Хронология: 29 сентября

16 сентября 1917 г. (29 сентября по новому стилю):

ЦК РСДРП(б) за подписью Я. Свердлова направил в адрес Луганского комитета большевиков поздравление с успехом на выборах в городскую Думу: «Очень рады, что вы приобрели такое влияние в широких массах. Само собой, необходимо приложить все усилия для закрепления за собой этого влияния». ЦК сообщил, что направил для укрепления Луганской организации Владимира Залежского.

Владимир Залежский

Областной комитет РСДРП(б) Юго-Западной области (то есть преимущественно Малороссии) направил в ЦК партии отчет о проведении областной конференции. В письме киевские большевики вновь пытались отстоять идею о включении в их область Одессы и Новороссии (понятно, о Донецко-Криворожской области они тогда не мечтали). При этом честно отмечали в письме: «Следует заметить, что такие города, как Киев и Одесса, решительно не имеют никакого влияния на провинцию. И организациями этих городов совершенно ничего не сделано для организации провинции вокруг этих центров».

29 сентября 1918 г.:

На центральном участке Царицынского фронта советскими войсками, основу которых составляли отряды Донецкой республики, удалось ликвидировать прорыв противника. Красные отбили обратно станицу Кривая Музга. Ворошилов доносил Сталину из ст. Карповской в 15.45: «Связи с Музгой еще нет. Карповка забита поездами. Музга занята нами. Антонов повел свои части на балку Грачеву и хутор Черкасов. Еще не установил истинной причины отступления и паники. Полагаю, что все от преступной небрежности командного состава. Сейчас выезжаю в Музгу и на фронт».

С утра белоказаки начали массированную атаку на позиции большевиков в районе Котельниково, под Царицыным. Прямо с эшелонов в бой были брошены необстрелянные рабочие царицынского «Грузолеса» и анархисты, которых за несколько недель до этого разоружали в связи с попыткой мятежа Молдавского (см. http://kornilov.name/hronologiya-7-sentyabrya/). Вскоре под натиском белых это необстрелянное войск побежало. Чтобы остановить бегущих, на коне в их строй врезался начальник Котельниковской социалистической дивизии Григорий Родин. Вскоре он погиб.

29 сентября 1919 г.:

Деникинская сводка за 29 сентября гласила: «По непроверенным сведениям нами занят город Землянск, что в 40 верстах к северо-западу от Воронежа… На правом берегу Днепра наши части вчера перешли в наступление и несколько продвинулись к западу от р. Ирпень. Нами с боем занята узловая станция Христиновка, захвачены составы и до 30 вполне исправных паровозов».

После поездки на Курский фронт в Харьков примерно в 23.00 вернулся генерал В. Май-Маевский. По дороге он заехал с инспекцией на станции Щигры и Мармыжи.

Состоялся пленум Харьковского отделения «Союза Возрождения России». В заседании принял участие один из создателей и лидеров Союза, известный российский публицист и общественный деятель Венедикт Мякотин. По итогам заседания была принята резолюция: «Считая, что в настоящий исторический момент необходимо, в делах защиты охраны интересов демократического самоуправления и создании условий для государственного строительства, образование делового объединения, признать необходимым создание списка гласных в пределах тех политичесских и общественных групп,члены которых образуют Союз Возрождения».

Венедикт Мякотин

Под председательством Харьковского архиепископа Георгия началось епархиальное собрание духовенства и мирян Харьковской губернии. С докладом на тему «Клир и миряне в строительстве церковном» выступил харьковский профессор Александр Погодин.

Книга Александра Погодина

В Харьковском театре Муссури начали гастроли известных российских балетных танцоров – Михаила Мордкина, который в будущем станет чуть ли не основоположником американского балета, и Маргариты Фроман, которая в будущем станет основоположницей балета Югославии. В деникинском же Харькове они дали три концерта. Причем немаловажно отметить, что концерты организовывались Отделом пропаганды ОСВАГ.

Михаил Мордкин

 29 сентября 1920 г.:

Продолжая наступление в Донбассе, армия Врангеля взяла Юзовку (ныне – Донецк). Это было пределом врангелевского наступления.

В этот день М. Фрунзе передавал по прямому проводу в Центр о положении в Донбассе: «Дела пока неважны, противник главными силами левой колонны двигается на Макеевку в обход Юзовки с востока. Разъезды его обнаружены в 7 верстах к юго-западу от ст. Иловайская. Указанное заставляет предполагать о возможном намерении прорваться в Область Войска Донского и на Кубань».

Политбюро ЦК КП(б)У приняло предложение Нестора Махно о прекращении взаимной борьбы и начале совместных действий против Врангеля. При этом в постановлении говорилось: «Соглашения не оглашать, ограничиваясь сообщением после перехода Махно в тыл Врангеля».

Хронология: 28 сентября

16 сентября 1896 г. (28 сентября по новому стилю):

В Ростове-на-Дону родился Виктор Григорьевич Филов, ставший в 1918 году наркомом юстиции Донецкой республики. О его судьбе и биографии мало что известно. Я даже его фото пока нигде не нашел (буду благодарен ростовчанам, если помогут отыскать). Но благо, под его началом в газете «Трудовой Дон» начинала свою трудовую биографию писательница Вера Панова. Благодаря ее дневникам и мемуарам, мы знаем кое-какие подробности из жизни Филова. Кстати, она сама потом призналась, что срисовала с бывшего наркома ДКР образ редактора Дробышева в «Сентиментальном романе». Вот как она его описала: «Дробышев и в редакции редко сидит — ходит, разговаривая, по кабинету или стоит у стола, опершись на стул коленом… Деловитый, с быстрым взглядом, с повелительной посадкой головы. И речь у него быстрая и повелительная».

Вера Панова

Филов наряду со своими двумя ростовскими соратниками С. Васильченко и М. Жаковым был одним из основных идеологов Донецкой республики, он до последнего отстаивал необходимость существования ДКР вне пределов Украины как отдельного субъекта общероссийской федерации. Именно эта троица вышла из состава правительства Донецкой республики, не соглашаясь с объединением в военный союз с УССР. А Филова за статью «Кого судить?» даже исключили из партии.

15 сентября 1909 г. (28 сентября по новому стилю):

После долгих судебных проволочек будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев с группой своих соратников по пермской РСДРП был осужден на ссылку в Сибирь. Приговор вынес глава Казанской судебной палаты Людовик Драверт, известный тем, что в 1905 г. приговорил к ссылке даже своего сына, в будущем известного сибирского поэта Петра Драверта.

Казанская судебная палата

Несмотря на почти два года следственных действий относительно Артема, охранке так и не удалось накопать на него достаточно улик. Попытки устроить суд над ним по харьковским эпизодам деятельности 1905 года, которые вполне тянули бы на каторгу, также наткнулись на отстутствие свидетелей. В итоге судья Драверт слушал дело по обвинению Артема по ст. 102 ч. 1 Уголовного уложения России («участие в преступном сообществе», посягающем на державные устои). Влекло это лишь «лишение всех прав состояния» (что Артема, не имеющего ничего, кроме своих цепей, не пугало) и свободное поселение в Сибири. Суд определили виновность «подсудимого крестьянина Фатежскго уезда, Здобниковской волости, деревни Провоторовой, Федора Андреева Сергеева, 24 лет, в  том, что в начале 1907 года состоял участником описанного в первом вопросе сообщества, заведомо зная о цели последнего, при чем в видах осуществления этой цели, он в качестве члена сообщества, и называясь конспиративным именем «Артем», посещал сообщества в г. Перми и составлял отчеты по ним». Приговором была ссылка на поселение в Сибирь. Так что судья Драверт поступил с Артемом, можно сказать, как со своим сыном…

28 сентября 1918 г.:

В Царицыне состоялось заседание Военно-революционного совета Южного фронта с участием Сталина и Ворошилова. Было принято решение о разделении войсковых частей, оборонявших Царицын (напомним, многие из них были сформированы в Донецкой республике), на 4 армии.

Большой войсковой круг Области Войска Донского принял «Основные законы Войска», определив свою область как «самостоятельное государство, основанное на началах народоправства».

Губернский староста гетманской администрации Екатеринославской губернии Черников донес в Департамент державной варты о подготовке забастовки рабочих на Днепровском заводе в г. Каменском.

28 сентября 1919 г.:

Совет обороны УССР постановил переехать из Чернигова в Москву.

Генерал В. Май-Маевский совершил поездку по фронту, посетив ст. Возы и ряд деревень, в которых, судя по официальным деникинским сводкам, «беседовал с крестьянами об аграрной реформе».

В деникинском Харькове планировался на 28 сентября широкомасштабный День Добровольческой армии. Однако местные власти откровенно провалили подготовительную работу, из-за чего праздник было решено перенести на неделю.

Зато власти Харькова устроили во всех парках и садах «игры для детей под руководством фребеличек»! Не пугайтесь, на самом деле эти фребелички были безобидными существами. Вот как они выглядели:

Состоялось заседание профсоюза врачей Харькова и Харьковской губернии. Гвоздем программы был доклад известного харьковцам деятеля здравоохранения Лазаря Рохлина на тему «Профессиональный союз врачей и больничные кассы».

Лазарь Рохлин в 1915 году

В Харькове совершено дерзкое ограбление. Примерно в 19.30 бандиты напали на кассу городского электрического трамвая на Пискуновской леваде. Грабители загнали всех служащих кассы в телефонную будку, связав их там. После чего забрали 133648 рублей 24 копейки и скрылись. Ограбление проходило по тому же сценарию, по которому была ограблена за день до этого хлебопекарня Харькова (см. http://kornilov.name/hronologiya-27-sentyabrya).

В Харькове произошел несчастный случай. В Армянском переулке трамвай перерезал ноги женщине по фамилии М. Дурьян.

В деникинскую ставку прибыл новый представитель Франции генерал Манжен, имевший широкие полномочия. Согласно верительным грамотам от французского правительства, Манжен должен был «облегчить сношения между Добровольческой армией и французским командованием для вящей пользы противобольшевистской борьбы и укрепления связей, соединяющих издавна Францию с Россией».

Памятник генералу Манжену в Париже

28 сентября 1920 г.:

В ходе наступления на Донбасс белая армия Врангеля овладела Мариуполем.

Фрунзе из Харькова доложил Ленину: «Настроение частей несколько надломленное. Переход в общее наступление зависит от времени подхода 1-й Конной. Установили связь с ЦК Украинской, подготовляем мобилизацию незаможных крестьян. Тыл очень плох. Делаем все, что можем».

Создатель и бывший командир бронетанковых войск Донецкой республики Алексей Селявкин назначен командиром танкового дивизиона Южного фронта.

Хронология: 27 сентября

14 сентября 1917 г. (27 сентября по новому стилю):

В Харькове состоялась многолюдная демонстрация, организованная социал-демократическими партиями (меньшевиками, эсерами и большевиками). Акция началась в 10.00 митингом самого большевизированного 30-го полка на Николаевской площади. Затем огромными колоннами рабочие стали стекаться на ипподром, где митинг началася примерно в 15.00. Как писали местные газеты, «основным мотивом всех выступлений звучал протест против единоличной политики и политики бесцельного соглашательства, наряду с требованием передачи всей власти в руки органов демократии – Совета рабочих и солдатских депутатов».

В Петрограде в Александринском театре началось Всероссийское Демократическое совещание. Советы Харькова на нем представлял будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев.

Президиум Всероссийского Демократического совещания

И в этот же день Ленин написал свое письмо «Марксизм и восстание», в котором обосновал для ченов ЦК РСДРП(б) необходимость немедленного вооруженного переворота. В частности, он написал: «Нельзя в переживаемый момент остаться верным марксизму, остаться верным революции, не относясь к восстанию, как к искусству».

27 сентября 1918 г.:

На Царицынском фронте, где белые возобновили наступление на позиции войск Донецкой республики, начальник советского оперативного одела Париев докладывал: «На Котельниковском участке противник сосредоточил
крупные силы и повел в наступление по направлению хуторов Майорского,
Похлебина. Наши части не выдерживают натиска, принуждены отступать за
станицу Верхне Курмоярскую и занимают позицию по правую сторону реки Аксай до хутора Верхне Яблочного».

Военно-революционный совет Южного фронта за подписью Сталина и Ворошилова издал приказ № 120 с требованием перебросить знаменитую «Стальную» дивизию во главе с командиром ДКР Дмитрием Жлобой с Северокавказского фронта на Царицынский. Начался 800-километровый переход дивизии от Невиномысской до Царицына.

Одновременно Сталин и Ворошилов выслали в Москву оперативно-стратегический доклад, изложив план наступления на Краснова. Целью этого плана было: «Перенести театр военных действий поближе к Ростову и, наконец, покончить с Красновым».

План от 27 сентября 1918 г.

При этом Сталин и Ворошилов докладывали о состоянии военных складов Царицына: «1) Нет снарядов (осталось 150 штук). 2) Нет ни одного пулемета. 3) Нет обмундирования (осталось 500 комплектов). 4) Нет патронов (осталось всего миллион патронов)».

Сталин написал Ленину из-под Царицына: «Времени мало (все по фронту шатаюсь), пишу прямо по делу. Дело дошло до того, что в Царицыне в складах иссякли все запасы, а Москва вот уже 2 недели ничего, совершенно ничего (ни патрон, ни снарядов) не присылает. Какая-то преступная небрежность, форменное предательство. Если так будет тянуться, мы безусловно проиграем войну на юге».

Советская Россия выразила протест в связи с переговорами Украины с Доном и Крымом, которые Москва считала составной частью России. В ноте говорилось: «Крым, как и Донская область, составляет часть Российской Республики и отделение их от России, признание их независимости или присоединение их к какому-либо другому государству является нарушением суверенных прав Российской Социалистической Федеративной Советской Республики». Москва заявила, что «отказ устанавливать с Российской Республикой государственную границу в этих областях лишают Россию возможности выполнить принятое ею на себя по Брестскому договору обязательство заключения мирного договора с Украиной». 

27 сентября 1919 г.:

Днепровская флотилия красных получила телеграмму из штаба 12-й советской армии: «Командарм приказал флотилии выдвинуться к дер. Тарасовичи для набега на Киев. Части 11-й группы тов. Голого должны занять линию р. Ирпень, для чего подходят к Гостомелю».

Генерал В. Май-Маевский со своим штабом в 10.00 прибыли в Курск, накануне занятый деникинцами. Там он был встречен генералом А. Кутеповым и курским губернатором А. Римским-Корсаковым. Май-Маевский поблагодарил Добровольческую армию, которая «взятием древнего Курска проложила путь к Белокаменной Москве». В 11.00 направился в Курский собор, где архиепископом Феофаном (Гавриловым) был отслужен торжественный молебен. После этого на Соборной площади перед большой толпой генерал выступил с речью: «До сих пор вы были рабами презренных вождей преступной советской власти. Теперь же взошла заря новой жизни для вас и вы становитесь гражданами великой, единой, неделимой и свободной матушки России». Затем Май-Маевский посетил женский монастырь. А завершился его визит традиционно для генерала – в здании городской думы состоялся торжественный банкет. В конце банкета его на руках вынесли на балкон, откуда он обратился с коротким, но емким воззванием, которое может претендовать на крылатую фразу: «Молодежь, за винтовки! Немощные – открывайте свои кошельки!»

В деникинском Харькове обнародованы цифры городского бюджета за месяц, что составило 16 млн. 877 тыс. рублей. Белогвардейская газета «Новая Россия» в этой связи, подсчитав, что годовой бюджет при таких расходах составит более 200 млн. рублей, напомнила, что всего-то за пять лет до этого, в 1914 г., годовой бюджет ВСЕХ ГОРОДОВ РОССИИ составлял 297 млн. руб.

На городском ипподроме харьковцы смогла насладиться редким для военного времени зрелищем – праздником авиации. Объявление гласило: «В программе – мертвые петли, скольжение на крыло, на хвост, переворачивание аэроплана в воздухе и т.д. Кроме новинок высшего пилотажа, невиданных до сих пор в Харькове, будет инсценирован воздушный бой, нападение неприятельского аппарата, отражение воздушной атаки, преследование противника, перестрелка в воздухе и т.д. В перерывах осмотры аппаратов с пояснениями летчиков». В шоу участвовал и известный летчик Виктор Ходорович, который всего-то за полтора месяца до этого еще работал на красных (см. http://kornilov.name/hronologiya-11-avgusta/).

В то же время в Харькове, и без того испытывавшего серьезные проблемы с продовольствием, началась хлебная паника. 27 сентября была сообщена печальная новость для харьковцев: «Ввиду увеличения цен на хлеб замечаются колоссальные очереди у городских распределителей, между тем Продтоп имеет очень скудные запасы хлеба и естественно большую часть населения удовлетворить не сможет».

В связи с тем, что на поступление в Харьковский женский политехнический институт было подано ничтожно малое количество заявок, было объявлено о продлении приема заявлений и, самое главное, было позволено подавать заявления и мужчинам. Хотя думается, найти не призванного в армию молодого студента в те дни было еще более сложно.

В Харькове, измученном войнами и революциями, произошло редкое для того времени событие: в университете докторскую диссертацию на тему «Греческие таблички с заклятиями» защитил профессор Е. Кагаров. По итогам защиты Кагарову было присвоено звание доктора классической филологии.

Четверо вооруженных бандитов в 20.00 ограбили кассу городской хлебопекарни на Петинской ул., 117. Грабители связали всех служащих кассы, забрав с собой 76651 руб.

Петлюра издал характерную для себя директиву, в которой приказывал своим войскам в случае вооруженного столкновения деникинцев и большевиков занимать выжидательную позицию до тех пор, пока противоборствующие стороны более всего будут обескровлены.

Под станцией Кизитеринка произошла крупная железнодорожная катастрофа. По неизвестным причинам в 5 ч. 40 мин. сошел с рельс скорый поезд, вышедший из Ростова. 12 человек погибли, 60 были ранены.

27 сентября 1920 г.:

Войска Врангеля, развивая наступление на Донбасс, заняли Волноваху и Велико-Анадоль.

Продвижение войск Врангеля осенью 1920 года

Михаил Фрунзе передал обращение к войскам только что сформированного Южного фронта: «Товарищи! Вся рабоче-крестьянская Россия, затаив дыхание, следит сейчас за ходом вашей борьбы здесь на врангелевском фронте. Наша измученная, исстрадавшаяся и изголодавшаяся, но по-прежнему крепкая духом сермяжная Русь жаждет мира, чтобы скорее взяться за лечение нанесенных войной ран, скорее дать возможность народу забыть о муках и лишениях ныне переживаемого периода борьбы. И на пути к этому она встречает сильнейшее препятствие в лице крымского разбойника – барона Врангеля».

В тот же день Фрунзе сообщил по прямому проводу глакому Каменеву: «Относительно Волновахи должен доложить, что для меня это не было неожиданно. Еще до приезда в Харьков я предполагал удар в этом направлении, правда, здесь на месте ожидалось другое, а именно – удар на Каховку, к чему тоже имеются основания… В ожидании удара трудбригада из Волновахи была отведена к Юзовке, как совершенно небоеспособная в видах ее сохранения».

Махновский атаман Виктор Белаш передал советскому командованию телеграмму, в которой Махно в очередной раз заявлял о прекращении вооруженной борьбы против советской власти и предлагал свои услуги для борьбы с Врангелем.

Виктор Белаш

 

Хронология: 26 сентября

26 сентября 1918 г.:

В Киеве состоялся очередной раунд российско-украинских мирных переговоров. Глава российской делегации Х. Раковский еще раз подтвердил, что Москва считает границы Украины, провозглашенные 3-м Универсалом, «односторонним актом». Помимо всего прочего, Раковский заявил: «Образование Украинской Державы возможно только тогда, когда государство, которое владело раньше территорией, даст своей согласие». На это глава украинской делегации С. Шелухин гордо ответил: «Московская держава, которая зовет себя Российской, Украинской державой не владела никогда… Мы раньше были суверенны, чем вы».

Приказом Реввоенсовета Республики создана 8-я армия РККА, которая в 1919 г. будет вести ожесточенные бои за Донбасс. Первым ее командующим (правда, ненадолго) был назначен бывший царский генерал В. Чернавин.

Всеволод Чернавин

26 сентября 1919 г.:

Советский главком С. Каменев издал распоряжение о тактике действий Красной армии: «Необходимо иметь в виду, что противник, обладая массами конницы, обыкновенно пользуясь быстротой ее сосредоточения и движения, бьет на фланги наступающих войск и в обход их с целью этим парализовать наш удар. Для пртиводействия таким действиям противника необходимо обеспечить свои фланги достаточно сильными уступами с мерами охранения и наблюдения, которые при тактически правильных действиях всегда смогут парировать фланговые удары в полной мере и сбольшим уроном для противника».

Деникинская сводка за 26 сентября сообщала: «Добровольцы, поддержанные бронепоездом «Слава Офицеру», овладели ст. Лачиково, а затем ворвалися на ст. Касторная, которую прочно закрепили за собой. На станции Касторная уничтожеры Старо-Осколькая чрезвычайка и совдеп… В районе Фастова наше наступление развивается с большим успехом. На Гайсинском направлении наши части заняли Умань».

Деникинский генерал В. Май-Маевский издал приказ № 43, в котором повторял требования, переданные ему генералом А. Деникиным: «Вслед за войсками при наступлении в очищенные от большевиков места, являются владельцы, насильно восстанавливающие, нередко при прямой поддержке воинских команд, нарушенные в разное время свои имущественные права, прибегая при этом к действиям, имеющим характер сведения личных счетов и мести… Воинские части не могут принимать на себя обязанности разбираться с должными гарантиями справедливости в спорных правовых взаимоотношениях… Урегулирование этого вопроса принадлежит законодательной лвасти. Насильников как с той, так и с другой стороны, буду привлекать к суду… Иначе порядку не скоро суждено восстановиться, взаимное ожесточение будет расти, авторитет и популярность армии падать, вместо одного насилия появится другое».

В Харькове в здании городской управы состоялось собрание представителей 20 ведущих общественных организаций города и края, сотрудничавших с деникинской администрацией. Собрание было посвящено предстоящиим выборам в Харьковскую городскую Думу. Один из руководителей местного «Национального центра» профессор А. Маклецов заявил, что основной причиной неработоспособности первой городской Думы было то, что «социалистическое большинство оказалось совершенно неподготовленным к творческой работе». Поэтому профессор призвал на выборы создать блок «Нацинально-демократическое объединение», что было поддержано единогласно. Был сразу избран и временный комитет этого блока, куда вошли многие известные деятели Харькова.

Объявлено о создании в Харькове отделения Организационного комитета «Союза казачьего и крестьянского просвещения». Задачи этой организации разъяснялись следующим образом: «Союз преследует цели развития и пропаганды в народных массах идеи возрождения России на началах, возвещенных в декларации ген. Деникина. Кроме политической пропаганды, союз уделяет большое внимание распространению грамотности и общего образования в деревне».

Деникинские власти Харькова отчитались о росте домостроительства после ухода большевиков. Правда, приводилась статистика не построенных домов, а… выдачи разрешений на строительство. Так, при большевиках статистика за 1919 г. выглядела следующим образом: январь – 4, февраль – 1, март – 2, апрель – 1, май – 4, июнь – 3. А после прихода деникинцев цифры были следующими: июль – 8, август – 13, 10 дней сентября – 7.

В Харьковском театре Коммерческого клуба состоялась первая лекция известного россиийского литератора и фельетониста, бывшего редактора популярнейшей в России газеты «Русское слово» Власа Дорошевича. Свою лекцию он посвятил теме «Великая Французская революция и ее журналисты». На следующий день он прочел лекцию на тему «Наполеон». Лекции Дорошевича вызвали значительный ажиотаж. И вскоре по просьбе публики были повторены.

Влас Дорошевич

Украинский национальный хор Харькова, о существовании которого все как-то уже подзабыли, объявил, что он таки продолжает существование и открывает сезон своим «юбилейным» концертом – это в честь двух лет существования-то! Было объявлено, что хор «продолжает начатую год назад серию концертов-картин истории украинской музыки». Репетиции хора возобновились в единственной украинской гимназии Харькова на ул. Кацарской.

В Екатеринославе деникинские власти произвели серию громких арестов деятелей местного «Украинбанка» и «Споживчих Товариств». По сообщению властей, при обыске в помещении банка была обмнаружена в большом количестве агитационная литература (вдумайтесь!) «самостийного и большевистского характера»! В общей сложности было арестовано до 150 человек, включая директора банка с поразительным именем Козелло Козельский.

Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» обнародовала обзор состояния промышленности Криворожского района. В частности, в обзоре сообщалась любопытная подробность из недавнего прошлого: «Во время оккупации Малороссии центральными державами немецкие и австрийские инженеры, осматривавшие Криворожский район по поручению своих правительств, поражались минеральными богатствами края и говорили, что они ничего подобного раньше не представляли себе и что совершенно не подозревали о таком значительном развитии железо-рудной промышленности. Австрийский генерал, бывший с этой комиссией, авторитетно при этом присовокуплял: «то ли еще будет, когда Украина войдет в состав Австро-Венгерской монархии!»".

Под Перегоновкой (недалеко от Умани) произошло крупное сражение деникинцев с махновцами, в результате которого Махно прорвал окружение и начал продвижение по тылам Деникина.

Битва под Перегоновкой (источник: Ковальчук М., Неизвестная война 1919 г.)

26 сентября 1922 г.:

Утром в Харьков прибыл назначенный командующим Южным фронтом Михаил Фрунзе.

Ленин, ознакомившись с почти уже утвержденным планом автономизации (то есть включения Украины, Белоруссии и Закавказья в РСФРС на правах автономных республик), раскритковал план и написал Каменеву: «Вы, наверное, получили уже от Сталина резолюцию его комиссии о вхождении независимых республик в РСФСР… По моему мнению, вопрос архиважный. Сталину немного свойственна тенденция спешить». Тут же Ленин предложил изменить в параграфе первом плана фразу «вступление в РСФСР» на «формальное объединение с РСФСР в союз советских республик Европы и Азии». Ну, то есть в Евразийский союз…

Хронология: 25 сентября

13 сентября 1880 г. (25 сентября по новому стилю):

В деревне Бурдуково Костромской губернии в крестьянской семье родился Михаил Муравьев, будущий царский офицер, эсер, красноармейский командир и руководитель антисоветского мятежа (все это в одном лице). Муравьев сыграл определенную роль в истории Донецкой республики, с отрядами которой он участвовал во взятии Киева в 1918 г. Кроме того, он успел побывать и военным руководителем Одесской республики.

Михаил Муравьев

12 сентября 1905 г. (25 сентября по новому стилю):

Бывшему студенту Федору Артему-Сергееву после нескольких безуспешных попыток восстановиться в вузах Петрограда и Москвы по его ходатайству был выдан паспорт для поездки за рубеж за номером 1700. Отчаявшись получить образование в России, будущий лидер Донецкой республики отправился учиться в Париж, по дороге побывав в Вене и Женеве. Во Франции Артема за символическую плату в эмигрантский Свободный русский университет. Там он сразу попал под влияние социал-демократа. После же нескольких лекций Ленина Артем стал верным соратником лидера большевиков.

12 сентября 1917 г. (25 сентября по новому стилю):

Артем-Сергеев выступил на заседании Харьковского Совета, посвященного подведению итогов борьбы с корниловским мятежом. По предложению Артема и большевиков социал-демократические фракции Совета постановили назначить на 14 сентября значительную демонстрацию в поддержку демократии. При этом между Артемом и эсером возник спор о резолюции по передаче земли крестьянам. По итогам дебатов проект резолюции Артема был отвергнут, на что тот предложил внести в протокол, что «целые 3-4 часа Совет обсуждал вопрос: кому должна принадлежать земля – помещиками или крестьянам и, наконец, решил, что… помещикам».

На этом же заседании Совета по предложению будущего заместителя военного наркома Донецкой республики Николая Руднева была принята резолюция об отстранении от власти губернского комиссара Временного правительства Добросельского.

Харьковское правление союза «Металлист» обратилось к комиссару труда Донецко-Криворожской области с просьбой воспрепятствовать закрытию Харьковского паровозостроительного завода его владельцами. В обращении говорилось: «Заводской комитет рабочих и служащих завода Гельферих-Саде сообщил союзу «Металлист», что с 7 сентября администрация отказывается выполнять обязанности по управлению заводом. Принимая во внимание, что названный завод работает на оборону, то, если таковой закроется, 4000 рабочих останутся за воротами, а это вызовет ряд эксцессов, так как в настоящее время среди рабочих заметно сильное возмущение. О закрытии завода союз «Металлист» 11 сего месяца телеграфно сообщил министру труда и Всероссийскому союзу «Металлист»».

В тот же день будущий нарком ДКР Ю. Лутовинов передал Харьковскому союзу «Металлист» 9032 рубля 80 коп., собранных металлистами Луганска для поддержки харьковских коллег.

25 сентября 1918 г.:

На советском Южном фронте сформирована 9-я армия РККА.

Советское информагентство РОСТА сообщило: «Из Украины в Германию отправлено 9368 вагонов, из них 2962 - с хлебом, 5572 – со скотом и съестными припасами, 1104 – с сырьем».

25 сентября 1919 г.:

Деникинская сводка за 25 сентября сообщала: «На Воронежском направлении наши части с боем заняли ст. Рагозянская и узловую ст. Межирич, захватив здесь бронепоезд противника «Интернационал», сотни пленных, пулеметы, паровоз и составы… На Орловском направлении наши части находятся на полпути Орел-Курск. Нами с боем занят город Фатеж».

Немаленькая делегация торгово-промышленных деятелей Центра России вручила командующему Добровольческой армией генералу В. Май-Маевскому золотое Георгиевское оружие. Церемония состоялась в сквере возле Дворянского собрания, где распологалась штаб-квартира командующего. Делегацию промышленников возглавлял известный банкир С. Рябушинский. На церемонии присутствовала также британская военная миссия. Вечером того же дня в «Гранд-Отеле» состоялся торжественный банкет в честь данного события.

Степан Рябушинский

Деникинский главноуполномоченный по делам финансов Д. Никифиров постановил выделить городу Харькову ссуду в размере 2 млн. рублей на закупку дров. Город обязан был погасить ссуду 1 января 1920 г.  Но по понятным причинам, не успел.

Прокурор Харьковкой судебной палаты с характерной фамилией Ющенко призвал граждан активно нести ему все сохранившиеся большевистские газеты, воззвания, плакаты, брошюры для выискивания всех тех, кто сотрудничал с советской властью. Материалы и кляузы на «заподозренных в большевизме» нужно было нести в здание судебных установлений.

Судебные установления в Харькове

В связи с непоступлением угля на электростанцию деникинский Харьков остался без электрического освещения.

В деникинском Харькове началось распределение карточек на получение обуви. Львиная доля распределяемой обуви была бракованной. В зависимости от качества цена на нее варьировалась от 70 до 550 руб. за пару, на галоши – от 95 до 100 руб. Обусь раздавалась через обувной распределитель, расположенный на Сергиевской площади.

«Ввиду непрекращающихся ночных грабежей» начальник харьковской государственной стражи Михаил Римский-Корсаков призвал в срочном порядке возобновлять институт ночных сторожей.

И в ту же ночь неизвестные воры умудрились проникнуть в харьковскую квартиру некоего Чернышева и в присутствии спящих хозяев вытащить через окно одежды и обуви на 25 тыс. рублей. Сон был, похоже, очень крепким…

А вот сообщение, которое наверняка понравится нынешнему харьковскому губернатору М. Добкину: «На квартиру Н.С. Добкина, по Ярославской ул., 25, было произведено бандой преступников вооруженное нападение. Сын хозяина квартиры студент Добкин поднял в бандитов стрельбу, в результате которой нападавшие поспешили скрыться, ничего не успев ограбить. Прибывший наряд стражи никого на месте происшествия уже не застал». Вот так предки харьковского губернатора защищали свое имущество…

Михаил Добкин

После того, как деникинцы отбили у красных Фастов, началась резня евреев, продолжавшася на протяжении трех дней подряд.

Махно неожиданно для деникинцев отбросил два полка генерала Слащова и двинулся на восток, к Днепру. Генерал Деникин вспоминал: «Движение это совершалось на сменных подводах и лошадях с быстротой необыкновенной: 13-го — Умань, 22-го — Днепр, где, сбив слабые наши части, наскоро брошенные для прикрытия переправ, Махно перешел через Кичкасский мост, и 24-го он появился в Гуляй-Поле, пройдя за 11 дней около 600 верст».

Анархисты в Москве совершили теракт, бросив бомбу в дом графа Уварова в Леонтьевском переулке, когда там заседал Московский комитет РСДРП(б) с участием Николая Бухарина. В результате взрыва дом был разрушен, погибли 12 человек, включая секретаря комитета Владимира Загорского, ранены было 55 человек, включая самого Бухарина. Любопытно, что в здании, в котором был совершен теракт, нынче находится… посольство Украины в России.

Последствия взрыва в Леонтьевском переулке

 

Хронология: 24 сентября

11 сентября 1917 г. (24 сентября по новому стилю):

Состоялись заседания районных организаций большевиков Харькова. Перед Петинской районной организацией РСДРП(б) о текущем моменте выступил будущий нарком финансов Донецкой республики В. Межлаук. На собрании комитета Городского района будущий комиссар печати Харькова Д. Эрде доложил о распространении большевистской прессы.

Полковое совещание 28-го запасного полка, расквартированного в Харькове, единогласно приняло резолюцию: «1. С первого марта с.г. Россию волею революционного народа признали Русской Демократической Республикой. 2. Поэтому мы требуем, чтобы вся законодательная власть в Русской Республике ныне же перешла немедленно к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов… Да здравствует Российская Демократическая Республика!»

24 сентября 1918 г.:

В ходе ожесточенного боя за станции Липки (к северу от Царицына) погиб командир 2-го Коммунистического пехотного полка бывший кузнец Туз. Станция была занята большевиками 1-й Коммунистической дивизии, сформированной в ходе перехода войск Донецкой республики из Луганска в Царицын.

Сталин и Ворошилов, находясь в Царицыне, издали приказ № 118, в котором обязывали командующего советскими войсками на Северном Кавказе Ивана Сорокина «немедленно принять все меры и срочно установить как телефонную, так и телеграфную связь между своими частями, а также с войсками Царицынского фронта и Военно-революционным Советом через следующие пункты: Дивное, Кресты (Астраханской губернии), Заветное, Царицын».

Иван Сорокин

Завершено формирование Богунского полка под командованием Н. Щорса.

Богунский полк пишет ответ Петлюре (источник: http://everstti-rymin.livejournal.com/1032202.html?thread=2208778)

24 сентября 1919 г.:

Деникинская сводка за 24 сентября сообщала: «В районе Старого Оскола наши части под ураганным артиллерийским огнем противника прорвали проволочное заграждение и выбили части 3 и 42 дивизий противника с укрепленной позиции в районе Озерки-Чернигов. Противник спешно отходит на север. Преследуя его, наши части на его плечах ворвались и заняли город Ст. Оскол».

В Харькове состоялись торжественные проводы штаба 1-го армейского корпуса, который переезжал ближе к линии фронта, в Белгород. В честь отъезда городской голова Харькова Н. Салтыков направил телеграмму в адрес генерала Деникина: «Провожая штаб 1-го армейского корпуса во главе с генерал-лейтенантом Кутеповым на дальнейшие славные подвиги по пути на Москву, граждане г. Харькова и губернии, собравшись вместе с командующим Армией генерал-лейтенантом Май-Маевским и Штабом 1-го корпуса, подняв чару за Ваше дорогое здоровье, порешили снарядить в помощь Вам бронепоезд «Харьков-Москва» и положить свои силы и знание на работы в тылу для укрепления Вашего славного подвига возрождения России». В благодарность городская управа постановила снабдить каждого солдата 1-го армейского корпуса комплектом белья.

Штабной вагон Кутепова в Белгороде

Интересно, что в то же время штаб того же 1-го армейского корпуса (командующий – генерал А. Кутепов) приступил к оборудованию на 1-м этаже Московского Купеческого банка в Харькове (ныне – Дом техники) штабной церкви.

Московский купеческий банк в Харькове

Командующий Добровольческой армии генерал В. Май-Маевский выразил публичную благодарность харьковцам за пожертвования на нужды своей армии. Среди них было названо Харьковское общество поощрения рысистого коннозаводства, пожертвовавшее деникинцам 100 тыс. рублей.

Генерал Май-Маевский издал поразительный приказ №38, демонстрирующий более чем оригинальное отношение командующего Добровольческой армии к законам, утвержденным самим Деникиным. Приказ гласил: «В настоящее время в городе Харькове по решениям Мировых Судей производятся массовые выселения из квартир на основании ст. 22 квартирного закона, утвержденного Главнокомандующим вооруженными силами на Юге России 23-го апреля 1919 года, не допускающие продления найма без согласия домовладельца, если помещение желает занять домовладелец лично для себя и своей семьи… Не отменяя статьи 22, приостановить в городе Харькове исполнение решение Мировых Судей о выселении, состоявшихся на основании статьи 22 названного квартирного закона, впредь до пересмотра и решения в законодательном порядке вопроса об указанном праве домовладельца».

Центральная комиссия по «самообложению» в пользу Добровольческой армии опубликовала первую «черную доску» со списком лиц, уклоняющихся от этого «добровольного» обложения. Белогвардейская газета «Новая Россия» в этой связи поражалась: «Все средства увещеваний исчерпаны, но есть люди, у которых от таких слов никогда не появится краска стыда на лице – они могут только почувствовать большевистскую дубину на спинах. И какое у них оправдание?.. Стыдно сознаться, что в среде харьковского купечества находятся люди, унижающие все сословие… Центральная Комиссия предупреждает, что при невнесении суммы обложения в течение трех дней будут приняты решительные меры? Но какую еще можно позволить над собой экзекуцию после черной доски?» Наверняка спустя несколько месяцев, когда в Харьков вернулись большевики, лица из этих черных списков демонстрировали их властям как свою заслугу.

Харьковская городская управа обратилась к деникинской администрации с призывом как можно быстрее рассмотреть дела 8 арестованных служащих городского самоуправления, которых несколько дней продержали в тюрьме без предъявления каких бы то ни было обвинений.

А в это время харьковская газета «Новая Россия» языком фельетона «Письма в редакцию» довольно емко охарактеризовала основные проблемы харьковцев, с ужасом ожидающих наступпения холодов: «Самый убийственный сорт писем – сезонные. Сейчас все пишут об отоплении. О том, чего нет и не будет… Последнему автору секретарь говорит: «Об отоплении? Пожалуйста, сами бросьте в корзину. Я уже не могу»".

В Харьковской губернии с катастрофической скоростью распространялась чума рогатого скота. Местные власти сообщили, что чумой охвачено уже 30 населенных пунктов в 6 юго-восточных уездах губернии. Падеж скота в этих районах составил до 50%.

Из Харькова, который и сам испытывал серьезные проблемы с продовольствием, было направлено в Курск, только что занятый деникинцами, 38 вагонов с продуктами, из них 10 вагонов с мукой, 5 вагонов соли, 2 вагона конфет, 2 вагона кондитерских изделий, 1,5 вагона сахара, 1,5 вагона риса, 1,5 вагона мыла, 1,5 вагона сельди, 2 вагона соленой рыбы, 3 вагона керосина.

Харьковская пресса отмечала, что в связи с отправкой продуктов в Курск и Киев резко возросли цены на продукты для самих харьковцев. На базарах цены на сливочное масло подскочили с 45 руб. до 80 руб. за фунт, на сливы – с 55 до 75 руб., на керосин – с 14 до 20 руб.

Прекращена забастовка харьковских мукомолов, достигших соглашения о заключении коллективного договора с владельцами мельниц.

В Харькове отменено ограничение по выдаче почтовых марок в одни руки в связи с тем, что из Ростова прибыла большая партия марок достоинством 5, 10, 15, 35 и 70 копеек.

Прибыл в Харьков и приступил к репетициям известный российский артист Николай Ходотов (см. http://kornilov.name/hronologiya-5-sentyabrya/).

В деникинском Харькове, несмотря на гражданскую войну и разруху, вышел первый номер журнала «Театральный Курьер». Правда, ввиду этой самой войны, разрухи и, главное, острого дефицита бумаги, журнал назывался журналом довольно условно – в нем было всего четыре страницы.

Во 2-й Харьковской мужской гимназии открылись курсы богословия, заведовать которыми был назначен о. Николай (Колчицкий), будущий управляющий делами Московского Патриарха.

Николай Колчицкий

Примерно в 18.00 на Сергиевской площади Харькова произошел трагический случай. 17-летний юноша Роман Жиленко прицепился к задней площадке трамвая, но по какой-то причине соскользнул и попал под трамвай, оказавшись зарезанным им.

На рассвете воры вырезали дыру в деревянной стене лавки купца М. Муселя (Благовещенский базар Харькова) и похитили оттуда одежды на 50 тыс. рублей.

А в 21.00 в том же Харькове, в районе ул. Кагановской, 11, произошла перестрелка городской стражи с вооруженными грабителями. Те, отстреливаясь, скрылись. Что характерно, все грабители были в форме казаков.

Белогвардейская газета «Новая Россия» опубликовала заметку «Этого быть не должно». Привожу ее целиком: «В воскресенье утром, по направлению к Кирилло-Мефодиевскому кладбищу двигалась скромная похоронная процессия – гроб, покрытый черным покрывалом, а позади оркестр военной музыки. Не было даже священника. По наведенным справкам оказалось, что хоронят молодого офицера, георгиевского кавалера, умершего от тяжелых ран, полученных в одном из недавних сражений. Неужели наши герои, отдавшие свои жизни за благо Родины, не заслуживают с нашей стороны большого внимания?»

В ночь на 24 сентября в Орле перед эвакуацией красными в числе заложников был зарублен известный харьковец, профессор Андрей Вязигин, представлявший Харьковскую губернию в 3-й Государственной Думе. В парламенте позиционировался как правый, выступал против ограничения прав монарха. Поразительно, но именно в этот день Харьковский университет, еще не знавший о гибели Вязигина, назначил на его место известного харьковского византолога Евгения Черноусова.

Андрей Вязигин

24 сентября 1920 г.:

Советский главком С. Каменев, находясь в Харькове, издал приказ: «Южному фронту проявить исключительную энергию для подготовки в кратчайший срок безотказного удара против войск Врангеля и безусловно окончательной его ликвидации, учитывая, что для сего в состав фронта будет передана 1-я Конная армия, передвигаемая в район Кременчуга – Елисаветграда».

Одновременно Каменев издал приказ о назначении Филиппа Миронова командующим 2-й Конной армией.

24 сентября 1922 г.:

На заседании ЦК РКП(б) под председательством В. Молотова был предварительно одобрен план автономизации, предусматривавший включение Белоруссии, Украины и Закавказской федерации в РСФСР на правах автономных образований.

Хронология: 23 сентября

10 сентября 1914 г. (23 сентября по новому стилю):

Галицийский генерал-губернатор граф Г. Бобринский провозгласил: «Восточную Галицию и Лемковщину считаю коренными русскими областями… Устройство этих областей должно быть основано на русских началах… Буду вводить с должной последовательностью, без коренной ломки существующего устройства, русский язык, закон и порядок». 

Георгий Бобринский

10 сентября 1917 г. (23 сентября по новому стилю):

На станции Ясиноватая создана организация РСДРП(б).

23 сентября 1918 г.:

Генерал Мамонтов перебросил свои белоказачьи отряды через Дон у Калача и Пятиизбянской и вновь начал наступление вдоль Донецкой железной дороги на станцию Кривомузгинская.

Журнал «Голос металлиста» сообщил о забастовках в Донбассе, оккупированном немцами: «В настоящий момент юзовская стачка есть первый шаг на пути организованной борьбы пролетариата… Стачка, продолжавшаяся ровно 2 месяца, окончилась победой… Стачка Макеевского района – одна из тех стачек, которые всегда терпели поражение… Для горнорабочих эта стачка кончилась полным поражением. Несколько легче закончили эту стачку рабочие-металлисты. Им удалось закончить ее организованным путем, войдя в переговоры (согласно постановлению совета, руководившего стачкой) и заключив соглашение с управлением завода «Унион»".

Полномочный представитель РСФСР в Германии Иоффе предъявил ноту правительству Германии с требованием прекратить проводить набор в Добровольческую армию на оккупированной немцами Украине.

В Уфе провозглашено создание Временного Всероссийского правительства – т.н. «Уфимской Директории».

Уфимская Директория

23 сентября 1919 г.:

Деникинская сводка за 23 сентября сообщала: «В один из наших штабов добровольно явилось в плен 1200 красноармейцев. Кроме того, все время прибывают группы их по 50-100 человек и сдаются в плен… Красные неожиданным ударом с тыла ворвались на ст. Фастов, но вскоре были выбиты оттуда нашими пластунами».

Большевистский партизан Овдиенко, перейдя линию фронта, дал показания о ситуации в Харькове и территориях, занятых деникинцами: «Настроение жителей в городах в пользу большевиков… В Харькове стоят две дивизии противника, слухи ходят, что донские казаки отказываются воевать, предлагая их не трогать и ничего у них не отбирать… В Харькове пять виселиц, а также много расстрелянных… Убитых и повешенных не хоронят; если кто, увидев их, заплачет, то казаки таких лиц бьют нагайками, приговаривая «о собаке нечего плакать»".

Генерал В. Май-Маевский издал любопытный приказ № 431: «За проявленную нераспорядительность и инертность при выполнении возложенного поручения по получению английского обмундирования в городе Новороссийске штаб-офицера для поручений Управления Интенданта веренной мне Армии полковника Мартос арестовываю на 30 суток с содержанием на гауптвахте». Уж не знаю, что сотворил полковник Мартос с английским обмундированием, но сидеть для него было уже в привычке. В первую мировую войну он немало просидел в германском лагере для военнопленных. При гетмане Скоропадском он сидел в Лукьяновской тюрьме Киева. Теперь вот оказался на гауптвахте. И, самое поразительное, буквально через несколько дней после этого приказа был назначен главой Государственной стражи (читай, полиции) при Деникине! И теперь-то он уже сам мог сажать кого угодно… А как же английское обмундирование???

Николай Мартос

В Харьковском драматическом театре состоялось многолюдное собрание лекторов, которых деникинские власти готовили к выступлениям на массе митингов и встреч во время Дня Добровольческой армии, запланированного на 28 сентября. Предварительно был обсужден список лекторов, места собраний и перечень тем выступлений: «Задачи Добрармии», «Роль Добрармии в объединении России», «Рабочий вопрос», «Армия и ее вожди», «Международное положение России» и др.

В здании Совета съездов горнопромышленников Юга России (в Харькове на ул. Сумской) состоялась встреча местных бизнесменов с деловой делегацией из Италии. Прямо тут же был заключен ряд крупных контрактов на поставку в Италию антрацита и железной руды. Планировалось, что груз пойдет в основном через порт Мариуполя. Правда, остается загадкой, как южнорусские предприниматели могли гарантировать какие бы то ни было поставки в условиях, когда уголь добывался в ничтожно малых количествах, а если добывался, то почти полностью реквизировался на нужды Добровольческой армии.

В харьковской газете «Новая Россия» известный публицист Александр Яблоновский (Снадзский) опубликовал статью «Парадоксы», направленную против всеобщего избирательного права. Помимо всего прочего, он удивился неизменности полиитческих программ различных партий: «Не странно ли это, в самом деле, что в России нет ни одной политической партии, которая удосужилась бы пересмотреть свою программу после провала на революционном экзамене?.. Не может быть, чтобы наша страшная революция ничему не научила этих людей. Не может быть, чтобы реки крови, пролитой во славу партийных знамен, не разбудили уснувшую совесть. А между тем – посмотрите – все знамена полощутся в воздухе, как новенькие, и, стоя по шею в крови, люди партий нам говорят: «Мы не сделали ни одной ошибки!»". 

В помещении прогоревшего харьковского театра «Гротеск» (Екатеринославская ул., 17) открыла свой театр Софья Сарматова, пытавшаяся составить конкуренцию своему мужу – известному продюсеру, куплетисту и конферансье Станиславу Сарматову. Театр Сарматовой (так же, как и театр ее мужа) специализировался на опереттах, водевилях, музыкальных комедиях. Музыкальной частью в театре заведовал Самуил Покрасс, будущий известнейший джазовый музыкант, композитор и, между прочим, автор песни «Красная армия всех сильней».

Самуил Покрасс

В Харькове открыл свой зимний сезон «Дом Артиста». Начало было положено пародией на большевизированную оперу «Евгений Онегин». Заведовать литературной частью «Дома» был приглашен известный российский поэт Николай Агнивцев.

Николай Агнивцев

В харьковских ресторанах ночью была проведена массовая облава. В результате были арестованы 11 человек, двое из которых оказались дезертирами из деникинской армии.

В Харькове вновь периодически стали отключать электрическое освещение в связи с нехваткой угля. Чем с удовольствием пользовались воры и налетчики. Дождавшись такго момента, примерно в 21.30 шесть вооруженных грабителей ворвались в неосвещенную квартиру харьковца М. Марголина (Ярославская ул., 25), буквально за 5-8 минут, пока владельцы соображали, в чем дело, нахватали вещей примерно на 10 тыс. рублей и скрылись.

В зале каменноугольной Биржи Харькова состоялось собрание членов Общества поощрения рысистого коннозаводства. Несмотря на войну и нехватку лошадей на фронте, коннозаводчики констатировали успешное развитие своего бизнеса и согласовали план бегов на осень. Мало того, было объявлено о том, что к зиме в Харьков должны прибыть породистые скаковые лошади из Ростова и Курска, только что занятого деникинцами. Для этой цели решено было арендовать конюшню легендарного рысака Гальтимора.

Гальтимор

Начальником штаба Киевской группы войск Добровольческой армии назначен генерал М. Вахрушев.

Деникинские войска вновь выбили большевиков из Фастова, которым красные владели всего один день. Ожесточенные бои за город вела 2-я Терская пластунская бригада, которая за несколько недель до этого отличилась еврейским погромом в Смеле. Вскоре после занятия Фастова терцы начали кошмарную резню евреев и тут.

В то же время в Киеве губернатор А. Чернявский принял делегацию Комитета помощи пострадавшим от погромов, которая представила ему доклад о еврейских погромах на Украине. Губернатору сообщили, что только за один месяц были совершены погромы в 18 населенных пунктах Киевской губернии.

Белогвардейские войска Новороссийской области начали наступление против петлюровцев.

23 сентября 1920 г.:

Советские войска выбили врангелевцев из Синельниково.

Харьковская губернская конференция молодежи постановила немедленно отрядить 25% состава конференции на борьбу с Врангелем. В резолюции говорилось: «Берегись, старый мир: на помощь революции идет юная пролетарская рать».

Из Луганска на врангелевский фронт выступил Кавалерийский коммунистический эскадрон, сформированный местной большевистской организацией.

ВЦИК РСФСР обнародовал условия мирного договора с Польшей. Относительно Галиции Москва заявила, что она «готова согласиться на плебисцит в данной области не по принципу советскому, то есть голосованием трудящихся, а по обычному буржуазно-демократическому принципу». 

Хронология: 22 сентября

22 сентября 1918 г.:

Сталин вернулся из Москвы в Царицын, как раз когда там разворачивалось новое наступление белоказаков. Вопреки решению Москвы, Сталин и Ворошилов начали действовать более автономно.

Большевистская сводка сообщала о боях под Царицыным: «Ночью 22 сентября при попытке противника ликвидировать прорыв были брошены в бой подоспевшие резервы в количестве трех кавалерийских полков, но они также были нашими войсками разбиты наголову и в паническом беспорядке бежали, бросая убитых и раненых. Наши войска продолжают преследование противника, сметая на своем пути бросаемые противником в бой свежие силы».

Центральный военно-революционный комитет издал приказ о формировании двух украинских повстанческих дивизий.

В этот же день в Киеве начала выходить подпольная газета украинских большевиков «Киевский коммунист».

Открытием памятника Радищеву в Петрограде на Дворцовой площади началась реализация ленинского плана «монументальной пропаганды». На открытии памятника яркую пропагандистскую речь произнес Анатолий Луначарский, который сказал: «Вы видите, товарищи: мы заставили для Радищева посторониться Зимний дворец, былое жилище царей. Вы видите: памятник поставлен в бреши, проломанной в ограде дворцового сада. Пусть эта брешь являет собою для вас знамение той двери, которую сломал народ богатырской рукой, прокладывая себе дорогу во дворцы. Памятнику первого пророка и мученика революции не стыдно будет стоять здесь, словно стражу у Зимнего дворца, ибо мы превращаем его во дворец народа: в его кухнях будем готовить для трудящихся пищу телесную, в его Эрмитаже, в его театре и великолепных залах обильно дадим пищу духовную».

Памятник Радищеву в Петрограде

22 сентября 1919 г.:

Красные на один день вернули себе Фастов, выбив оттуда белых.

Генерал В. Май-Маевский издал обширный приказ №412, в котором описал боевые операции по взятию Киева и Курска, выразив поименно благодарность своим командирам. Приказ гласил: «Оглядываясь на пройденный Армией по дороге к Киеву и Курска путь, я чувствую душевную потребность отметить полную высокого порыва и героической доблести боевую работу Добровольцев и Казаков. Непоколебимая стойкость пехоты в обороне, неудержимый порыв при наступлении, лихие действия артиллерии, беззаветная доблесть казаков и молодой регулярной конницы, смелая до дерзости работа бронепоездоев, отвага броневиков, танков и летчиков, лтличная работа штабов – все это было залогом нашего успеха. Земной Вам поклон, орлы!»

В Харькове на Пушкинской улице, 22 открылся «зубоврачебный кабинет для бесплатного лечения воинских чинов».

В Харьков из Ростова вернулся делегат Харьковского общества деятелей периодической печати Н. Гюнтер (был обозревателем газеты «Южный край»). Он был послан для встречи с начальником деникинского управления внутренней политики В. Носовичем, которому предъявил обширную докладную записку о «ненормальном положении Харьковской прессы» (так аккуратно была названа довольно жесткая цензура, введенная в местных СМИ деникинской властью). Носович заявил, что им якобы «уже предприняты некоторые шаги к созданию более нормальных условий жизни прессы». Но тут же добавил, что он представляет гражданскую власть и не может вмешиваться в решения военных, в том числе относительно прессы.

Владимир Носович

В харьковских магазинах начали регулируемый отпуск макарон, пшеничной муки, круп, отрубей и солонины.

Городской парк Харькова был осмотрен особой комиссией по его благоустройству. Комиссия констатировала «варварское искалечение публикой ряда ценных посадок» и решила возбудить ходатайство «убрать провода электрического освещения в землю» в связи с тем, что каштаны уже выросли до уровня этих проводов.

На Озерянском базаре в Харькове злоумышленники ночью, взломав замки, проникли в мелочную лавку купца С. Грачева и похитили денег, мануфактуры и галантереи на сумму 40 тыс. рублей.

А днем в том же Харькове был обворован капитан польской службы В. Закржевский. Примерно в 11.00 воры взломали замок его квартиры по Лермонтовской ул., 33. Было похищено имущества на 50 тыс. рублей.

Петлюровский Совет министров УНР и его Директория на совместном заседании постановили начать «военные акции» против Добровольческой армии. На этом же заседании был принят текст обращения к народу, содержащий «высокоинтеллектуальное» сообщение о том, что «широкие просторы нашей плодордной земли забрал кацапский царский генерал Деникин».

А в это время, судя по сообщениям западных информагентств, бывший министр иностранных дел УНР Александр Шульгин, находясь в Париже в связи с работой там международной мирной конференции, призвал «признать Петлюру и тем разрешить вопрос о южно-русской власти». СМИ сообщали: «Мирной конференцией этот вопрос даже не рассматривался. Газеты ограничились опубликованием ответа Пишона. Признав Украину, заявил министр иностранных дел, необходимо будет признать и все другие образования, что в корне изменит внешнюю политику Франции, выработанную мирной конференцией».

Деникинская пресса распространила сообщение об уникальном случае полного единения политических сил. В городке Карасубазар (Крым) на выборах в местное самоуправление был выдвинут один-единственный список кандидатов, куда включили представителей всех легальных партий, сами определив, как соблюсти права «большинства» и «меньшинства». Как при этом было определено, кто к какой группе относится, не спрашивая население, остается загадкой.

22 сентября 1920 г.:

Выступая на 9-й Всероссийской партконференции в Москве, Ленин выразил оптимизм по поводу развития угольной промышленности в Донбассе. Он сообщил: «Донецкий бассейн уже дает нам 20 – 30 миллионов пудов угля в месяц». 

А в это время войска генерала Врангеля развивали наступление на Донбасс. 22 сентября они заняли важный железнодорожный узел Синельниково.

22 сентября 1938 г.:

В Москве по обвинению в руководстве подпольной организацией левых эсеров расстрелян Владимир Карелин, в прошлом довольно известный деятель Харькова. В 1917 г. Карелин даже был избран председателем харьковской городской Думы. Участвовал в горячих дебатах с Артемом-Сергеевым в Думе и Совете. Правда, уже осенью 1917 г. чаще появлялся в Питере, был наркомом государственного имущества в первом советском правительстве Ленина.

Владимир Карелин

 

Хронология: 21 сентября

8 сентября 1909 г. (21 сентября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев написал из Пермской тюрьмы трогательное письмо своим родителям, жившим в Ак-Булаке. По письму видно, что сын пытается успокоить предков, не описывает условий содеражния в тюрьме и тешит их надеждой на то, что вскоре, уже через год, они смогут увидеть друг друга (на самом деле, свою мать он сможет увидеть только спустя 8 лет, о чем никто еще не подозревал). Артем писал: «Я здоров, не скучаю. В тюремную жизнь втянулся. Путешествие мне доставило много новых впечатлений и внесло в мою монотонную жизнь много разнообразия. Последствия тифа почти прошли; осталась небольшая глухота, и она пройдет. Как видите, организм у меня крепкий».

8 сентября 1917 г. (21 сентября по новому стилю):

Секретарь ЦК РСДРП(б) Я. Свердлов написал письмо в Николаевскую организацию большевиков, из которого видно, как центральное руководство ленинцев смотрело на будущее административное разделение Юга России (понятно, слово «Украина» на тот момент в Питере еще не употребляли). Отвечая на просьбу николаевцев включить их в состав более действенной организации Донецко-Криворожской области во главе с Аретмом, Свердлов писал: «Вопрос об области представляет большое значение. Мы думаем, что целесообразнее было бы вам войти в южную с Киевом (пока) в центре. В эту облсть предполагают войти, кроме Киева с районом, Одесса, Николаев, Херсон, Крым с Севастополем, Елисаветградом и проч. Впоследствии возможно разделение этого района на 2 части: 1) Киевскую, Полтавскую, Черниговскую, часть Могилевской и т.д. и 2) Одессу, Николаев, Крым и т.д… Мы думаем, что ваше присоединение к Донецкому бассейну, центр которого в Харькове, не отвечало бы практическим нуждам работы». Таким образом (и это подтверждается дальнейшей перепиской Свердлова), вплоть до Октябрьской революции руководство большевиков не собиралось создавать УССР, а видело на Юге 2 или 3 области.

Митинг рабочих Щербиновского рудника в Донбассе потребовал «немедленного вооружения всех революционных рабочих, крестьян и солдат, для отражения всегда могущей возникнуть контрреволюции».

А в это время в Киеве Центральная Рада собрала пафосный «Съезд народов России». Организаторы заявили, что на съезде присутствовали представители 14 «наций».

21 сентября 1918 г.:

После некоторого затишья на подступах к Царицыну, оборонявшемуся войсками Донецкой республики, вновь развернулись серьезные бои. На станцию Котельниково прибыл командующий южным участком Царицынского фронта Харченко, развернув там свой штаб. Вечером этого же дня Харченко дал телеграмму в Царицын: «Прошу отдать распоряжение о высылке маршевых рот не менее 500 штыков. Положение на фронте в станице Нагавской ухудшилось. Наши части оставили станицу Нагавскую, Верхне Курмоярскую. Потемкинская занята нами».

21 сентября 1919 г.:

Пленум ЦК РКП(б), пытаясь разобраться в постоянных конфликтах среди руководства башкирской организации постановил направить в Стерлитамак двух своих уполномоченных. Одним из них был послан бывший депутат Государственной думы от большевиков Федор Самойлов. А вторым вскоре Ленин предложил послать Артема-Сергеева, который в те дни только начинал выздоравливать после тяжелейшей формы тифа, подхваченного им во время эвакуации из Харькова.

Бюст Федору Самойлову в Иваново

Деникинская сводка за 21 сентября подбивала итоги битвы за Курск: «В ожесточенном штурме Курска нами захвачено 34 орудия, из них 33 тяжелых, и, кроме того, на бронепоездах 1 тяжелое и 12 легких орудий, а всего – 47 орудий. Захвачено свыше 5000 пленных, 4 бронепоезда, свыше 80 пулеметов, 8 минметов, 8 зарядных ящиков, несколько погребов со снарядами для тяжелых орудий… На станции Курск захвачено 20 паровозов на ходу и огромное количество вагонов, из которых значительная чать с ценным военным грузом… Отход красных приобретает характер панического бегства».

В ожесточенном бою в районе станции Лиски советский снаряд попал в штаб генерала А. Шкуро. Деникинские инфорагентства передавали: «Контужен сам генерал Шкуро и несколько из лиц штаба. Контузия генерала Шкуро легкая и он, не покидая строя, продолжает руководство операциям своего доблестного корпуса».

Андрей Шкуро

В Харькове на Соборной площади архиепископ Харьковский и Ахтырский Георгий в присутствии высшего командования деникинской армии провел благодарственный молебен по случаю взятия белыми Курска, Льгова, Рыльска, Бахмача и Конотопа. На молебне присутствовали деникинские генералы В. Май-Маевский, А. Кутепов, И. Беляев и др.

В Харькове умер от ран, полученных в бою с большевиками под Курском, прапорщик Самурского полка Александр Щеклеев, владелец известной харьковцам фирмы «Наследники И.В. Щеклеева», до революции владевшей магазинами в Харькове и Москве, которые торговали ювелирными изделиями, иконами, украшениями и занимались их ремонтом.

Клеймо фирмы "Наследники Щеклеева"

В Железноводске умер известный харьковский ученый, агроном, профессор Ново-Александрийского института сельского хозяйства Петр Бараков, считающийся основоположником российского сельскохозяйственного опытного дела. Похоронен он был в Харькове.

В Харькове объявлено о том, что к забастовке табачников фабрик Бураса и Кальфа примкнули рабочие табачной фабрики Шерешевского.

Примерно в 19.00 на улице Бассейной в Харькове (напротив дома № 10) произошла серьезная авария. Автомобиль 3-й артиллерийской бригады деникинцев, переезжая трамвайную линию, умудрился быть сбитым одновременно двумя трамвайными вагонами. Вот как описывала происшедшее местная пресса: «Автомобиль совершенно разрушен; в вагонах разбиты стекла, сбиты громоотводы, приступки, помят кузов; один вагон сбит с шатунов». Поразительно, но человеческих жертв в этой аварии не было.

Очень показательная опечатка опубликована в финансовом отчете Харьковского кредитного союза кооперативов. В заголовке этот отчет был назван «Сводным БАНАНСОМ»! А как еще в те годы мог развиваться бизнес? Бананс – он и есть бананс…

Совет Рабоче-Крестьянской обороны советской Украины за подписью Х. Раковского обнародовал воззвание к петлюровским и галицийским солдатам, в котором, в частности, говорилось: «Когда после жестоких боев, после пролития потоков братской крови вы вошли в Киев, вы могли убедиться, что проливали кровь и свою и ваших братьев вовсе не для обеспечения самостоятельности и независимости Украины, но только для торжества царских генералов и польской шляхты… Если ваши жены и сестры насилуются десятками и сотнями озверелых, развращенных разбойников, если упразднено самое имя Украины, а «Малороссия» объявлена частью «единой и неделимой» России, если, наконец, объявлен несуществующим украинский язык, а «малороссийский» изгнан из всех школ Украины, – за все это несет ответственность прежде всего предатель интересов свободной Украины Петлюра, а затем вы, поддавшиеся его обману».

Деникинские войска в небольшом сражении у ст. Мардаровка одним выстрелом вывели из строя петлюровский бронепоезд «Вильна Украина». Через несколько дней после ремонта он вернулся в строй, но вскоре оказался в составе деникинской армии под названием «Гроза».

Бронепоезд "Вильна Украина"

Деникинские власти обнародовали переписку петлюровцев с властями советской Украины о возможности сотрудничества. В частности, была опубликована телеграмма председателя украинской дипломатической миссии С. Мазуренко, предлагающего создать в УССР коалиционную власть, куда вошли бы коммунисты и «украинские национально-социалистические партии». Да-да, именно национал-социалисты!

Киевские газеты распространили радостную новость: «Атаман Струк, организовавший повстанческие партизанские отряды для борьбы с большевизмом, ныне переформировал свои войска и примкнул к Добровольческой армии». Мало того, Струку было присвоено звание полковника. Во многом благодаря Струку и его шайке, влившейся в части деникинцев, Добровольческая армия получила сомнительную славу еврейских погромщиков.

Отряд Струка с боевой кавалерией

21 сентября 1920 г.:

Решением Реввоенсовета Республики создан Южный фронт, командующим которого назначен М. Фрунзе.

Навсегда покинул пределы России бывший лидер украинской Центральной Рады В. Винниченко, у которого так и не получилось пристроиться на какое-нибудь тепленькое местечко при советской власти.

Хронология: 20 сентября

7 сентября 1917 г. (20 сентября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев в харьковской газете опубликовал статью «Мы или они», в которой он резко раскритиковал меньшевиков.

В тот же день Артем написал письмо в ЦК РСДРП(б), в котором уже прямым текстом говорит о Донецкой республике, а точнее – пока о «республике Харьковской губернии»! Вот что он писал: «У нас образован революционный штаб; он выбрал исполнительный орган из семи (вне фракции); баллотировка дала: 2 большевика, два меньшевика, два эсера и один украинец. Штаб – верховный орган, не подчиненный Временному правительству и сосредоточивший в себе всю власть на местах. Фактически это было декретированием республики Харьковской губернии. Возможно (я в этом не уверен), мы не распустим штаба по распоряжению Керенского».

Харьковские большевики обнародовали отчет о сборе средств на приобретение своей типографии. По состоянию на этот день поступило 7033 руб. Больше всех (1 тыс. руб.) передали рабочие Северо-Донецких железных дорог.

Администрация харьковского завода Гельферих-Саде объявила о закрытии завода и увольнении всех рабочих. Что еще более усилило позиции большевиков в городе и крае.

Общегородская конференция заводских комитетов Екатеринослава постановила организовать стачечный комитет для подготовки забастовок в случае отказа предпринимателей повышать зарплату рабочим.

20 сентября 1918 г.:

Белоказаки, начавшие новое наступление на Царицын, который оборонялся войсками Донецкой республики, прорвали оборону красных на центральном участке между хуторами Ильменский и Ляпичев. Белыми был занят Калач-на-Дону.

На мирных переоворах между советской Россией и гетманской Украиной, проходивших в Киеве, украинская делегация предъявила своим московским коллегам ноту протеста в связи с невозможностью украинцам, находившимся в России, получить украинское гражданство. Кроме того, в ноте содержался ответ на претензии Москвы в связи с попытками Киева установить связи с Доном, который Россия считала своей суверенной территорией. В ноте заявлялось: «Путем самоопределения, который признает и советская власть, Дон признал себя суверенной державой и создал себе верховную власть, с которой украинское правительство вступило в договорные отношения, потому что она – сосед Украины. Относительно юридических оснований для той власти, то у советской власти их не больше». То есть украинская власть признавала право самоопределения для Донской области, а когда речь заходила о самоопределении Донецкой республики, то сразу заявляла, что самоопределение должно касаться лишь национальностей.

Между станциями Ахча-Куйма и Перевал (территория нынешней Туркмении) по решению английской военной миссии расстреляны 26 бакинских комиссаров.

"Расстрел 26 бакинских комиссаров"

В Москве завершил свою работу первый с 17-го века Поместный Собор Русской православной церкви, длившийся больше года и восстановивший патриаршество на Руси.

Заседание Поместного собора 1917-18 гг.

20 сентября 1919 г.:

Командующий Южной группой советских войск И. Якир сообщил в штаб, что завершает перегруппировку и в полдень 21 сентября планирует начать операцию по захвату Киева.

Деникинские войска в 9.00 взяли Курск, к полудню – Льгов и Рыльск. Сводка Добровольческой армии сообщала 20 сентября: «За вчерашний день на этом направлении нами взято 19 тяжелых орудий, 26 пулеметов, 3 бомбомета, 1 миномет, 1 прожектор со всей установкой, несколько тысяч пленных, несколько поездов со снаряжением, три бронепоезда и другая добыча. Вчера вечером три наших бронепоезда ворвались на станцию Курск. Бронепоездом «Генерал Корнилов» взят в плен и выведен в наше расположение бронепоезд красных «Кронштадтский»; другой бронепоезд красных «Черноморец» был атакован нашим бронепоездом «Офицер» и выстрелами в упор (с 15 шагов) разбит… Успеху операции на Курском направлении много способствуют наши доблестные летчики, производящие смелые разведки и сделавшие ряд налетов на Курский железнодорожный узел, где ими сброшено несколько десятком бомб, несмотря на сильнейший обстрел».

Генерал Кутепов в этой связи в тот же день издал приказ № 04717, который гласил: «Ни массы красных войск, брошенных против 1-го корпуса из ближнего тыла, из глубоких резервов и с восточного фронта, ни сила Курских укреплений не могли остановить Ваш порыв, доблестные войска. Из глубины истории встают образы русских чудо-богатырей и Вы, их потомки, равны им. Пусть в сердце каждого наградой за нечеловеческие усилия будет сознание, что пройден еще один тяжелый этап на путях к златоглавой Москве и что в этот момент сотни тысяч людей, освобожденные Вашим подвигом, благословляют Вас».

Информационная сводка ЦК КП(б)У сообщила, что в лесах в районе Изюма против Деникина действуют партизаны численностью до 1500 человек. Согласно сводке, «они нападают на обозы, разоружают небольшие отряды, и часто происходят стычки между ними и казаками. Вследствие этого Северо-Донецкая железная дорога не работает».

Троцкий выдвинул лозунг «Пролетарий, на коня!», ставший одним из главных большевистских плакатных лозунгов гражданской войны.

Совет харьковских областных съездов заявил о том, что на его имя поступил запрос Французской миссии при штабе Деникина о возможности налаживания товарообмена между Харьковом и Францией. Совет подготовил записку по этому поводу, предложив наладить поставки во Францию сырья взамен на товары первой необходимости.

В Харьков проездом из Киева в Ростов прибыл известнейший ученый Владимир Вернадский. Целью его поездки было выяснение вопроса о судьбе созданной им Академии наук Украины. Харьковская пресса отмечала: «В киевских академических кругах считают, что существование украинской академии наук не противоречит идее единой, неделимой России и что академия будет филиалом Всероссийской академии наук».

Владимир Вернадский

На улице Мечникова в Харькове заработала вегетарианская столовая. Ее лозунгом была фраза «Мир с животными!»

Примерно в 20.00 в Пашковом переулке Харькова 8 вооруженных бандитов совершили налет на квартиру, ограбив владельца на 46 тыс. рублей.

Петлюра отдал приказ немедленно прекратить любые переговоры с махновцами. В его приказе говорилось: «Вести о такого рода связи разносятся по целому свету и подрывают очень наше общее дело».