Александр Чародеев – о политической чести

В начале 16 века в Англии жил человек по имени Томас Мор, известный нам по учебникам истории, как автор первого утопического романа. Собственно, само слово «Утопия» придумал именно Мор.

Высокообразованный, знатный и богатый человек, он находился в зените славы и могущества в 1529 году, когда Генрих назначил его лордом-канцлером, по сути вторым человеком в государстве. Все закончилось в один момент, когда сэр Томас, отличавшейся честностью и порядочностью, наотрез отказался дать свое добро на разрыв отношений Англии с папой римским. Королю Генриху, видите ли, захотелось развестись с Екатериной Арагонской и жениться на ее фрейлине. Папа на развод согласия не давал: он использовал королеву как шпионку. В далекой исторической перспективе разрыв с папством пошел на пользу государству. Но в тот момент у сэра Томаса как на грех оказались принципы, которым он не хотел изменять.

Чего только не пережил Томас Мор. На него оказывалось давление не только моральное. Против него велась психологическая кампания такой степени изощренности, которая не снилась и современным мастерам пропаганды. Против Мора подстрекали всех его друзей и соседей. Враги Мора внесли разлад в его семью. Однако ничто не могло сломить воли сэра Томаса. Он предпочел пойти на плаху, но только не поступиться своими принципами. А ведь достаточно было лишь одного его слова согласия.

Убежден, что многие мои современники и соотечественники не поймут сэра Томаса. В наше время, совершенно не располагающее к благородству, «в чести» полное бесчестие, совершенное отсутствие принципов, а само слово «принцип» стало почти ругательным.

Томас Мор – личность в этом отношении легендарная. Драматург 20 века сэр Роберт Боулт написал о тяжелой судьбе Томаса Мора прекрасную пьесу «Человек на все времена». По пьесе был снят не менее прекрасный фильм, в котором роль сэра Томаса блестяще сыграл Пол Скофилд. На этом примере в Великобритании сознательно воспитывают самих политиков и отношение общественности к ним.

Примеры благородства, честности, великодушия, порядочности, стойкости, верности принципам и идеалам, рыцарского отношения к противнику можно найти в истории и легендах всех народов. При этом поступки людей никак не могут быть объяснены исходя из типично современной логики.

И впрямь, ничто не мешало герою ранней французской истории Роланду уклониться от того знаменитого боя в Ронсевальском ущелье, тем более, что он знал наверняка: помощи не будет. Национальный герой Швейцарии Вильгельм Телль мог, как и все отдать честь захватчику, австрийскому правителю его родного кантона Ури и не подвергать опасности свою жизнь и жизнь своего сына. Национальный герой Исландии епископ Аросон вполне мог сохранить жизнь и себе, и двоим своим сыновьям; для этого требовалось немного – отказаться от своей веры. И в знаменитом примере с Гарибальди – когда к нему привели человека, который его пытал в свое время – национальный герой Италии тоже мог бы казнить своего мучителя, но Гарибальди почему-то отпустил его с Богом.

Много таких примеров и в более близкой нам российской истории.

Иван Сусанин, который пожертвовал жизнью, но не выдал полякам месторасположения царя Михаила Федоровича. Кузьма Минин, который призвал сограждан отдать все, что у них было, во имя освобождения Родины. Царь Борис Годунов, который в пору страшного голода, поразившего Россию, приказал открыть собственные амбары, чтобы бесплатно накормить народ. Воевода Василий Шереметев, который поверил обещаниям однажды уже изменившего Выговского не воевать против Москвы и отпустил его, а впоследствии жестоко поплатился за свою доверчивость двадцатью годами в татарском плену. Этот ряд примеров, намеренно взятых лишь из одного века может быть продолжен эпизодами из любого иного столетия.

Но вот загвоздка: любая попытка найти аналогичные случаи в украинской истории весьма сложно. Мало того, в учебниках по истории мы постоянно сталкиваемся с тем, что авторы оправдывают и даже объявляют похвальным как раз хитрость и изворотливость, умение обмануть и порой, чего греха скрывать, предать…

В наше время, когда бывшие коммунисты стали в мгновение ока националистами; когда поэты враз забыли, что они писали лет десять тому назад и теперь пишут совершенно иное; когда депутаты и президенты обещают одно, а делают совершенно иное; когда армия присягает не один раз, а из паспортов людей без какой-либо задней мысли вымарывается имя страны, за которую их деды проливали кровь, о какой честности и порядочности можно еще говорить?

Но мы, тем не менее, нашли человека, с которым на эту тему как раз и можно поговорить.

Александр ЧАРОДЕЕВ был депутатом прошлого созыва Верховной Рады. Причем был одним из наиболее ярких и запоминающихся политиков. Он последовательно отстаивал в парламенте именно интересы Донбасса, не считаясь с насмешками, оскорблениями и даже угрозами.

Впрочем, его судьба еще раз подтверждает слова из песни Высоцкого, о том, что «слово «честь» забыто, зато в чести наветы за глаза».

Александр Васильевич не только благодаря своему политическому имиджу как никто другой подходит для этого разговора, но он еще и глубоко изучал историю Украины.

- Александр Васильевич, помнится, год тому назад в ходе круглого стола, проведенного редакцией «ДК» Николай Рагозин, руководитель Школы прав человека и завкафедрой ДГТУ, высказал мысль, что на Украине в настоящее время отсутствует понятие «политическая честь». Может, это специфическое явление коренится именно в украинской истории?

- Я бы сказал, понятие «политической чести» не носит для украинской истории определяющего характера, такого заметного характера, как нам хотелось бы. А отдельные примеры политической честности были, конечно же и в истории Украины. Есть они и в нынешней жизни.

Я вообще эту тему воспринимаю очень близко к сердцу. Вы помните, когда вышел первый номер «Донецкого кряжа», на первой же странице было интервью со мной, в котором я напомнил строки из песни, исполнявшейся Вертинским: «Кто сберег свои нервы, тот не спас свою честь».

Накануне мы в парламенте проводили закрытое заседание, посвященное ситуации, сложившейся в Верховной Раде. Именно там я и произнес эту фразу. Это было, наверное, самое мое эмоциональное выступление.

Я просто не могу лишить себя удовольствия по серьезному относиться к слову «честь».

А то, что отсутствие политической чести стало явлением характерным, связано с общей ситуацией на Украине. Хотя специфику менталитета сбрасывать со счетов никак нельзя, главной причиной этого явления я считаю именно происшедшие за последние несколько лет события: коренная ломка всего, распад великой страны, отделение Украины.

Вспомните, в тот период люди в массовом порядке изменяли и своей партии, и своим друзьям, и своей стране. Это и предопределило падение нравов и отсутствие чести, как характерной черты политики Украины.

- Вы знаете, многие люди, чтобы оправдать собственную низость, сейчас ссылаются на провалы в памяти. Дескать, не помним, что случилось в то время, не помним, как голосовали, не помним, голосовали ли вовсе.

- Я хорошо помню, что творилось в парламенте 24 августа 1991 года. Кстати, мне в тот день исполнилось 36 лет.

Надо отметить, что воспитывался я без отца, в семье человека, который был для меня образцом украинца. Он до конца жизни так и не перешел на русский язык, но и никогда он не ругал ничего русского. Он навсегда привил мне любовь к Украине.

Но я не был согласен с теми, кто веселился 24 августа. Уже на следующий день я выступил с предложениями о двуязычии, о федеративно-земельном устройстве, о более тесных связях с Россией.

В тот именно момент я не мог сказать, что отрицательно отношусь к Галичине или Галицким политикам. Я просто хотел разобраться во всем, что произошло.

Я убежден, что пресловутый день, 24 августа, стал главным источником отсутствия политической чести. Я видел, как коммунисты-депутаты выходили из партии. Один из них еще за месяц до этого настаивал на том, чтобы в формах анкет обязательно значилась партийность, говорил, что он гордится своим членством в КПСС. В тот день он срочно организовал кампанию по массовому выходу коммунистов из партии.

Идея состояла в том, чтобы выйти в течение одного дня, ибо все опасались каких-то репрессий. Вы знаете, они буквально на голову лезли друг к другу только, чтобы не оказаться последним. Сотня или больше депутатов-коммунистов в тот день вышла из партии.

- Вам могут попенять тем, что вы тоже, дескать, вышли из партии.

- Да, но это было осенью 1990-го после того, как я увидел, что творилось на пленуме райкома. На следующее утро на наряде я прямо заявил, что сыт по горло нравами местных партийных властей… Кроме того, уже тогда я был категорически против Кравчука, которого к тому времени успел рассмотреть. И, надо сказать, не ошибся в этом человеке.

Другие донецкие депутаты (например, Гусев и Маслюк) выходили из партии с шумом, заявляя об этом с трибуны Верховного Совета. Кто-то прилюдно швырялся партбилетами. Мне всегда это претило.

Кстати, за короткое время своего «парторгства» я понял, что в массе своей рядовые шахтеры-коммунисты были нормальными работящими людьми. А, если кто-то и гордится сейчас, что не был членом КПСС, то давайте вспомним, что часто в партию не брали тех, кто был замечен на пьянстве, воровстве и т.д.

- Ну давайте вернемся к 24 августа.

- Многие уже тогда поняли, что произошло событие глобального масштаба. Началась массовая переориентация людей.

Человек по своей природе инертен. Когда человек на пятом десятке начинает коренным образом ломать свои взгляды, это ненормально. В молодости – это я понимаю. Черчилль на заре карьеры успел лишь немного побывать в рядах либералов, а потом перешел к консерваторам. Но это ему всю жизнь вспоминали.

На Украине же люди, которые были коммунистами верхнего эшелона власти, вдруг стали резко перекрашиваться.

Кравчук стал националистом. Еще в июне 1989-го он называл националистическую символику «этими грязными кровавыми символами, которые глубоко враждебны нашему народу». В 1991-ом он дал команду снять флаг УССР со здания парламента – ночью, по-воровски… Заметьте, в украинской политике многое происходит ночью – принятие Конституции, например. А потом флаг СССР лежал на полу в президентском дворце, об него вытирали ноги. Я это видел лично.

- На нормальном человеческом языке это именуется Предательством

- Да, все они прекрасно понимали, что творят предательство. Еще не было известно, хорошо ли, плохо ли будет Украине без Союза, в раздоре с Россией. Это другой вопрос. Но то, как все совершалось – это было грязно. И все это понимали.

Однако очень хотелось остаться наверху, остаться на каких-то высоких постах. Потому ломали практически все, чему раньше поклонялись. Изменения шли быстро, лихорадочно.

Стали злоупотреблять словом «патриотизм», что ненормально. Об этом, наверное, надо было бы говорить во время войны, когда патриотизм может быть подкреплен кровью.

Но у нас – не так. Вот назвался патриотом – и теперь можно даже не мыться, можно не чистить зубы (как многие украинские националисты). Но, если ты – патриот, то ты уже лучше других. В этом как раз главная опасность национализма.

Известно, что в примитивной наркомании применяется клей «Момент». Надевают на голову мешок и дышат клеем. «Момент» разрушает в конечном итоге мозг человека. По-моему, нечто происходит такое с национализмом. Человек, который начинает его исповедовать, очень быстро деградирует. Я наблюдал это по депутатам Верховного Совета, которые националистами никогда не были, но стали ими, чтобы остаться «на плаву».

Человек должен быть борцом, как-то доказывать состоятельность. А национализм говорит, мол, не надо, ты и так самый лучший. Есть в этой стране те, кто хуже тебя: люди иной национальности. Причем делят людей они не по признаку украинец – неукраинец. Нет, они судят, галичанин ты или нет.

Я слышал от Танюка такую теорию. Самые интеллектуальные на Украине – католики. Затем следуют греко-католики. А последователи Православной Церкви – у него где-то на седьмом месте.

Вот в то время, чтобы оправдать как-то переход на позиции национализма, многие бывшие партноменклатурщики стали манипулировать именем Мазепы.

Я не был изначально предвзято настроен к этой фигуре. Но, чтобы понять его, я стал читать много книг о нем. Причем намеренно не читал ничего Советского – только, чтобы никто меня не упрекнул в предвзятости. Так вот я не встретил, чтобы где-то из Мазепы делали идеал. Ну скажите, по христианским ли канонам – соблазнять крестницу? Признанного героя украинского народа Палия – обманул. На своего благодетеля, гетмана Самойловича, донес – того сослали в Сибирь. Петра I предал. Я утверждаю, что Мазепа предал и запорожских казаков. И считаю, это главным его предательством.

На кого он променял Россию? На прощелыгу Карла XII? А любой умный и честный политик должен был понять, что Швеция – далеко, что рейд Карла – всего лишь авантюра. И хорошее подтверждение этому – тот факт, что за ним пошла лишь жалкая кучка отщепенцев. Может быть, не будь предательства Мазепы, Запорожская Сечь просуществовала бы до 1917 года.

А теперь полюбуйтесь: Мазепа – национальный герой и красуется на десятигривенной купюре. Причем, опять-таки поместили его туда тайно. Вплоть до того, даже кости его хотели перенести на Украину.

Предателей эта фигура очень устраивала.

Я видел, как вся эта националистическая идеология с ее лже-героями была как ушат помоев выплеснута на головы депутатов, и подобно клею «Момент», начала разъедать мозг.

- Надо заметить, что пример прежде всего показали сами лидеры нации

- Многие, не особо задумываясь, просто копировали первые лица. Ведь Кравчук и Плющ просто-таки «достигли высот» в перекрашивании.

Посмотрите на поэтов и писателей! Стихи Павлычко о Ленине и коммунистах до 1992 года были в школьных учебниках. Еще дети учились по этим учебникам, а Павлычко уже стал ярым антикоммунистом. То же самое можно сказать о Драче, который написал стихотворение с сексопатологическим названием «Дихаю Ленiном» и клеймил вовсю «трызубников». Или Мовчан, который слышал «имя Ленина в пении птиц и шелесте ветвей».

Я их постоянно «терроризировал», напоминая им эти их стихи. Драч перестал ходить на заседания депутатской комиссии. А Павлычко я доводил до слез. Я утверждаю, что они прекрасно понимают, насколько грязно их поведение.

Они все весьма двуличны. Вот характерный пример. В узком кругу почти все галицкие политики часто высказываются в очень антисемитском духе. Мне хорошо известны эти факты. Но, когда речь заходит о поездках в Израиль, об участи в еврейских форумах на Украине, особенно, когда «пахнет» дорогими подарками, тогда они высказываются в ином духе. И в этом я их часто уличал.

Стоит ли удивляться тому, что этот этап резкого перекрашивания неизбежно привел к отсутствию чести как чего-то ценного в политике?

- И что, по-вашему, мы теперь обречены на то, что бесчестный политик будет всегда править Украиной?

- Я убежден, что политики из Восточной Украины могли бы идти по иному пути. Но не было, если помните, ни одной достойной кандидатуры в президенты от Донбасса ни на одних, ни на других выборах. Не проявились донецкие политические таланты в нынешнем составе парламента. Вообще политический потенциал Донбасса резко снизился. Как снизилось и влияние Донбасса на общеукраинскую политику.

- А вам не кажется, что это странное явление тоже относится к теме нашего разговора о чести и бесчестии в политике – почему в ходе выборов кандидат в депутаты от Донбасса говорит одно, а в парламенте поступает по-другому?

- Причин тут много. Неопытный донецкий депутат, попадая в зал, где находятся люди иных взглядов, но обладающие какой-то агрессией, волей, то этим людям как бы невольно подчиняется.

Это не второстепенный момент. Настойчивость, агрессивность, активность в политике, в обществе всегда побеждает.

Можно не уважать западно-украинских политиков, но нужно отдать им должное: они очень настойчивы и активны. И противодействовать им способны лишь люди достаточно сильной воли и, что особенно важно, хорошо подготовленные в плане эрудиции. В этом случае уже можно не опасаться западно-украинского политика.

Это вопрос не столько честности, сколько силы воли. Они применяли ко мне многие средства подкупа или обработки. Не вижу ничего трудного в том, чтобы этому противостоять. Но нужна воля к этому. Как сказал Пифагор, власть воли настолько велика, что перед ней не может устоять даже неизбежность.

Эти слова Пифагора больше всего подходят к ситуации на Украине. Вот, говорят, что уже ничего нельзя сделать, ничего нельзя остановить… Ничего подобного. Много раз все негативные процессы можно было остановить. Единственные трудно поправимый момент – это принятие Конституции.

-Но наверняка, были и какие-то так сказать материальные предпосылки для того, чтобы человек утратил честь?

- Безусловно. Пожалуй, это – самый немаловажный фактор, касающийся чести и бесчестии в политике. Человек в Киеве сразу видит, что послушное поведение приносит весьма ощутимые материальные блага. Можно получить пост в правительстве. Можно сделать так, чтобы тебе всегда помогали какие-то коммерческие структуры. Порой послушание приводит к частым зарубежным командировкам. А будешь ссориться, то обязательно нарвешься на какое-то противодействие. Люди начинают подсчитывать, что можно потерять и что можно приобрести. И баланс чаще всего оказывается не в пользу честного поведения. Как раз честь тут и не нужна. Мешает она.

Кстати, в нынешнем составе парламента намного чаще используется практика подкупа депутатов, нежели это было в прошлом составе. Утверждают (хотя, конечно, доказать это трудно) что деньги платили за вступление в некую фракцию. Не знаю, насколько это правда. Мне денег не давали. К тому времени, когда сложилась такая «меркантильная» ситуация, я уже был «засвечен», моя позиция была ясна. А те, кто дает деньги, обычно знают, кому можно их предложить. Очевидно, подсознательно люди ощущают: честного человека нельзя купить. Его можно продать. Вот продавали меня много раз.

Вот собственно и основные факторы, которые влияют на то, что депутаты меняют взгляды.

- Некоторые донецкие депутаты прежнего созыва вы беседе со мной, потупив глаза, жеманно признавались, мол, не могут объяснить: просто какая-то странная атмосфера давит на них в Киеве, ломает их и заставляет все делать не так, как они сами этого хотят.

- Не надо связывать это непосредственно с переездом депутата в Киев. Дело в том, что, когда депутат переезжает в Киев, мало что меняется. Пожалуй, лишь адрес. Все равно большую часть времени он проводит в Киеве.

Немаловажную роль играет тот багаж, которым располагал человек до своего избрания депутатом. Я слабо верю в то, человек с устоявшимся характером вдруг так резко измениться. Я, во всяком случае, не верю в такие рассказы.

- Имеете в виду Кравчука?

- Кравчук – один из самых больших лжецов, о которых я знал когда-либо. И прежних, и ныне живущих.

- Но ведь деньги все равно порой приходится брать. Например, на предвыборную кампанию.

- Это неразрешимая дилемма. Свою вторую избирательную кампанию в парламент, которую я проиграл, я ведь фактически и не проводил. Не проводил именно потому, что надо было у кого-то брать деньги. Но за них, думал я, как-то потом придется расплачиваться.

Скажем, я мог взять деньги у «Донецкугля». Но я просто не пришел за ними. Когда я узнал, что они помогают и моему сопернику Ампилогову, я решил не мараться об эти деньги.

Мне это было чрезвычайно неприятно. Я так и не смог переступить через себя. Для политика это – плохо. Политик должен быть более гибким.

- А вам не кажется, что дело не только в депутатах и президенте? Вы не обращали внимания на то, что общество как-то уж очень терпимо относится ко всем фактам перекрашивания.? Даже за дурной тон считают напоминание поэту о том, какие стихи он стряпал до перестройки. Неприлично припомнить, с какими статьями выступал тот или иной историк. Люди пожимают плечами и отвечают в том духе, что, мол, во все времена «надо как-то крутиться».

- Меня волнует и то, что сейчас происходит с родным Донбассом, но не меньше меня беспокоит то, что может случиться в будущем, вероятно, уже после моей смерти. То, что сделано за эти годы, определит существование наших людей на целые столетия.

Мы действительно почему-то думаем, что предательство и бесчестие коснулись лишь политиков высшего эшелона. На самом деле духом предательства пронизано все общество.

Что можно сказать о людях, которые идут голосовать, побуждаемые не своей совестью, а выданными им двумя килограммами сахара?

То есть резкое обнищание, резкая утрата прежних моральных ориентиров привели к тому, что предательством пронизано буквально все.

Но я бы не стал говорить о какой-то национальной к этому предрасположенности. Украинцы – народ-хлебороб, народ-труженик. Я убежден, что и в России происходит нечто подобное сейчас.

Хотя в российской истории честь всегда была в чести. Мы помним, что многие офицеры из-за чести дрались погибали на дуэли, честь вывела людей на Сенатскую площадь, заставляла их до последнего драться на фронте. Известно, что у русских горных инженеров был принят обычай: если, пробивая туннель с двух сторон, инженер ошибался, то он стрелялся.

- А инженер-мостостроитель во время первого прохождения машин и грузов по новому мосту всегда лез под мост.

- Я знаю, что генералы Колчак и Корнилов не награждали своих офицеров в гражданскую войну. Когда нам на собрании депутатов прошлого созыва, предложили заполнить анкеты на награждение медалями за принятие Конституции, я напомнил им это пример.

Да, у Украины такая история, что всегда вокруг были сильные соседи, и приходилось все время лавировать. В России этого не было. И соседи у нее были в основном сравнительно не так сильны, и сама она была помощнее. Там не было такого четко выраженного ощущения необходимости переметнуться куда-либо, предать.

Ключевский очень четко подметил, что и русский, и украинец – хитры, но хитрость их разная. Русский, когда хитрит, притворяется дураком, а украинец притворяется умным. В этом – ключ ко многим поступкам русских и украинских политиков.

Так и произошло в 1991-ом. Дурак – он всюду дурак. Ну прикинулся он дураком, сделал вид, что ничего не понимает. Дураку же не надо принимать новую идеологию. И так сойдет.

А прикинувшийся умным хочет непременно собственное предательство «облагородить». И одно из самых главных преступлений украинских политиков рубежа 90-х годов – то, что они привели на работу на телевидение и радио всех тех, кто эту новую идеологию отстаивал.

Народ-хлебороб пытаются сделать народом-предателем.

Такое развитие событий нетрудно предугадать: вступление в НАТО, усиление трений с Россией, военный конфликт, и украинцы брошены против русских.

Это будет геополитическая катастрофа.

- Такова цена неуважения к памяти, забвения чести, откровенного предательства. Но мне все-таки кажется, что без неких исторических предпосылок ту обойтись не могло.

- Давайте вспомним, кто чаще всего предавал политику отцов и дедов? Самые слабые, те, кто считал так: вот запишусь я католиком, тут же получу землю, буду меньше угнетаться паном, который поляк по национальности, и вообще мне будет легче жить. Таковы же, кстати и мусульмане в Боснии (славяне, принявшие ислам), о которых Европа еще доподлинно узнает, кому она помогала в войне.

Генетически все это часто передается из поколения в поколение. Ну не случайно, в годы Великой Отечественной войны на сторону врага перешла вполне конкретная часть народа, тогда как основная часть не предала. Теперь, правда, оказывается, что меньшинство – герои, а остальные – быдло. Ну это же не так!

Сейчас пытаются всячески обелить воякив-бандеровцев. Но я считаю, что прощать предательство никак нельзя. Не случайно, народ никогда не находил оправдания предательству. Нет ничего подобного в народных думах, в легендах, а преданиях.

Я в одной серьезной книге прочитал о том, что жители Козельска, того самого «злого города», который Батый не мог взять семь недель, до сих пор не берут в мужья и жены уроженцев соседнего городка, который легко сдался татарам.

Мне посол Греции на Украине Павсикакис рассказывал, что накануне падения Константинополя в 1453 году послы Ватикана и Европейских держав не раз предлагали грекам перейти в католичество или униатство в обмен на военную помощь с их стороны. Может быть, греки не поверили, поскольку помнили, что западноевропейские крестоносцы грабили Константинополь за два с лишним столетия до турок. А может быть, сыграло роль ощущение того, что потеря чести – страшнее смерти.

Вот еще один пример исторической верности: маленькая Черногория объявила войну Наполеону, когда он вторгся в Россию. А Россия и Украина позволили в наши дни распять Югославию.

- Помню, когда я преподавал в университете, уличил студентку в элементарном списывании. Она заявила мне, что времена честности давно ушли, а я «родился не в то время».

- Нет, не согласен. Честь всегда останется в чести, хотя бы потому, что всегда будут появляться честные люди, которые будут показывать пример другим.

Есть люди с особым чувством собственного достоинства и среди депутатов нынешнего созыва. Вот, я сейчас работаю с вице-спикером Александром Ткаченко. Помните, сколько было на него нападок? А он как говорил, что терпеть не может националистов, так и продолжает говорить об этом открыто. И Звезду Героя Соцтруда выбрасывать не спешит, и гордится тем, что жил и работал в то время.

Возьмите Звягильского – как ломала его судьба, но он не изменил себе.

Или Витренко с Марченко – как только их не поливают грязью, а они все равно продолжают отстаивать свои взгляды.

Так что спрос на честность будет всегда.

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>