Агитаторы, горланы, главари…

Началась настенная война – значит, выборы вступили в заключительную стадию. Недавно иду мимо одного донецкого техникума. Смотрю: двое ребят движутся по периметру здания и шпателем затирают листовку печально известного кандидата-прощелыги. Интересное зрелище. Останавливаюсь, спрашиваю, чем им насолил кандидат. Отвечают, мол, директор техникума распорядились, а они вот теперь страдают на виду у честного народа. Вряд ли юнцы знают, что их директор перед выборами стал членом партии, которая выступает главным соперником «стираемого» кандидата. Они просто думают, что борются за чистоту родного города.

А вчера водитель редакции рассказал, что видел по ТВ некоего типа. Тип распинался на предмет того, что за каждую сорванную листовку можно заработать у кандидата-соперника ни много ни мало гривну.

Мы решили, что самое время поговорить об «избирательном андерграунде», о том, что творится на уровне «корней травы», по выражению американцев. Попросту говоря, действительно любопытно, что творится в мажоритарных округах. И мы нашли для беседы «человека из команды». Того самого, чья деятельность, «на первый взгляд как будто не видна», но видна станет, если его подопечного изберут депутатом. Он согласился ответить на наши вопросы при условии соблюдения анонимности.

- Часто ли у вас в округе листовки срывают?

- Конечно, часто. Дольше двух дней ни одна листовка в округе еще не висела.

- А кто же их срывает – дворники?

- Нет, тут несколько категорий. Просто озлобившиеся сограждане. Работники коммунального хозяйства. Работники милиции. Слоняющиеся без дела тинейджеры. Наконец, специально проинструктированные члены команд соперников. Существование последней категории доказывает тот факт, что часто срывают листовки в тех местах, куда никто из перечисленных первым ни за что бы не полез.

- Правда ли, что за сорванную листовку специально нанятым для этого людям поштучно платят кандидаты-соперники?

- Я думаю, так можно очень легко прогореть. Если бы за сорванные листовки платили отдельно от основной платы за работу на кандидата, то я бы легко устроился у одного кандидата утром расклеивать листовки, а вечером работал бы на соперника и получал деньги за то, что снимал эти же листовки. Кому как не мне знать, где мы листовки утром развесили? Наши листовки, вообще говоря, почти не снимают. Мы их клеим в основном в автобусах и внутри магазинов.

- Много ли берут за развешивание листовок в столь «комфортных» местах?

- Другие кандидаты платят за такие места прилично. Нам это обходится дешевле или вовсе даром: уважают нашего кандидата. Все зависит от того, кто с людьми на сей счет конкретно договаривается. У меня получается уговорить людей стать нашими помощниками.

Было и такое. Прохожу мимо киоска. Смотрю – там портрет соперника. Говорю: «Ой, я его знаю – я ему математику в школе преподавал. Не могли бы вы подарить мне портрет любимого ученика?» И что вы думаете? Сняла портрет и подарила его мне!

- Кстати, ваши люди листовки других кандидатов срывают?

- Было бы странно, если бы мы этого не делали.

- Пользуетесь вы рассылкой листовок по почте – в каждый почтовый ящик?

- Почтальоны – самая ненадежная публика. Они взимают с пенсионеров » даны» за то, что им пенсию домой приносят, немалые суммы. Что им наши скромные деньги? Лучше всего работать со старшеклассницами и студентками ПТУ – это самые старательные помощники.

- Выступаете в школах?

- Мой кандидат почему-то особенно налегает на такую форму агитации. Но я считаю, что пропагандистский эффект от выступлений перед учителями сейчас далеко не такой, каким он мог быть лет десять назад. Резко снизилось доверие к педагогам.

- И что же вы считаете самой эффективной формой пропаганды?

- Выступления перед аудиторией квалифицированных агитаторов и обход квартир. Именно обход и беседа с людьми. Людям, оказывается, мало того, что вы сунете им бумажку с программой кандидата. Они обязательно просят рассказать устно о кандидате. Написанному люди почему-то совершенно не верят. Сказанному – наоборот, верят даже больше, чем нужно. Так, болельщик со стадиона торопится домой, чтобы успеть в последнем выпуске новостей послушать комментатора, который расскажет ему, что он, собственно, видел на стадионе.

В Донецке, насколько я знаю, ходят по четыре человека на подъезд. С фонариками и монтировками.

На тему об оплате своего труда «человек из команды» говорить отказался. Однако, насколько нам известно из разных источников, обычно плата за такого рода услуги не превышает полторы – две сотни долларов в месяц.

Записал Дмитрий КОРНИЛОВ

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>