Хронология: 20 августа

7 августа 1917 г. (20 августа по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев вернулся в Харьков из Петрограда, где он участвовал в работе 6-го съезда РСДРП(б) и заседании ЦК партии.

Он сразу с корабля попал на бал. В Рабочем доме Харькова (ныне ДК «Металлист») состоялась конференция фабрично-заводских комитетов, на которой острая дискуссия разгорелась между большевиками и эсерами. Началось с обсуждения вопроса о забастовке чернорабочих, требовавших поднять зарплату, а закончилось спорами об июльских выступлениях большевиков в Петрограде. Одна из лидеров харьковских эсеров Кондратьева заявила, что эсеры поддержат выступление рабочих, если оно начнется. Ее за это обстебал Артем: «Весьма характерно: если выступление состоится, то эс-эры поддержат это выступление. Прав был я, когда говорил: пусть они в городской думе и Совете покажут себя, кто они, за нас или против нас. И представитель эс-эров определенно выявил политическую позицию партии к Харьковскому пролетариату: не против нас и не за нас, а просто «моя хата с краю, ничего не знаю»».

Рабочий дом

Общее собрание рабочих Харьковского паровозостроительного завода потребовало поднять расценки на 50%, избрали стачечный комитет, постановив: «Из числа стачечной комиссии товарищам быть стойкими и не отступать от справедливых требований».

Митинг железнодорожников станции Славянск единодушно выразил протест против попыток Временного правительства ввести наказание за забастовки на железной дороге.

20 августа 1918 г.:

Наступила кульминация атаки белоказаков на Царицын, они подошли вплотную к городу. При этом начались активные контрнаступательные действия красных частей, состоящих в основном из отрядов Донецкой республики, в районе Орловки, Мечетки, Рынок.

Заместитель военного наркома Донецкой республики Николай Руднев написал одно из последних своих писем родным из-под Царицына: «Уже с марта месяца вы от меня не имеете никаких известий, Вы, наверное, подумали, что я где-нибудь или остался в плену у казаков, или меня, как большевика, расстреляли. Да, защищая Советскую власть трудящегося люда, мне с революционными войсками пришлось пройти поля Украины, контрреволюционного Дона». Руднев успокоил семью… И через два месяца погиб…

В Царицыне объявлен вне закона анархист Черняк, командовавший 1-м революционным полком в районе станции Жутово. Тот обвинялся в учинении погромов, незаконных расстрелах, насилии над мирными гражданами. Черняк подался в бега, но вскоре был пойман и расстрелян. А его полк был расформирован.

ВЦИК обнародовал декрет об отмене частной собственности на недвижимость в городах.

20 августа 1919 г.:

Реввоенсовет Южной группы советских войск издал приказ о переходе на север. В приказе, подписанном И. Якиром, говорилось: «Южной группе предстоит совершить боевой переход, походным порядком, по местности, занятой отдельными бандами, и, продвигаясь на север, соединиться с нашими северными товарищами, спешащими нам на помощь из Киева… Вперед, герой! К победе, орлы!»

Деникинская сводка за 20 августа сообщала: «На Киевском направлении наши части, после упорного недельного боя, разбили Полтавскую группу противника и заняли город Лубны. Для обеспечения города наши части выдвинулись на 10 верст к западу от города. В районе Черкассы мониторы противника пытались подходить к городу, но каждый раз отгонялись огнем нашей речной флотилии».

Положение фронтов на 20 августа 1919 г. (источник: М. Ковальчук. Невідома війна 1919 року)

В тот же день петлюровские войска взяли Житомир.

В Харьков проездом на фронт прибыл командующий Кубанским корпусом генерал А. Шкуро, отдыхавший до этого на Кавказе.

Деникинская пресса распространила радостное (хотя и ложное) для белых сообщение: «Из Сум сообщают, что при занятии города добровольцами захвачен отряд чрезвычайки во главе со знаменитым харьковским палачем Саенко». Такие сообщения послужили основанием для распространения среди белых упорных слухов о том, что Степан Саенко был расстрелян, о чем не преминул написать даже генерал Деникин. Что не помешало самому Саенко дожить до 1973 года, пережив всех своих союзников и противников.

Из Севастополя в сторону Одессы вышли корабли флота ВСЮР. Началась подготовка к высадке деникинского десанта для овладения Одессой.

Деникинская эскадра подходит к Одессе (рисунок 1919 года)

В Харьковском отделении Русского технического общества состоялось обсуждение темы «Проблемы угольной промышленности». Все беды этой индустрии докладчик (инженер Н. Макаров) списал на ее национализацию и единственную панацею видел в свободной торговле. При этом выступающие указали и еще на одну проблему, уже более современную – всеобщую конфискацию грузов угля на железных дорогах, практикующуся уже деникинскими властями.

В Харьковской губернии прекращен обмен советских денег на деникинские. Лишь самые дальновидные граждане решили приберечь советские дензнаки и явно не прогадали.

В Харькове после длительного перерыва возобновлена работа городского брикетного завода.

В Харькове арестован известный театральный критик, публицист, главный редактор газеты «Заря» Исаак Туркельтауб, который накануне призывал устроить суд чести над ним в связи с обвинениями в сотрудничестве с большевиками (см. http://kornilov.name/hronologiya-19-avgusta). На квартире Туркельтауба был устроен обыск.

Эпидемия холеры в Харкьовской губернии приобрела значительных масштабов. Только в губернской земской больнице было зафиксировано 66 больных холерой, из которых 17 скончались.

На Измалойвской улице Харькова ночью два вооруженных револьверами грабителя ограбили некоего С. Биермана, отобрав у него 1390 рублей. На Ващеновской леваде грабителей настиг вызванный летучий отряд стражи, завязалась перестрелка, однако грабители, воспользовавшись темнотой, скрылись.

Полтавским губернатором назначен известный адвокат, член партии кадетов Георгий Старицкий.

Члену петлюровской Директрии Андрею Макаренко его корреспондент 20 августа докладывал: «Идея Самостийной Украинской Народной Республики понижается постепенно по мере того, как Украинское войска приближается к Деникинскому и может быть такой час, когда Высокая Директория останется без армии, а армия без старшин. Дело в том, что наше офицерство очень охотно бьется с большевиками, но с Деникиным – это еще вопрос. Даже офицеры чисто-Украинских частей, как резерв Главного атамана, очень громко говорят о переходе на сторону Деникина… Я не пророк, но очень хорошо вижу наш конец».

20 августа 1920 г.:

Командир советской 13-й армии И. Уборевич, находясь в Александровске, издал приказ с полудня начать решительное наступление против врангелевцев в направлении Перекопа и Мелитополя.

20 августа 1940 г.:

В Мексике Рамон Меркадер ледорубом зарубил одного из лидеров Октябрьской революции и советского военного наркома времен гражданской войны Льва Троцкого, который на следующее утро скончался.

Лев Троцкий на смертном одре

Хронология: 19 августа

6 августа 1917 г. (19 августа по новому стилю):

В Луганске состоялись выборы в городскую Думу, в результате которых местные большевики во главе с Климом Ворошиловым получили относительно большинство – 29 мест из 75. Остальные места распределились таким образом: эсеры и объединенная еврейская социалистическая партия — 18 гласных, меньшевики, украинские социал-демократы — 10 гласных, кадеты – 2, остальные партии — по 1 гласному. Благодаря этому Луганск стал одним из немногих городов Российской империи, где большевики абсолютно демократическим путем, еще летом 17-го, получили власть в свои руки, а представитель РСДРП(б) Ворошилов был избран председателем городской Думы.

19 августа 1918 г.:

Сталин и Ворошилов посетили фронтовую линию в Сарепте, на подступах к Царицыну.

В советской России создан военный наркомат. Вскоре военным наркомом был назначен Лев Троцкий.

19 августа 1919 г.:

Администрация генерала Май-Маевского сообщила о том, что ею готовится «запас продовольствия и предметов первой необходимости» для доставки в Курск сразу после занятия его деникинцами. Объяснялось это необычайным голодом в большевистском Курске. Притом, что деникинский Харьков и сам испытывал серьезные проблемы с продовольствием.

Начальник Харьковского гарнизона генерал Шевченко издал приказ с требованием ко всем предприятиям и магазинам, у которых хранились военные карты, «оставленные большевиками и германскими оккупационными войсками», в течение 7 дней передать сведения об этих картах деникинским властям. В противном случае генерал угрожал санкциями «по законам военного времени».

В депо Южной железной дороги в Харькове состоялся 5-тысячный митинг-концерт, на котором местный ОСВАГ прочитал лекцию рабочим о программе Добровольческой армии и призвал железнодорожников к сотрудничеству. По мнению белогвардейской прессы, «призыв был встречен присутствующими рабочими… очень сочувственно».

Проведено собрание постоянных жителей Курска, временно пребывающих в Харькове. Куряне избрали «временный комитет для организации помощи Добрармии немедленно после взятия Курска. Особенно забавным было решение «просить Харьковское бюро объединенных организаций перед занятием какого-либо крупного центра заблаговременно создавать подобные комитеты для предварительной разработки вопросов, связанных с оказанием помощи Добрармии». Диву даешься русской интеллигенции! Как, интересно, она представляла себе процесс принятия «заблаговременного» решения о занятии армией того или иного города?! Неужели они думали, что где-то в штабе Деникина лежит расписание занятия местностей, составленное на недели вперед?!

Белогвардейская харьковская газета «Новая Россия» опубликовала редакционную статью под  заголовком «Опять Петлюра». Газета писала: «Мы не предполагали, что нам придется возвращаться к этому деятелю, имя которого в достаточной степени дискредитировано. Однако Петлюра оказался жизнеспособнее, чем можно было предположить. Несмотря на разложение его армии, несмотря на его явное бессилие бороться с красными, он все же подает признаки жизни и время от времени напоминает о себе попытками наступления от Галицийской границы и неслыханными зверствами в отношении мирного населения приграничных районов… Украина освобождена – и освобождена не руками украинских шовинистов, а подвигами Добровольческой армии. И в тот момент, когда добровольческие полки вступят в Киев – будет положен конец недостойной игре самостийных демагогов». 

В Харькове начала издаваться новая газета – «Новости Юга». Редактором ее был литератор Л. Яров, а издателем – Харьковский союз военно-увечных. Редакция располгалась на Пушкинской, 4.

Известный харьковский театральный и литературный критик, редактор газеты «Заря» Исаак Туркельтауб призвал Общество деятелей периодической печати устроить над ним суд чести для того, чтобы опровергнуть сведения, распространяемые редактором газеты «Понедельник» Кохманским. Туркельтауб писал: «Кохманский обвиняет меня в «политическом шулерничестве», мотивируя свое обвинение тем, что я будто бы при большевиках был «одним из советских главковерхов по театральным делам, комиссаром советского театра губвоенкома», а с приходом в Харьков Добровольческой армии стал сионистом». Туркельтауб уверял, что он служил театру, а не большевикам. Кстати, в СССР он уверял в ином, став признанным советским театральным деятелем. Что все равно не спасло его от расстрела в 1938 г.

В Харькове на углу Московской улицы и Петровского переулка «Веселый театр» режиссера А. Сорина с Комитетом скорой помощи чинам Добрармии устроили большое сатирическое представление. Пролог для него написал небезызвестный д’Актиль, который вскоре поступит на службу в Первую Конную и прославится знаменитым Маршем буденновцев (см. http://kornilov.name/hronologiya-15-iyunya). Кроме того, состоялась инсценировка популярного рассказа Аверченко «Душа общества».

В ночь на 19 августа шестеро вооруженных бандитов обстреляли служащих харьковского уголовного розыска Гринчука и Войтовича возле дома по Клочковской ул., 1. Через несколько часов в Александровской больнице Гринчук скончался.

Воры обчистили квартиру известного харьковского врача А. Давидовича по Благовещенской ул., 12. Было украдено имущество на сумму 65 тыс. рублей.

Петлюровские войска заняли Бердичев.

19 августа 1920 г.:

В советской Украине проведены массовые обыски в помещениях партии меньшевиков, многие ее лидеры арестованы и высланы за пределы УССР.

Хронология: 18 августа

5 августа 1914 г. (18 августа по новому стилю):

Великий князь Николай Николаевич издал свой манифест «Русскому народу!», в котором объявил о намерении присоединять к России земли, именуемые ныне Западной Украиной: «Да не будет отныне подъяремной Руси! Приобретение
Владимира Святого, земля Ярослава Осмомысла, князей Даниила и Романа, сбросив иго, да поднимет стяг единой, великой, неделимой России»

Манифест вел. кн. Николая Николаевича

5 августа 1917 г. (18 августа по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев в Петрограде принял участие в заседании пленума ЦК РСДРП(б), в состав которого он был избран накануне.

Начался Екатеринославский губернский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. В основном принимались резолюции меньшевиков и эсеров.

7-тысячный митинг рабочих Харьковского паровозостроительного завода принял резолюцию: «Категорически требуем отмены: смертной казни, арестов вождей революционной демократии, ареста делегатов Балтийского флота, редакторов социалистических газет, закрытия рабочих газет».

18 августа 1918 г.:

Начались ожесточенные бои за пригороды Царицына Сарепту и Ерзовку, в непосредственной близости от города. По воспоминаниям красноармейцев, опубликованным в середине 30-х годов, в разгар боев туда прибыли Сталин и Ворошилов. Один из командиров отряда писал: «Много белых было оставлено на поле битвы, много было забрано в плен. Мы заняли Ерзовку».

Правда, согласно военному историку В. Меликову, 18 августа Ерзовка все-таки была взята Мамонтовым. Меликов писал: «К 18 августа Царицын был отрезан и от севера и от юга. Наступал кризис всей операции на подступах к Царицыну… Именно в эти дни решалась судьба Царицына». Для организации обороны Сталин и Ворошилов подписали очередной приказ о последней линии обороны города – приказ № 79.

Согласно мемуарам Ворошилова, на 18 августа 1918 г. в Царицыне готовился вооруженный антибольшевистский мятеж, который был вовремя разоблачен и предупрежден. Само собой, Сталиным…

Генерал Алексеев прибыл в занятый накануне деникинцами Екатеринодар. Вот как это вспоминал генерал Деникин: «5-го (18 августа по новому стилю – авт.) приехал в Екатеринодар генерал Алексеев, встреченный торжественно и задушевно. Вновь состоялось молебствие и парад прибывшей неожиданно в Екатеринодар дивизии Покровского… В этот день кубанцы чествовали генерала Алексеева. Опять слышались горячие речи, полные признания заслуг армии, любви к Кубанскому краю и глубокого патриотизма по отношению к России».

18 августа 1919 г.:

Деникинские войска заняли Суджу и Черкассы, оставив в распоряжении красных лишь одну переправу через Днепр – в Киеве.

Сводка Добровольческой армии за 18 августа гласила: «Наши части после упорного боя сибла противника с его позиций в 3 верстах к югу от города Белополье и, преследуя его, на его плечах ворвалась в город. Заняв город, наши части повели дальнейшее наступление и в 17 часов заняли узловую станцию Ворожба. В этих боях взято свыше 1000 пленных, орудие, свыше 200 груженых вагонов, 8 вагонов со снарядами, 800 винтовок и др. трофеи. На этом же направлении наши части, заняв Гадяч, продолжают наступление в общем направлении на Ромны».

На севере в ходе конного рейда в тыл большевиков атаман Мамонтов взял Тамбов.

Командующий советской 12-й армии Семенов отдал приказ войскам Южной группы войск: «На группу возлагается сохранение южной Украины даже в том случае, если деникинцы и петлюровцы соединятся в районе Умань-Елисаветград».

Красная армия при поддержке кораблей Волжско-Каспийской военной флотилии начала наступление на Царицын. Начало т.н. «5-й обороны Царицына».

Генерал В. Май-Маевский издал приказ № 303 о запрете вывоза за пределы районов, занимаемых Добровольческой армией, огромного перечня товаров и движимого имущества.

В тот же день Май-Маевский издал приказ, которым запрещал реквизицию «имущества, живого и мертвого инвентаря, принадлежащего земским и городским самоуправлениям».

Деникинский комендант Харькова полковник Кириенко издал приказ № 28 замечательного содержания: «Какие-то хулиганы в Театральном сквере изрубили шашками деревья. Прошу население, а страже вменяю в долг, при проявлении подобного хулиганства, таковых задерживать и доставлять по принадлежности для предания суду».

В тот же день Кириенко издал еще один показательный приказ № 29: «Замечено, что солдаты ходят по квартирам и просят хлеб и проч. Население, подающее попрошайкам, совершает не акт милосердия, а способствует дезертирам. Солдаты, находящиеся в частях войск, хлеб имеют и просить вообще не станут, а делают это дезертиры, которым кормиться негде. Населению подобных продяг задерживать и доставлять в комендантское управление, а городской страже строго за этим следить».

В Николаевской церкви Харькова была отслужена литургия по убитым воинам российской Конной гвардии в ознаменование 5-й годовщины со дня боя под Краупишкеном.

В Харьков прибыл известный российский общественный деятель, бывший член Государственной Думы профессор Павел Новгородцев (между прочим, уроженец Бахмута).

Павел Новгородцев

В Харькове началась перепись всех армян (турецких и российских). Объявление о переписи гласило: «Регистрируемые освобождаются от призыва в ряды вооруженных сил Юга России; они обязаны в течение месяца со дня получения удостоверения о призыве выехать на родину для несения службы в армянской армии. Не регистрировавшиеся или получившие удостоверения, но не выехавшие в месячный срок на родину, подлежат призыву в войска Добровольческой армии на общих основаниях».

По докладу министра по еврейским делам петлюровской Директории Пинхаса Красного Совет министров УНР предложил Петлюре командиров, виновных в еврейских погромах, «немедленно арестовать как предателей Родины и отдать под чрезвычайный военный суд».

Пинхас Красный (на переднем плане в бабочке) на похоронах Петлюры

18 августа 1920 г.:

Секретарь ЦК КП(б)У С. Косиор издал срочный циркуляр о всеобщей мобилизации коммнуистов-галичан. Видимо, для того, чтобы пояснить галичанам разницу между словами «мобилизация» и «эвакуация», Косиор отдельно пояснял: «Предупредите мобилизованных товарищей – ни в коем случае не брать с собой семейства».

Хронология: 17 августа

4 августа 1905 г. (17 августа по новому стилю):

На базе созданной будущим лидером Донецкой республики Ф. Артемом-Сергеевым большевистской группы «Вперед» официально оформлен Харьковский комитет РСДРП(б).

4 августа 1917 г. (17 августа по новому стилю):

Временное правительство утвердило «Временную инструкцию Генеральному секретариату Украинской Центральной Раде», которой устанавливались права, полномочия и, самое главное, географические пределы распространения местной украинской власти. Границы Украины были определы очень точно: «Полномочия Генерального секретариата распространяются на губернии Киевскую, Волынскую, Подольскую, Полтавскую и Черниговскую, за исключением Мглинского, Суражского, Стародубского, Новозыбковского уездов». Как видите (на карте помечено светло-зеленым цветом), территории будущих Донецкой, Одесской республик и Крыма не считались Украиной с официальной точки зрения и Россией, и самой Украиной (ведь Центральная Рада вынуждена была признать данную инструкцию!). Именно на эту инструкцию ссылались власти Донецкой республики, обосновывая свои границы в начале 1918 года!

Как бы то ни было, но даже эти полномочия Рады и границ были подвергнуты критике известнейшими российскими юристами и правоведами. Известнейший специалист в области международного права барон Борис Нольде (он также участвовал в дебатах с Радой) написал по этому поводу: «Неопределенному множеству русских граждан, живущих на неопределенной территории, предписывалось под-чиниться государственной организации, которую они не выбирали и во власть которой их отдали без всяких серьезных оговорок. Русское Правительство не знает даже, кого оно передало в подданство новому политическому образованию… Над этими миллионами русских граждан поставлена власть, внутреннее устройство и компетенция которой внушают полное недоумение». 

Борис Нольде

17 августа 1918 г.:

Командарм советской 12-й армии Семенов доложил главкому Каменеву: «Деникинцы, наступая со стороны Знаменки, заняли Елисаветград… Херсон занят противником. Часть гарнизона Николаева передалась махновцам, часть защищает город и расчищает дорогу к Одессе, сражаясь с бандами».

Деникинские войска заняли Николаев. Вот как описывала этот эпизод белая пресса: «На рассвете 4 августа (17 августа по новому стилю – авт.) части N корпуса повели наступление на г. Николаев и скоро ворвались в город с востока. Бой на улицах носил ожесточенный характер. Начальник одной из доблестных дивизий, получив сведения, что красные начали отходить через Бугский мост, бросился во главе своего штаба и конвоя, прорвался через город и вылетев вперед своих частей, захватил голову оста, по которому тянулись толпы противника. Охваченные паникой красные бросились в воду и гибли. Здесь был захвачен броневик. Красные, отрезанные от моста частью сдались, частью рассеялись по городу, но быстро были собраны. Мост через р. Буг вполне исправен. Всего захвачено свыше 2000 пленных, 8 орудий, много пулеметов и другая богатая добыча».

Бугский мост в Николаеве

Конный белоказачий отряд из группы генерала Фицхелаурова в составе 300 сабель захватил с. Пичугу в 25 км севернее Царицына, взяв под контроль сообщение по Волге.

Сталин телеграфировал из Царицына об улучшении положения дел вокруг города. При этом положение не было столь уж безоблачным. 17 августа белыми была отрезана от Царицына Котельниковская группа советских войск. Из-под Котельниково в Царицын была послана телеграмма: «Прошу вас, передайте Сталину или Ворошилову, чтобы скорее выслали хотя бы какой-нибудь автомобиль броневой. Броневая колонна погружена, но взбунтовавшееся войско ее не дает отравлять».

Деникин и Кубанская Рада устроили торжественный совместный въезд в Екатеринодар. Генерал вспоминал это так: «Все вместе поехали верхом на соборную площадь, где собрались духовенство, войска и несметная толпа народа. Под палящими лучами южного солнца шло благодарственное
молебствие. И были моления те животворящей росой на испепеленные смутой души; примиряли с перенесенными терзаниями и углубляли веру в будущее — страны многострадальной, измученного народа, самоотверженной армии… Это чувство написано было на лицах, оно поднимало в эти минуты людей над житейскими буднями и объединяло толпу, ряды добровольцев и собравшихся возле аналоя военачальников и правителей».

Министр иностранных дел Австро-Венгрии С. фон Буриан в письме своему послу в Киеве И. Форгачу допустил возможность вывода войск в связи с их полным разложением на Украине: «Общее положение может создать необходимость вывода из Украины стоящих там в настоящее время австро-венгерских и германских войск».

17 августа 1919 г.:

В Харькове в присутствии генералов Май-Маевского и Кутепова состоялось освящение вагона-церкви и санитарной летучки 2-го железнодорожного батальона имени все того же генерала Май-Маевского. После молебна состоялся один из многочисленных парадов, которые к тому времени харьковцам уже несколько приелись.

В Харькове объявлено о всеобщей мобилизации в деникинскую армию шоферов, мотоциклистов и мотористов возрастом до 43 лет.

Под председательством профессора Григория Буракова состоялось заседание представителей харьковских технических организаций, которые постановили издавать «Вестник инженеров Юга России».

В зале общественной библиотеки Харькова выступил известный всей России публицист и активный деятель кадетской партии Сергей Яблоновский (он же Потресов). 17 августа он прочитал лекцию на тему «Итоги Русской революции», а 19-го – «Наши ближайшие задачи».

Сергей Яблоновский (Потресов)

В то же время харьковцы с удивлением узнали о появлении в Париже бывшего лидера харьковских меньшевиков и одного из главных лидеров оппозиции во времена Донецкой республики Я. Рубинштейна. Белогвардейская газета «Новая Россия» перепечатала материал из французского органа меньшевистской эмиграции «La République Russe», в котором Рубинштейн категорически осудил вооруженную борьбу против большевизма и назвал белогвардейцев «реакционерами». «Новая Россия» в этой связи написала: «Деятели, потерпевшие моральный и общественный крах на родине, ищут пристанища для «оскорбленного чувства» на чужбине и с усердием, достойным лучшего применения, сеют ядовитые семена клеветы и ненависти. Но, к счастью, на Западе этот посев злобы дает весьма тощие всходы, а оздоровленная русская общественная мысль сумеет дать должный отпор «клеветникам России»".

Обнародовано решение землевладельцев Харьковкой губернии «самообложить» себя «добровольно-принудительным» налогом в пользу Добровольческой армии. После уборки урожая 1919 г. помещики должны были уплатить по 50 руб. с десятины или же 25 руб., если земля была сдана в аренду.

В связи с хорошим урожаем и облегчением продовольственного снабжения Харькова были отменены карточки на соль, сурргат кофе, жидкий чай, мел, огурцы, буряк. Сохранялись при этом карточки на спички.

Харьковские промышленники и торговцы обсудили вопрос о проведении трамвайной линии по Екатеринославской улице (ныне – Полтавский Шлях). Самое веселое, что и действовавший к тому времени трамвай действовал с перебоями из-за постоянной нехватки угля и электричества. Предприниматели согласились выделить городской управе беспроцентный кредит в размере 600 тыс. рублей на сооружение трамвая. Однако это не решало проблему с отстутствием топлива.

Екатеринославская улица

В связи с попытками распределения обуви среди населения деникинского Харькова домовые комитеты на окраинах города выявили, что на троих человек приходится одна пара сапог. В этой связи фельетонист А. Смолянов написал: «При одной паре на троих личность исчезает. Без способа передвижения нет человека, нет личности… Каждая пара сапог это – живой человек. Человек без сапог – фикция». Автор, правда, не посоветовал, как лучше решать данную проблему – путем расширения производства сапогов или же путем немедленного сокращения «фиктивного», т.е. бессапожного, населения.

Состоялось бурное и многолюдное заседание Харьковского отделения Музыкального общества. Главной темой было обсуждение конфликта, приведшего к уходу директора консерватории Ильи Слатина. В итоге собрание «постановило поднести ему адрес и высказало пожелание видеть его вновь на этом посту».

В Харьковском саду и театре Буфф был устроен грандиозный для того времени детский праздник с цирковыми представлениями, аттракционами, дрессированными медведями и фейерверком. Сборы, разумеется, пошли «в пользу Добровольческой армии», поскольку все это детское действо устраивал харьковский ОСВАГ.

Харьковский театр Сарматова открыл зимний сезон, выбрав для начала водевиль «Кутеж Абрамовича». Интересно, действие происходило на яхте или стадионе «Челси»?

В ночь на 17 августа взломщики ограбили галантерейный магазин купца Шапиро, унеся товара примерно на 14 тыс. рублей.

В Харькове в 9.00 трое грабителей совершли налет на квартиру по ул. Кузнечной, 13. Ограбив жильцов (примерн на 30 тыс. рублей), грабители собирались скрыться, но за ними была устроена погоня поднявшими тревогу жителями домов и городской стражей. В районе Рыбной улицы, 34 была устроена перестрелка стражи с грабителями, в ходе которой были убиты не только все бандиты, но и случайный прохожий.

17 августа 1920 г.:

Советский пароход «Субботник», на котором Ф. Артем-Сергеев плыл из Мурманска в Европу во главе делегации Профинтерна, задержан норвежскими властями в городке Вардё. Там делегацию продержали несколько суток, пытаясь найти повод, чтобы не пустить ее дальше. 17 августа Артем направил в ЦК письмо об этом, с которым ознакомился Ленин, сделав на нем свои пометки. Сопровождавший Артема в этой поездке Илья Ионов вспоминал о его выступлениях в Норвегии: «Надвинув свою старую кепку набок, вытянув крепкую руку, он говорил на английском языке, убеждал стоявшую перед ним многотысячную толпу. По тому, как его встречали и приветствовали, видно было, какое сильное впечатление имел он на собравшихся… Он ехал убеждать и убедил».

Так Вардё выглядел в 1933 г. Наверняка в 1920-м зрелище было не лучшим

В ходе поездки, длившейся пару месяцев, Артем со товарищи посетили Норвегию и Германию, выступая в разных городах на митингах и профсоюзных собраниях. Есть сведения о том, что, когда делегация находилась в Германии, Артем по чьему-то заданию тайно покинул ее в неизвестном направлении. Профсоюзный лидер С. Лозовский уверяет, что он ездил в Чехословакию (см. http://kornilov.name/hronologiya-27-iyulya/). А жена Артема Е. Сергеева (Репельская) вспоминала, что в связи с длительным отсутствием известий от мужа она поинтересовалась о его местонахождении в ЦК партии, где ей ответили: «Не знаете вы, что ли, Артема? Официально в Англию его не пустили. А он нашел неофициальный путь и связи с профсоюзными деятелями установил. Ну, а писать оттуда он, конечно, не мог». Таким образом, не исключено, что бывший английский подданный Артем-Сергеев впервые побывал и в самой Англии.

Барон Врангель провел смотр Русской армии перед началом Заднепровской операции.

Смотр Русской армии бароном Врангелем 4 (17) августа 1920 г.

Решивший покончить с собой ради «принесения жертвы Украине» (см. http://kornilov.name/hronologiya-13-avgusta) бывший лидер Центральной Рады Владимир Виннченко приехал из Москвы в Харьков. Живехонький и «в меру упитанный»…

В Минске начался первый раунд советско-польских мирных переговоров.

17 августа 1937 г.:

Арестован как враг народа один из активных деятелей Донецкой республики Сергей Буздалин. В период ДКР он был председателем исполкома Харьковского Совета, затем был первым в истории Верховного суда Украины председателем, возглавлял наркомат внутренних дел УССР.

17 августа 1973 г.:

В Харькове в возрасте 87 лет в спокойной старости умер Степан Саенко, ставший символом «красного террора» в годы гражданской войны (см. http://kornilov.name/hronologiya-2-avgusta/). Последние годы своей жизни Саенко проживал в «доме старых большевиков» на Сумской, 59.

Дом, в котором умер символ "красного террора" Саенко

Хронология: 16 августа

3 августа 1917 г. (16 августа по новому стилю):

В луганской газете «Донецкий пролетарий» обнародовано обращение безымянной работницы Луганского патронного завода к своим коллегам: «Товарищи женщины! Нас много работает на патронном заводе. И неоднократно мне приходилось слышать, как товарищи женщины в деревнях называют нас сознательными. Но это горькая неправда. К сожалению, мы далеки от сознательных. Ничем не интересуясь, не принимая никакого участия в строении новой жизни, мы сидим и ждем плодотворных результатов… Пора товарищи женщины, очнуться от долгой и позорной спячки… Все до одной в профессиональный союз рабочих металлистов!»

Луганский патронный завод

16 августа 1918 г.:

Советские войска, сформированные в основном из отрядов Донецкой республики, вновь отбросили значительные силы белоказаков генерала Мамонтова в районе Воропоново. Бой длился всю ночь на 16 августа, к утру атака захлебнулась. Согласно советским источникам, в этом бою белые потеряли «бронепоезд, 20 пулеметов, более 100 убитых и много раненых».

После этого боя Сталин и Ворошилов подписали приказ о перегруппировке советских войск. Комиссаром всех войск Царицынского фронта назначался Ефим Щаденко, примкнувший к войскам ДКР в апреле, во время похода из Луганска в Царицын (см. http://kornilov.name/hronologiya-30-aprelya/).

Ефим Щаденко

Деникинские войска с утра 16 августа заняли Екатеринодар. Генерал Деникин в этой связи вспоминал: «Кубанское правительство просило меня повременить со въездом в Екатеринодар, чтобы оно могло прибыть туда ранее и подготовить «достойную встречу». Но в Екатеринодар втягивались добровольческие дивизии, на том берегу шел еще бой, и мне поневоле пришлось перевести свой штаб на екатеринодарский вокзал; только к вечеру не вытерпел — проехал незаметно на автомобиле по знакомому городу, теперь неузнаваемому, загаженному, заплеванному большевиками, еще не вполне верившему счастью освобождения».

Вокзал, на котором расположился штаб Деникина

Сразу же после взятия Екатеринодара из 1-го Офицерского полка было выделено 100 человек для формирования Особой роты при Ставке командующего Добровольческой армией.

16 августа 1919 г.:

Генерал Деникин издал приказ для белых войск, вступающих на территорию Малороссии. В приказе говорилось: «Самостийной Украины не признаю. Петлюровцы могут быть или нейтральны, тогда они должны немедленно сдать оружие и разойтись по домам; или же примкнуть к нам, признавши лозунги, один из которых широкая автономия окраин. Если петлюровцы не выполнят этих условий, то их надлежит считать таким же противником, как и большевиков».

Деникинские сводки за 16 августа гласили: «На Бахмачском направлении наши части, сбивая противника, безостановочно идут вперед и находятся в 18 верстах западне г. Сум… На Киевском направлении противник значительными слами при поддержке бронепоездов, перешел в наступление. Бой продолжается».

У станции Новый Буг состоялся бой бронепоездов – белого «Генерала Геймана» и красного «Товарища Свердлова». После этого боя «Генерал Гейман» был отправлен на ремонт в Екатеринослав.

Главноначальствующий Харьковской, Екатеринославской, Полтавской и Курской губерний генерала В. Май-Маевский издал свой знаменитый приказ № 22 – «по вопросу об украинских школах». Приказ гласил: «Все школы, в которых до появления «украинских» властей преподавание велось на русском языке, а затем, по распоряжению украинской власти, языком преподавания был сделан малорусский язык, должны вернуться вновь к преподаванию на русском языке». Май-Маевский фактически запретил украинские школы, дотирующиеся государством или земствами, разрешив лишь частные учебные заведения. Этим же приказом был упразднен предмет «украиноведение», учрежденный в гетманский период.

Деникинская пресса сообщила о новом виде диверсии против большевиков – денежной: «Агитационным отделом Добровольческой армии берутся аннулированные советские деньги, наложенные на них штемпеля прокалываются, одним словом, приводятся в полную негодность и в таком виде разбрасываются с аэроплана в советских местностях. Эффект получается большой – создается денежная паника».

Советское Зафронтбюро в своей сводке сообщило, что жители Алексеевской волости Изюмского уезда полностью отказались от мобилизации в деникинскую армию.

На проходившем в Харькове съезде профсоюзов Юга России разгорелись нешуточные дебаты по поводу того, участвовать ли в работе Особого совещания при Деникине по выработке рабочего законодательства. Большинством 81 против 5 голосов при 11 воздержавшихся было принято решение об участии в этой работе. При этом было принято обращение в адрес деникинской администрации с призывом прекратить репрессии против рабочих и деятелей профсоюзного движения.

Харьковская пресса сообщила об исходящих от «авторитетных источников» слухах по поводу, что местный профессор, известный историк, филолог-славист Александр Погодин назначен членом Особого совещания при Деникине. Буквально на следующий день пресса так же рьяно опровергало эти слухи, ссылаясь на не менее «авторитетные источники».

В деникинском Харькове всерьез озаботились борьбой с «канцелярщиной в городских учреждениях» и необходимостью упрощения делопроизводства. Для чего, в лучших традициях российской бюрократии, была создана дополнительная комиссия во главе с заместителем городского головы, купцом М. Игнатищевым.

В связи с распространением эпидемии в Харькове открыт второй холерный барак на 125 койко-мест.

В Харькове в Петровском переулке, 19 состоялся торжественный молебен по случаю «художественно отремонтированного» ресторана «Варшавянка».

В казарме Корниловского полка умер от загадочного отравления военнослужащий 4-го офицерского стрелкового полка имени генерала Дроздовского.

16 августа 1920 г.:

Галицкий ревком во главе с В. Затонским издал декрет, которым объявил «всех галичан, независимо от их национальной принадлежности, проживающих на территории Украины и России».

Махновцы захватили Миргород. Трофеи Махно составили 20000 патронов, легковой автомобиль, вещевое имущество.

Хронология: 15 августа

2 августа 1906 г. (15 августа по новому стилю):

Примерно в эти дни будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев приехал в Пермь. Поскольку в Харькове за ним была устроена настоящая охота, большевики решили перебросить Артема в организацию, где накануне была арестована вся верхушка (в частности, за пару месяцев до этого был арестован Яков Свердлов). Одна из активисток Пермской организации, а позже - близкая подруга Артема – Мария Загуменных, вспоминала приезд Артема: «Как живой, стоит передо мной Артем. Чуть выше среднего роста, коренастый, широкоплечий, не то в синей, не то в голубой косоворотке и в кепке. Вечно смеющиеся добрые серые глаза, порой пускающие стрелы иронии и сарказма в сторону противника». Пермяки Артема сначала восприняли настороженно, как всякого чужого, однако очень быстро он стал там истинным лидером и, находясь в подполье, организовал для тамошних большевиков блестящую избирательную кампанию в Госдуму.

Артем среди уральских большевиков (фото 1920 г.)

15 августа 1918 г.:

Согласно мемуарам Ефима Щаденко, 15 августа они с Ворошиловым и Пархоменко, объезжая на автомобиле (шофером был луганский рабочий Цыбаненко) позиции красных под Царицыным, попали в расположение казачьей артиллерийской батареи, поначалу принявшей гостей за казачье командование. И якобы там Ворошилов лично из своей винтовки застрелил вахмистра, после чего автомобиль умчал, отстреливаясь от конной погони.

Тот же Щаденко красочно описывал бой, происходивший 15 августа с участием Коммунистической дивизии, состоявшей из войск ДКР: «Девятый вал бешеной атаки контрреволюционных войск, захлебнувшись в брызгах кровавой пены, беспорядочно отхлынул на десяток верст назад. А в это время, отрезанные в тылу у белых, бронепоезда Алябьева героически отбивались от белоказачьих банд».

Бронепоезд "Товарищ Ленин" из группы Алябьева

В Киеве глава украинской делегации на российско-украинских мирных переговорах С. Шелухин, доселе затягивавший переговоры о границах, внезапно на заседании политической комиссии разродился заявлением об ускорении этого процесса: «Территориальное размежевание должно считаться немедленной потребностью». При этом Шелухин заявил России о том, что Украиной признана «Республика Всевеликое войско Донское» и поэтому переговоры между Москвой и Киевом должны вестись лишь о линии границы от Выгоновского озера до Новохоперска, что, разумеется, не могла принять Москва, считавшая Дон составной частью советской России.

15 августа 1919 г.:

Деникинские сводки сообщили, что белый бронепоезд «ворвался на станцию Ржава и, сняв все оборудование станции, вернулся к нашим частям».

И.о. коменданта Харькова полковник Кириенко издал приказ № 27 об отмене комендантского часа в городе и ограничения времени работы увеселительных заведений.

Устроенная харьковским ОСВАГом шумная кампания по отправке студенческих «стройотрядов» из числа харьковских студентов на уборку урожая (см. http://kornilov.name/hronologiya-30-iyulya) закончилась откровенным конфузом. 15 августа ОСВАГ вынужден был сообщить студентам, записавшимся в дружины, что «по техническим причинам» (попросту говоря из-за отсутствия средств и транспорта) отправить их в села не представляется возможным.

Обнародовано интервью с Екатеринославским губернатором С. Щетининым, находившимся в эти дни в Харькове для аудиенции у генерала Май-Маевского. Щетинин так обрисовал положение дел в своей губернии: «Бандитские элементы, оторвавшиеся от нормальной крестьянской жизни и полагающие целью свою в грабежах, укрываются в прилегающих лесах. К ликвидации этих шаек приняты самые энергичные меры… Ликвидация всевозможных шаек, конечно, не представит никаких затруднений. Нужно сказать, что в этом начинании я встречаю полную поддержку со стороны непротивленцев-меннонитов, которые дают достаточный добровольческий контингент в государственную стражу».

Власти деникинского Харькова, испытывавшего серьезные проблемы с продовольствием, обрадовали горожан известием о том, что крупнейшие землевладельцы Шидловские безвозмедно передают в распоряжение продовольственного управления весь урожай, собранный в их большом имении.

Теперь имение Шидловских выглядит так (фото: http://blog.turmir.com/blog_12543.html)

Харьковский профессор истории, известный византолог Федор Шмит (на снимке) опубликовал в белогвардейской газете «Новая Россия» статью «Музейные дела Харькова», которая полностью отражает состояние местных музеев не только 1919-го, и 2012-го годов. Профессор писал: «Наши музеи – гробы, в которых более или менее медленно, но совершенно неотвратимо гибнут ценные историко-художественные документы… погибнут окончательно, если никто так и не пожалеет их… Создался заколдованный круг: публика музеями не интересуется, потому что их вовсе не знает, и в большинство харьковских музеев вовсе проникнуть может; а музеи наши в таком виде, что пускать публику невозможно».

На Сергиевской площади в Харькове (ныне Пролетарская площадь) злоумышленники взломали склад магазина и похитили мануфактуру на крупную сумму – до 100 тыс. рублей.

Деникинские информагентства распространили сообщение из Турции: «Из Константинополя сообщают, что там циркулируют слухи о будто бы имевших переговорах держав Согласия с представителем Петлюры, причем последний якобы получил обещание признания в известных пределах Украины. Происхождение слухов не выяснено и сомнительно. Известия эти вызывают в компетентных политических кругах полное недоумение, так как вся последняя полтка держав Согласия не дает оснований думать, что окончательно скомпрометированное украинское самостийническое движение имеет какое-либо значение в глазах союзников».

15 августа 1920 г.:

Поляки начали масштабное контрнаступление против большевиков. Начало т.н. «чуда на Висле».

Хронология: 14 августа

1 августа 1917 г. (14 августа по новому стилю):

Глава Совета съездов горнопромышленников Юга Россия харьковец Николай фон Дитмар от имени предпринимателей составил пространную докладную записку в адрес Временного правительства, обосновывая пагубность идеи включения Донецко-Криворожского бассейна в состав автономной Украины, чья судьба в те дни активно дебатировалась. Записка обширная, но очень показательная. Посему позволю себе очень пространную цитату: «По имеющимся сведениям относительно переговоров Временного Правительства с представителями Киевской Центральной Рады, видно, что Харьковская, Екатеринославская, Таврическая и Херсонская губернии включаются делегатами означенной рады в район ей подчиненный. Необходимо отметить, что в этих 4-х губерниях (и кроме того в части Области Войска Донского) заключается весь Донецкий каменноугольный и Криворожский железорудный бассейн и все металлургические заводы Юга России. Вся эта горная и горнозаводская промышленность составляет вовсе не местное краевое, а общее государственное достояние и ввиду колоссального значения этой промышленности для самого бытия России, конечно, не может быть речи о том, чтобы вся эта промышленность и эта область могла находиться в обладании кого-либо другого, кроме всего народа и быть в подчинении какой-либо власти, кроме власти всего народа — власти государства. Не может государство и его орган — Правительство — созданную вековыми усилиями и средствами всего народа и самого государства южную горную и горнозаводскую промышленность — основу экономического развития и военной мощи государства и все вековые труды на заселение и процветание прежде пустынного края — взять у всего народа и передать провинциальной автономии и, может быть, даже федерации, основанной на резко выраженном национальном признаке… Надо считать возможным и необходимым вне всяких национальных автономий известную децентрализацию власти и управления, но и с этой точки зрения — органы такой местной власти и управления должны быть в Харьковском районе и не могут быть перенесены из Харьковского района в Киевский, ибо одинаково этот перенос мог бы быть сделан, например, в Царицынский или Кавказский район, и с гораздо большим успехом в Москву… Весь этот район как в промышленном отношении, так и в географическом и бытовом представляется совершенно отличным от Киевского. Весь этот район имеет свое совершенно самостоятельное первостепенное значение для России, живет самостоятельною жизнью, и административное подчинение Харьковского района Киевскому району решительно ничем не вызывается, а наоборот, как совершенно не отвечающее жизни, такое искусственное подчинение только осложнит и затруднит всю жизнь района, тем более что это подчинение диктуется вопросами не целесообразности и государственными требованиями, а исключительно национальными притязаниями руководителей украинского движения… Если все-таки в вышеуказанных губерниях Харьковского района имеется украинское — сельское население и это может еще служить некоторым оправданием притязаний на автономию, — то многие районы и уезды и города и этим не отличаются, ибо там украинцев нет и никогда они вообще к Украине не сопричислялись. Как промышленность и торговля, так и города, и крупные центры созданы не украинской деятельностью, а общероссийской, и все крупные города носят общерусский характер… И вот теперь все-таки предлагается приобщение Харькова к Украинскому Киевскому Управлению, принимаются меры к его принудительной украинизации путем школ городских и сельских, что уже вызывает протесты родителей… Поэтому, не касаясь Киевского района, могу сказать, что весь Харьковский район в составе губерний Харьковской, Екатеринославской, Таврической и части Херсонской должен быть совсем исключен ввиду его государственного значения из района предполагаемой автономии украинской, ибо нельзя производить опаснейших экспериментов в области, которая никогда ни под каким видом не подлежит какому-либо отчуждению как важнейшая часть государственного организма».

Николай фон Дитмар

На Харьковском паровозостроительном заводе состоялся общий митинг рабочих, который единогласно постановил всем заводом вступить в профсоюз «Металлист». Резолюция гласила, что если в течение 12 дней рабочие не добьются повышения зарплат, то «никакой Совет удержать нас от выступлений не сможет, ибо голод заставит нас выступить на улицу».

Рабочие доменного цеха Юзовского завода Новороссийского общества (ныне Донецкий металлургический завод) на митинге приняли обращение к исполкому городского Совета с призывом помочь им добиться повышения зарплат и перехода к 8-часовому рабочему дню.

Примерно в этот день председатель комитета РСДРП(б) на заводе «Русского общества» на станции Ветка Юзовского района Николай Суглицкий написал письмо в ЦК партии, в котором сообщил о кампании, поднятой против него эсерами: «Была составлена на меня жалоба и передана в исполнительный комитет Совета рабочих и солдатских депутатов, в каковой было указано, что все нижеподписавшиеся (кажется, 130 человек) были мной обмануты тем, что я собрал с них по рублю (вступительный взнос) и обещал устроить библиотеку и т.д., а вместо этого раздавал деньги, мол, какому-то Залмаеву и купил на эти деньги себе велосипед».

14 августа 1918 г.:

Белоказаки атамана Мамонтова заняли станцию Воропоново, оказавшись в 16 км от Царицына.

В Царицыне подписано решение Военного совета о мобилизации местной буржуазии для рытья окопов.

Советские окопы у Воропоново, под Царицыным

Первый отряд рабочего профсоюза «Грузолес» в составе 950 человек выдвинулся из Царицына на фронт в поддержку войск, сформированных в Донецкой республике. Данный отряд получил название 1-го Ново-Никольского рабочего полка.

Заместитель главы российской делегации на киевских переговорах по определению российско-украинской границы Дмитрий Мануильский (на снимке), приехав в Москву, дал интервью «Вечерней Красной газете». В нем Мануильский рассказал о ходе переговоров: «Причина затягивания мирных переговоров объясняется чрезвычайно неустойчивым положением на Украине… Не может быть речи о границах Украины до тех пор пока не будет окончательно раздавлена Донская и Кубанская контрреволюция… Мы исходим из того основного принципа, что в Киеве решается вопрос об Украине, а не о судьбе России. Нужно раз навсегда установить, что Украина выделяется из состава Российского Государства. Та пограничная черта, которая пройдет между ею и Россией, отделит Украину равным образом и от белорусских губерний и от территорий, населенной донскими и кубанскими казаками, и от Крыма».

14 августа 1919 г.:

Советские войска начали Августовское наступление на Южном фронте. Приказом командования 12-й армии создана Южная группа войск во главе с И. Федько.

Деникинские сводки за 14 августа сообщали: «Добровольческими частями заняты Сумы и Ахтырка. В Сумах захвачена громадная добыча… Взят при поддержке флота г. Херсон».

Генерал Май-Маевский принял в Харькове депутацию кооперативных товариществ, которые пожаловались на постоянные реквизиции имущества кооперативов. Генерал пообещал специальным приказом оградить кооперативы от конфискаций имущества.

В тот же день генерал Май-Маевский издал обязательное постановление, которое гласило: «Воспрещается всякое распространение слухов и сообщений, возбуждающих общественную тревогу. Воспрещается распространение ложных сведений о деятельности войск, правительственных учреждений или должностных лиц, возбуждующих враждебное к ним отношение… Воспрещаются без надлежащего на то разрешения всякого рода собрания, митинги, съезды, лекции и т.п… Воспрещается постановка всяких театральных представлений и публичное демонстрирование кинематографических картин без разрешения государственной стражи». Нарушающим эти запреты грозило полугодовое тюремное заключение или же 20 тыс. рублей штрафа, а увеселительным заведениям-нарушителям – закрытие.

Губернатор Екатеринославской губернии С. Щетинин, находясь в Харькове, издал приказ, объявляющий о том, что он назначен Главноуполномоченным при главнокомандующем ВСЮР по губерниям Екатеринославской, Харьковской, Курской, Полтавской и Северной Таврии. Любопытно, что своим заместителем в этом статусе Щетинин назначил инженера В.В. Желватых, бывшего известным деятелем делового мира дореволюционной России, председателем Совета съездов горнопромышленников Урала (данная структура была создана по кальке аналогичного общества Юга России).

В Харькове состоялось многолюдное собрание рабочих профсоюзов Юга России, Дона, Кубани, Северного Кавказа и Крыма. Началось эмоциональное собрание с попытки удалить предстаителя газеты «Родина» «как органа, занимающегося доносительством». Однако собрание постановило не трогать прессу.

На заседании профобъединения горнорабочих Юга России («Горнотруд») в специальной резолюции отметили тенденцию к отказу предпринимателей от 8-часового рабочего дня, закрепленного в Донецкой республике, и к снижению заработной платы рабочих.

В здании харьковской Биржи состоялось общее собрание членов Биржевого и Купеческого обществ. Главным пунктом повестки был «вопрос о мерах понуждения неисправных плательщиков по самообложению в пользу Добрармии».

Харьковская Биржа

Приказом № 45 начальника харьковского гарнизона на ул. Рыбной, 5 открыта лавка для чинов Добровольческой армии. В приказе говорилось, что «продукты из лавки будут отпускаться только отдельным воинским чинам по личным удостоверениям». Видимо, для того, чтобы не вызывать недовольство в массах (ведь белая агитация упирала как раз на наличие таких «блатных» лавок для большевистских комиссаров), расценки и нормы отпускаемых товаров должны были быть вывешены внутри лавки, а не снаружи.

В Харьков вновь прибыл заведующий отделом пропаганды Особого совещания при Деникине известный профессор-историк Эрвин Гримм.

Эрвин Гримм

Кружок жен офицеров в Харьковском театре «Мулен-Руж» устроили кабаре, сбор от которого пошел в пользу нуждающихся семей офицеров Добровольческой армии.

В харьковском театре «Гротеск» (на Екатеринославской, 17) состоялся концерт популярнейшего куплетиста Григория Красавина. Того самого, который в 20-е годы прославится своими знаменитыми «Бубличками». Кстати, есть вполне правдоподобная версия, что эти самые «Бублички» написаны не в Одессе, а именно в Харькове, на ул. Сумской.

В Харькове состоялся бенефис известного скрипача, выходца из Польши Ильи Добржинца.

В деникинском Харькове произошел редкий случай. Представители местной стражи в кои-то веки сорвали попытку вооруженного налета. Банда из 12 налетчиков попыталась ограбить квартиру по Ващенковской леваде, 14. Но вовремя подоспевшая стража спугнула грабителей. Правда, те успели скрыться.

В тот же день банда из пяти человек совершила налет на дом по Фесенковской ул., 24, где была ограблена домовладелица и убит ее квартирант латыш П. Липпус.

Из-за распространения чумы в Старобельском уезде закрыты все скотные ярмарки.

14 августа 1920 г.:

Врангелевские отряды под командованием генерала С. Улагая высадились на Кубани, начав т.н. «Улагаевский десант«.

Сергей Улагай

 

Хронология: 13 августа

31 июля 1907 г. (13 августа по новому стилю):

В Луганске арестован лидер местных большевиков, будущий командующий войсками Донецкой республики Климент Ворошилов. После чего он был сослан в Архангельскую губернию и фактически 7 лет с небольшими перерывами скитался по тюрьмам и ссылкам.

Клим Ворошилов

13 августа 1918 г.:

Лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев приступил к работе по эвакуации Царицына.

В это время войсками, сформированными в Донецкой республике, была отбита мощная атака значительной белоказачьей колонны в районе Воропоново. Казаки отступили к Басаргино.

В оккупированном немцами Харькова началась забастовка печатников.

Посол Австро-Венгрии в Киеве граф И. Форгач (полный титул – Иоганн Форгач фон Гимеш унд Гач) написал в Вену: «Германский посол жаловался мне, что события на Западном фронте и в России оказывают заметное влияние на гетмана (который отправляет свою семью в Германию) и правительство. Нервное настроение объясняется тем, что в Киеве не существует личной безопасности». Тяжело гетман переживал убийство истинного властителя оккупированной Украины Эйхгорна…

13 августа 1919 г.:

Примерно в эти дни Ф. Артема-Сергеева в Сумах сваливает бушевавший тогда в регионе тиф. Причем очень тяжелой формы. Жена Аретма Елизавета Репельская перевезла мужа в Москву, где врачи боролись за его жизнь более двух месяцев.

Ленин направил Совнаркому УССР в Киев телеграмму с призывом: «Настоятельно рекомендуем закрыть все комиссариаты, кроме военного, путей сообщения и продовольствия. Мобилизуйте всех поголовно на военную работу и поставьте задачей продержаться хоть немного недель». Правда, Киев к тому времени уже активно эвакуировался.

ЦК КП(б)У, ведшее политику к тому, чтобы Донецко-Криворожская область все-таки стала составной частью Украины, на своем специальном совещании, посвященном подпольной работе, вынужден был считаться с особостью региона. В итоге «в местностях Левобережной Украины, занятых Деникиным, ЦК КП(б)У создал особое Центральное бюро Восточной Украины».

Деникинская сводка сообщала, что белые взяли узловую станцию Ромодан и находились в 12 верстах от Лебедина.

В это же время начдив советской 58-й стрелковой дивизии И. Федько отдал приказ о контратаке в районе Нового Буга: «Маневром отрезать растянувшегося противника, расстроив его планы, обойд его с фланга и зайдя с тыла».

Генерал В. Май-Маевский издал приказ № 302, который гласил: «Добровольческая Армия, ведущая тяжелую борьбу за воссоздание нашей Великой Родины, за установление в ней правового порядка, должна прежде всего вносить в освобождаемые от большевиков местности порядок, спокойствие и законность. Под мощной защитой Армии, всем гражданам, без различия состояний, национальностей и вероисповедания должно быть обеспечено спокойное существование, должна быть обеспечена личная и имущественная неприкосновенность; даже и единичные случаи притеснения какого-либо класса населения, какой-либо национальности, например евреев, не должны иметь места. Всем чинам армии надлежит всегда и везде служить примером уважения к закону и праву. Начальникам всех степенй принять настоящий приказ к строжайшему исполнению и руководству, привлекая к законной ответственности виновных в нарушении его».

Оценивая состояние металлургии Донбасса, газета «Новая Россия» констатировала: «За отсутствием топлива положение металлургической промышленности по-прежнему остается тяжелым. Домны стоят. В дальнейшем можно рассчитывать, что в первую очередь будут пущены заводы, стоящие при копях. В этом отношении предпринимаются попытки пустить доменные печи заводами Унион и Донецко-Юрьевским, но пока надежды на восстановление слабы, так как свои копи почти стоят, а Униону приходится даже покупать уголь у соседних рудников».

По состоянию на 13 августа на харьковском заводе ВЭК работало до 500 рабочих (во времена Донецкой республики их там было 4000).

Харьковская пресса описала состояние некогда одного из крупнейших в России сахарных заводов – Шебекинского, в Волчанском уезде: «Свекловичный завод Ребиндера (в Шебекино) сейчас представляет собою унылую картину. Часть хлеба не убрана; всюду пусто, завод стоит; его двор зарос травой, в здани завода выбиты стекла». Ну, прямо 90-е годы после развала СССР!

Шебекинский сахарный завод до революции

В связи с отсутствием топлива для Харьковской электростанции местная управа постановила освещение улиц и домов производить только с 19.30 до 23.30.

В Харьковской городской управе состоялось первое, организационное, заседание Комиссии по переименованию улиц Харькова «в ознаменование освобождения от большевистской власти». Решать судьбу улиц должны были семь ученых и деятелей культуры во главе с фольклористо, этнографом, профессором Николаем Сумцовым.

Николай Сумцов

Издан приказ и.о. начальника Харьковского гарнизона генерала Шевченко № 44 об аресте и предании суду популярнейшего артиста Бориса Глаголина: «Потомственного дворянина Саратовской губернии Бориса Сергеевича Глаголина (он же Гусев), обвиняемого 1) в том, что он в период власти большевиков в г. Харькове – вступил с ними в преступное сообщество, поставившее себе целью воспрепятствовать задачам Добровольческой Армии, направленным на восстановление Единой России…, 2) в том, что, состоя у них на службе в качестве режиссера и администратора 1-го советского театра, он, Глаголин, на устраиваемых им в антрактах спектаклей диспутах призывал публику к активной помощи красноармейцам и их комиссарам в борьбе против врага, чем способствовал неприятелю в его враждебных действиях против Добровольческой Армии». Глаголин уже арестовывался деникинцами в первые же дни их пребывания в Харькове, но вскоре был отпущен (см. http://kornilov.name/hronologiya-26-iyunya/). Теперь же дело, дойдя до военно-полевого суда, грозило расстрелом актера.

Одновременно деникинскими властями был освобожден заподозренный в «сочувствии к большевизму» главный инженер Харьковского трамвая Б. Гамрат-Курек. Он был арестован за две недели до этого (см. http://kornilov.name/hronologiya-30-iyulya/) и все это время городские власти настоятельно требовали от военной администрации освобождения инженера, настаивая на его невиновности.

Обнародован призыв Харьковской городской управы к домовладельцам, по мере возможности, привести в надлежащий вид тротуары города. «По крайней мере, на центральных улицах».

В тот же день харьковский мировой судья приговорил владельцев дома по Сумской, 11 супругов Гинзбург на 10 суток ареста, обвинив их в «антисанитарном состоянии парадного хода их дома». Жалобы жильцов свелись к следующему: «Швейцар отсутствует, окна в парадном разбиты и всюду стоят лужи от дождей». Представляете: если бы сейчас наших домовладельцев за такое сажали на 10 суток, сколько бы народу за решетки отправилось! К примеру, этот самый дом по Сумской, 11 вообще сгорел (см. фото). И ничего, никто, вроде, не сидит. А вы говорите, «лужи от дождей»…

Пожар в доме по Сумской, 11

Эпидемия холеры в Харькове приобрела угрожающих размеров. По состоянию на 13 августа только в Николаевской больнице находилось 100 холерных больных. При этом пресса отмечала: «Смертность достигает значительных размеров».

Очень емкое и показательное объявление обнародовал и.о. Харьковского коменданта полковник Кириенко: «Юнкера, взявшего револьвер у полковника при задержании пьяного прапорщика на Николаевской площади в 3 часа дня 26 июля, просят револьвер вернуть в Управление Коменданта. Револьвер дорог полковнику как приз его родной части».

Академический союз вузов Харькова с 13 августа в университете начал курс публичных лекций, объединенный темой «Единая Россия». В частности, известнейший харьковский профессор экономики Петр Фомин прочитал лекцию «Экономическое обосновавние единства России», профессор математики Николай Подтягин почему-то решил читать лекцию на тему »Сельское хозяйство и единство России», экономист Михаил Соболев - «Экономическая политика и единство России». Две лекции историка А. Покровского были на темы «Территория и население России», а также «Южная Россия».

В Харькове состоялся бенефис актрисы Марии Рейнгардт, будущей эмигрантке, которая прославится тем, что переведет булгаковскую «Зойкину квартиру» на французский язык.

Харьковский областной союз кредитных товариществ по призыву своих таганрогских коллег выделил 10 тыс. рублей в качестве материальной помощи племянницам Льва Толстого, которые в то время жили в Таганроге и «испытывали материальную нужду».

Ночью взломщики обчистили магазин в Харькове на Благовещенской ул., 4. Похитили мануфактуру на сумму до 70 тыс. руб.

Выступая перед собранием ростовских граждан в гостинице «Палас», генерал А. Деникин заявил: «Революция безнадежно провалилась. Теперь возможны только два явления: эволюция или контрреволюция. Я иду путем эволюции, памятуя, что новые крайние утопические опыты вызвали бы в стране новые потрясения и неминуемое пришествие самой черной реакции. Эта эволюция ведет к объединению и спасению страны, к уничтожению старой бытовой неправды, к созданию таких условий, при которых были бы обеспечены жизнь, свобода и труд граждан, ведет, наконец, к возможности в нормальной, спокойной обстановке созвать Всероссийское учредительное собрание. Страшно тяжел этот путь».

Генерал Деникин на вокзале в Ростове

Примерно в эти дни в газете «Великая Россия», издававшейся в Екатеринодаре, киевский монархист Василий Шульгин прокомментировал 3-й пункт декларации союзников о помощи адмиралу Колчаку («Державы хотят получить гарантии, что не будет сделано никакой попытки к восстановлению режима, свергнутого революцией»). Шульгин написал: «Вот тут мы должны огорчить «союзные державы и к ним примыкающие». Во избежание всяких недоразумений, мы заявляем: как только начнутся выборы в Учредительное собрание, мы – монархисты (разумеется в том случае, если мы почувствуем, что народные массы к этому подготовлены) сделаем самую решительную попытку через Учредительное собрание восстановить «режим, свергнутый революцией», т.е. наследственную монархию».

Ростовские СМИ сообщили о приговоре, который был вынесен военнным судом Ростова в отношении известного борца Георга Луриха. Якобы он был приговорен к 10 годам каторги за сотрудничество с большевиками. На самом деле, приговор был вынесен в отношении начальника советской милиции Керчи Арнольда Луриха (Керве).

Георг Лурих

13 августа 1920 г.:

Войска советского Западного фронта под командованием М. Тухачевского начали авантюрную операцию по захвату Варшавы, чем и обеспечило пресловутое «чудо на Висле» Пилсудскому.

Бывший лидер Центральной Рады Владимир Винниченко принял решение о самоубийстве. В своем дневнике в свойственной ему пафосной манере несостоявшийся писатель и политик начертал: «Закон великого инстинкта общины требует от меня такой жертвы. Моя смерть должна быть жертвой для истории освобождения нации. Она должна стать знаменем, под которым должна далее проводиться великая борьба за освобождение. Удивительно, я совершенно спокоен. Мне легко, просто и ясно, будто бы я решил путешествие на курорт. Это не потому, что я, может быть, сам в глубине души не верю, что решусь на эту жертву. Я верю и знаю, что решусь и что отступить от этого решения не отступлюсь, когда его нужно будет решить и совершить». Честно говоря, не знаю, заметила бы «нация» сию «жертву» от ее несостоявшегося вождя, но «твердое решение» о самоубийстве не помешало пафосному самостийнику дожить до 1951 года… Вот же будет любопытно спустя десятилетия почитать дневники еще одного несостоявшегося вождя украинской нации – образца 2004 года…

Хронология: 12 августа

12 августа 1918 г.:

Отряды белоказаков продолжили широкомасштабное наступление на Царицын. Группа генерала Фицхелаурова заняла Качалино, развивая наступление на Гумрак. Генерал Мамонтов перенес центр тяжести своего наступление на свой правый фланг, где завязался жестокий бой с советскими отрядами Харченко. Основной удар принимают на себя красные части, сформированные в Донецкой республике.

По призыву руководителей обороны Царицына профсоюз береговых рабочих «Грузолес» постановил поголовно вооружить всех рабочих для выступления на фронт.

В битве с большевиками за Романовский мост через Волгу погиб сербский майор Матия Благотич. Теперь этот день предлагают сделать «Днем памяти сербских добровольцев, за свободу братского русского народа живот свой положивших».

Романовский мост

Советские информагентства распространили сообщение о рабочей демонстрации в поддержку бастующих железнодорожников в Харькове: «Началась она с вокзала, где немецкие солдаты приказали, угрожая винтовками, очистить здание от посторонней публики и пассажиров. Толпа не только не исполнила приказания, но совместно с бастующими железнодорожниками принудила солдат самим удалиться с вокзала. Все возрастая в численности, толпа от вокзала двинулась по Екатеринославской улице к центру города с криками «долой Скоропадского, долой Скоропадского и немцев». Высланные им навстречу немецкие конные патрули принуждены были отступить и скрыться. Толпа дошла до Николаевской площади, где перед самым зданием немецкой комендатуры был устроен громадный митинг».

12 августа 1919 г.:

В полдень деникинские войска заняли Кременчуг. Большевик К. Миронов так вспоминал этот момент: «Деникинцы заняли город почти без боя… Грабили все, что попадает под руки. Жители боролись тем, что собирались в
кучки и кричали, пока казаки ломали ворота. Жутко было по ночам. Так
продолжалось почти 6 дней. Богатые евреи, как, например, Гурари, на квартиру брали к себе офицеров и за солидную плату обеспечивали себя от казацких налетов… Антисемитские выходки приняли массовый характер».

Деникинские сводки за 12 августа гласили: «На Сумском направлении противник, получив подкрепления, повел настойчивое наступление по всему фронту частей, обороняющих Готвенский железнодорожный узел, но был отбит с большими для него потерями. В этих боях нами взято сотни пленных… В связи с нашим продвижением население Елисаветграда восстало против советской власти и свергло ее. Ст. Елисаветград занята нашим бронепоездом, которым здесь захвачено два автоброневика и два бронепоезда противника».

В Харьков прибыл Екатеринославский губернатор Сергей Щетинин для встречи с главноначальствующим генералом Май-Маевским. Мемуаристы позже вспоминали: «Когда екатеринославский губернатор Щетинин просил принять его по неотложным делам, Май-Маевский, сделав кислую гримасу, сказал: «Ну его к черту! У него вечно «неспокойно в губернии». Дрожит за свою шкуру!» – и в этот день вовсе уж не принял губернатора, впоследствии же сместил его за неуместные безобразия по отношению к населению. Мера эта, однако, запоздала».

Председателем бюро Харьковкого военно-промышленного комитета избран известный профессор, инженер-технолог Викентий Гербурт-Гейбович.

В Харькове состоялось первое при деникинцах собрание Союза металлистов. Обсуждались в основном профсоюзные вопросы. Политику затрагивать не рискнули.

Военно-полевой суд Харькова приговорил к расстрелу 21-летнего красного командира Дмитрия Мешкова. Примечательно, что одним из пунктов обвинения красноармейцу вменялось то, что он… отказался служить у атамана Григорьева, когда тот поднял антисоветский мятеж. Кроме того, приговоренный был виновен в том, что он: «Был ранен в бою против Добровольческой армии. Воодушевлял речами бегущих красных… Хвастался успешной борьбой против Добровольческой армии… Не приложил всех своих стараний к тому, чтобы перейти на сторону добровольческой армии. За то, что поносил войска Добровольческой армии ругательствами, облыжными словами».

Приговором того же суда был приговорен к повешению 23-летний председатель ревкома села Алексеевки Змиевского уезда Петр Золотухин.

Обнародован замечательный приказ № 32 начальника харьковского гарнизона генерала Шевченко: «Мною замечено, что больные и раненые гуляют в больничных халатах по улицам. Ставлю на вид главным врачам госпиталей и лазаретов о недопустимости подобного явления».  

На нужды городской управы Харькова, остро нуждавшейся в топливе для местной электростанции, прибыло 40 вагонов угля, из которых 15 управа должна была уступить армии. Было сообщено: «Никаких новых поступлений угля в ближайшем будущем пока не предвидится».

В харьковской белогвардейской газете «Новая Россия» вышла статья известного филолога-слависта профессора Степана Кульбакина «Новые славянские государства». Профессор с восторгом писал о появлении на руинах Германской и Австро-Венгерской империй трех государств – чехо-словацкого, сербо-хорвато-словинского и… польского (почему-то ученый постеснялся написать о том, что последнее родилось на руинах другой империи). Кульбакин писал: «С таким результатом войны не может не считаться будущая Россия. Ей необходимо как можно скорее выяснить и наладить свои отношения к новым славянским государствам, ознакомиться с ними и использовать те явные и глубокие симпатии, которые питают к России родственные по крови и языку народы». Автор этих слов еще не подозревал, что спустя всего-то год он сам будет все это выяснять и налаживать – с 1920 до конца своих дней, то есть до 1941 г., Кульбакин будет жить в Югославии.

Степан Кульбакин

Харьковская пресса опубликовала открытое письмо известного дирижера и композитора Ильи Слатина, который ввиду разногласий с коллегами сложил с себя все звания и должности в Харьковском отделении Русского музыкального общества и консерватории. Слатин написал, что отказывается принимать какие-либо почетные должности и благодарности от своих обидчиков.

В Харькове на ул. Петинской, 23 в 11.00 трое вооруженных бандитов попытались ограбить булочную. Владелец заведения Баласанянц оказал сопротивление, в итоге был ранен он и его жена. Тем не менее раненый булочник бросился в погоню за грабителями. Одного из них благодаря этому удалось задержать.

Генерал Деникин отдал приказ командующему 3-го армейского корпуса генералу Н. Шиллингу при содействии Черноморского флота «овладеть в кратчайший срок Херсоном и Николаевом и выйти на линию Вознесенск — Раздельная, овладев Одессой».

Николай Шиллинг

Атаман С. Петлюра отдал приказ о необходимости освободить от большевиков Правобережную Украину до того, »как подоспеют новые вражьи силы» (то есть деникинцы).

12 августа 1921 г.:

Центральный комитет Всероссийского союза горнорабочих собрался впервые после гибели Артема без своего лидера. Основным вопросом был вопрос «Об увековечении памяти т. Артема». Докладчиком была Роза Сломницкая. По ее докладу был одобрен план издания литературно-художественных сбрников в память об Артеме, календаря-еженедельника. Было также принято предложение Горной академии «о присвоении рабочему факультету имени тов. Артема».

Хронология: 11 августа

29 июля 1917 г. (11 августа по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев на 6-м съезде РСДРП(б) избран членом ЦК партии.

Юзовская организация РСДРП(б) определила список кандидатов на выборы в городскую Думу.

В тот же день рабочие шахты № 19 обратились к Юзовскому Совету с призывом открыть школу и библиотеку. В обращении говорилось: «Мы, рабочие, желаем учиться, а школы нету, поэтому мы остаемся в полной темноте, в которой держал нас Николай II десятки лет и сотни. Но так как мы не хотим быть с закрытыми глазами…, то мы просим Исполнительный комитет обсудить это дело и немедленно построить школу».

11 августа 1918 г.:

В Царицыне состоялось заседание Военного совета, который объявил город на осадном положении. Былак также объявлена мобилизация боеспособного населения для обороны города от белых.

По итогам заседания Военного совета Сталин и Ворошилов подписали ряд приказов об организации обороны Царицына. Приказ № 12: «Российская Советская Республика в опасности, а территория Царицынской губернии находится под непосредственной угрозой противника». Приказом № 14 был определен порядок расположения и действий войск, оборонявших город (см. карту).

План обороны Царицына, утвержденный 11 августа 1918 г.

После Военного совета Сталин провел разговор по прямому проводу с командиром Сальской группы Васильевым, потребовав переброски «сепаратистских» отрядов Шевкоплясова и Думенко на север. Сталин сказал: «В Царицыне положение ухудшается с каждым часом… Никакие колебания недопустимы, колебания преступны; либо Вы спасете Царицын и тогда спасем весь Южный фронт, либо Вы останетесь глухи к требованию момента и тогда неизбежно погибнет весь фронт. Торопитесь, не запаздывайте, ибо запоздать, значит все проиграть».

В ходе упорных 4-дневных боев за станцию Воропоново, которая несколько раз переходила из рук в руки, части Донецкой республики оттеснили белых от нее.

Памятник красным бойцам, павшим в боях за Воропоново

При этом белые отряды Мамонтова заняли станцию Кривомузгинскую, а Фицхелаурова – ст. Иловлю.

Войска Лазаря Бичерахова начали 3-месячную осаду Грозного. За эту оборону Грозный позже был награжден орденом Красного знамени.

11 августа 1919 г.:

Деникинские сводки сообщали: «Наши части после упорного боя заняли город Миргород. Захваченная добыча выясняется». Кроме того, сводка гласила, что под Кременчугом белые заманили в ловушку сразу три советских бронепоезда и, отрезав им путь назад, захватили все три, а вместе с ними 1 тыс. снарядов и 20 пулеметов. Далее сообщалось: «С утра отряд под личным руководством начальника дивизии захватил Кременчугский мост. Для закрепления моста и атаки города двинуты остальные части группы».

Кременчугский мост

В Харькове неожиданно для всех приземлился советский самолет с одним из лучших российских летчиков штабс-капитаном Виктором Ходоровичем, перебежавшим из Киева к белым. Ходорович вылетел со своей женой и механиком, воспользовавшись бардаком, царящим у большевиков, эвакуировавшихся из столицы Украины. Полет до Харькова длился 3 часа. Здесь он едва не был обстрелян деникинцами, но жена вовремя начала махать белым платком. Прибыв в Харьков, Ходорович сообщил, что в Киеве «все с нетерпением ждут прихода Добровольческой Армии».

В Харькове под председательством генерала И. Беляева состоялось первое заседание комитета, который представлял общественные организации, работающие на Добровольческую армию. Было создано особое бюро для выработки предложений по распределению 15 млн. рублей, ассигнованных на техническое оснащение армии.

Городской голова Харькова Н. Салтыков избран почетным членом Харьковского комитета «Белого креста». В Харьков в это время из Ростова приехала Елизавета Митрофанова, создавшая и возглавившая эту организацию. Она взялась за организацию военного лазарета для деникинцев. Салтыков пообещал подобрать для этого лучшее помещение.

Устав от постоянных реквизиций угля военной администрацией и вызванными этим остановками работы городской электростанции, харьковская городская управа решилась на публичное обращение к генералу Май-Маевскому с призывом прекратить данную практику. В своем обращении управа заявила: «Имеющегося на станции угля хватит самое большее на 2 дня, и так как этот уголь низкого качества, то гарантировать исправное действие водопровода, канализации и освещения абсолютно невозможно, а трамвай будет остановлен на неопределенное время». По подсчетам управы, за время деникинской власти военными было реквизировано 150 тыс. пудов угля, предназначенных для Харькова.

Вернулся из командировки в Екатеринодар и приступил к своим обязанностям прокурор Харькова А. Ющенко.

Харьковский военно-полевой суд приговорил к повешению двух рабочих ВЭК – 47-летнего Петра Авотина и 31-летнего Яна Аболина. Им вменили в вину тот факт, что они «вступили в преступное сообщество, именуемое партией большевиков-коммунистов, и занимались доносами, следствием чего являлись аресты разных лиц чрезвычайкой».

Одновременно был оправдан германский подданный Александр Нигель, обвинявшийся в том, что он служил в большевистском военно-революционном трибунале Харькова. Однако, судя по приговору, «служба подсудимого Александра Нигеля в Трибунале… протекала в духе антибольшевистском и благодаря его следствиям все подсудимые до прихода добровольческой армии остались живы».

В Художественном цехе Харькова (на ул. Сумской, 14) известный харьковский художник Мане Кац устроил прощальную выставку и распродажу своих картин в связи с отъездом за границу. А потом он стал уже французским художником, другом Пабло Пикассо, участником второй мировой войны, всемирно признаннным творцом. Пока же он выставил в Харькове все, что у него оставалось – 33 картины, включая наброски и эскизы.

Мане Кац. Украинский пейзаж

На имение Леонидовка (принадлежало помещику Пассеку) в Волчанском уезде было совершено массовое нападение крестьян. В нападении участвовало до 50 человек. Были убиты приказчик, его жена и несколько служащих. Имение было полностью разграблено.

Харьковские СМИ описывали ситуацию в деникинской Полтаве: «В городе устанавливается нормальная жизнь крайне медленно… Ассенизационный обоз не функционирует. Нечистоты текут по улицам… В сыпно-тифозных больницах насчитывается около 200 больниц».

Южно-Русская конференция в Екатеринодаре рассмотрело вопрос «финансовой автономии казачьих областей» от командования ВСЮР.

Бюро Юга Росии при ВЦСПС приняло постановление, в котором в котором подчеркивало необходимость «отстаивать экономическое единство российского и украинского пролетариата».

Информационное агентство «Руссаген» сообщило о том, что в Лондоне состоялся банкет в англо-русском клубе, на котором выступил военный министр Британии Уинстон Черчилль. Тот, если верить агентству, сказал: «Представим себе от границ Китая до берегов Рейна огромную, вооруженную массу, полную ненависти к союзникам, жаждущую мести и грабежа. Долг повелевает мне указать на эту опасность. Лига Наций подвергается испытанию в вопросе о России, и если Лига не сможет спасти Россию, последняя в агонии своей разрушит Лигу».

Уинстон Черчилль в 1919 г.

11 августа 1920 г.:

Веселые истории происходили на советско-польской войны! Советский главком С. Каменев направил телеграмму командованию Западног и Юго-Западного фронтов: «Западный фронт приступает к нанесению решительного удара для разгрома противника и овладения варшавским районом. Ввиду этого теперь же приходится временно отказаться от немедленного овладения на вашем фронте львовским районом и для оказания содействия Тухачевскому направить возмояшо больше сил для удара примерно на Люблин — Ново-Александрия». Казалось бы, все ясно. Но при шифровке этого сообщения якобы вкралась какая-то ошибка, и телеграмму не смогли полностью расшифровать. В итоге 1-й Конной вопреки приказу Каменева был дан приказ наступать на Львов.

А в Бахмуте в это время состоялся женский суббоотник! Как сообщала пресса, в ходе этой акции была «произведена стирка и починка белья раненых и больных красноармейцев».