается ликующей толпой». Кстати, немногие киевляне знают, что останки генерала Духонина покоятся в Киеве, на Лукьяновском кладбище, рядом с прахом его отца. Так что желающие могут сегодня помянуть его (правда, учтите, дата смерти там указана неверно).

Могила генерала Духонина в Киеве

В Новочеркасске несколько сотен офицеров и юнкеров «Алексеевской организации» (в будущем – Добровольческая армия) разоружили несколько тысяч солдат 272-го и 273-го запасных полков, отказавшихся признавать власть Каледина. По сути, это была первая операция будущей Добрармии.

В Брест-Литовске начались мирные переговоры между советской Россией и Германией.

Прибытие советской делегации в Брест-Литовск

3 декабря 1918 г.:

Советские войска заняли Валуйки.

Ворошилов издал один из последних своих приказов в качестве командующего 10-й армии, составленной из отрядов ДКР и оборонявшей Царицын. Он приказал командованию Камышинского района: «Приказываю энергично вести наступление… От вашего участка зависят все действия девятой армии. Наступление должно вестись, не считаясь ни с чем; поставьте все на карту… Соберите, стяните все, что можно, и решайте судьбу свою и нашу». Вскоре Ворошилов покинул Царицынский фронт и поехал участвовать в занятии своей родной Донецкой республики.

В Одессу прибыл французский линкор «Мирабо».

Линкор "Мирабо" бомбит Афины в 1916 г.

3 декабря 1919 г.:

Корпус генерала Мамонтова попытался нанести контрудар на стыке 8-й и 13-й советских армий, а также во фланг Первой Конной армии Буденного. Однако операция эта завершилась неудачей для белых. Наступление советских войск на Харьков было продолжено.

В Харькове вышел последний номер белогвардейской газеты «Новая Россия». Формально она была закрыта большевиками после их прихода в город. Но судя по тому, что вся редакция (она же – сотрудники деникинского ОСВАГа) оказалась в расположении Добровольческой армии и отступала с ней, можно утверждать, что газета прекратила свое существование с этим номером – за 20 ноября по старому стилю. Судя по дневнику ее редактора профессора В. Даватца, он уже 22-23 ноября пытался уехать, но выбрался из бежавшего Харькова вместе с городской управой – 25 ноября (то есть 8 декабря по новому стилю). Вот как он вспоминал эти дни спустя месяц: «А ведь почти только месяц тому назад я сидел в качестве члена Управы в Харькове, который судорожно сжимался от наступающих красных. Встречались, говорили, что-то делали, что-то подписывали, а сами думали: Как уехать? Как бы не застрять в этой сутолоки «разгрузки»?.. Было мучительно стыдно за свою слабость… И, сидя в ожидании отправления в темном коридоре на каком-то столе, я мучительно думал о том, что на моей общественной репутации легло тяжелое несмываемое пятно. Что когда, допустим, через месяц, мы выгоним из Харькова большевиков, трудно мне будет заговорить тем тоном, на который я до сих пор имел право». Вскоре в Ростове Даватц поступил фейерверкером на бронепоезд «На Москву!» В дальнейшем буду использовать его дневник с описанием действий бывшего редактора «Новой России», бывшего гласного харьковской Думы, бывшего харьковского профессора.

Последний номер "Новой России"

Редакционная же статья последнего номера газеты, описывая панику в Харькове, еще пыталась соблюсти бравурный тон, контрастирующий с переживаниями Даватца: «Тяжкие дни переживает Харьков. Охваченное паникой население тысячами покидает родной город и с женами и детьми в переполненных поездах, нередко даже лошадьми, стремительно спасается от страшной возможности вновь пережить былые ужасы… Смысл проистекающих сейчас событий именно в том и заключается, что от исхода боев на подступах к Харькову зависит не результат, а только деятельность нашей борьбы с большевиками. Если Харьков будет сдан, борьба затянется, если нет – она завершится скорой и блестящей победой. И вместо того, чтобы разрушать и без того расстроенный тыл, вместо того, чтобы сеять неверие и страх, мы должны объединиться в единой и несокрушимой воле к победе, ибо в ней, и только в ней, залог возрождения России и нашей личной безопасности. Враг страшен, но не силен. Достаточно одного дружного напряжения, и он побежит, и это его бегство будет последним».

В том же номере газеты под заголовком «Все в ряды армии!» опубликовано интервью с инспектором артиллерии Добровольческой армии генералом И. Беляевым, который заявил: «Положение сейчас очень серьезно. Враг с ожесточенной энергией напрягает последние усилия, бросает на нас последние резервы, подвезенные с восточного фронта. Его цель во что бы то ни стало взять Харьков, этот ключ к Донецкому бассейну. Красные знают, что даже в том случае, если мы в продолжение зимы, не наступая, продержимся на своих позициях, то Совдепия умрет в тисках голода. Поэтому так энергичен их длящийся нажим. Ясно, что если бы им удалось взять Харьков, то, докатившись сюда, они остановятся надолго, истощив свои силы… Пусть задумаются те, кто сейчас панически бежит в глубокий тыл или колеблется идти в армию, путь задумаются и спросят себя: неужели мы допустим к нашему Харькову, единственному из мало пострадавших от гражданской войны городов, красные орды? Неужели позволим большевикам превратить его в русский Лион?»

Совет съездов горнопромышленников Юга России объявил, что на 27 декабря в Харькове созывается 43-й съезд предпринимателей. Была даже объявлена повестка. Честно говоря, не уверен, собирались ли где-то еще съезды горнопромышленников, но точно в Харькове его провести не удалось. Ни в назначенный срок, ни позже.

Под Славянском красные партизаны пустили под откос деникинский поезд с военным грузом. Помимо этого, отчет партизан гласил: «Нами взорван поезд [со] снарядами около станции Константиновка. Был разобран путь около Лимана, там легкое крушение… Разобран путь между Никитовкой и Горловкой».

Генерал А. Деникин и другие бывшие узники Быховской тюрьмы отпраздновали вместе 2-летнюю годовщину их освобождения.

Празднование 3 декабря 1919 г.

3 декабря 1920 г.:

У села Богатырь Гришинского уезда махновцы разоружили и полностью раздели бойцов некой Интернациональной бригады, состоявшей в основном из киргизов. Начальник махновского штаба Виктор Белаш вспоминал: «Все это было произведено среди бела дня так быстро и неожиданно, что киргизы в панике не произвели ни одного выстрела, ни один из командиров не попытался установить хоть какой-нибудь порядок, чтобы дать отпор; и командиры, и джигиты, красноармейцы бросились врассыпную, преимущественно спасаясь к реке, единственной стороне села, незаметной махновцам и не обстреливаемой ими. Получился затор, и в какие-нибудь 20–30 минут Кирбригады не существовало. Успели выскочить человек сто с 2–3 пулеметами, остальное досталось махновцам, то есть: конная батарея целиком, 8 пулеметов на тачанках, все патроны, обоз и т. д. Зарублено было до 150 человек (махновцы рубили без пощады, сгоняя красноармейцев в кучки, трупы были страшно изуродованы), около 200 было раздето донага и загнано в один большой дом под замок, часть взята была с собой».

Хронология: 2 декабря

19 ноября 1917 г. (2 декабря по новому стилю):

Для обсуждения конфликта с Центральной Радой состоялось экстренное заседание Харьковского Совета, на котором выступил будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев. Он заявил: «Отношение к Центральной Раде у большевиков такое же, как и к бывшему правительству Керенского». Любопытно, что среди выступавших харьковцев нашелся и один защитник Рады. Представитель украинских социалистов Петренко бахвалился: «Если большевики желают померяться силами с украинцами, то украинцы вызов принимают. Украинские социалисты всеми силами будут защищать Раду от чьих бы то ни было посягательств». Самое веселое, что когда вопрос дошел до принятия резолюции, выяснилось, что кворума уже не набирается, а потому обсуждение животрепещущего вопроса было решено перенести на потом.

Одновременно Артем направил послание в Московский военно-революционный комитет с просьбой срочно прислать в Харьков оружие для вооружения рабочих и красногвардейцев.

Ворошилов в письме в ЦК РДСРП(б) смачно описал отношение луганцев к украинскому вопросу и к Центральной Раде: «Мы волею судьбы проживаем в пределах «Катеринославщины», которую наше «вильне казацтво» объявило принадлежностью Украинской республики. Отсюда наши доморощенные украинизаторы делают такие практические выводы, от которых нашим товарищам приходится круто. Так, например, они на некоторых рудниках потребовали роспуска Советов и создания их на новых условиях — с 70% украинцев и 30% других национальностей, не беда, что в этих Советах, избранных на основе всеобщего избирательного принципа, не оказалось ни одного украинца, их теперь у нас думают фабриковать… Нам уже навязывают Раду и запрещают признавать Петроградское правительство. Конечно, пока мы плюем на всю эту шумиху». Фабриковать украинцев – как это типично для Украины!

Обнародованы результаты выборов в Учредительное собрание в Екатеринославе. Победу одержал список большевиков – 26,4%. Затем шли: Еврейский национальный избирательный комитет – 18,4%, украинские партии – 16,4%, кадеты – 11,7%, эсеры – 11,6% (они потеряли почти две трети голосов по сравнению с выборами в городскую Думу), Бунд – 5,8%, объединенные социал-демократы – 2%.

Ростовский «военно-революционный комитет объединенной демократии» обнародовал приказ № 1, которым «объявлял себя высшим органом власти в Донской области». Правда, по настоятельному требованию городской Думы приказ этот вскоре был отменен.

По распоряжению и.о. верховного главнокомандующего Русской армией генерал Н. Духонин отдал приказ об освобождении из Быховской тюрьмы генералов Корнилова, Деникина, Лукомского, Маркова и Романовского, будущих лидеров белого движения. Генерал Духонин был на следующий день смещен и растерзан солдатами. А освобожденные генералы начали пробираться на Дон. Некоторые из них по дороге остановились в Харькове.

В Петрограде начался 1-й съезд левых эсеров, окончательно закрепивший раскол в эсеровской партии на левых и правых.

«Нью-Йорк таймс» опубликовала статью американского сенатора Уильяма Бора «Должны ли мы бросить Россию?» В ней политик дал любопытное описание процесса формирования «независимых республик» внутри Российского государства: «Абсолютный хаос, который следует за попыткой миллионов людей, лишенных разумного руководства, без должного понимания идей свободы, тщетно предпринять попытки собственными силами установить самоуправление».

Карта к статье У. Бора

2 декабря 1918 г.:

Харьковский Совет, объявивший всеобщую забастовку в городе в ответ на арест петлюровским атаманом Болбочаном президиума Совета, провозгласил: «Товарищи! Сегодня, в понедельник, ни один завод, ни одно предприятие не работает. Сегодня рабочий класс Харькова демонстрирует свою организованность, свою сплоченность, свою волю стальной стеной стоять за свой Совет. Рабочие с полным сознанием своей силы ответят на покушение на их Совет». Таким образом, петлюровская власть, даже не успев появиться в Харькове, сразу же продемонстрировала, что она не может контролировать ситуацию в городе, где уже фактически власть брали в руки большевики, не дожидающиеся подхода советских войск из-за демаркационной линии.

В Одессу прибыли польские легионеры.

2 декабря 1919 г.:

Деникинская сводка за 2 декабря сообщала: «Юго-западнее Корочи наша конница выбила противника к дер. Стрелицы. В районе железной дороги мы заняли дер. Клейменово… Под давлением превосходных сил противника нами оставлена ст. Готня».

В 7 часов утра в Харьков прибыл глава французской военной миссии на Юге России генерал Ш. Манжен. Прием оказался гораздо более скромным, чем прием, оказанный британскому генералу Ч. Бриггсу, приезжавшему в Харьков всего за пару недель до француза (см. http://kornilov.name/hronologiya-14-noyabrya/). Представитель городской управы Ф. Иваницкий в этой связи, встречая Манжена на вокзале, посетовал, что «при создавшейся обстановке и сравнительной близости фронта к Харькову, город не может встретить представителя Франции, как это подобает». В 10.00 Манжен посетил генерала Май-Маевского, испив с тем по бокалу шампанского. Обменявшись тостами, оба генерала в 10.45 прибыли во французское консульство. Там Манжен распорядился выдать «угощение» корниловцам, охранявшим здание, после чего пообщался с харьковской прессой. В 17.00 он принял делегацию французских граждан, проживающих в Харькове (остались еще и такие, оказывается). В 19.00 там же, в консульстве, состоялся торжественный обед, на котором присутствовали генерал Май-Маевский и небезызвестный «адъютант его превосходительства» П. Макаров. На следующий день Манжен уехал из Харькова. И больше туда не возвращался…

В Харькове состоялось первое заседание вновь избранной городской Думы. Первое заседание стало, похоже, и последним – Думе этой было отведено всего несколько дней. До прихода большевиков. Уже через шесть дней деникинская администрация Харькова эвакуировалась из города. А пока что гласные избрали последнего председателя харьковской городской Думы. Им стал бывший депутат Государственной Думы, некогда крупный помещик Николай Николаевич Ковалевский. За него проголосовали 43 гласных, против – 12. Заместителем его был избран заместитель городского головы М. Игнатищев.

Последний глава Харьковской Думы Николай Ковалевский

Сразу после избрания Ковалевский обратился к харьковской Думе с проникновенной речью, заявив: «Первая речь, произнесенная с этой кафедры, должна быть посвящена тем, кто несет тяжкие лишения и страдания за возрождение Единой Великой России – тем, кто льет кровь и отдает жизнь за восстановление чести и достоинства России, тем, кто ведет борьбу не на жизнь, а на смерть с людьми, надругавшимися над нашими святынями, залившими наши поля, села и города кровью, подвергнувшими Россию разорению, а русский народ страданиям и унижениям… Настал час населению города Харькова поставить пред собою вопрос о том, выполнило ли оно свой долго перед теми, кто в страданиях – плохо одетый и обутый – в эти тяжелые дни стужи и ненастья защищает нас… С тяжелым чувством  должен констатировать, что долга мы не выполнили… Мы не обеспечили, до призыва власти и до принуждения тех элементарных удобств борцам за Россию и за нас… Население проявляет недопустимое равнодушие к добру и злу и в этом главная наша опасность – в этом равнодушии истинная причина тех тяжелых испытаний, которые несут граждане Орла, Курска, Воронежа, Чернигова и которые, может быть угрожают многим из нас».

Похоже, это была последняя публичная речь Ковалевского. После этого о нем в Харькове никто ничего не слышал. Правда, неожиданно фигура Ковалевского возникает в дневниках В. Вернадского за 1934 г. (если быть точнее – за 26.11.34). Почти никаких сомнений, что речь идет именно о бывшем депутате Госдумы: «Утром Н.Н. Ковалевский с письмом…; не видел после революции. Старые земские связи… Старик 75 лет, бодрый, сейчас в трагичном положении. Служил экономистом в Петровске (Махач-Кала). Внезапно учреждение его раскассировано… Отказали ему в пенсии и теперь он очутился в положении изгоя! Ищет места, боится, что не примут – хотя по паспорту ему 65 лет. Голодная смерть грозит. Перед революцией – он человек богатый – базировался на свободную, независимую от службы жизнь – садоводство в Сухуми и земская работа. Харьковский земец. Хочет в Мурманск, Хибины. Один сын его, слышал, был года два-три назад расстрелян в числе бывших офицеров здесь, в Ленинграде: таких случаев бывало много. Пришли, арестовали и пристрелен скорее (чем) расстрелян. Н.Н. (Ковалевский) говорит, что из ненавистника большевиков пришел к заключению, что это единств[енная] сила, которая может сохранить Россию. Деревня – крепостное право, забита вся инициатива; население терроризировано. Особенно Украина. Смотрит со страхом на войну.
Думает, что будет».

Кадетская газета «Свободная Речь» подвергла анализу результаты выборов в Харьковскую городскую Думу: «К Харькову из всех освобожденных за минувшее лето городов скорее всего может быть приложено название «добровольческого» по преимуществу. Здесь отряды освободителей встретили с самого начала восторженный прием, молодежь тысячами хлынула в ряды войск, самое занятие города прошло очень гладко, совместная работа власти и общества сложилась сносно. Этому, веротяно, немало способствовала наличность в Харькове, в отличие от других южных городов, довольно обширных кадров русской культурной интеллигенции, способной восприять добровольческую идею в полной ее чистоте, без ограничительных оговорок областного или национального происхождения».

А одним из первых представителей местной власти, который драпанул из Харькова, был, само собой Ющенко (ну, а кто ж еще?). Речь идет о прокуроре Харьковской судебной палаты А.С. Ющенко, который уехал в Ростов якобы «для участия в особой комиссии для изыскания мероприятий, направленных к обеспечению независимости суда и улучшению материального положения судебного ведомства». Это за несколько-то дней до сдачи Харькова! Да уж, Ющенки – они такие!

Верховный правитель России адмирал Колчак выслал генералу Деникину телеграмму: «Обстановка требует предоставления генералу Деникину всей полноты власти на занятой им территории; я прошу передать генералу Деникину полную уверенность мою, что я никогда не разойдусь с ним в основаниях нашей общей работы по возрождению России».

От имени своей, уже разбежавшейся, Директории Петлюра издал воззвание к населению, в котором всю вину за очередное свое поражение повесил исключительно на предавших его галичан: «Переход Галицкой Армии на сторону Деникина поставил нашу армию в чрезвычайно тяжелое стратегическое и материальное положение, потому что одновременно с передачей врагу силы военного имущества для его наступления была открыта наша главная коммуникационная линия. Это вынудило государственный аппарат нашей Республики и войско оставить район Каменца, Проскурова и Староконстантинова и перейти в местность, где б наша армия могла отдохнуть». В тот же день «сечевые стрельцы» были распущены «до лучших времен». Сам Петлюра, которого чуть не арестовали собственные атаманы, на автомобиле перебрался из Любара в Черторию.

2 декабря 1920 г.:

В связи с действиями по ликвидации махновщины советские военные власти объявили Мелитопольский, Бердянский и Мариупольский уезды на осадном положении.

Хронология: 1 декабря

18 ноября 1905 г. (1 декабря по новому стилю):

При активном участии молодого лидера харьковских большевиков Ф. Артема-Сергеева в Харькове началась всеобщая забастовка предприятий. На Конной площади был организован 15-тысячный (рекордный для Харькова) митинг.

Федеративный совет харьковских социалистов при непосредственном участии Артема явился на заседание Харьковской городской Думы и потребовал от нее передачи власти рабочему Совету. Заседание Думы было сорвано.

Здание Харьковской Думы

А в это же время в Киеве уроженец Харькова подпоручик Борис Жадановский организовал бунт солдат 3-й саперной бригады, подбив на выступление до 800 человек. В Киеве к ним присоединились рабочие, организовав мощное 5-тысячное шествие, опрокинувшее казачьи заслоны. На Галицкой площади (ныне – пл. Победы) демонстрация была расстреляна огнем Миргородского пехотного полка, Жадановский был тяжело ранен. Сейчас в Киеве на доме по ул. Московской, где жил подпоручик, установлена мемориальная доска.

18 ноября 1917 г. (1 декабря по новому стилю):

Владельцы одного из крупнейших харьковских предприятий – завода «Гельферих-Саде» (позже – «Серп и молот») – объявили о его банкротстве и закрытии. Это вызвало бурю протестов в городе и еще сильнее большевизировало настроения в Харькове.

Ленинский Совнарком рассмотрел вопрос о национализации промышленности Донбасса. В итоге было принято решение «послать телеграфное предложение совдепу Донецкого района… заставить работать инженеров». В этом же решении содержалось поручение Донецко-Криворожскому областному комитету создать специальное учреждение для исследования состояния промышленности Донбасса и подготовки юридической и экономической почвы для национализации шахт. На основании этого решения донецко-криворожские власти приступили к созданию Южного областного совета народного хозяйства (ЮОСНХ), вскоре ставшего органом хозяйственной власти Донецкой республики.

Обнародованы данные по итогам выборов в Учредительное собрание по некоторым рудникам Донбасса. В большинстве случаев убедительную победу одержали большевики. Так, на шахте № 1 в Горловке они получили 4740 голосов, эсеры – 615, меньшевики – 313, украинские партии – 25. В Нелеповке за список большевиков проголосовало 1673 чел., за эсеров – 13, за меньшевиков – 6, а за украинцев – никого.

На общем собрании юзовских большевиков глава организации Яков Залмаев сделал особый доклад «Об антисемитизме». Протокол гласил: «Докладчиком по данному впоросу выступал т. Залмаев, который указал, что им замечено плохое отношение со стороны товарищей членов партии к людям других национальностей, всевозможные оскорбления и т.п. и просил, чтобы впредь этого не было, причем внес следующее предложение: «Всякий член партии, произнесший оскорбительное слово для товарища другой национальности, будет немедленно исключен из партии». Предложение принимается единогласно». Правда, вскоре из партии был исключен сам Залмаев, который сбежал из Юзовки, прихватив партийную кассу.

272-й запасный пехотный полк, расквартированный в Новочеркасске, отказался признавать Донскую республику. Атаман Каледин приказал разоружить неподчинившихся пехотинцев, однако подчиненные ему донские казаки отказались это сделать. Каледину пришлось прибегать к услугам юнкеров и отрядов формирующейся Добровольческой армии генерала Алексеева.

1 декабря 1918 г.:

Декретом Временного рабоче-крестьянского правительства Украины № 4 официально учрежден Реввоенсовет украинской советской армии в составе В. Антонова-Овсеенко, В. Затонского и Ф. Артема-Сергеева. Начальником штаба Реввоенсовета назначен В. Ауссем.

Военный совет украинской армии утвердил (явно с подачи Артема) на пост командира Особой повстанческой дивизи Ивана Локатоша, активного участника создания армии Донецкой республики и одного из командиров войск ДКР, пробивавшихся на Царицын.

В интриги, развернувшиеся вокруг частей Донецкой республики, оборонявших Царицын, лично вмешался Ленин, направив Троцкому в Воронеж срочную телеграмму: «Получили невероятную телеграмму из Царицына о смещении Ворошилова и назначении на его место Жлобы. Телеграмма подписана: Вацетис, Аралов. Просим разъяснить недоразумение».  В тот же день Троцкий ответил: «Приказ относительно Жлобы явился для меня тем большей неожиданностью, что я разъяснил Вацетису причину, по которой отозвал Жлобу — по единодушным настояниям Ворошилова, Окулова и Межлаука. Злой воли тут не было, а была импульсивность одного и бесхарактерность другого. При главкоме необходим твердый и тактичный комиссар, но где его взять? Данишевского лучше было бы отправить на Западный фронт. Предреввоенсовет Троцкий».

Опубликована статья Сталина «Украина освобождается», в которой поддержал действия Временного рабоче-крестьянского правительства Украины (напомним, в него вошел лидер ДКР Артем-Сергеев). Сталин писал: «Бездна унижений и испытаний, пережитых Украиной за время австро-германской оккупации, разрушение рабочих и крестьянских организаций, полное расстройство
промышленного и железнодорожного дела, виселицы и расстрелы, – кому не известны эти обычные картины “самостийности” Украины под эгидой империалистов Австро-Германии?.. Разорению и порабощению Украины приходит конец. Разгорающийся на Украине революционный пожар сметет последние остатки империализма с их “национальными” привесками. Возникшее на волнах революции “Временное рабоче-крестьянское правительство Украины” будет налаживать новую жизнь на началах господства рабочих и крестьян Украины».

Командующим 8-й армией советского Южнго фронта назначен Владимир Гиттис.

В Фастове подписан предварительный договор между УНР и ЗУНР о будущем объединении этих административно-государственных образований. Представители ЗУНР Д. Левицкий и Л. Цегельский (предок О. Тягныбока, между прочим) пообещали «перестать существовать как отдельная держава, а вместо этого войти со всей своей территорией и населением, как составная часть государственного единства в Украинскую Народную Республику». Что самое веселое: правительство ЗУНР к тому времени уже сбежало из своей столицы Львова, а правительство петлюровской УНР только пыталось подступиться к своей столице Киеву и представляло пока невесть что.

Военное ведомство ЗУНР распорядилось создать… украинскую авиацию. Командиром «летунского отдела» был назначен поручик Петр Франко, сын »поэта-каменяра» Ивана Франко (поручик в 1916 г. окончил летную школу в Сараево). Вопрос, правда, заключался в том, где на этот «летунский отдел» взять самолеты, каковых у ЗУНР не было.

Петр Франко

В Карсе после вывода оттуда турецких войск провозглашено создание протурецкой Юго-Западной Кавказской демократической республики, которая претендовала на мусульманские части Карсской и Батумской областей.

1 декабря 1919 г.:

Советская 44-я стрелковая дивизия 12-й армии в 8.00 получила приказ: «Приказываю повести стремительное наступление на Киев с целью сбить Козелецкую группу противника и прервать железную дорогу Киев-Гребенки».

Деникинские СМИ сообщили о положении на фронте: «В районе Корочи наши конные части несколько потеснили разведывательную конницу красных и заняли некоторые деревни. В районе железной дороги Курск-Харькв красные вели наступление в общем направлении на ст. Сажное и заняли деревню Клейменово. Меры к восстановлению положения приняты».

Генерал А. Кутепов прибыл с фронта в Харьков, к которому этот фронт уже вплотную подходил, и в первый же день пообщался с местной прессой, которой он заявил: «Положение безусловно серьезное, но могу вас заверить, что дух Добровольческой армии, несмотря на большие потери и неудачи, так же высок, как был и раньше. Сейчас армии приходится тяжело главным образом благодаря слабой отзывчивости и равнодушию тыла, недостаточно снабжающего фронт так необходимой теперь теплой одеждой. Но раз нам тяжело, то врагу, веротяно, еще тяжелее. В рядах красных все больше начинает чувствоваться утомление». Что касается поднявшейся в Харькове паники, Кутепов заявил: «Нервные харьковцы бегут… Что ж, чем больше уезжает, тем лучше. По крайней мере станет дешевле хлеб. Я даже уговариваю панические элементы уезжать. Без них спокойнее. Теперь они сами себя наказывают, платя по 50 тысяч за билет».

На станцию Основа в барак губернского земского комитета помещены 200 деникинских солдат, больных сыпным тифом. Местная пресса сообщала: «Вследствие отсутствия коек и тюфяков больные лежат на полу».

В последние дни деникинской власти в Харькове участились налеты. В квартиру по ул. Ярославской, 10 ворвались 6 вооруженных грабителей, которые отняли у хозяев 300 тыс. рублей, а у находившегося там некоего М. Ерухимовича – целый миллион!

Состоялся побег арестантов Харьковской каторжной тюрьмы. При их сопровождении чинами уголовной полиции на Семинарской улице 9 конвоируемых пытались бежать. Двоим это удалось, шестеро были убиты при преследовании, один тяжело ранен.

Петлюра отрядил в Варшаву своего адъютанта сотника Ф. Крушинского, дабы тот подготовил заранее теплое местечко обанкротившемуся главе УНР и заблаговремено обсудил условия бегства своего шефа.

1 декабря 1921 г.:

Председатель Донецкого губисполкома, бывший нарком Донецкой республики М. Рухимович распорядился треть продовольствия, полученного на губернию, направить на спасение голодающих в Мариупольском уезде.

1 декабря 1934 г.:

В Смольном инструктором историко-партийной комиссии Института истории ВКП(б) Л. Николаевым убит глава Ленинградского обкома С. Киров. Это убийство стало точкой отсчета периода Великого Террора в стране, жертвами которого стали и фактически все оставшиеся в живых наркомы Донецкой республики.

Похороны Кирова

1 декабря 1937 г.:

По злому року судьбы, спустя ровно три года (день в день) в Москве как «немецкий шпион» арестован бывший нарком Донецкой республики Валерий Межлаук. На тот момент он занимал очень высокое место в советской иерархии – был председателем Госплана. Вместе с ним была арестована его жена и оба оставшихся в живых брата – Валентин и Иван. Вскоре все Межлауки были расстреляны, а жена Валерия была сослана на Колыму, где также погибла.

Валерий Межлаук

1 декабря 1991 г.:

На Украине состоялся референдум, в ходе которого 90% населения проголосовало в поддержку Акта провозглашения независимости, основанного, в свою очередь, на Декларации о государственном суверенитете Украины, которая, в свою очередь, обещала заключение Украиной нового, «обновленного» Союзного договора.

Листовка в поддержку незалежности

Вот что я вспоминал об этом референдуме два года назад для Александра Чаленко: «Откопал специально для тебя листовку другого свойства, выпущенную в те же дни Интердвижением Донбасса. Сейчас как-то все забыли, в каких условиях проходил тот «демократический» рехверендум, при котором крупнейшая украинская партия была запрещена, оппозиционная пресса закрыта, а агитация ПРОТИВ незалежности была абсолютным табу на телеканалах и в иных СМИ. Если не считать острова Крыма, данная листовка «интеров» была чуть ли не единственной, которую удалось отпечатать на «континентальной» Украине. При этом ты бы видел, как дрожали типографы, как они просили не печатать выходных данных и умоляли даже под пытками не выдавать, где эта листовка напечатана. Затем в эфире Донецкого областного ТВ Чорновил-старший с гневом размахивал этой листовкой, требовал наказать «виновных» и заявил, что у него чуть инфаркт не приключился, когда увидел, что в Донецке кто-то позволяет агитировать против незалежности. Классная атмосфера была, правда? А теперь нам говорят о «свободном» выборе народа, сделанном в 1991 году…»

Подпольная листовка Интердвижения Донбасса

С гордостью могу теперь говорить своим детям, а в будущем – своим внукам, - о том, что тоже приложил  руку к печати и распространению этих подпольных листовок, делал все от меня зависящее в тех абсолютно недемократических условиях, чтобы предотвратить распад моей Родины. Однако, прямо скажем, условия были неравными…