Хронология: 24 июля

11 июля 1906 г. (24 июля по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев выступил в Киеве с рефератом о текущем моменте.

11 июля 1917 г. (24 июля по новому стилю):

В харьковской газете «Донецкий пролетарий» опубликована первая после возвращения в Россию статья будущего лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева под заголовком «Горе-объединители», в которой он отверг идею объединения большевиков с меньшевиками и эсерами. Артем писал: «Если вы за подчинение нас социал-империалистам вроде Либера, Дана, Чхеидзе; если Вы желаете, чтобы мы одобрили действия Черновых, Керенских и Церетели – тщетная надежда. Если же Вы интернационалисты… Если Вы за освобождение рабочего класса от засилия Либеров и Ко. Если Вы открыто заявляете Керенскому, Церетели, Чернову, что они не Ваши представители, что они ренегаты, поскольку дело касается рабочего класса; если Вы зовете рабочий класс объединиться против них, против не-рабочей (буржуазной) демократии, которая вызывает всех этих горе-социалистов, то вы наши товарищи справа, мы снова назовем вас товарищами без кавычек. Но только долой маски! Не надо маскарадов!»

Общее собрание Екатеринославской организации РСДРП(б) приняло резолюцию: «Проповеди шовинизма мы противопоставим пропаганду интернационализма будем указывать, что вне классовой борьбы пролетариата и международной социалистической революции нет пути к избавлению человечества от ужасов войны, разрухи и голода».

В Екатеринославе началась забастовка рабочих махорочной мастерской Пистунова.

24 июля 1918 г.:

В Мариуполе жестоко подавлено восстание рабочих, поднятое накануне (см. http://kornilov.name/hronologiya-23-iyulya). Сначала успех восстания объяснялся тем, что в городе стояли галицкие подразделения австрийцев. Однако 24 июля для подавления бунта в город была введена конница Баварской дивизии и венгры. Город был подвергнут артобстрелу. В порту было арестовано до 150 участников восстания, каждый десятый из которых был расстрелян. На город была наложена штрафная контрибуция в размере 337500 рублей. Мариуполь объявлен на осадном положении.

На оккупированной немцами Украине продолжалась забастовка железнодорожников. 24 июля Екатеринославский губернский староста Черников доложил правительству гетмана: «Забастовка Запорожской железной дороги продолжается, электрическая станция, водокачка работают. Пассажирские поезда частью отходят с машинистами, арестованными, охраняемыми австрийскими солдатами. В Екатеринославе арестован член Совета солдатских и рабочих депутатов Громан-Духонина, у которой обнаружены списки красногвардейцев. В Бахмутском уезде двести рабочих Голландского рудника и соляных копей забастовали. Вооруженные ограбления продолжаются».

В 14.50 Ленин направил Сталину в Царицын телеграмму: «Царицын, Сталину.
Посылайте рыбу, мясо, овощи – вообще все продукты, какие только можно и как можно больше. Ленин». После этого Сталин еще имел и беседу с Лениным по прямому проводу. Примерно в это время из поездки по Северному Кавказу в Царицын вернулся и лидер Донецкой республики Артем-Сергеев.

В это время на Северном Кавказе росла «бичераховщина». А. Шляпников провел в станице Котляревской безуспешные переговоры с Г. Бичераховым. В Котляревскую Шляпников прибыл на том самом поезде, в котором за несколько недель до этого колесил с ним и лидер Донецкой республики Артем-Сергеев.

Германия официально ратифицировала Брестский договор с Украиной.

Гетман Скоропадский издал закон »Об уголовной ответственности за превышение предельных цен и спекуляцию». Этим документом дела по спекуляции относились к ведению окружных судов без присяжных заседателей и права обжалования приговоров.

Дипломатический корпус стран Антанты дружно выехал из Вологды и направился в Архангельск, контролируемый союзными войсками. В тот же день нарком РСФСР Г. Чичерин заявил, что решение дипломатов «уехать в Архангельск означает уехать из России».

24 июля 1919 г.:

Политбюро ЦК КП(б)У в присутствии Троцкого утвердило решение о временном подчинении Харьковского военного округа Реввоенсовету 14-й армии. Командующим округом был утвержден Сергей Нацаренус.

Полковник Борис Штейфон, находясь в Харькове, объявил о начале формирования Олонецкого, Шлиссельбургского и Ладожского полков Добровольческой армии.

В первом ряду справа налево - Штейфон, Кутепов и Витковский

Центральное бюро связи и информации при Наркоме военных дел УССР доложило о ситуации в деникинском Харькове: «Город охраняется исключительно полицией и жандармерией. На станции стоит бронепоезд имени Корнилова… Шкуро говорит о передаче власти Учредительному собранию, а Деникин – открыто о монархии. Между донцами, стоящими за монархию, и кубанцами, настаивающими на Учредительном собрании, – раскол. Мобилизация проходит слабо».

Генерал Иван Беляев провел в Харькове совещание с виднейшими инженерами края, которых представлял профессор Вадим Тир. Беляев, заявив «Время – кровь!», призвал как можно быстрее наладить технические работы, необходимые Добровольческой армии: «Таковы ремонт автомобилей, изготовление сабель, ремонт винтовок, револьверов, приспособление бронепоездов и т.д. Словом, Харьков, как первый русский город, от которого доложна быть проложена дорога на Москву, должен превратиться в громадный сплошной завод, работающий для военных нужд… Харьков должен стать Нижним Новгородом и дать своих Минина и Пожарского».

Генерал Иван Беляев

В харьковском офисе Совета съездов горнопромышленников Юга России (на Сумской ул.) состоялось учредительное собрание Харьковского отделения Национального центра. Единогласно председателем отделения избран бывший депутат Госдумы 1-го созыва Николай Ковалевский.

В Харькове под председательством профессора Леонида Таубера состоялось общее собрание членов партии кадетов. Основным докладчиком был Алекандр Маклецов, который заявил: «Члены партии должны влиться в творческий процесс гражданского устроения родины… Россия как великая держава мыслима лишь как демократическое государство. Партия должна выйти из состояния безответственной оппозиции. Критика власти необходима, но критика должна быть благожелательной. Нужно не обличать, а исправлять, помня, что власть творит великое национальное дело».

Леонид Таубер

В деникинском Харькове произведены аресты нескольких известных учителей.

В газете «Новая Россия» В. Даватц попытался разобраться в причинах резкой смены настроений харьковской публики, которая не так давно в театре Муссури рукоплескала выступлениям Троцкого, а спустя несколько месяцев в том же театре устроила овации Пуришкевичу. Даватц писал: «Толпа всегда была изменчива и легковерна. Сегодня поклонялись, завтра свергали. Но едва ли где-нибудь в мире существует такая толпа, как у нас… Она всегда немного сумрачна и много злобна. И не восторг руководит ею, но злоба. И рукоплещет она от злобы. То она зла на «буржуев» – и рукоплещет Троцкому; то – зла на «евреев» и рукоплещет Пуришкевичу. И рукоплескания ее - не выражение восторга, но выражение злобы. И страшно подумать, на кого будет зла эта «Россия - завтра» и кому она будет рукоплескать».

А харьковская газета «Южный край» все сравнивала большевиков образца Донецкой республики и тех же самых большевиков периода их короткого пребывания в Харькове в 1919 г.: «От прежнего Кина не осталось и следа. Есть Кин жестокий как раньше, твердый характером и сильный волей, но где-то пропала его относительная человечность, куда-то ушло все то, что примиряло с ним буржуазные группы» (см. статью Эдуарда Зуба «Твердая Рука – друг буржуинов?»)

В театре Харьковского Коммерческого клуба состоялась парадная оперетта «Маскотта» и канцерт-кабаре, сбор от которых пошел в пользу марковцев.

В Харькове на ул. Сумская, 5 состоялось торжественное и шумное открытие ресторана «Танго».

По состоянию на 24 июля в Харьковской губернии зафиксировано 45 тыс. случаев заболевания холерой, сыпным и брюшным тифом.

24 июля 1921 г.:

Трагически оборвалась жизнь легендарного революционера, создателя и лидера Донецко-Криворожской республики Федора Артема-Сергеева. Примерно в 17.00 члены только что созданного им Международного Комитета пропаганды и действия революционных горнорабочих после череды торжественных мероприятий, проведенных ими в Туле, выехали оттуда в сторону Москвы на аэровагоне Валериана Абаковского.

Аэровагон Абаковского

Трагедия произошла в 18.35 буквально в версте от станции с характерным названием Свинская (южнее Серпухова).

В статье «Как он погиб», опубликованной на годовщину смерти Артема, говорилось: «Его нашли мертвым на полотне железной дороги с разбитой
головой, но с той же улыбкой, которая будто бы говорит: любите друг друга,
работайте без устали».

У Артема-Сергеева осталась вдова и 4-месячный сын Артем Сергеев. Известие о смерти семье погибшего привез его близкий друг Михаил Фрунзе.

До сих пор не до конца понятны причины аварии аэровагона, который к тому времени уже прошел успешные испытания и имел немало километров пробега. У потомков Артема (об этом свидетельствуют и интервью его сына, и мои беседы с его внуком) существует конспирологическая теория. Они утверждают, что комиссия, расследовавшая причины аварии, установила, что железнодорожный путь был завален камнями. Наследники Артема подозревают Троцкого в том, что тот мог ликвидировать серьезного конкурента, чей авторитет в международном рабочем движении стремительно набирал силу. Но возникает закономерный вопрос: а почему спустя годы, когда троцкистам приписывали убийства, отравления, теракты, взрывы, данный случай не был использован против них? Пока что я безуспешно пытаюсь найти в российских архивах результаты работы комиссий по расследованию катастрофы…

24 июля 1924 г.:

В Бахмуте (ныне – Артемовск) в торжественной обстановке открыт величественный памятник-мавзолей Артема работы знаменитого скульптора Кавалеридзе. Сам Кавалеридзе считал эту работу вершиной своего творчества. К сожалению, памятник был разрушен немцами и не был восстановлен.

 24 июля 1926 г.

В газете «Пролетарий» (орга Всеукраинского совета профсоюзов) опубликована статья профсоюзного шахтерского активиста И. Кудрявцева, посвященная 5-й годовщине со дня смерти Ф. Артема-Сергеева. Автор писал: «Тов. Артем, как никто, знал искусство наладить товарищеские отношения. Все мы, знающие его, можем сказать, что каждый из нас считался товарищем Артема и Артем каждому из нас был наилучшим товарищем. Его образ – это лучший пример для воспитания грядущих поколений. Это истинный представитель старой ленинской гвардии. Солдат и вождь Революции, один из могучих творцов Великого Октября, он величественно стоит перед нам таким же ярким, каким был пять лет тому назад. Память о нем, о мастере революции, властителе дум рабочего класса Донбасса и Украины, также грозно и настойчиво, как и при жизни, зовет нас на дальнейшие решительные, упорные битвы за рабочее дело – за коммунизм».

24 июля 1991 г.:

В газете «Вечерний Донецк» опубликована статья Дмитрия Корнилова «Артем», посвященная гибели лидера Донецкой республики.

Хронология: 23 июля

10 июля 1917 г. (23 июля) 1917 г.:

Прибывший всего лишь за неделю до этого в Харьков Ф. Артем-Сергеев принял участие в Харьковской общегородской конференции РСДРП(б) и сразу же (наряду с М. Мурановым и С. Буздалиным) был делегирован от имени харьковцев на областную Южно-Русскую конференцию большевиков в Екатеринославе. Отдельным пунктом харьковцы поручили своим посланникам: «Делегатам на конференцию поручено отстаивать, чтобы областной центр был в Харькове». Так во многом был предопределен столичный статус Харькова в будущей Донецкой республике.

Вдова Артема Елизавета Репельская позже вспоминала, что сближение с ним у нее началось как раз после этого решения конференции. Она писала: «Когда Артем с другими харьковскими делегатами стал собираться в Екатеринослав на областную партийную конференцию Донбасса и Криворожья и я узнала, что у него плохо с бельем, с одеждой, нет денег, я раздобыла деньги и купила ему все необходимое. Это вовсе не было признаком особой личной близости. Мы еще не были мужем и женой и у нас не завязалось даже то, что называется «романом». Мы были – товарищи».

В этот же день в Киеве началась областная конференция РСДРП(б) Юго-Западного края, который еще не считал себя Украиной. Согласно решению конференции, в область вошли губернии: Каменец-Подольская, Волынская, часть Могилевской, Черниговская, Киевская, Полтавская и Херсонская. При этом Херсонкие большевики отказались признавать себя частью этой области.

23 июля 1918 г.:

В Мариуполе началось восстание рабочих, которые захватили орудия артиллеристов, а возле городского банка обратили в бегство австрийцев, захватив их пулемет. В порту рабочие заняли штаб-квартиру оккупантов. Успех восстания во многом объяснялся тем, что в Мариуполе в основном стояли галицкие части австрийской армии, которые дружно бежали при первых же выстрелах.

Во Владикавказе, уже со всех сторон охваченном мятежами, С. Орджоникидзе провел съезд народов Терека. Напомним, что лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев накануне посещал Владикавказ.

Министр иностранных дел гетманской Украины Д. Дорошенко пожаловался в письме В. Липинскому на немцев, чья политика якобы «колебалась между украинской и российской ориентациями», из-за чего Киев не мог достичь соглашения с Москвой по границам.

Дмитрий Дорошенко в студенческие годы

23 июля 1919 г.:

В 10 часов утра в Харьков прибыл главноначальствующий Харьковской, Екатеринославской и Таврической губерний генерал В. Май-Маевский. Генерал поселился на ул. Пушкинской, 57. Дом и место штаба для генерала подыскивал его адъютант и шпион Павел Макаров, ставший прототипом Кольцова в фильме «Адъютант его превосходительства». Судя по воспоминаниям Макарова, они с генералом, проживая в Харькове, частенько хаживали в дом предпринимателя Андрея Жмудского, расположенный тут же – на Пушкинской. Якобы Май-Маевский приударил за гувернанткой Жмудских, а сам Макаров – за младшей дочерью бизнесмена Катенькой (см. http://kharkov.livejournal.com/769719.html).

Дом Жмудских на Пушкинской

Комендант деникинского Харькова генерал Шевченко вступил в исполнение обязанностей начальника Харьковского гарнизона. ВрИО коменданта был назначен полковник Кириенко. Википедия утверждает, что речь идет об известном корниловце Иване Кириенко, хотя в той же статье утверждается, что Иван Кириенко стал генералом еще во время Кубанского похода.

Иван Кириенко

В тот же день генерал Шевченко издал приказ о борьбе с азартными играми: «До моего сведения дошло, что не только в клубах, но и ресторанах и даже увеселительных садах ведутся азартные игры, каковые ни при какиех условиях недопустимы. Приказываю Коменданту города строго следить за этим и, в случаях обнаруживания азартной игры, подвергать аресту не только владельцев означенных мест, но и лиц, ведущих игру; а обнаруженные во время игры деньги отбирать… и представлять мне для зачисления их в фонд Добрармии».

Харьковское отделение ОСВАГ анонсировало скорое прибытие в город… британской авиации: «На днях в Харьков прибывают отряды английских самолетов с английскими летчиками. Среди них один летчик, сбивший до 75 германских аэропланов. Аэропланы обслуживаются исключительно волонтерами».

Харьковская городская управа призвала население, пользующееся городским трамваем, не предъявлять кондукторам для уплаты проезда купюры более 5-10 рублей, «чтобы не усложнять работы кондукторов разменом крупных денежных знаков».

В Харькове состоялось общее собрание членов партии кадетов.

Трое грабителей в деникинской форме совершили налет на квартиру по ул. Фесенковской, 3 в Харькове. Жилец квартиры Беланов был ограблен на сумму 60 тыс. рублей.

В Харькове состоялось интимное кабаре «Five o’clock Tango-tea». Было объявлено, что часть средств, полученных за билеты, должна была пойти на нужды Добровольческой армии.

В Харькове умер известный врач и общественный деятель Александр Филипс.

Александр Филипс

Начальник отдела политического департамента петлюровского МВД В. Сирко, находясь в Каменец-Подольском, сделал доклад о разложении Галицийской армии: «Среди Галицийской армии распространяется дезертирство… Среди галицийских старшин можно услышать часто голоса неверия в украинское дело… Украинская интеллигенция вообще убеждена, что теперешнее правительство не в силе поставить украинский вопрос на положение европейского значения и не сумеет придать Украине значение в политических кругах Европы». Знакомая ситуация, не правда ли?

23 июля 1921 г.:

Ф. Артем-Сергеев с группой иностранцев из созданного только что им самим Международного Комитета пропаганды и действия революционных горнорабочих едет в Тулу для ознакомления с работой подмосковных шахтеров. По просьбе самого Артема иностранцев решили удивить чудом техники – аэровагоном Валериана Абаковского.

Артем со товарищи посетили Тульский райком, спустились в Щекинские угольные шахты. Вот как это описано в статье «Как он погиб»: «12 часов дня, летний день, равномерно раздается стук машины – двигателя. Сердитое урчание пропеллера. Поезд катится по железнодорожным рельсам 40-45 верст в час, вызывая удивление прохожих. Как и чем он двигается? Без трубы, без дыма. Из вагона льются звуки Интернационала, несутся ввысь, разливаются среди столетних дубов засеки, по которой проходит поезд-вагон. Пропеллер замедляет ход и мы на ст. Щекино. Иностранные гости обступают тов. Артема и с расспросами; т. Артем спускается в шахту, а за ним и гости. Долго остаются там под землей, изучают темп работы и сравнивают каждый по-своему с заграничной работой. Всем дает объяснения т. Артем. Его зовут в каждый забой. К счастью, он владеет немецким, английским, болгарским и немного французским языками. Осмотр окончен».

Во второй половине дня вся группа вернулась в Тулу и сфотографировалась на тульском вокзале возле чудо-вагона, который вскоре погубит практически всех этих людей, изображенных на снимке. Этот снимок станет и последним снимком самого лидера ДКР Ф. Артема-Сергеева:

На этом снимке почти весь Комитет пропаганды: сам Артем (от России), Гельбрих и Стрюпар (от Германии), Фридман (Австрия), Хьюлет (Англия), Константинов (Болгария). На подножке вагона в кожанке – изобретатель Абаковский, который тоже вскоре станет жертвой.

Поздно вечером 23 июля в тульском театре состоялось торжественное расширенное заседание местного горсовета с участием Артема и высоких зарубежных гостей. Пресса описывала: «Полный театр публики. Говорят иностранные гости о значении русской революции, о жизни горняков за границей, о впечатлениях от поездки по рудникам и вообще по России. Все их речи переводит т. Артем». Жить лидеру ДКР и его зарубежным гостям осталось меньше суток…

23 июля 1922 г.:

«Луганская правда» опубликовала статью бывшего наркома Донецкой республики Бориса Магидова «Памяти тов. Артема», в которой автор вспоминал и отступление войск ДКР на Царицын: «Отступать от немцев нам пришлось вместе с товарищем Артемом. Здесь он показал и доказал еще раз свой недюжинный талант способного на все, действительного солдата революции. Мы видели Артема в Штабе, в отделе снабжения, и еще чаще на передовых позициях. В трудную минуту Артем неожиданно для всех появлялся в самом опасном месте, на бронепоезде, броневике и своей бесстрашностью заражал и увлекал всех».

Газета «Коммунист» опубликовала статью К. Черняева «Как он погиб» в связи с годовщиной гибели Артема-Сергеева. В статье писалось: «Приблизительно за день-два до смерти им был организован в Москве международный Союз горнорабочих. Это колоссальная, трудная работа была проделана т. Артемом, она была нелегкая, но эту свою мечту, еще родившуюся до русской революции в копях Австралии – он осуществил ее. С этим он спешил, как будто бы предчувствовал скорую кончину…»

В том же номере газеты опубликована статья «Пламенное сердце», написанная сотрудиком ЦК Всероссийского союза горнорабочих Семеновым: «Среди родных своих горняцких масс т. Артем вырастает в яркую, редкой силы величину, из пропагандиста и агитатора превращается в испытанного вождя рабочего класса… Для рабочих Донбасса тов. Артем был воином-вождем, учителем и революционером, руководителем… Только год прошел со дня трагической кончины т. Артема. Сознание уже примирилось с его смертью. Но не год, а десятки и сотни лет имя т. Артема, как вождя горняцких масс, их руководителя и учителя, не забудется среди рабочих горняков» 

Хронология: 22 июля

9 июля 1905 г. (22 июля по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев организовал панихиду по погибшим в «Кровавое воскресенье» (9 января 1905 г.) в связи с полугодом с момента события. Один из участников событий Ф. Юнюков заявил, что настоятель храма якобы отказывался проводить молебен, тогда «мы заставили попа насильственным путем отслужить молебен, а пока длился молебен, явились казаки и начали нас лупить нагайками». Другой же большевик И. Юпанов заявил, что батюшка не только не сопротивлялся, но даже «с большим подъемом служил панихиду». Все советские историки утверждали, что рабочие организовали прямо в церкви митинг протеста, после чего были жестоко разогнаны казаками. Юпанов же  утверждает, что драку начал рабочий ХПЗ Егоров. Вот как это описано: «Все было как будто бы хорошо, но некоторые наши товарищи заметили кругом шпионов и переодетых жандармов. Егоров не выдержал и начал бить шпионов. Другие шпионы, переодетые в рабочую одежду, бросились на защиту и тут началось побоище».

Мироносицкая церковь, где в 1905 г. произошла стычка рабочих с полицией

9 июля 1907 г. (22 июля по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев написал письмо родителям из Пермской тюрьмы, в котором просил опознать его для проведения следственных действий против него (в противном случае ему грозила бы статья за бродяжничество и каторжные работы). Явно успокаивая своих родителей, которые проживали тогда в Акбулаке, Артем расписывал чуть ли не райские условия содержания в тюрьме: «Камера большая, светлая. Пища неплохая, прогулка в день чуть ли не на 2 часа, еженедельно баня, а что главное – я могу иметь здесь столько книг, сколько хочу, и имею очень много времени для занятий. Собственно говоря, на воле никогда не бывает таких благоприятных условий для работы. И на меня вообще тюремный режим действует неплохо. Я не маленький мальчик и не красная девица, и на воле я бывал гораздо в худших условиях довольно часто». В одном из писем на волю он переслал и данный рисунок, сделанный сокамерником:

Рисунок Журавлева "Артем в Пермской тюрьме" (Артем - крайний справа)

9 июля 1917 г. (22 июля по новому стилю):

Состоялись выборы в Харьковскую городскую Думу, в ходе которых явную победу одержали эсеры, получившие 54 места из 116. Большевики, проведшие эту кампанию без Артема, получили всего 11 мест (гласными стали и некоторые будущие активные деятели ДКР – Кин, Рухимович и др.). Учитывая, что уже в сентябре они вышли на лидирующие позиции в Харькове, лишний раз свидетельствует об организационных и пропагандистских талантах Артема-Сергеева.

Интересное описание дня выборов 9 июля 1917 г. было приведено в белогвардейской газете «Новая Россия» спустя два года: «Город напоминал тогда военный лагерь: около избирательных участков были раскинуты солдатские палатки – то были агитационные пункты партии эсеров. По улицам мчались автомобили, принадлежавшие и государственным учреждениям, и частным лицам, и почти все без исключения захваченные для целей агитации советом солдатских и рабочих депутатов… В городе царила атмосфера, создаваемая господством буйствующей черни. Были употреблены все усилия, чтобы запугать, застращать обывателя и привести его к избирательным урнам на большевистско-эсеровском поводу… 9 июля 1917 года были посеяны тет ядовитые семена, из которых выросло большевистско-эсеровское «древо смерти»".

22 июля 1918 г.:

Екатеринославский губернский староста сообщил гетманскому правительству о том, что австрийскими оккупационными властями закрыта меньшевистская газета «Вперед» и арестованы несколько местных журналистов, а также лидеры Екатеринославского железнодорожного профсоюза, организовавшего забастовку. В тот же день командование Австро-Венгерской армии на Востоке издало приказ: «Немедленно прекратить всякие собрания, сходки и манифестации впредь до особых распоряжений. Немедленно прекратить забастовки в предприятиях, имеющих общественное или государственное значение… Все рабочие должны немедленно приступить к работам. Защищать их против забастовщиков будут союзные войска». А нам теперь доказывают, что гетман Скоропадский имел какую-то реальную власть на Украине.

Войска Шкуро и Слащева захватили Ставрополь.

22 июля 1919 г.:

В Харькове при большом стечении публики состоялись похороны полковника Константина Рябцева, который в 1917 г. командовал Московским военным округом, участвовал в сопротивлении корниловскому мятежу и руководил сопротивлением большевикам в Москве в октябре 1917 г. С сентября 1918 г. Рябцев с семьей жил в Харькове, где под псевдонимами К. Киров и Е. Алексеев писал политические статьи в газетах «Южный край», «Утро». С приходом деникинцев был арестован по обвинению в слишком активном сопротивлении Корнилову и сдаче Москвы большевикам. Был убит корниловцами «при попытке к бегству» на углу Благовещенской и Тюремной улиц.

Объявлено о том, что в Харькове на Дмитриевской улицы арестован советский комиссар г. Грайворона Г. Копильник, переодетый в форму деникинской армии. У него найдено 12 удостоверений и денег на сумму 12533 руб.

На Петинской улице Харькова неизвестными грабителями убиты два человека.

В Харькове ночью совершено дерзкое ограбление в здании зубоврачебной школы Кривопускова (располагалась в начале нынешнего Московского проспекта, сейчас на его месте – здание, известное харьковчанам как «Дом со шпилем»). Грабители проникли в здание через пустующую школу, по веревочной лестнице спустились в офицерский магазин «Марс», обчистив его на 70 тыс. рублей. Затем проломили стену, проникнув в соседнюю офицерскую артель, взломали сейф и вынесли драгоценностей и вещей на сумму до 3 млн. руб.

Деникинскими властями проведены повальные обыски и аресты в домах по Екатеринославской улице Харькова.

Белогвардейская харьковская газета «Новая Россия» в редакционной статье «Политические задач момента» призвала приветствовать «диктатора не только как диктатора-освободителя, но и как диктатора-устроителя: необходимо утвердить порядок, пресекающий возврат большевизма слева и проявление большевизма справа. Задача эта возможна только для диктатора, опирающегося на разумную демократическую политику, но не боящегося непреклонной силой власти сломить бунтарство и анархию».

В Харьковском театре Муссури начал читать курс своих лекций известный российский политик, монархист, лидер «Союза русского народа» Владимир Пуришкевич. С 22 по 24 июля он прочитал три лекции «Россия вчера», «Россия сегодня» и «Россия завтра». Лекции вызвали бешеный ажиотаж у публики. Пуришкевич под гром аплодисментов заявил, что в России обязательно возродится монархия.

Владимир Пуришкевич

Харьковский санаторий, расположившийся в здании бывшей частной психиатрической лечебницы доктора Платонова, объявил о благотворительной акции – бесплатном электролечении и водолечении раненых офицеров Добровольческой армии.

Известный харьковский врач-психиатр профессор Сергей Давиденков опубликовал обширную статью «Психиатрическое в большевизме», в которой писал: «Стольких наших прежних пациентов, алкоголиков или кокаинистов, бывало, оборванными и избитыми привозимых время от времени в психиатрические больницы, и считавшихся всегда решительно не способными к какому-либо самостоятельному заработку, мы вдруг встречали теперь в роли то комиссара, то советского служащего… Большевизм – явление уродливое, но не психопатологическое. Допуская садистов к исполнению своих задач, большевизм действует с хладнокровной последовательностью, это нужно ему, призывающему к гражданской войне и к убийству богатых бедными». Любопытно,
что профессор Давиденков в конце концов стал заслуженным деятелем наук РСФСР, членом Академии медицинских наук СССР, был награжден орденами ненавистного ему Ленина и Красной звезды.

Сергей Давиденков

22 июля 1920 г.:

Большевистская сводка сообщила о преодолении «политического бандитизма» в районе Екатеринослава: «Многие банды разгромлены, и положение улучшилось».

Польское правительство предложило советской России начало мирных переговоров.

22 июля 1922 г.:

Газета «Луганская правда» опубликовала редакционную статью «К годовщине смерти т. Артема». В статье провозглашалось: «Годовщина смерти т. Артема совпадает с годовщиной 3-летия коммунистического союза молодежи. Молодежь рабоче-крестьянская! Равняйся по Артему!… У тов. Артема черпай волю, энергию, уверенность, стойкость и революционную выдержку!»

Хронология: 21 июля

8 июля 1906 г. (21 июля по новому стилю):

Будущий активный деятель Донецкой республики Александр Пархоменко собрал в своем родном селе Макаров Яр (ныне – Пархоменко) сельскую сходку, выдвинувшую требование снижения арендной платы за землю от местного помещика Ильенко. Митинг попытались разогнать казаки, пустив в ход нагайки, а местный пристав даже открыл стрельбу в толпу. Начались стычки, выросшие в серьезные беспорядки и длившиеся почти неделю.

Макаров Яр в 1903 г. (источник: http://fotki.yandex.ru/users/pwkon134/view/121814/?page=27)

8 июля 1917 г. (21 июля по новому стилю):

Юзовская организация РСДРП(б) постановила отклонить предложение эеров и меньшевиков о создании единого блока на выборах в городскую Думу.

21 июля 1918 г.:

Находясь в Царицыне, Сталин послал в адрес С. Шаумяна в Баку телеграмму с жестким требованием: «Я требую от Бакинского Совнаркома безоговорочного проведения в жизнь независимой международной политики и решительной борьбы с агентами иноземного капитала».

Газета «Киевская мысль» поместила описание киевского вокзала в связи с забастовкой железнодорожников: «Вдоль перронов расположились с вещами толпы застигнутых в пути пассажиров, которые вынуждены жить эти дни под навесами вокзала. На станционной территории не заметно никакого движения, не слышно паровозных свистков».

21 июля 1919 г.:

Красная армия отбила у денкинцев Константиноград (ныне – Красноград).

В Харькове началась необычайная паника, вызванная намерениями деникинской администрации прекратить хождения советского рубля. С утра выстроились значительные очереди у зданий Госбанка и городского казначейства, однако выяснилось, что те обмен денег не производят.

Деникинский комендант Харькова генерал Шевченко издал приказ № 17, которым ввел значительные штрафы (до 1 тыс. рублей) и даже 3-месячный арест за нарушение правил движения. Приказ гласил: «Замечено, что при езде на автомобилях или других самодвижащихся экипажах по г. Харькову и его окрестностям не соблюдается никаких правил. Сплошь и рядом приходится наблюдать прямь бешеную недопустимую езду, которая не только грозит порчей самой машины, жизни шофера и его пассажирам, но и небезопасня и для частной публики». Комендант ограничил скорость езды до 15 верст в час (примерно 16 км/ч), а на поворотах и перекрестках - 5-8 верст «с предупреждением гудком, кляксоном или свистком».

В Харькове создана комиссия по увековечению памяти умершего накануне председателя Совета съездов горнопромышленников Юга России Н. фон Дитмара. Возглавил комиссию активный деятель Совета инженер Н. Фенин.

Харьковская газета «Южный край» поместила некрологи в память о председателе Харьковской земской управы В. Акишева, подписанные семьей «покойного». На следующий день выяснилось, что некрологи – это подлог, а Акишев находился в командировке в Екатеринодаре.

В здании Харьковской городской управы вновь вывешены портреты городских голов Харькова, снятые ранее большевиками.

Городская управа Харькова

Харьковское общество приказчиков отправило приветственную телеграмму в адрес Колчака и Деникина, а также выделило 50 тыс. рублей в пользу Добровольческой армии.

21 июля 1920 г.:

От имени Реввоенсовета Первой конной армии К. Ворошилов направил в Харьков телеграмму: «От имени Красной Конной армии шлем поздравление украинским рабочим и крестьянам по случаю первых славных побед, одержанных армиями Республики над войсками белой Польши».

Хронология: 20 июля

20 июля 1918 г.:

В Царицыне состоялись торжественные похороны застреленного председателя губернского Совета Якова Ермана. Участник похода войск Донецкой республики на Царицын Анатолий Долин вспоминает: «Царицын встретил нас… похоронами убитого накануне белогвардейцами юного председателя губисполкома Якова Ермана». По воспоминаниям Долина, уже после похорон он общался с главой ДКР Артемом, который направил бойца в Самару, дабы укрепить оборону волжских речных путей для обеспечния безопасности маршрута до Москвы.

Сам Артем где-то в эти дни как раз пробивался в Царицын с Северного Кавказа. От Святого Креста (ныне – Буденновск) до Волги станицы уже контролировались мятежными казаками. Сопровождавший Артема Е. Кустолян писал об этом: «Впереди солончаковая степь. Расстояние около 400 километров. У Артема созрел проект: на автомашине, развивая большую скорость, проскочить через территорию, занятую белогвардейскими отрядами. Из Святого Креста на автомобиле Артем с Беляковым благополучно добираются до Астрахани». Говорят, в одной из станиц машина была обстреляна, но все-таки проскочила.

С 10 часов утра к всеобщей забастовке железнодорожников на оккупированной немцами Украине присоединились Екатерининская и Харьковская железные дороги. Харьковская газета «Голос Юга» писала: «По мнению даже высших кругов дороги, в забастовке прежде всего повинно само министерство – из-за равнодушного отношения к насущным требованиям железнодорожников».

20 июля 1919 г.:

В Харькове на Городском кладбище похоронен глава Совета съездов горнопромышленников Юга России Николай фон Дитмар. Вот как выглядела церемония: «Гроб с телом Н.Ф. утопал в венках. Городская депутация явилась со стягом городского самоуправления. В 9.30 утра в Мироносицкой церкви началось архиерейское служение. Протоиерей проф. Буткевич произнес речь о значении Н.Ф. фон Дитмара, как общественного и государственного деятеля. По окончании поздней литургии тело покойного было вынесено из Мироносицкой церкви и процессия двинулась по направлению к городскому кладбищу. В 15.30 тело было предано земле».

Протоиерей Тимофей Буткевич

В харьковском театре Муссури состоялась публичная лекция на тему «Обман, предательство и утопия большевизма».

В харьковском Доме рабочих на ул. Петинской состоялся «День докладов по вопросам государственного и экономического строительства России». Доклады проводились в поддержку Добровольческой армии.

Харьковская пресса по просьбе консула Франции разместила текст приветствия в адрес генерала Деникина от французского генерала Франше д’Эспре, командующего войсками Антанты на Востоке: «Блестящее наступление, освобождающее народы России от гнета самой кошмарной тирании, является лучшей наградой беспримерной храбрости и неутомимой энергии войск, которым вы лично всегда давали пример высших военных качеств».

В Харьков прибыл председатель Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков Георгий Мейнгард. В этой связи гость дал интервью местной прессе, сообщив, что помимо убийств и расстрелов комиссия будет расследовать «преступления большевиков» по многим пунктам, связанным с «вмешательством большевистской власти во все области государственной и общественной жизни», а также «картину разрушения, получившуюся в результате этого вмешательства».

Георгий Мейнгард

Публично объявлено о переводе Главного управления по делам главноуполномоченного по Донецкому топливу из Ростова в Харьков. Управление разместилось в здании бывшего «Монотопа» на Епархиальной ул., 56. Боюсь ошибиться, но я так понимаю, что это здание нынче – это Дворец студентов ХПИ. Надеюсь, харьковцы поправят, если это не так.

Дворец студентов ХПИ

О самообложении в пользу деникинской армии заявила харьковская Комиссия секции дамских шляп! В качестве чего вносили свой взнос любительницы соломенных шляпок, непонятно.

В харьковском театре и саду «Гротеск» (по Екатеринославской улице, 17) состоялся бенефис известного музыканта, автора маршей и романсов Дмитрия Покрасса. Любопытно, что к тому времени он уже написал «Марш Дроздовского полка«. Что не помешало ему вместе с харьковским коллегой Д’Актилем примкнуть уже в 1919 г. в Первую Конную армию и написать вместе с ним знаменитый «Марш Буденного«. Все-таки исскуство не знает границ… В том числе моральных…

Официально сообщено о том, что в Купянском уезде зафиксировано 28 случаев заболевания холерой, 13 человек умерло.

В деникинском Харькове оживился рекламный рынок. Стали появляться и такие вот креативные рекламные объявления:

20 июля 1920 г.:

В Петрограде продолжился 2-й конгресс Коминтерна, проводившийся с необычайной помпой. На этом конгрессе Артем встретился с массой своих бывших соратников по Донецкой республике. В частности, он пересекся с Исааком Шварцем (партийная кличка – Семен), который в 1917-18 гг. принял активное участие в подготовке к провозглашению ДКР. Вскоре после конгресса Артем перетащил Шварца в ЦК Всероссийского союза горнорабочих.

Артем и Шварц в 1920 г.

Сталин прибыл в Харьков после поездки по фронту.

Парад харьковских ветеранов 9 мая 2012 г. (фото tochka.net)

Махновцы захватили Изюм, подвергнув город разграблению.

Совнарком Советской России принял постановление «О ликвидации мощей во всероссийском масштабе». Была поставлена цель «полностью ликвидировать варварский пережиток старины, каким является культ мертвых тел». По всей стране начались вскрытие и уничтожение святых мощей. Кампания фактически свернулась в 1922 г. после смерти Ленина, чье тело, как известно, стало частью нового «культа мертвых тел». Спрашивается: а чем нынешняя кампания по преданию тела Ленина земле отличается от действий Совнаркома?

20 июля 1924 г.:

Елизавета Сергеева-Артем, вдова Ф. Артема, направила приветствие в адрес донецких рабочих в связи с открытием памятника своему мужу в Бахмуте. Она выразила сожаление в связи с тем, что не может приехать на торжественную церемонию, так как заболел сын Артем Сергеев. В письме она написала: «Где бы ни был Артем, его никогда не покидала мысль о Донецких рабочих и Донецком бассейне. Всякая неудача Донецкого бассейна, всякая невзгода донецкого рабочего глубоко и больно волновала Артема. Его постоянной мыслью было поднять Донецкое хозяйство, создать лучшие условия жизни Донецким рабочим, организовать детские дома, школы, ликвидировать неграмотность и создать из Донбасса культурный и лучший оплот революции и на эту борьбу нас обязывает теперь память об Артеме». Обратный адрес Репельской был: Москва, Дом ВЦИК (тот самый известный «Дом на Набережной»), кв. 415.

Дом на Набережной, в котором жили вдова и сын Артема-Сергеева

 

Хронология: 19 июля

6 июля 1908 г. (19 июля по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев написал из Пермской тюрьмы письмо своей покровительнице Екатерине Мечниковой (проживала в Москве, в Третьем Троицком переулке, ныне – переулок Васнецова). В письме Артем говорит ей, что у следствия против него ничего особого нет: «То, что есть – имеет пока самую относительную ценность. То, что я уклонился когда-то от воинской повинности – это знают. Предполагают, что был знаком с двумя-тремя лицами, что прозывался различными именами, то есть меня называли, а не я сам себя называл. А больше ничего достоверного». При этом Артем признается, что, даже несмотря на это готовится к тяжелому приговору – пяти годам каторги.

6 июля 1917 г. (19 июля по новому стилю):

Фракция большевиков Харьковского Совета попытлась внести резолюцию с протестом против действия властей в ходе июльских беспорядков в Петрограде: «Мы протестуем против подавления революционного движения петроградской демократии вооруженной силой правительственных войск и обещаем ей полную поддержку в борьбе за создание такой революционной власти». За резолюцию проголосовал всего 21 депутат и в итоге она была отвергнута Советом.

Екатеринославская большевистская газета «Звезда» опубликовала статью местного большевика Н. Копылова (Мартын) «К созыву партийной областной конференции Донецкого бассейна». Копылов призвал: «Пусть не будет ни одной хотя бы самой маленькой партийной организации, которая не связалась бы с областным центром». Екатеринославцы на тот момент надеялись, что этим самым центром станет именно их город. Но харьковцы при помощи Артема настояли на своем столичном положении.

19 июля 1918 г.:

Создан Военный совет Северо-Кавказского военного округа во главе со Сталиным.

Правительство гетмана Скоропадского восстановило действие царского закона от 1905 г., согласно которому участников забастовок можно было сажать в тюрьмы. Закон был принят для подавления начавшейся на Украине, оккупированной немцами, забастовки железнодорожников.

Несмотря на это, в тот же день стачком Екатеринославского узла призвал приосединиться всех к забастовке железнодорожников. Воззвание гласило: «Помните, товарищи, либо победа, либо вы вечные рабы».

В Екатеринославе бастовали рабочие химических предприятий. В поддержку бастующих Харьковский союз химиков перечислил 300 рублей.

19 июля 1919 г.:

В Харькове состоялась массовая церемония прощания с телом умершего от тифа Николая фон Дитмара. В 12.00 в здании Совета съездов горнопромышленников Юга России прошла панихида, в 17.00 из квартиры Дитмара по ул. Рыбной, 22 тело было вынесено в Мироносицкую церковь. На церемониях присутствовал весь харьковский бомонд.

По состоянию на 19 июля в харьковских больницах числилось до 300 человек, больных сыпным тифом.

Деникинская сводка за 19 июля гласила: «В районе Богодухова бында красных силой до 500 человек при 2 пулеметах была разбита доблестными белозерцами под деревней Соколов. Деревня занята нами. Красные бежали на деревню Дмитриевку. Наши части, преследующие противника, заняли ст. Кириковка, что 15 верст к западу от гор. Ахтырки».

К вечеру того же дня сводки сообщали: «На Сумском направлении вчера красные повели наступление со стороны дер. Бутово, Ямное и Мащеное на Тамаровку. Доблесными ингерманландцами, при поддержке пооезда «Офицер», противник был отброшен в исходное положение. Ввиду ожесточенности боя с красными, оказавшимися коммунистами, пленных не взято».

Бронепоезд "Офицер"

А в это время командарм 12-й советской армии Н. Семенов предложил командарму-14 А. Егорову ударить «во фланг противнику с юга». Одновременно Семеновым был издан приказ: «С целью улучшить наше оборонительное положение овладеть линией Валки-Богодухов».

Городской голова Харькова Н. Салтыков запросил деникинскую администрацию о порядке хождения советских денег. Местная пресса отмечала: «В городской управе большие недоразумения и неудобства вызывает вопрос об обращении т.н. советских денег. Население вносит в уплату за пользование водой, электрической энергией, канализацией и пр., почти исключительно советские денежные знаки, которые, однако, крайне неохотно принимают кредиторы управы, в кассе городской управы советские деньги не принимались».

Харьковская городская управа приняла решение сохранить 14 детских летних площадок из числа 21, открытой большевиками.

Новый попечитель Харьковского учебного округа С. Блинов поделился своим отношением к вопросу о развитии украинской школы: «Никакого отрицательного отношения к ней сейчас не наблюдается. Но, будучи ограничено в средствах, правительство Добровольческой Армии находит возможным отпускать средства только на создание общегосударственной школы».

В Харькове вышел первый номер сатирического журнала «Танк» под редакцией А. Смолянова (настоящая фамилия – Замошников).

В залах управления Южных железных дорог в Харькове был устроен бал-концерт, устраиваемый в пользу Добровольческой армии. Музыку обеспечивал оркестр под управлением Виктора Левшакова. В советские времена Левшаков был известным в Харькове дирижером коммунарского оркестра, исполнявшего советские маршы. О нем не раз упоминал Антон Макаренко.

Ночью в харьковском районе Москалевка состоялась перестрелка местной стражи с неизвестной группой лиц, которая после этого скрылась.

Украинское советское агентство БУП распростанило сведения о положении в Харькове: «По сообщениям из Харькова, цены на продукты растут с каждым днем, подвоза продуктов по-прежнему нет… Буржуазия при поддержке городской управы, губернатора, казаков энергично разыскивает реквизированные Советвластью вещи. В рабочих кварталах происходят постоянные обыски, аресты. Судьба арестованных неизвестна».

Власти Дона приняли решение выслать за пределы Области Войска Донского бывшего начальника охраны Г. Распутина, генерала Михаила Комиссарова, которого обвинили в «распространении волнующих население о подрывающих престиж власти слухов о перемене в составе высшего командования и правительства».

Михаил Комиссаров

19 июля 1920 г.:

В Петрограде начался 2-й Конгресс Коминтерна, в котором активное участие принял Ф. Артем-Сергеев.

Картина Б. Кустодиева "Праздник в честь 2-го Конгресса Коминтерна"

На этом конгрессе Артем познакомился со многими деятелями международного рабочего движения, с которыми намеревался организовать Профинтерн. В частности, будущий основатель и лидер Британской Компартии Уильям Галлахер (уникальный человек – коммунист, избиравшийся депутатом парламента!) оставил краткое описание о встрече с Артемом на данном Конгрессе: «Сергеев-Артем, руководитель советских шахтеров. Я представлял горняков Шотландии и, вполне естественно, подружился с ним. Оказалось, он провел несколько лет в эмиграции в Австралии и бегло говорил по-английски. От него я многое узнал об истории партии большевиков… Артем рассказывал мне и об опыте подпольной работы в России».

Уильям Галлахер

19 июля 1921 г.:

С 20.00 до 23.30 в Москве Ф. Артем-Сергеев провел свое последнее заседание Центрального комитета Всероссийского Союза горнорабочих. Он доложил об амбициозных планах по созданию Международного Комитета горнорабочих, получив одобрение ЦК. Кроме того, сообщил о намерении посетить Тулу.

19 июля 1924 г.:

Елизавета Сергеева-Артем, вдова Ф. Артема, направила в адрес Донецкого губкома самый удачный, по ее мнению, портрет своего мужа, написав: «Портрет этот написала наш старый партийный товарищ Евстафьева мне, но т.к. это, по-моему, один из самых удачных портретов, то мне хочется его передать
самым близким и родным товарищам Артема – ДОНЕЦКИМ РАБОЧИМ и я с разрешения Евстафьевой послала его Донецкому Губкому». Очень хотелось бы знать, какова дальнейшая судьба этого портрета…

19 июля 1934 г.:

Бывший нарком Донецкой республики И. Варейкис назначен первым секретарем Воронежского обкома ВКП(б).

Хронология: 18 июля

5 июля 1917 г. (18 июля по новому стилю):

Митинг рабочих харьковского завода ВЭК принял резолюцию, поддержавшую митинги протеста в Петрограде: «Считаем, что революционная армия и пролетариат вызваны на улицу полной бездеятельностью Временного правительства, которое в большинстве своем буржуазное и ничего до сих пор не предприняло в урегулировании хозяйственной разрухи, а потому требуем немедленного перехода всей власти в руки Советов».

Общее собрание заводских комитетов Харькова приняло решение о небходимости ввести рабочий контроль на предприятиях. Кроме того, было решено о созыве в двухнедельный срок областной конференции Донецко-Криворожского бассейна.

В Екатеринославе победой рабочих завершились забастовки рабочих деревообделочников и обувщиков.

В Киеве состоялось вооруженное выступление солдат полка им. гетмана Полуботка.

18 июля 1918 г.:

Под Алапаевском вместе с другими членами царской семьи был расстрелян великий князь Сергей Михайлович.

Великий князь Сергей Михайлович

18 июля 1919 г.:

В 11 ч. 30 мин. утра в Харькове умер один из самых известных всей России харьковцев Николай фон Дитмар, глава Совета съездов горнопромышленников Юга России, человек, внесший значительный вклад в развитие самого Харькова и индустриального Донбасса. Причиной смерти стал брюшной тиф.

Харьковская пресса была забита некрологами в память фон Дитмара

Сподвижник Дитмара по Совету горнопромышленников инженер Александр Фенин написал на смерть своего лидера: «Умер человек, имя которого извесно всей грамотной России, чьей кипучей энергии и творчеству обязан не только наш горнопромышленный Юг, весь расцвет и развитие которого на протяжении последних тридцати лет неразрывно связаны с именем Н.Ф., но и вся Россия… Биография Николая Федоровича – это история всего общественного развития России и в первую очередь ее Юга, промышленность которого была в значительной степени плодом его деятельности. Эта деятельность воздвигла Николаю Федоровичу всероссийский памятник. В расцвете сил умер одиз из тех очень немногих людей, которым история присвоит наименование создателей Великой России». Любопытно, что имя Дитмара предано забвению не только в России, но и в родном ему Харькове, который обязан этому человеку званием индустриального центра. И лишь канализационные люки в центре города кое-где еще напоминают харьковцам и харьковчанам об этом имени.

Имя Дитмара, запечатленное в харьковских люках

По состоянию на вечер 18 июля деникинские сводки сообщали: «1-я терская дивизия ведет бой за овладение г. Ахтырки… В районе Екатеринослава наши части, наступая, потеснили противника от Екатеринославских дач».

Правление союза городских работников Харькова обратилось к деникинской администрации с призывом скорейшего освобождения работников городского водопровода, которые были арестованы без предъявления им обвинений.

Харьков продолжал собирать иностранных дипломатических представителей. По состоянию на 18 июля в нем находились следующие консульства: Швейцарии (Максимилиановская ул, 3), США (Сумская, 21/23), Польши (Сумская, 44), Италии, Персии, Армении (Воскресенская пл., 5), Грузии. Кроме того, в Харькове находились диппредставители Франции, Британии, Бельгии.

Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» с юмором вспомнила о тех временах, когда русский язык в Харькове был понижен в статусе: «Русский язык сразу из общерусского, всем равнодоступного и родного, обратился в «язык национального меньшинства», и Харьковская городская дума, имевшая в своем составе самостоятельную украинскую фракцию в составе двух членов, робко ходатайствовала перед украинскими властями о том, чтобы приказы и объявления печатались, кроме украинского, еще и на языках национальных меньшинств, в том числе на русском. Все это было не только нелепо, но в основе своей фальшиво и неискренно. Жизнь оказалась сильнее партийного доктринерства, и не характерно ли, что после новой победы самостийников в лице Петлюры и памятного Харькову атамана Балабачана, новые власти, несмотря на свой совершенно необузданный шовинизм, вынуждены были обращаться к населению на двух языках – на украинском, чтобы манифестировать украинскую национальную идею, и на русском, чтобы быть понятыми населением. Как тяжелый сон, прошло это время попрания общерусской национальной идеи и идеи государственного единства». Прошло, говорите? Ничего эти комичные описания не напоминают из дня сегодняшнего?

На Харьковском паровозостроительном заводе деникинским отделом пропаганды была проведена лекция «Основные положения декларации генерала А.И. Деникина».

В Сергиевской церкви Второй мужской гимназии Харькова был совершен торжественный молебен «о даровании здравия и победы Добровольческой армии».

Вторая мужская гимназия

18 июля 1920 г.:

В Юзовке подведены итоги проведенной «Недели красного добровольчества молодежи»: «Записалось 350 добровольцев, среди которых более 20 женщин-работниц. Все записавшимся были устроены торжественные проводы, на которых ярко выразился революционный подъем рабочего населения».

На съезде в Харькове официально прекратила свое существование партия левых «боротьбистов», решивших слиться с большевиками.

В Подволочиске Галицкий оргкомитет коммунистов-большевиков издал обращение к галицийским (отнюдь не украинским!) крестьянам и рабочим с призывом поддержать борьбу Красной Армии, вступившей в Галицию. Отдельно было принято и обращение к галицийской интеллигенции: «Ваше место с рабочими массами! Вы должны искупить тот позор и стыд, которые бросают на вас недавние дни нашего прошлого!»

Хронология: 17 июля

4 июля 1907 г. (17 июля по новому стилю):

После четырех месяцев содержания в Пермской тюрьме будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев на допросе дал против себя показания следователю 2-го участка. До этого он числился в деле как Павел Петрович Кречетов, подозреваемый в подпольной деятельности. Поскольку паспорт был поддельным, а личность Артема была не установлена, ему грозило обвинение в бродяжничестве и следующая за тем каторга. 4 июля Артем назвал свое настоящее имя, дабы его могли опознать родственники, а также признался в том, что он уклонился от воинской повинности, что не грозило столь суровым наказанием. Больше следствие против него толком ничего не накопало.

4 июля 1912 г. (17 июля по новому стилю):

Департамент полиции составил на будущего лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева подробную справку с указанием его роста, внешних данных и родных. Приметы описывались так: «Роста 2 аршина 6 вершков, шатен, цвет волос бороды и усов темно-русый, походка развалистая».

4 июля 1917 г. (17 июля по новому стилю):

В харьковском театре Муссури на ул. Благовещенской (многострадальное здание на ул. Карла Маркса, 28, приходящее ныне в полную негодность) будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев выступил со своей первой публичной лекцией на тему «Война и рабочее движение в Австралии». Это было первое появление Артема на люди после возвращения с Зеленого континента.

Театр Муссури

В Харькове впервые публичную политическую активность проявил прибывший незадолго до этого 30-й запасный полк, который на митинге солдат принял резолюцию в поддержку бастующей домашней прислуги. Причем в резолюции солдаты не просто поддержали бастующих, но и в ультимативной форме потребовали других домашних служащих «немедленно присоединиться к забастовке».

На заседании заводских комитетов Харькова принято решение о необходимости «введния контроля рабочих над производством и распределением продуктов во всей стране».

В Петрограде состоялись массовые антиправительственные демонстрации, организованные большевиками. На Невском проспекте демонстарция матросов была расстреляна из окна одного из домов, что вызвало ответный огонь и значительные беспорядки. Несколько человек погибли, многие были ранены.

Расстрел демонстрации на Невском проспекте

17 июля 1918 г.:

Сталин отослал Ленину телеграмму с отчетом о своей поездке по Царицынскому фронту.

В то же время Сталин из Царицына сообщает Орджоникидзе, находившемуся, как и Артем-Сергеев, на Северном Кавказе: «Перерыв железнодорожного сообщения и полная оторванность, с одной стороны, России от единственного хлебного района, что делает голод неминуемым (имейте в виду, что пути к Кизляру, как и к Петровску, также прерваны), и, с другой стороны, Ростовского фронта от центров снабжения, что неизбежно приведет к развалу этого фронта. Без немедленного восстановления линии голодные бунты на севере и потеря Северного Кавказа становятся неминуемыми. У нас здесь нет достаточных сил для немедленного восстановления линии. Полагаю, что у вас скорее всего могут найтись свободные силы для удара с юга (линия прервана до Зимовников). Во всяком случае, одновременный удар с юга и с севера абсолютно необходим. Торопитесь, пока не поздно».

На пристани возле Царицына, возвращаясь из Москвы, был застрелен один из лидеров Царицынского Совета Яков Ерман.

Памятник Якову Ерману

В Екатеринбурге в подвале Дома Ипатьева в ночь на 17 июля расстреляна семья российского императора Николая II.

Подвал Дома Ипатьева, в котором была казнена семья Николая II

Временное Сибирское правительство в Омске приняло декларацию »О государственной самостоятельности Сибири«. Объявив независимость, Сибирь провозгласила при этом: «Временное Сибирское Правительство полагает также совершенно необходимым объявить не менее торжественно, что оно не считает Сибирь навсегда оторвавшейся от тех территорий, которые в совокупности составляли Державу Российскую, и полагает, что все его усилия должны быть направлены к воссозданию Российской государственности».

Временное Сибирское правительство летом 1918 года

17 июля 1919 г.:

Белые войска в результате ожесточенных боев отбили у большевиков Богодухов. Деникинские сводки сообщали об эпическом сражении, о 10 тысяч пленных и трех захваченных бронепоездах. Правда, через день эти триумфальные реляции пришлось корректировать: «Число захваченных пленных, зарегистрированных пока, составляет 200 человек. Броневики и танки в сражении не участвовали».

Харьковский губернатор Богданович издал распоряжение о порядке заготовок урожая 1919 г.: «Сбор урожая трав в 1919 году на лугах, других сенокосных угодьях у землевладельцев или арендаторов самовольно или по распоряжению советских властей, проивзодится лицами или обществами, захватившими эти угодья. Из собранного урожая половина его поступает в пользу лиц или обществ, собравших урожай, другая же половина должна быть сложена ими на лугах в стога и поступает в пользу землевладельца или арендатора». Стоит ли говорить, что харьковские крестьяне, уже считавшие данные луга своими, не были в восторге от таких установлений.

По распоряжению генерала А. Кутепова в Харькове закрыта социал-демократическая газета «Начало». В редакции газеты был проведен обыск и почему-то изъяты висевшие на стенах географические карты. Редактор газеты Ткаченко и ее издатель были арестованы. Это решение вызвало критику даже в белогвардейской печати. Так, газета «Новая Россия» написала: «Легальное существование органа марксистской мысли, имеющего целью идейную борьбу с большевизмом, могло бы только содействовать укреплению этих течений и настроений».

В здании харьковского Коммерческого института лекцией харьковского профессора правоведения Владимира Гордона открылись Курсы права и политики, организованные отделом пропаганды Добровольческой армии. На курсы записалось до 400 человек. Агитационная речь Гордона в поддержку деникинцев была встречена бурными аплодисментами. Любопытно, что позже Гордон возглавлял правовой отдел Наркомата внутренней торговли СССР и был автором многих советских законов.

Владимир Гордон

В Харьковской Общественной библиотеке один из лидеров кадетской партии Александр Титов провел лекцию на тему «Воссоздание России». Среди разделов лекции был и такой: «Мелкие государственные образования юга и запада России и их роль в отношении к русскому вопросу». Титов, помимо всего прочего, привел любопытное объяснение того, почему Юденич до сих пор не взял Петроград: «Взятие Петрограда отсрочивается лишь потому, что не подвезено продовольствие (2 млн. пудов хлеба), необходимое для питания голодного населения Петрограда». Мол, подвезут хлебушек – и Питер можно брать…

В Харьков прибыл известный в России прокурор Николай Каринский, до 1917 г. бывший прокурор Петроградской судебной палаты (кстати, на этой должности он считался «сочувствующим большевикам», а затем был уволен по требованию этих самых большевиков). В Харьков Каринский прибыл в качестве члена «комиссии по расследованию злодеяний большевиков». Нынешним харьковчанам имя Каринского больше знакомо в связи с его женой Варварой Каринской, ставшей известной всему миру законодательницей мод.

Варвара Каринская

Прямо в городском парке Харькова вечером застрелился военный чиновник 3-й артиллерийской бриганды деникинцев Иван Петров.

Тремя людьми в деникинской форме (один офицер и двое солдат) в Харькове совершено ограбление обитателя дома по ул. Московской, 65 М. Курзана. Были отобраны золотые с бриллиантами часы на сумму до 60 тыс. рублей.

Советское Бюро украинской прессы сообщило: «Красноармейский инструктор, прибывший из Харькова, где пробыл два дня после захвата города добровольцами, спасшийся бегством, передает, что при отступлении красноармейцев от Харькова, красноармейцы, которых казакам удалось окружить и захватить в плен, подверглись зверскому избиению. Красноармейцы, не успевшие снять с головного убора значков красных звезд, подвергались со стороны озверелой толпы клеймению раскаленным железом, выжиганию тавров на лбу. Красноармейцы выделялись в особую группу и тут же массами расстреливались с пулеметов. Очевидец сообщает, что при взятии Харькова казаками был устроен погром. Черно-деревенские кулаки грабили магазины второй день».

Совет обороны УССР принял постановление «О подавлении кулацких и белогвардейских заговоров на селе».

В Каменец-Подольском украинский атаман С. Петлюра принял делегацию евреев, прибывших с жалобами на погромы, чинимые петлюровцами. Вот как описывает этот прием В. Винниченко: «Когда 17 июля к этому мещанину, Главному Атаману, явилась делегация от замученного, подвергнутого пыткам еврейства и просила его «повлиять» на погромщиков, то он со своей стороны, обещая им это, предложил… также «повлиять на еврейские круги по ту сторону фронта, чтобы они помогали нашей армии, которая борется против большевиков».

17 июля 1920 г.:

Председатель Донецкого губернского исполкома Ф. Артем-Сергеев выехал из Луганска в Москву на 2-й Конгресс Коминтерна. Как пишет С. Буздалин, сразу после конгресса Артем был направлен в агитационную поездку за границу «и в Донбасс не возвращался». На самом-то деле, Артем потом еще неоднократно приезжал в Донбасс, занимался его нуждами, но уже там не работал, поскольку вскоре был избран председателем ЦК Всероссийского союза горнорабочих и стал одним из создателей и лидеров Профинтерна.

Хронология: 16 июля

3 июля 1917 г. (16 июля по новому стилю):

В этот день будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев прибыл в будущую столицу республики – город Харьков. По поводу дат приезда Артема существует немало версий. Во многих мемуарах написано, что он появился в Харькове в июне, некоторые пишут даже о мае. Харьковая исследовательница биографии Артема Валентина Астахова с большой долей вероятности установила, что датой приезда можно считать 3 июля по старому стилю, так как есть сведения о том, что уже на следующий день Артем читал лекцию в театре Муссури, а день лекции известен точно – 4 июля. Есть разные сведения о том, где поначалу ночевал Артем. Многие пишут о том, что он спал в редакции газеты «Пролетарий» прямо на кипах газет. Г-жа Астахова, хорошо знавшая Елизавету Репельскую, жену Артема, уверяет, ссылаясь на воспоминания той, что первую ночь он провел в Рабочем клубе на ул. Петинской (ныне – ДК «Металлист» на Плехановской).

Именно в этот первый свой вечер в Харькове, согласно данным воспоминаниям, Артем и познакомился со своей будущей женой. 21-летняя большевичка Репельская ораторствовала на митинге в сквере возле клуба. Она вспоминала: «Я стояла на ящике и произносила горячую речь. Слушали как будто неплохо. Но вдруг кто-то громко закричал: «Что вы ее слушаете? Хотите, чтобы ваши дети остались без хлеба? Это большевичка, повесить ее надо!» Толпа сомкнулась, кто-то сбил с меня пенсне, и я почувствовала, что меня куда-то тащат. Что произошло бы, не знаю, но, по счастливой случайности, неподалеку оказались Артем и Яков Ярослав, секретарь Харьковского комитета большевиков. Крепкий, кряжистый Артем растолкал толпу, оба очутились возле меня и втолкнули меня в какую-то калитку». Поскольку без пенсне Елизавета плохо видела, Артем отвел девушку в ее квартиру в Ботаническом переулке, еще не подозревая, что вскоре станет ее мужем. Так весело началось пребывание Артема в родном Харькове.

Елизавета Репельская в 1918 г.

Делегация Временного правительства во главе с Терещенко и Церетели признали автономию Центральной Рады Украины, что вызвало кризис российского правительства и выход из него кадетов.

В Петрограде начались массовые демонстрации, в том числе вооруженные, против Временного правительства, инспирированные большевиками. К вечеру произошли первые вооруженные стычки. ЦК большевиком выступил против организации вооруженного выступления, но события выходили и из-под их контроля.

Июльская демонстрация в Петрограде

16 июля 1918 г.:

Приказом № 11 по Северо-Кавказскому округу на базе войск Донецкой республики, прибывших накануне на Волгу, создан Царицынский фронт. Войска ДКР во главе с К. Ворошиловым в основном сосредоточились на Центральном участке (около 20 тыс. штыков, 2700 сабель, 82 орудия, 162 пулемета и более десятка бронепоездов). Командовать фронтовым резервом (1300 штыков, 500 сабель, 8 орудий, 47 пулеметов) был назначен заместитель военного наркома ДКР Н. Руднев.

На оккупированной немцами Украине началась всеобщая забастовка железнорожников, продлившаяся до конца августа.

16 июля 1919 г.:

Вечерняя сводка деникинцев за этот день сообщала: «На Богодуховском направлении доблестные дроздовцы начали наступление на Богодухов и, преодолев сопротивление при двух бронепоездах противника, днем подошли к Богодухову, а в 17 ч. атаковали город и заняли его».

Обнародован приказ генерала А. Деникина: «Приказываю всем строевым Начальникам принять решительные меры к недопущению повторения случаев самочинных расстрелов и ограблений сдающихся красноармейцев. Солдатам необходимо разъяснить, что наряду с палачами-коммунистами, латышами и китайцами, добровольно льющими русскую кровь, в красной армии в настоящее время служат, под страхом расстрела, мирные крестьяне и рабочие, ждущие первого случая, чтобы перейти на сторону нашей армии».

В Харьков из Екатеринодара прибыл известный харьковцам помещик, кадет, бывший депутат 1-й Госдумы России Николай Ковалевский, занимавший пост председателя аграрной подкомиссии межведомоственного совещания при Деникине.

Николай Ковалевский

Известный авиатор и авиапромышленник В. Лебедев провел в Харькове совещание о состоянии Южной железной дороги. Железнодорожники сообщили, что по сравнению с дореволюционными 1500 паровозами они сейчас располагают всего 500, из которых 40% находятся в аварийном состоянии, а по сравнению с дореволюционными 35 тыс. вагонами сейчас имеют 9 тыс.

В Харькове в торжественной обстановке отметили 13-летие городского трамвая, в честь чего почти на три часа движение трамвая… было преравно ради торжественного молебна в Петинском трамвайном депо. К трамвайщикам обратился городской голова Харькова Н. Салтыков: «В тяжелую годину приходится нам с вами налаживать городское хозяйство. Помните, что только в совместной работе мы можем многое сделать. Народная Добровольческая армия несет гражданский мир, и теперь от нас зависит укрепить этот мир и дружной работой, сздать прочные условия для развития мирной гражданской жизни».

Фото сайта http://transphoto.ru/

В должность попечителя Харьковского учебного округа вступил назначенный деникинской администрацией С. Блинов. В интервью, данном по случаю назначения, он обозначил свои основные задачи: «Борьба с упадком нравственности и развитие в юношестве здорового национального чувства стоят здесь на первом плане».  

На заседании Харьковского правления Общества трудящихся женщин решено открыть столовую для офицеров Добровольческой армии в помещении по ул. Екатеринославской, 1. Одновременно решено прервать контракт с еврейской гимназией, арендовавшей у данного общества помещение.

В Еврейском доме Харькова (на Куликовской, 12) состоялось общее собрание женщин Харьковского еврейского комитета помощи Добровольческой армии. Целью собрания была организация «Дамского Комитета по сбору белья».

Харьковское Медицинское общество постановило обложить своих членов обязательным денежным взносом в пользу Добровольческой армии в размере 10% от месячной зарплаты, а также обязательной бельевой повинностью (каждый должен был сдать в пользу деникинцев по комплекту белья).

Харьковская пресса сообщила, что лидер Совета Съездов горнопромышленников Юга России Н. Дитмар тяжело заболел сыпным тифом.

Известный харьковский прозаик и активист кадетской партии Владимир Татаринов (и, кстати, зять Дмитрия Багалея) опубликовал в газете «Новая Россия» статью «Большевистская «дипломатия»", в которой восторгался постановкой пропаганды у большевиков: «Есть одна область большевистской деятельности, которой можно и должно у них поучиться – это их искусство пропаганды. Едва ли не первые большевики показали, что пропаганда, проводима в государственном масштабе, является столь же грозным оружием, как дредноуты и аэропланы».

В той же газете театральный критик А. Смирнов в статье «В защиту искусства» выступил с резкой критикой театрального репертуара белогвардейского Харькова: «Читаешь афиши спектаклей и концертов – и выносишь тягостное чувство. Откуда такой безудержный и всеобщий уклон в сторону варьетэ и кафе-шантана?.. В саду Коммерческого Клуба, вместо недавней еще почти сплошь симфонической программы, оркестр, сильно сокращенный и обезглавленный… каждый вечер играет бойкие вальсы и шумные попурри, после чего на эстраде появляется г. Вертинский и воспевает подряд любовь «к тонкой перчатке и духам» и смерть «Московских белогвардейцев», словами и напевом, манерное ничтожество которых – живое оскорбление памяти героев… Странное дело: в дни большевизма репертуар был значительно культурнее, чем сейчас».

В Харькове на конфетной фабрике «Заря» (Рыбная ул., 28) произошел сильный пожар. Ущерб от стихии был оценен в 10 тыс. рублей.

Во время ночного обыска в харьковской гостинице «Москва» (ул. Екатеринославская, 14) задержаны жильцы отеля, у которых были найдены фальшивые керенки на сумму 1480 рублей.

Советское Бюро украинской прессы сообщило: «Беженцы из Юзовки передают о насилиях, чинимых белогвардейцами. Ворвавшись в Юзовку, они немедленно восстановили старорежимные порядки, влоть до исчисления времени по старому стилю. Через несколько дней после занятия города была объявлена мобилизация рабочих до 45 лет. Рабочие отказались явиться к мобилизации. Тогда начались репрессии. Рабочих избивали плетьми, нагайками, подвергали пыткам, расстреливали целыми группами».

16 июля 1920 г.:

Сталин посетил Мариуполь, где ознакомился с состоянием Азовского флота. В 30-е годы главной достопримечательностью Мариуполя был штабной вагон, в которым Сталин посещал этот город. Было бы любопытно узнать судьбу данного вагона-музея…

Находясь в Мариуполе вместе со Сталиным, командующий Юго-Западным фронтом Егоров издал приказ о создании 2-й Конной армии РСФСР. Командующим был назначен Ока Городовиков. В руководство армией вошли бывшие участники похода войск ДКР на Царицын Щаденко и Жлоба.

Ока Городовиков

Советское правительство официально ответило отказом на Ноту Керзона об остановке наступления в Польше.

После неоднократных отказов лидер Польши Ю. Пилсудский все-таки дал короткую аудиенцию С. Петлюре в Замостье. На встрече польский диктатор дал понять лидеру УНР, что поляки не собираются впредь поддерживать его. Пилсудский заявил: «Украинцы сами должны продемонстрировать неопровержимые факты, которые бы доказали, что независимая Украина на самом деле существует. Например, поднять всеобщее восстание». Ясное дело, Петлюра не мог ничего такого «доказать» ни немцам, ни полякам, ни самим украинцам…

Пилсудский и Петлюра в 1920 г.

 

Хронология: 15 июля

2 июля 1917 г. (15 июля по новому стилю):

Министры Временного правительства от кадетской партии ушли в отставку в знак протеста против признания правительством украинской Центральной Рады и фактической автономии Украины (само собой, пока без Донецко-Криворожской области). Начался июльский кризис.

15 июля 1918 г.:

Примерно в это время лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев, оказавшийся с сопровождавшим его небольшим отрядом отрезанным от своих войск, принимает решение пробиваться к ним в Царицын с Северного Кавказа. Для этого он прибывает в Святой Крест (ныне – печально известный Буденновск). Амбициозные планы по доставке оборудования и продовольствия в Царицын приходится оставить. Артем оставляет железнодорожную летучку, на которой ездил по Кавказу и начинает разрабатывать пути, по которым он мог пробиться в Царицын через степи, уже контролировавшиеся белоказаками.

Артем во главе отряда (по версии иллюстратора А. Лурье)

Болгария стала первой страной, ратифицировавшей Брестский договор с Украиной, после чего между Киевом и Софией были установлены дипломатические отношения.

Гетман Скоропадский подписал закон, утвердивший статус временных земельно-ликвидационных комиссий, основной функцией которых было возвращение земель их законным владельцам. Попытки реализации данного распоряжения приели к крестьянским бунтам. Гетманским же законом весь урожай хлеба 1918 года объявлялся собственностью державы. Невзирая на эти законы, немцы продолжали самостоятельно изымать хлеб и отправлять его в Германию.

Отправка украинского хлеба в Европу

15 июля 1919 г.:

Советские оперативные сводки сообщали: «На Екатеринославском направлении разбитый противник в панике бежит по всем направлениям; к Екатеринославу преследование его успешно продолжается. Северо-западнее Екатеринослава нашими частями занята Марьяновка и обстрелян г. Новомосковск. На Харьковском направлении… попытки противника, получившего в подкрепление два батальона пьяных черкесов, атаковать наше расположение отбита с большими для него потерями».

Харьковский губернатор Богданович издал приказ № 11, ограничивающий свободу собраний: «Всякого рода собрания могут происходить всякий раз только с особого на то разрешения надлежащей власти. Лица, виновные в неисполнении сего будут предаваться военному суду».

Деникинский комендант Харькова генерал Шевченко объявил о том, что не намерен рассматривать анонимные жалобы, которые ему начали поступать в большом количестве. Объявление коменданта гласило: «Подобного рода сообщениям я никогда не придавал значения, не думаю придавать им и теперь, а посему прошу напрасно не тратить бумаги не отнимать времени ни у себя, ни у других на вскрывание оных писем, ибо прочитываться они не будут».

В Екатеринодар выехал председатель Харьковской земской управы В. Акишев. Цель его поездки заключалась в выбивании с деникинской администрации 2,5 млн. рублей на срочные противочумные меры особенно в Купянском и Изюмском районах. В то же время Купянская земская управа сообщила об открытии холерного барака на 20 коек, также воззвав оказать ей материальную помощь.

В здании Совета съездов горнопромышленников Юга России на Сумской улице состоялось многолюдное заседание промышленников, на котором было сообщено о том, что председатель Совета Николай Дитмар слег с болезнью. Вместо него заседание вел Александр Фенин. От имени деникинской администрации выступил известный российский авиатор и авиапромышленник Владимир Лебедев, который в тот момент был председателем управления промышленности и торговли деникинского правительства. Он призвал создать в Харькове комитет помощи голодающим и заверил, что продовольствие, нехватка которого все явственнее ощущалась в Донбассе и Харькове, уже начинает поставляться с Кавказа. Кроме того, Лебедев заявил, что в Харькове будет образовано отделение министерства промышленности «для обслуживания местных и краевых нужд».

Владимир Лебедев

Приказом генерала Май-Маевского уполномоченным по продовольствию Харьковской, Екатеринославской и Курской губерний назначен П. Троицкий, который при гетмане Скоропадском занимал должность председателя Харьковской конторы державного хлебного бюро и был отстранен затем петлюровцами.

В городскую управу Харькова с разрешения деникинских властей включен депутат 1-й Госдумы России, кадет Федор Иваницкий, который был назначен заместителем городского головы.

Федор Иваницкий

Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» в редакционной статье «О национальной диктатуре» попыталась объяснить демократическую суть диктаторского режима Колчака-Деникина: «Для концентрации наших – особенно военных – сил нужна твердая диктаторская рука. И, нисколько не нарушая принципа необходимости народовластия, мы приходим к национальной диктатуре, как единой форме, способной создать условия для какой-либо государственной жизни… Такая диктатура несет с собою одновременно и успокоение, и реформы; такая диктатура прислушивается к общественному мнению и делает из него надлежащие выводы».

Группа харьковцев выступила с инициативой переименования ряда улиц города в честь воинов Добровольческой армии. В этой связи при городской управе была создана специальная комиссия.

В помещении харьковского Автомобильного клуба (Мироносицкий переулок, 8) состоялся благотворительный концерт, сбор от которого пошел в пользу Добровольческой армии.

Вечером неизвестные грабители на ул. Большая Панасовская (ныне – ул. Котлова) в Харькове напали на полицейского Петрова, отобрав у него винтовку.

Известный харьковский доктор (по совместительству – поэт) Сергей Игумнов опубликовал антибольшевистское эссе «О чем, крестясь, молиться надо», в котором, в частности, написал: «Большевиков прогнать нетрудно, от большевизма освободиться мудрено: это не плащ, который сразу можно сбросить, это – привычка, это – характер, который можно изменять лишь перевоспитанием, создав условия, благоприятствующие жизни и развитию человеческой личности». Это не помешало затем С. Игумнову числиться советским врачем, историком советской медицины, дожить до немецкой оккупации Харькова, где он в 76-летнем возрасте нелепо погиб, будучи сбитым германской машиной.

Сергей Игумнов

Харьковский театр «Синяя птица» объявил об обновлении своей труппы и появлении в ней известнейших российских актеров и актрис, в частности Антонины Кварталовой.

15 июля 1920 г.:

По инициативе Исполкома Коминтерна и ВЦСПС в Москве создан Международный совет профессиональных и производственных союзов
(Межсовпроф)
, видным деятелем которого вскоре стал Ф. Артем-Сергеев.

В Енакиево состоялись торжественные проводы 50 юных добровольцев на полський фронт.

Галицкий революционный комитет провозгласил создание Галицкой Социалистической Советской Республики со столицей в Тернополе.