Хронология: 14 ноября

1 ноября 1910 г.:

Будущий лидер Донецкой республики Федор Артем-Сергеев написал свое первое письмо из Китая, куда сбежал из сибирской ссылки. В письме своей харьковской подруге Е. Ивашкевич он описал злоключения в Харбине, где он оказался без средств к существованию, да к тому же слег с брюшным тифом. Артем писал, сидя в вагоне Южно-Маньчжурской железной дороги: «К железной дороге пришел с 15 рублями и очутился перед дилеммой – ехать ли с комбинациям сразу, так как денег не хватает, или ждать денег откуда-либо. Билет до Маньчжурии стоит 14 рублей, билет от Маньчжурии до Харбина в 3 классе – 13 р. 50 к… В Харбин приехал с 70 копейками в кармане и, кроме того, имел билет до Владивостока. В Харбине я застрял. У меня с Харбином были связаны самые широкие планы. Я ведь не думал сразу уехать из России. Мечтательно поглядывая по направлению к Амуру, я думал: «отсель грозить мы будем шведу». Увы, все мои мечты и расчеты оказались написанными на песке. В Харбине я не мог найти не только содействия своим планам, но даже и квартиры, самой элементарной помощи. Я, что называется, сел на мель». Так будущий глава ДКР оказался в Китае.

Харбин в 1904 году

1 ноября 1917 г. (14 ноября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев выступил на губернском совещании Харьковского Совета.

Харьковский союз «Металлист» призвал местных печатников прекратить забастовку, длившуюся на протяжении нескольких месяцев. Свой призыв рабочие обосновали тем, что в условиях революции и приближающихся выборов в Учредительное собрание рабочие организации и партии оказались в неравном положении перед конкурентами: «В это самое время, когда из других городов весь Харьков наводняется желтыми буржуазными газетами…, в это самое время социалистические газеты вынуждены молча созерцать преступную деятельность желтой прессы, будучи бессильными возвысить свой голос в защиту революции и прав рабочего класса, ибо вы, товарищи печатники, быть может сами не сознавая, зажали им рот». На следующий день типографии заработали, что позволило начать выпуск «Донецкого пролетария».

Делегация представителей Харькова, включая депутатов городской Думы, направилась в Чугуевское военное училище с требованием освободить посланных туда ранее представителей местного Совета, которых юнкера арестовали (см. http://kornilov.name/hronologiya-13-noyabrya).

«Известия ЦИК» сообщили о разгоне калединцами Советов в Донбассе: «Вечером 27 октября 5-я казачья сотня во главе с есаулом Чернецовым (считающим себя социалистом-революционером) разогнала Совет рабочих и солдатских депутатов Макеевского района. Есаул Чернецов объясняет это тем, что Каледин ввел военное положение и никакие «сборища» не разрешаются. В знак протеста против разгона Совета рабочими приостановлены работы на рудниках».

Киевское Центральное бюро профсоюзов и Центральный совет фабзавкомов объявили о полной победе рабочих в Киеве и низложении там правительства Керенского.

Обращение киевских профсоюзов от 1.11.1917 г.

14 ноября 1918 г.:

В связи с полным разложением немецкой и австрийской армий выяснилось, что у гетмана Скоропадского опереться больше не на кого. Повсеместно на местах стали создаваться Советы или иные органы власти. Рабочие Веровского и Софиевского рудников (Енакиево) разоружили державную варту и восстановили Советскую власть в Дебальцево, Горловском и Енакиевском районах.

Антонов-Овсеенко, охарактеризовав силы Скоропадского как «наглую дрянь», предложил в докладной записке в Реввоенсовет республики план наступления советских войск на Харьков, добавив: «Захват Харькова дает нам в руки узел ж.д. к Полтаве-Киеву, к югу – Донецкий бассейн. Первое направление может быть использовано только по закреплению в остальных. Наступление на юг необходимо предпринять тотчас же по занятии нами Харькова».

Щорс доложил по прямому проводу штабу в Орле о ситуации с полным разложением немецких оккупационных войск, в которых при содействии его полка создавались Советы. Щорс сообщил: «Полк перешел демаркационную линию, находится на украинской территории. Все находящиеся части расположены по распоряжению моему и т. Петренко (Петриковского)».

Гетман Скоропадский, пытающийся найти хоть какую-то поддержку хоть у каких-то слоев общества, выпустил грамоту к населению, в которой провозгласил свою приверженность делу воссоздания единой России: «На… принципах федеративных должны быть восстановленные давнее могущество и сила всероссийского государства. В этой федерации Украине надлежит занять одно из первых мест, так как от нее пошел порядок и законность в крае, и в ее границах первый раз свободно жили все униженные и угнетенные большевистским деспотизмом граждане бывшей России. На тех принципах, которые — я верю — разделяют все союзники России, Государства Согласия (Антанта), а также которым не могут не сочувствовать все без исключения другие народы не только Европы, но и всего мира, должна быть построена будущая политика нашей Украины. Ей первой надлежит выступить в деле образования всероссийской федерации, конечной целью которой будет восстановление великой России».

В ночь на 14 ноября в Киеве 5 украинских деятелей (В. Винниченко, С. Петлюра, Ф. Швец, А. Макаренко, А. Андриевский) организовали Директорию Украинской Народной Республики, объявив ее целью свержение власти гетмана П. Скоропадского. Первоначально в Директорию вошли Винниченко, Петлюра и Швец, а двое других избраны кандидатами, однако вскоре они сами забыли о таком решении. Соответственно, Директория стала состоять из 5 человек.

В ходе уличных боев между львовянами и украинцами за контроль над Львовом украинские части заняли северные кварталы города.

Военный кабинет Англии принял постановление об оказании помощи генералу Деникину оуржием и военным снаряжением.

14 ноября 1919 г.:

Деникинская сводка за 14 ноября сообщала: «Упорные бои в районе ст. Касторное продолжаются… Противник, занявший Щигры и ст. Охачевка, отброшен нашей контратакой от ст. Охачевка и отходит на Алексеевку… Под давлением противника наши части оставили г. Дмитриев».

В Харьков в районе 10.00 прибыл бывший глава английской военной миссии при Ставке Деникина генерал-лейтенант Бриггс (он весной 1919-го был отозван в Лондон, а в этот раз приехал с инспекционным визитом в качестве инспектора). Гостю был оказан высочайший прием в городе. Местная городская управа и только что избранные гласные городской Думы провели торжественное заседание в честь него. В его вагоне состоялась длительная беседа с генералом
Май-Маевским. Примерно в 13.00 Бриггс прибыл в Харьковскую городскую Думу, где состоялось торжественное заседание городской управы. Примерно в 17.00 для британского гостя был устроен банкет в ресторане «Гранд-отеля». Поднимая тост за Добровольческую армию, генерал Бриггс признал наличие серьезных проблем для деникинцев: «Когда я ехал к вам, генерал Деникин сказал мне, что сейчас у вас полоса временного упадка температуры, но, как сказал генерал Деникин, ваша температура скоро подымется, и я это вижу сейчас своими глазами. Я верю в близкое торжество вашего правого дела и был бы рад, как и каждый англичанин, приветствовать в своей стране такого стойкого борца за великое дело, каким является ваш доблестный командующий армией генерал Май-Маевский».

Чарльз Бриггс

А вечером в честь генерала Бриггса в городском театре был дан «парадный спектакль». В программе спектакля был легкий репертуар – «Дочь русского актера», «Веселый скэтч» и балет Ю. Седовой.

В тот же день в Харькове было объявлено о нахождении там британского майора Томмсена, целью которого являлась поездка по деникинскому фронту и прокручивание добровольцам кинохроники о методах подготовки английской армии.

В харьковской белогвардейской газете статью «Ближайшие хозяйственные перспективы» обнародовал бывший депутат 1-й Государственной Думы от Полтавской губернии Яков Имшенецкий. Он дал безрадостную характеристику текущему положению вещей: «В настоящее время всем жить плохо: и рабочим, и чиновникам, и служащим в различных учреждениях, и учителям; все они теперь живут впроголодь, хотя все получают в месяц больше жалованья, чем прежде получали в год. Жалованье все увеличивается, а условия жизни, в отношении питания, одежды, жилища ухудшаются; и никакое повышение жалованья не может угнаться за этим ухудшением».

Яков Имшенецкий

Более любопытно на этом фоне выглядит обнародованное в тот же день сообщение о том, что в Харькове целый ряд актеров, уставших от излишеств и увеселительных мероприятий, заполонивших деникинский город, основали Лигу борьбы с роскошью. Так что, говорите, «в настоящее время всем жить плохо», господин депутат?

В харьковских кинотеатрах началась демонстрация фильмы «Через кровь к возрождению», снятой Комитетом помощи Русской армии. Организаторы показов довольно откровенно признавались: «Цель картины, рисующей ужасы советского режима, – пропаганда антибольшевистских идей в России и за границей, ввиду чего несколько фильм картины отправляются в Америку и Европу. Сбор поступит на нужды Русской Армии».

В Харькове объявлено об арестах нескольких коммунистов, в том числе бывшего подпоручика Кочанского, который при большевиках служил председателем Яблочанского волостного исполкома Богодуховского уезда.

В Харькове вновь зарегистрирована вспышка эпидемии сыпного тифа. Только за неделю в Харьковском уезде зафиксировано 68 случаев заболевания.

В Харькове начала работу знаменитая Петроградская школа пластики, организованная известной русской балериной Клавдией Исаченко.

Увеселительных заведений в деникинском Харькове прибыло. В Горяиновском переулке, 7 торжественно открылся кафе-ресторан «Белый слон». Что любопытно, постоянно подчеркивалось, что заведение это принадлежит… Трудовому товариществу.

14 ноября 1920 г.:

С утра барон Врангель лично на катере проверил состояние эвакуации на корабли в Севастопольской бухте. Вечером последний корабль с белой армией покинул Севастополь. Сам Врангель плыл на корабле «Генерал Корнилов». Правда, это еще было не окончательное прощание с Родиной. Корабли зашли еще в Ялту. На фото – последний день Врангеля в Севастополе.

14 ноября 1939 г.:

Верховный Совет УССР на внеочередной сессии в Киеве принял закон о приеме Западной Украины в состав УССР. Постановление гласило: «Принять Западную Украину в состав Украинской Советской Социалистической Республики и воссоединить тем самым великий украинский народ в едином украинском государстве».

Хронология: 13 ноября

1 ноября 1879 г. (13 ноября по новому стилю):

В селе Бочкарево (Иркусткая губерния) в крестьянской семье родился Иннокентий Серафимович Кожевников, личность уникальная хотя бы тем, что он за свою жизнь успел побывать наркомом Донецкой и Дальневосточной республик, участвовал в создании Гилянской республики и окончил жизнь… Соловецким императором. Кожевников окончил Харьковский коммерческий институт, служил на Харьковском телеграфе, где, по словам Антонова-Овсеенко, с победой революции 1917 года взял все под свой жесткий контроль. В 1918 г. он был введен в состав правительства Донецкой республики в качестве наркома почт и телеграфов, хотя фактически занимался формирований партизанских отрядов ДКР. Затем руководил партизанским отрядов ВЦИК, воевал на Волге, в Донбассе, в Иране, на Дальнем Востоке. В январе 1926 г. был арестован и сослан на Соловки, откуда (редкий случай) ему удалось сбежать. Перед бегством Кожевников объявил себя «Соловецким императором Иннокентием I». В 1929 г. схвачен в лесу, причем отбивался топором. Расстрелян в 1931 г.

Иннокентий Кожевников с Людмилой Мокиевской-Зубок

31 октября 1904 г. (13 ноября по новому стилю):

В Харькове некие украинские экстремисты (есть сведения, что при непосредственном руководстве и участии лидера Украинской народной партии Мыколы Михновского) попытались взорвать незадолго до этого открывшийся памятник Пушкину. В вину русскому поэту, чтимому харьковцами, вменили тот факт, что на территории Украины на тот момент не было ни одного памятника Тарасу Шевченко. Кроме того, Пушкин должен был ответить за «подло-лживое изображение в своих произведениях фигуры нашего патриота гетмана Ивана Мазепы». Правда, террорист из Михновского получиля никудышный – взрывом лишь были выщерблены четыре камешка из пьедестала и повреждено стоявшее рядом дерево. Харьковцы даже не заметили этого «теракта», а памятник Пушкину и по сей день украшает город, в котором все так же чтут русского пиита и понятия не имеют, кто такой этот Михновский.

Открытие памятника Пушкину в Харькове

31 октября 1905 г. (13 ноября по новому стилю):

В селе Марково Московской губернии провозглашено создание Марковской республики. Президентом сего уникального образования избран крестьянин Петр Буршин.

31 октября 1906 г. (13 ноября по новому стилю):

Начальнику Харьковского жандармского управления был представлен доклад о подпольной деятельности доктора Сабуровой дачи Петра Тутышкина, под прикрытием которого на протяжении длительного времени действовал будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев. Доклад гласил: «Доктор Петр Петров ТУТЫШКИН входил в организацию служащих на Сабуровой даче. Главное руководство в этой организации принадлежало Тутышкину действовавшему во всем по соглашению с членом Федеративного Совета Харьковских Комитетов Рос. Соц. Дем. рабоч. партии нелегальным «Артемом», именовавшим себя Тимофеевым. Тутышкин примкнул к Комитету борьбы и вместе с Артемом принимал пожертвования на оружие к вооруженному восстанию народа против правительства доставлять на Сабурову дачу в квартиру доктора Тутышкина, который и будет принимать пожертвования вместо Артема не располагавшегося свободным временем. С ведома доктора Тутышкина нелегальный Артем проживал в Земской больнице Сабуровой дачи, где собирал открыто сходки, митинги и агитировал за вооруженное восстание, руководил упражнениями стрельбы и т.д.» Позже Тутышкин какое-то время будет даже наркомом здравоохранения советской Украины (само собой, туда его пристроил сам Артем). А его сын прославится тем, что станет режиссером великого фильма «Свадьба в Малиновке».

31 октября 1917 г. (13 ноября по новому стилю):

С утра в Харькове распространились слухи о подготовке выступления на город юнкеров Чугуевского военного училища. Местный исполком направил в Чугуев для переговоров двух представителей, которые были арестованы юнкерами.

Чрезвычайное заседание Дружковского Совета приветствовало революцию в Петрограде, признав решения 2-го Всероссийского съезда Советов. Резолюция Совета гласила: «Мы заявляем, что не должно быть больше правительства Керенского, позорящего революционный авангард демократии».

Общее собрание рабочих Азово-Черноморского машиностроительного завода в Бердянске приветствовало революцию в Петрограде.

Центральная Рада приняла постановление: «Расширить в полной мере власть Генерального секретариата на все отделенные земли Украины, где большинство населения (в оригинале – «людности») является украинским, а именно – Херсонщину, Екатеринославщину, Харьковщину, материковую Таврию, Холмщину, часть Курщины и Воронежчины». Так Донецко-Криворожский регион узнал о претензиях УНР на свою территорию.

При этом в самом Киеве продолжалось восстание большевиков, которые в этот день взяли под контроль штаб Киевского военного округа.

Харьковская гимназистска Мария Вишневская, рассказывая о своем походе в оперетту и надежде встретить там свою любовь, вскользь упомянула и о революционных событиях в Харькове: «Не пришел… В городе беспорядки и он не может прийти, арестован родными».

13 ноября 1918 г.:

Советский ВЦИК официально расторг Брестский договор, объявив: «Условия мира с Германией, подписанные в Бресте 3 марта 1918 года, лишились силы и значения. Брест-Литовский договор… в целом и во всех пунктах объявляется уничтоженным. Все включенные в Брест-Литовский договор обязательства, касающиеся уплаты контрибуции или уступки территорий и областей, объявляются недействительными». В этом заявлении уже не упоминалась Донецкая республика, хотя звучало расплывчатое обещание: «Все оккупированные области России будут очищены. Право на самоопределение в полной мере будет признано за трудящимися нациями всех народов».

Ленин направил в Орловский губком партии телеграмму, в которой писал: «Пусть революционные солдаты Германии довершат начатую ими славную германскую революцию арестом белогвардейцев на Украине и освобождением Украины… Да здравствует братский союз германской советской республики с Украинской советской республикой!»

Перепуганный свержением немцев, на чьих штыках держался, гетман Скоропадский распустил свой кабмин, назначив новый – состоящий сплошь из сторонников вхождения Украины в Россию. Главой правительства был назначен бывший харьковкий губернатор Сергей Гербель.

Газета «Голос рабочего» сообщила: «Ввиду закрытия газеты «Дело» вспыхнула забастовка протеста всех печатников. Немедленно же вслед за этим забастовали рабочие всех заводов. Забастовка превратилась во всеобщую и носит политический характер. Германские войска держатся нейтрально».

Во Львове, где продолжались ожесточенные бои между львовянами и украинцами, последние провозгласили создание Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР), приняв «Временный основной закон о государственной самостоятельности украинских земель бывшей Австро-Венгерской монархии».

13 ноября 1919 г.:

Буденный отдал приказ по Конному корпусу № 164, в котором поставил задачу перенести центр тяжести удара на левый фланг и очистить путь советским войскам на Украину. Из-за поднявшего с утра снежного бурана выполнение плана Буденного было отсрочено на пару дней.

Деникинская сводка за 13 ноября сообщала: «Упорные бои в районе ст. Касторное продолжаются… В районе Щигры настойчивое стремление противника перерезать железную дорогу ст. Касторное – ст. Курск нами сдерживается. Упорные бои в этом районе продолжаются. В районе ст. Поныри продолжаются бои высокого напряжения с превосходными силами противника, части которого состоят почти исключительно из латышей и коммунистов. Наши доблестные части сдерживают наступление противника, нанося ему громадные потери».

Подпольный большевик Евтушенко доложил в ЦК КП(б)У о своей поездке в деникинский Харьков: «Выехал я из Харькова 7 ноября. В Харькове я пробыл дней шесть. На третий день моего приезда в Харькове начлась забастовка металлистов и рабочих машиностроительного завода. Забастовали и рабочие в заводах военных, но силою орудия вынуждены были возобновить работы». Говоря о демонстрациях харьковских рабочих 5 ноября, докладчик сообщал: «Во время налета кавалеристов, главным образом чеченцев и донских казаков, рабочие, расходясь по улицам, бросали в них бомбы, а также и в дома буржуазии. Кавалерия стреляла в рабочих, и в результате часам к 5 все стихло, на улицах валялись убитые рабочие и начались аресты и обыски на улицах, в домах».

Генерал В. Май-Маевский издал приказ № 598 об обязательном вооружении всех офицеров, следующих по железной дороге, винтовкой с патронами.

Генерал Май-Маевский издал приказ № 594 о награждении тысячью рублей старосты села Лебяжьего Карпа Кравченко «за сознательное и добросовестное выполнение своего общественно-государственного долга». Поступок старосты выразился в том, что благодаря его усилиям был отбит налет неких бандитов, пытавшихся сорвать мобилизацию в Добровольческую армию.

Командир харьковской государственной стражи Рыковский обнародовал заявление: «В последнее время участились случаи грабежей, производимых под видом обыска лицами, одетыми в форму разных ведомств. В целях успешной борьбы с таким явлением и вообще с преступностью прошу граждан гор. Харькова требовать от лиц, прибывших для обыска, предъявления соответствующих документов, а в случае непредъявления таковых, а также при появлении грабителей обращаться за содействием по телефону в ближайшие участки Государственной Стражи или ко мне по телефону № 2″. Интересно, а без этого объявления наивные харьковцы не догадывались сообщать о грабежах?

В Харьков для подготовки конференции кадетов прибыл лидер кадетской партии князь Павел Долгоруков.

Пожалуй, впервые за время деникинской администрации на складах Харьковской городской электростанции скопилось около 50 тыс. пудов угля, что позволяло станции работать без перебоев целую неделю!

При этом Харьковский университет вввиду отсутствия отопления ряда помещений вынужден был прекратить занятия на ряде факультетов. Преподаватели обратились с ходатайством обеспечить отопление хотя бы профессорской лектории, «дабы профессора и студенты мгли бы во время перерыва между лекциями находиться в отапливаемом помещении».

Совет съездов горнопромышленников Юга России командировал в Швейцарию своих представителей для налаживания там торговых связей.

Прочитав в харьковской белогвардейской газете «Новая Россия» статью профессора Алексея Анцыферова «Грядущий голод», неожиданно очерк для этой же газеты написала известная сельская писательница Валентина Дмитрева. Рассказ ее назывался «Желтые цветочки» и представлял себе ностальгические сожаления по поводу ухода в прошлое русского дореволюционного села.

Валентина Дмитриева

В Харькове арестованы три вора, у которых были обнаружены вещи, ранее украденные у подполковника Батумского полка Добровольческой армии.

В Харькове два вооруженных грабителя совершили налет на квартиру в доме по 3-й улице Поповых. Бандиты отобрали у жильцов вещей примерно на 50 тыс. рублей.

Генерал Деникин направил барону Врангелю распоряжение о решительных действиях против Кубанской Рады: «Приказываю Вам немедленно привести в исполнение приказание мое № 016729 и принять по Вашему усмотрению все меры к прекращению преступной агитации в Екатеринодаре, входящем в Ваш армейский район». 

13 ноября 1920 г.:

Советские войска заняли Симферополь, стремительно продвигаясь к Южному берегу Крыма.

Командующий 2-й Конной армии Миронов в 22.00 отдал приказ о наступлении на Севастополь, написав: «Только к вечеру сего числа можно обнять тот грандиозный разгром, какой нанесен барону Врангелю красными войсками и в частности 2-й Конной армией».

Примерно в 16.00 белогвардейский генерал Владимир Май-Маевский, бывший деникинский главноначальствующий Харьковской областью, бывший командующий Добровольческой армией, покончил жизнь самоубийством в Севастополе. По некоторым версиям, он якобы умер от разрыва сердца перед посадкой на корабль, который должен увезти его на чужбину. Правда, учитывая любовь генерала к изрядным возлияниям, можно предположить, что первая версия не кажется невероятной.

Вечером в Севастполе состоялось последнее заседание правительства Юга России.

Хронология: 12 ноября

30 октября 1917 г. (12 ноября по новому стилю):

В Харьков из революционного Петрограда вернулся лидер Донецко-Криворожских большевиков Артем-Сергеев, который в тот же день потребовал от Харьковского Совета взять всю власть в городе.

Харьковский Совет, вопреки требованиям большевиков подчинить «революционную девятку» (исполком Военно-революционного комитета) Совету, принял эсеровско-меньшевистско-украинскую резолюцию, требовавшую признания этой «девятки» «правильной формой власти».

В тот же день конференция заводских и ротных комитетов Харькова, митинги рабочих харьковских заводов «Гельферих-Саде», ВЭК и др. приняли резолюцию идентичного содержания: «Мы требуем, чтбы вся власть перешла только в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а не в образованные какие-то другие органы, превращающиеся в бессильные говорильни».

В Мариуполе состоялась 10-тысячная демонстрация рабочих (в основном – завода «Никополь») в поддержку Октябрьской революции и решений 2-го Всероссийского съезда Советов. Прямо тут было объявлено о создании Мариупольской Красной гвардии во главе с В. Варгановым и военно-революционного комитета во главе с Б. Вилькильшем.

Общее собрание рабочих литейного завода «Сириус» (поселок Амур-Нижнеднепровск возле Екатеринослава) приняло резолюцию: «Мы, рабочие, требуем от Екатеринославского Совета рабочих и солдатских депутатов, чтобы он немедленно встал на путь революционного Петроградского Совета, осуществив всю полноту власти в городе».

12 ноября 1918 г.:

Екатеринославский губернский староста Черников доложил в гетманскую администрацию о революционном состоянии в губернии: «В Екатеринославе тайно образовался временный рабочий комитет, выпустивший противоправительственного характера воззвание, коим призывает всех рабочих к двухдневной забастовке в знак протеста против дествий правительства. В Александровском уезде банды на ст. Новокарловка забрали выручку, испортили аппарат, разобрали путь и затем пустили паровоз с семью товарными вагонами, которые свалились, троих пассажиров убили прикладами, в окрестностях Софиевки бандиты грабят».

В здании Енакиевского коммерческого училища гарнизон немецких войск провел выборы в свой Совет солдатских депутатов. Как сообщал «Голос рабочего», «произнесены горячие речи по поводу освобождения Германии от царизма».

Советские войска прервали осаду Грозного, которую войска Бичерахова вели в течение трех месяцев.

В ходе непрекращающихся уличных боев во Львове украинцы прорвали оборонительные линии львовян и вытеснили их из центра города.

12 ноября 1919 г.:

Реввоенсовет Южного фронта направил срочную телеграмму командованию: «Отход 8-й армии, повлекший за собой неуспех операции Буденного под Касторной, задержка в наступлении частей Латдивизии, которая, ведя беспрерывные бои в течение 3 недель, почти выдохлась в своем наступательном порыве, численная слабость 13-й армии, встречающей на пути своего наступления серьезное сопротивление противника, успевшего подвести к угрожаемому пункту (Курску) свежие резервные части, громадный фронт 12-й армии, не допускавший выделения из наличных слабых сил армии достаточных ударных групп для выполнения операции в районе Киева и Чернигова – все это показывает, что Южный фронт при настоящем его составе не обладает теми силами, которые давали бы полную уверенность в том, что инициатива боевых действий не будет вырвана из наших рук и что противник не будет в состоянии принудить нас к обратному отходу на север. Ввиду изложенного Реввоенсовет Южфронта считает необходимым вновь возбудить ходатайство о срочном назначении в его распоряжение не менее двух вполне боеспособных дивизий».

Деникинская сводка за 12 ноября сообщала: «Упорные бои в районе ст. Касторное продолжаются. Части конницы Буденного несут большие потери… Орловское направление. Противник, введя в бой свежие части, продолжает настойчивое наступление по всему фронту. Силы противника в этом районе доходят до 4-5 дивизий. Наши части, неоднократно переходя в контратаки, отбрасывают противника, нанося ему громадные потери».

Подводя итоги выборов в городскую Думу, т.н. Национально-демократический блок, созданный в поддержку деникинской армии, объявил о своей безоговорочной победе. Белогвардейская газета «Новая Россия» делала вывод: «Таким образом, лозунг «все для Добровольческой армии» встретил горячее сочувствие среди харьковского населения».

Харьковская левая газета «Наш путь», подводя итоги выборов в городскую Думу, сокрушалась по поводу полного поражения блока социалистов-интернационалистов и предупреждала о «преходящем характере тех социальных условий, которые превратили всеобщие выборы в уродливую гримасу». Газета прямо указала, что большинство рабочих не пришло на выборы «отчасти потому, что не пожелало поддержать ни правых, ни левых, а приберегло свои симпатии для некоего третьего, на выборах не представленного». Намеки более чем прозрачные – в Харькове почувствовали приближение фронта.

В Харькове опубликованы очередные «черные списки» лиц, злостно уклоняющихся от «добровольного» самообложения в пользу Добровольческой армии. Причем если раньше хотя бы в объявлениях их авторы старались угрожать «уклоняющимся» не прямо, играя в «добровольность взносов», то теперь было написано прямо: «К лицам, не внесшим самообложения после указанного срока, будут приняты меры принуждения».

Команда тяжелого бронепоезда деникинской армии «Грозный» публично выразила благодарность харьковскому бизнесмену Павлу Сергееву за значительное (10 тыс. руб.) пожертвование на нужды бронепоезда.

Агентурная сводка разведотдела петлюровского штаба доносила о ходе деникинской мобилизации в Харькове: «Мобилизация  в большинстве успеха не имеет, мобилизованные отказываются идти в деникинскую армию и убегают к повстанцам… Те же мобилизованные, которые и пошли в деникинские полки, при первой возможности убегают домой».

Харьковское губернское земство, начитавшись статей известного харьковского профессора Алексея Анцыферова о «грядущем всеобщем голоде», обратилось к нему с просьбой представить подробный доклад на эту тему. А заодно поставило его в неловкое положение, попросив «представить свои соображения относительно принятия тех мер, которые могли бы предотвратить грядущее бедствие или по крайней мере облегчить положение, могущее создаться в будущем».

«Известия ВЦИК» сообщили о забастовках в Донбассе: «В Макеевском угольном районе забастовали рабочие Григорьевского, Пастуховского, Горшковского, Игнатьевского, Берестовского, Богодуховского и Березовского рудников в числе 2000 человек».

В Киеве объявлено об отстранении от своих обязанностей главы местного отдела пропаганды, бывшего дептута Государственной Думы, известного публициста Анатолия Савенко. Белая пресса отмечала в этой связи: «Недавние события в Киеве и роль в них правой печати, и в частности органа Шульгина «Киевлянин», заставили власть отмежеваться от некоторых из киевских деятелей. А.И. Савенко, занимавший определенную позицию и бывший ближайшим сотрудником В.В. Шульгина по его работе, должен был подать в отставку».

Анатолий Савенко

«Диктатор» ЗУНР Е. Петрушевич «за отсутствием территории» (см. http://kornilov.name/hronologiya-6-noyabrya/) выехал через Румынию в Вену. Перед этим он долго отбивался от назойливых петлюровцев, требовавших от него передать управление Украинской Галицкой армией (которой Петрушевич и сам не мог управлять) Петлюре. Согласно Н. Шаповалу: «Петрушевич лежал больной, с двумя револьверами возле себя, а дом его был окружен верными стрельцами с пулеметами и т.д., так как он боялся ареста. Долгие разговоры не привели ни к чему, потому что Петрушевич отказывался категорически передать команду Петлюре, говоря, что он не может отважиться передать армию людям, которые ее вконец разрушат, потому что он им не верит».

12 ноября 1920 г.:

В Севастополе началась паника, вызванная большим наплывом желающих погрузиться на корабли, эвакуировавшие врангелевцев из Крыма.

Графская пристань. (снимок из альбома "Севастополь. Год 1920-й. Исход")

 

Хронология: 11 ноября

29 октября 1905 г. (11 ноября по новому стилю):

Городская Дума Екатеринослава обсудила вопрос о борьбе с погромами.

29 октября 1917 г. (11 ноября по новому стилю):

В Киеве начались вооруженные столкновения. Местный Военно-революционный комитет после ареста своих коллег, совершенного накануне (см. http://kornilov.name/hronologiya-10-noyabrya) издал обращение о переходе власти в городе в его руки. В 17.00 революционизированные солдаты атаковали Николаевское военное училище в Печерске, захватили артиллерийский склад и освободили революционных солдат, арестованных накануне юнкерами. Бои длились несколько дней. Центром восставших рабочих стал завод «Арсенал».

Памятник героям октябрьского восстания в Киеве

Центральная Рада собралась на свою сессию, дабы обсудить отношение к Октябрьской революции. Одним из вопросов значился: «О присоединении «внеавтономных» частей Украины» – в первую очередь, речь шла о Донецко-Криворожской области.

11 ноября 1918 г.:

В Компьенском лесу, в вагоне маршала Ф. Фоша в 5 ч. 10 мин. утра подписано соглашение о перемирии между Антантой и Германией, означавшее фактическое признание немцами поражения в первой мировой войне. Думаю, всем известна история о том, как потом Гитлер велел притащить на то же место тот же вагон, чтобы в 1940 г. подписать еще одно соглашение - но теперь уже унизительное для Франции.

Участники церемонии подписания у вагона маршала Фоша

Австро-венгерские войска получили приказ об эвакуации с территории оккупированной Украины. В некоторых городах начали создаваться Советы солдатских депутатов при оккупационных войсках. Многие города занятой ими Донецкой республики оказывались без власти (само собой, нельзя таковой считать представителей гетмана Скоропадского, державшегося исключительно на штыках оккупантов).

Совет Народных Комиссаров дал распоряжение в течение 10 дней подготовить войска для освобождения оккупированных немцами территорий.

Тогда же забастовали рабочие Харьковского паровозостроительного завода. Руководство местных большевиков при поддержке Артема приняло решение: «Основное задание харьковских органов в нынешний момент – захват власти в Харьковском районе. Совет, как орган восстания, должен быть избран немедленно». Началась подготовка к возвращению органов власти ДКР на свои места.

Прокурор Харьковского окружного суда Воскресенский доложил прокурору судебной палаты о результатах обыска, проведенного накануне в здании Союза безработных печатников (ул. Вознесенская, 3): «При обыске были найдены и отобраны: красное знамя и значительное число разного рода воззваний, приуроченных к годовщине большевистского переворота (25 октября), а в том числе приказ № 4 военно-областного комитета Донецкого-Криворожского бассейна». Как видите, Донецко-Криворожская республика продолжала действовать в подполье…

В тот же день в 15.00 в Екатеринославе началась забастовка рабочих, которых поддержали студенты Горного института. Был создан Временный рабочий комитет и объявлено о грядущих выборах местного Совета. Губернский староста Черников сообщал начальству: «Приостановились заводы, электрическая станция, трамвай, водопровод. Студенты горного института на сходке приняли резолюцию о поддержке рабочих».

Горный институт

В Киеве также воспользовались моментом, но для воссоздания иных органов власти. Местные профсоюзы постановили: «Всеукраинский центральный совет признает необходимым немедленное восстановление деятельности демократических дум и земств с передачей им всей власти на местах».

Воспользовавшись революцией в Германии, поляки в Варшаве разоружили германский гарнизон и передали власть вернувшемуся из немецкого плена Ю. Пилсудскому.

Румынские войска заняли Буковину.

11 ноября 1919 г.:

Решением Реввоенсовета Южного фронта была создана Первая конная армия Буденного. В решении говорилось: «Реввоенсовет южфронта в заседании своем от 11 ноября с. г., исходя из условий настоящей обстановки, постановил образовать Конную армию в составе 1-го и 2-го конных корпусов и одной стрелковой бригады (впоследствии добавить и вторую бригаду). Состав Реввоенсовета Конармии: командарм т. Буденный и члены: тт. Ворошилов и Щаденко».

Деникинская сводка за 11 ноября сообщала: «Упорные бои под Касторной продолжаются. Сегодня наша конница нанесла красным сильный короткий удар. В преследовании противника принимали участие наши летчики на английских аппаратах… Упорные бои в районе железной дороги Орел-Курск и по сторонам ее».

В Харькове на городском кладбище похоронен местный адвокат, сотрудник газеты «Новая Россия» Георгий Булгаков, в рядах деникинских войсках погибший под Синельниково (см. http://kornilov.name/hronologiya-2-noyabrya/). В газете в этой связи было обнародовано письмо командира бронепоезда «Солдат», на котором служил погибший: «В лице Г.И. Булгакова бронепоезд потерял не только отличного, храброго и смелого солдата, но и всеми любимого и уважаемого товарища. Для меня потеря его незаменима, но вероятно так угодно Богу, чтобы на костях лучших сынов России строить благополучие нашей истерзанной страны».

Генерал Май-Маевский выразил благодарность учащимся Харьковской женской гимназии за передачу ему 5007 рублей, собранных ими на нужды Добровольческой армии в ходе организованного в гимназии утренника.

Харьковская городская управа делегировала своего сотрудника Ф. Рыбакова для в Ростов для исходатайствования там ссуды на переустройство телефонной линии по Екатеринославской улице. При этом любопытно, что город к тому времени уже истратил на эти нужды 700 тыс. рублей.

В Харькове возникла серьезная проблема – город оказался без ткачей, ибо, как сообщала харьковская пресса, «местные ткачи, все – беженцы из Волыни, ныне возвращаются на родину». В этой связи в Харькове решили срочно открывать школу ткацкого дела.

Студенческая общественность обратилась к ректору Харьковского университета с просьбой позаботиться об отоплении анатомического театра в связи с невозможностью вести занятия в нем без отопления.

Харьковская пресса опубликовала крик души вдовы известного писателя Василия Бруснянина, умершего от тифа летом 1919 г.: «Вдова писателя В. В. Бруснянина, оставишсь с тремя детьми (дочь серьезно больна), убедительно просит дать ей какую-нибудь работу: переписка на машине, переводы с английского, корректура, конторская работа и проч.»

Василий Бруснянин с еще счастливой семьей

В Харькове средь бела дня (примерно в 14.00) вновь произошла перестрелка на улицах. Сотрудники уголовного розыска в районе Дмитриевской улицы устроили засаду на известного грабителя Селезнева. Тот, отстреливаясь, пытался убежать, получил несколько пулевых ранений и был-таки скручен во дворе дома на Екатеринославской, 36.

11 ноября 1920 г.:

Советские власти начали штурм Чонгарских укреплений и заняли ст. Ишунь. Началось стремительное продвижение красных на Джанкой.

Барон Врангель отдал приказ об эвакуации Русской армии из Крыма в Турцию.

Фрунзе издал приказ по войскам Южного фронта: «Солдаты Красной Армии! Наши доблестные части, прорвав укрепленные позиции врага, ворвались в Крым. Еще один удар и от крымской белогвардейщины останутся только скверные воспоминания… Революционный Военный Совет Южного фронта приказывает всем бойцам Красной Армии щадить сдающихся и пленных. Красноармеец страшен только для врага. Он рыцарь по отношению к побежденным».

В тот же день Фрунзе проводил командующего 13-й армии Уборевича на Юго-Западный фронт, напутствовав того: «Уверен, что и на новом посту вы с присущей вам энергией сумеете в кратчайший срок ликвидировать банду последнего из украинских разбойников – Петлюры».

Рабочие Краматорского государственного завода в связи с успехами Красной Армии в Крыму приняли резолюцию на своем митинге: «Пусть эти успехи на кровавом фронте служат залогом нашей спаянности, связанной единой идеей освобождения трудового народа от ига капитала. Пусть видит мировая буржуазия, что их танки и орудия, и пулеметы бессильны перед нашей сомкнутой цепью пролетарских рядов».

Хронология: 10 ноября

29 октября 1894 г. (10 ноября по новому стилю):

В селе Люторичи Епифанского уезда Тульской губернии в семье священника родился Николай Александрович Руднев, ставший одним из символов гражданской войны. Сейчас немногие вспоминают это имя, а когда-то Буденный писал о нем: «Имя Руднева стоит в одном ряду с именами Чапаева, Щорса, Лазо, Котовского». Артем вторил ему: «Старый порядок знал Суворовых, Наполеонов, Скобелевых. Новый порядок уже создал Колю Руднева».

Руднев учился на истфаке Московского университета, откаду в 1916 г. был призван в армию. Окончил курс Московского военного училища и в чине прапорщика направлен в 30-й запасный полк в Тулу, где он примкнул к большевикам. В середине 1917 г. полк, в котором Руднев, несмотря на юные годы, сразу завоевал авторитет, переброшен в Харьков, где сыграл важную роль в большевизации региона, победе Советской власти, формировании войск Донецкой республики.

В ДКР Руднев стал заместителем военного наркома, одним из ответствевнных за формирвание армии республики и организации обороны ее от немцев. С апреля 1918 г. он назначен заместителем командующего 5-й армии Ворошилова, совершившей беспримерный поход от Луганска до Царицына. Там же, под Царицыным, заместитель наркома ДКР был смертельно ранен 15 октября 1918 г. (смотри подробнее http://kornilov.name/hronologiya-15-oktyabrya/).

28 октября 1904 г. (10 ноября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев и его соратник по елисаветградскому подполью Иосиф Кристаловский после месячного пребывания в Елисаветградской тюрьме (см. http://kornilov.name/hronologiya-11-oktyabrya/) освобождены. За ними установлен негласный надзор.

28 октября 1917 г. (10 ноября по новому стилю):

Большевики в Петрограде распорядились закрыть все буржуазные и контрреволюционные газеты.

Начались вооруженные столкновения рабочих и юнкеров в Москве. В 8.00 юнкера заняли Кремль, расстреляв его гарнизон, а красногвардейцы блокировали центр города, начав артобстрел Кремля.

Кремль, поврежденный от бомбежки

Рабочие нескольких екатеринославских предприятий, а также солдаты 271-го запасного полка, расквартированного в городе, потребовали от местного Совета «немедленного объявления себя единственной властью в Екатеринославе».

В Мариинском дворце Киева юнкерами и казаками по приказу штаба Киевского военного округа арестовано большинство членов местного военно-революционного комитета, после чего большевики призвали киевских рабочих к вооруженной обороне.

В Ташкенте начались вооруженные столкновения между сторонниками и противниками революции.

10 ноября 1918 г.:

Советские войска подавили мятеж Вольской дивизии под Царицыным (см. http://kornilov.name/hronologiya-9-noyabrya/). Вот как доложил в тот же день об этом Ворошилов: «Ночью с 9 на 10 ноября Рахинка была окружена конным отрядом. Банды открыли стрельбу из винтовок и пулеметов – отряд отвечал. Банды бросили Рахинку и, захватив орудия и пулеметы, бросились в степь. Конный отряд преследовал и, догнав, открыл стрельбу из пулеметов и винтовок. После полуторачасовой перестрелки от бандитов прибыла для переговоров делегация… Разоруженные бандиты грузятся на баржи и препровождаются в Царицын, где будет произведено строжайшее расследование и наказаны агитаторы и провокаторы». Ввиду полного разложения этих частей Ворошилов предложил немедленно расформировать Вольскую и 1-ю Камышинскую дивизии.

То же предлагал и начальник Камышинской дивизии Косолапов в телеграмме от 10 ноября: «Полки Камышинской дивизии вследствие бессменного трехмесячного похода и боев, неполучения пополнения, вооружения и обмундирования, а также заражения последним мятежом Вольской дивизии, совершенно утратили боеспособность. Необходимо немедленно сменить их другими частями и отправить в тыл для полной реорганизации. В противном случае эти полки потеряны для Красной Армии».

Комендант Макеевского горного округа есаул Жиров в связи с участившимися бунтами шахтеров отдал распоряжение: «Рабочих арестовывать запрещаю, а приказываю расстреливать или вешать».

Гетман П. Скоропадский обратился с грамотой «ко всем гражданам Украины» с призывом сохранять спокойствие и «не разжигать вражду».

Польские войска с боем взяли Перемышль, двинувшись на помощь львовянам, которые в это время боролись против оккупации их города украинцами.

В Петровском-Порту (ныне – Махачкала) матросы перепились и подожгли флагманский корабль флотилии Лазаря Бичерахова «Адмирал Корнилов», который полностью сгорел. Щедрый Бичерахов выписал за это матросам тройной оклад, потратив на это 156 тыс. рублей.

10 ноября 1919 г.:

Деникинские войска попытались начать контрнаступление на железную дорогу Касторная – Воронеж, но были отброшены конницей Буденного.

Деникинская сводка за 10 ноября гласила: «Упорные бои к востоку от ст. Касторная продолжаются. Части конницы Буденного несут большие потери… Вчера один из наших доблестных полков, в районе Архангельское, что к западу от железной дороги Орел-Курск, вел бой с 73, 74, 75, 77, 79, 80 стрелковыми полками, 1 туркестанским и 23 конным полками противника После ряда кнтратак противник был остановлен«.

Махновцы вновь заняли многострадальный Екатеринослав, переходивший в те дни из рук в руки.

Генерал Деникин официально объявил о том, что генерал Шкуро награжден британским Орденом Бани.

Харьковский городской голова Н. Салтыков передал генералу В. Май-Маевскому выручку от первого дня функционирования электрического трамвая по Екатеринославской улице. Выручка (в размере 33060 руб.) передавалась на нужды вдов и сирот воинов Добровольческой армии.

В Харьков прибыл из Таганрога представитель румынской военной миссии. Целью его визита была организация переселения местных румын, желающих вернуться на историческую родину. Сбор румын был организован в здании консульства Франции (на Пушкинской, 40).

К поезду Харьков-Ростов был добавлен спальный вагон международного класса с «номерированными местами» – неслыханная роскошь для того времени!

Харьковский отдел ОСВАГ вновь отличился бессмысленным для пропаганды шагом – под его эгидой в Малом театре Харькова состоялось бесплатное представление пьесы Александра Сумбатова «Измена» для учащихся, полковых чинов и фабричных рабочих. Пьеса была об истории Грузии и вряд ли возымела серьезный пропагандистский эффект на столь разношерстную публику.

Александр Сумбатов

 

Хронология: 9 ноября

27 октября 1917 г. (9 ноября по новому стилю):

Меньшевиками и правыми эсерами в Харькове создан «Комитет спасения революции» в защиту Временного правительства. Как сообщал «Донецкий пролетарий», «Военно-революционный комитет, в большинстве своем настроенный примиренчески, не принял никаких мер против этого штаба контрреволюции и в конце концов вступил с ними даже в переговоры и контакт».

В Екатеринославе создан временный губернский революционный комитет.

Рабочие Днепровского гвоздильного завода на ст. Каменское (ныне – Днепродзержинск) постановили поддержать петроградскую революцию.

Киевский Совет поддержал переворот в Петрограде и объявил себя единственной властью в Киеве.

Харьковская гимназистка Мария Вишневская, увлеченная своими любовными «проблемами», упорно не замечала какой-то там очередной революции. 27 октября, когда до Харькова уже дошли все подробности о событиях в Петрограде, она записала в дневнике: «Я мечтаю поступить в «Союз искусств», чтобы заняться балетом и гимнастикой. Мама настаивает на живописи. Но ведь у меня же нет никаких, совсем никаких талантов, даже способностей нет… Небо в сумерках было сегодня такое странное, настороженное и ожидающее…» Похоже, небо понимало ситуацию лучше юной гимназистки…

9 ноября 1918 г.:

Три советских полка Вольской дивизии (1-й и 2-й Балаклавские и 1-й Астраханский) под Царицыным подняли мятеж, самовольно покинули фронт и вместе с 9 орудиями и 13 пулеметами, после чего заняли посад Дубовка и переправились на левый берег Волги, осев в селе Рахинка. Ворошилов в срочном порядке бросил против мятежников конницу.

Немецкий кайзер Вильгельм II под давлением революционных событий вынужден был отречься от престола. На следующий день он покинул Германию, поселившись в Голландии, где он прожил до 1941 г.

Резиденция кайзера Вильгельма в изгнании

Гетман Украины П. Скоропадский получил подробный доклад о революционной ситуации в Германии. Поняв, что на защиту немцев ему надеяться не приходится, он в тот же день распорядился выпустить С. Петлюру из Лукьяновской тюрьмы. Неблагодарный Петлюра тут же поехал организовывать вооруженное выступление против своего вызволителя.

В тот же день Ленин направил секретную телеграмму в адрес Орловского и Курского губкомов своей партии: «Вильгельм отрекся от престола. Необходимо напрячь все усилия для того, чтобы как можно скорее сообщить это немецким солдатам на Украине и посоветовать им ударить на красновские войска, ибо тогда мы вместе завоюем десятки миллионов пудов хлеба для немецких рабочих и отразим нашествие англичан, которые теперь подходят эскадрой к Новороссийску». Фактически начались прямые контакты большевиков с немецкими войсками, в том числе в оккупировнном Харькове, для подготовки передачи власти.

Во Львове, где продолжались упорные бои горожан против украинцев, был создан исполнительный орган ЗУНР – Государственный секретариат во главе с Костем Левицким.

Кость Левицкий

9 ноября 1919 г.:

Командующий советского Южного фронта Егоров издал директиву № 11, в которой констатировал: «Сопротивление противника сломлено на всем Южном фронте. На некоторых участках противник отступает в беспорядке… Приказываю развить самое энергичное наступление на всех фронтах армий».

Деникинская сводка сообщала: «Противник перешел в наступление от Семеновское на Жилинка, что к северо-западу от ст. Касторное. Бой продолжается… В районе к югу от ст. Поныры наступление значительных сил противника нами отбито». К 23.00 поступило дополнение к сводкам: «В районе железной дороги Орел-Курск продолжаются бои высокого напряжения. Нашими частями отбиты атаки на дер. Любянс и Путчино. Под давлением крупных сил красных наши части оставили г. Дмитриев».

В Харькове в поэтической форме проявился скандально известный полковник Владимир Румель. Ранее отозванный с фронта за «неисполнение приказа», бывший командир дроздовцев вновь был назначен командиром Дроздовского полка, бросив на весь Харьков клич «Слетайтесь, старые Дрозды!» В воззвании говорилось: «Слетайтесь, старые Дрозды, в свой родной полк! Чтобы воскресить старый дух и укрепить боевую мощь 2-го Офицерского стрелкового ген. Дроздовского полка, я назначен его командиром. Спешите все, да не забудьте Вы захватить с собой и других офицеров. Старых боевых солдат тоже забирайте. Всем найдется место. Ружье и в бой».

На деникинских офицеров в тот день, похоже, нашло особое вдохновение, так как начальник Харьковского гарнизона генерал Г. Лихачев тогда же издал тоже довольно изысканный приказ: «Снова участились случаи бессмысленной стрельбы ночью на улице со стороны воинских чинов. Видимо, гг. офицеры и солдаты, прибывающие на короткое время с фронта, никак не могут обойтись без этого «милого» времяпрепровождения. А между тем пустая трата патронов (ночная стрельба в городе не может быть осмысленной) приносит ущерб казне и пугает мирных обывателей. Приказываю Государственной Страже и всем чинам, несущим охранную службу, арестовывать ночных стрелков, к каким бы чинам они не принадлежали и доставлять в Комендантское Управление. Помимо наказания в общем порядке, я буду отбирать оружие у всех тех, кто не знает его настоящего употребления, и отсылать в части войск, коим ночные стрелки принадлежат». Каков штиль, а!

В деникинском Харькове состоялись выборы в городскую Думу. Лидер Демократического блока в поддержку Добровольческой армии профессор Александр Маклецов обратился в день выбров к харьковцам с воззванием «Исполните свой гражданский долг!»: «В то время, когда наши братья, обливаясь кровью, терпя всяческие лишения, пробивают путь на Север, мы должны, мы обязаны сделать все, чтобы поддержать их здесь, в тылу. От нас требуется немного. Мы должны преодолеть равнодушие и усталость и в сегодняшний воскресный день – день свободный от работы - опустить в урну нашу избирательную записку с именами лиц, без колебаний и оговорок поддерживающих национальную власть и стремящихся все свои силы отдать на гражданскую помощь Добровольческой армии и на восстановление потрясенного до основания городского хозяйства».

Явка на выборы в Харькове составила 15,3% избирателей. Местная пресса приводила это как успех, доказывая, что в иных городах Юга России явка была и того меньше – от 7 до 10%. При этом на некотрых избирательных участках Харькова (особенно в рабочих кварталах) явка едва переваливала за 4%.

В Харькове в торжественной обстановке был дан старт движению электрического трамвая по Екатеринославской улице, заменившего конку и обошедшего городскому бюджету в 4 млн. руб. Приветственную речь произнес генерал В. Май-Маевский. После молебна ленту на Лопанском мосту разрезала супруга городского головы Харькова О. Салтыкова. Сборы от первых рейсов поступили в Комитет помощи вдовам и сиротам воинов Добровольческой армии. В условиях военного времени открытие этой линии безусловно было важным достижением деникинской администрации Харькова. Не случайно открытие приурочили к дню выборов городской Думы. Правда, заметим, тем достижения этой власти для Харькова и ограничились. Больше ничего построить она не успела.

Глава Совета съездов горнопромышленников Юга России Александр Фенин прибыл в Ростов, где был принят заместителем начальника управления по торговли и промышленности при Деникинской ставке. И сразу же было распространено сообщение о том, что начальник этого управления известный летчик Владимир Лебедев отправлен в отставку, а на его пост назначается харьковец Фенин.

В зале Харьковской общественной библиотеки состоялся вечер рассказов известного в городе сатирика и шоумена Ивана Руденкова. В вечере также участвовал известнейший певец, автор популярнейших романсов (в частности, классического романса «У камина») Петр Баторин.

В Харьковском университете защитил докторскую диссертацию на тему «Бюджетное право народного представительства» харьковский профессор Александр Алексеев.

Александр Алексеев

Штаб Петлюры распространил сообщение о том, что соглашение галичан о переходе их на службу генералу Деникину «не признано». Правда, самих галичан, уже начавших выполнять данный договор, Петлюра уже мало интересовал. Наемники – они и среди галичан наемники. Им все равно кому служить.

В Ростове опубликовано интервью командующего Донской армией генерала В. Сидорина, который так охарактеризовал положение на фронте: «Предстоит длительная зимняя кампания, которая впрочем может разрешиться и неожиданно в благоприятном смысле для нас. Питание красной армии в смысле военного снабжения, обмундирования и продовольствия в корне нарушено, а это обстотятельство может привести к тому, что раздетые, разутые и голодные красноармейцы в один прекрасный момент разойдутся по домам».

Барон Врангель написал генералу Лукомскому по поводу ситуации в Кубанской Раде: «К сожалению, избрание председателем Рады И. Макаренко заставляет признать, что обнаглевшие самостийники окончательно закусили удила… Я сделаю все, но ход событий заставляет предвидеть возможность такого порядка вещей, когда отказ от военного вмешательства будет признанием слабости, а это, по моему убеждению, равносильно гибели…»

9 ноября 1920 г.:

В ходе упорных боев советские войска в 3 ч. 30 мин. ночи прорвали перекопские укрепления врангелевцев, практически открыв себе беспрепятственный путь в Крым.

Штурм Перекопа (фрагмент диарамы)

9 ноября 1932 г.:

В Москве застрелилась Надежда Аллилуева, жена Сталина и друг семьи Артема-Сергеева. Аллилуева и Елизавета Репельская, тогда молодые жены Сталина и Артема, сблизились в Царицыне, где жили в одном штабном вагоне, пока их мужья организовывали оборну города после вступления туда войск Донецкой республики. Затем эта дружба продолжилась. После гибели Артема Аллилуева приняла живое участие в судьбе вдовы лидера ДКР и его маленького сына – как известно, Сталин стал приемным отцом Артема Сергеева.

Надежда Аллилуева

Хронология: 8 ноября

26 октября 1917 г. (8 ноября):

В ночь на 8 ноября большевики штурмом взяли Зимний дворец в Петрограде и арестовали министров Временного правительства.

Штурм Зимнего (кадр из фильма "Октябрь")

Одним из решений 2-го Всероссийского съезда Советов была отмена смертной казни в России. Были также приняты декреты «О земле» и «О мире».

В Харькове в ответ на петроградские события был создан Военно-революционный комитет при местном Совете из представителей «революционно-демократических организаций». Самое интересное, что большевики на этот момент еще блокировались с украинцами. В Исполнительное бюро созданного комитета вошли 9 человек: 2 большевика, 2 левых эсера, 1 меньшевик-интернационалист, 2 украинских социал-демократа, 2 украинских эсера.

В ночь на 26 октября красногвардейские отряды и большевизированные части во главе с С. Петриковским и Н. Рудневым взяли под контроль вокзал, госбанк, телеграф и другие важные объекты Харькова, разоружив отряды, подконтрольные Временному правительству. Стоит отметить, что отряды Центральной Рады они пока не трогали.

Артем в это время был в Петрограде, участвуя во 2-м съезде Советов. При этом, по воспоминаниям харьковского красногвардейца Александра Усатенко, Артем координировал действия местных большевиков на расстоянии. Усатенко писал: «26 октября мы заняли почту, телефонную станцию и телеграф, и установили постоянный контроль за работой всех средств связи. На центральном телеграфе на Вознесенской площади (теперь площадь Фейербаха) мы несли дежурство, обеспечивая связь с Петроградом, в том числе и прием личных передач Артема из столицы Харьковскому комитету. Таким образом, даже находясь вдали от Харькова, Артем руководил событиями в нашем городе».

8 ноября 1918 г.:

В 17 ч. 05 мин. Ворошилов из Царицына отдал приказ команюущему Волжской флотилии Сабурову: «Приказываю немедленно отправить из Камышина в посад Дубовку одно вооруженное судно с дальнобойным орудием и один или два катера-истребителя. Суда должны поступить в распоряжение военкома пос. Дубовки т. Рожкова, команду должны предупредить о необходимости временного и строго подчинения лицам, снабженным полномочиями командующего 10-й армией».

Яхта "Межень", штабное судно Волжской флотилии

Советское правительство окончательно отозвало свою делегацию с бесплодных мирных переговоров с Украиной. Глава делегации Х. Раковский уехал из Киева еще за месяц до этого, а остатки переговорщиков во главе с Д. Мануильским все это время больше занимались (как покажут ближайшие событие, вполне эффективно) подготовкой возврата власти большевиками на территориях, занятых немцами.Таким образом, можно бесспорно констатировать: вплоть до конца 1918 года официальная Москва не признала вхождения Донецкой республики, Крыма, Одессы в состав Украины.

8 ноября 1919 г.:

Красная армия начала массированное наступление с севера, юга и востока против войск атмана А. Шкуро в районе Касторного, тяжелые бои за которой длились неделю.

Деникинская сводка за 8 ноября сообщала: «Орловское направление. Под давлением значительных сил противника наши части оставили Малоархангельск; на остальном фронте упорные бои. Брянское направление. На всем фронте идет бой. В районе ст. Комарич наши части разбили 3 полка противника, захватив орудие в полной запряжке, пленных и пулеметы».

Харьковское отделение ОСВАГа выпустило специальный бюллетень «по поводу истечения двух лет со дня водворения большевиков в Москве».

Интересное совпадение! В Харьковском театре Буфф начались регулярные концерты группы «Московские цыгане». И в те же дни харьковская пресса начала пестреть объявлениями о постоянной пропаже лошадей. Вроде этого:

Состоялось заседание Харьковского общества грамотности, которое констатировало тяжелое свое положение при деникинцах: «Денег у Общества нет. Лучшие учреждения этой старейшей культурно-просветительной организации не могут продолжать своего существования из-за недостатка средств: нечем оплатить труд персонала, не хватает денег для переплета книг библиотек и читален, нет возможности устраивать лекции, нет дров для отопления помещений, в которых должны производиться занятия».

Издание Харьковского общества грамотности

На харьковских рынках резко вздорожало продовольствие. Особенно на муку и молоко. Так, цена ведра молока достигла 300 рублей (в то время, как за два дня до этого оно стоило 160 руб.).

Петлюра неожиданно прибыл в Деражню на совещание «диктатора» ЗУНР Петрушевича со своими военными и устроил там форменную истерику по поводу подписания за его спиной соглашения о переходе Украинской Галицкой армией на службу Деникину. Петлюра обвинил галичан в «черном предательстве» и потребовал расстрелять «зачинщиков измены».

Кубанская Рада избрала заместителем председателя лидера кубанских «самостийников» Ивана Макаренко (по выражению А. Филимонова, «кубанского бога бестактности»).

8 ноября 1920 г.:

В ночь на 8 ноября советские войска перешли через замерзший Сиваш и выбили врангелевцев с Литовского полуострова. Днем ими был начат штурм Турецкого вала.

 

Хронология: 7 ноября

26 октября 1888 г. (7 ноября по новому стилю):

В Гуляй-поле Екатеринославской губернии родился Нестор Иванович Махно.

25 октября 1907 г. (7 ноября по новому стилю):

Один из руководителей Совета съездов горнопромышленников Юга России Николай фон Дитмар избран членом Госсовета Российской империи.

25 октября 1917 г. (7 ноября по новому стилю):

В Петрограде началась Великая Октябрьская социалистическая революция.

В 22.45 в Смольном открылся 2-й Всероссийский съезд Советов, провозгласивший победу пролетарской революции. Среди участников съезда был и будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев.

В. Серов. Провозглашение Советской власти в России

Оперативнее всех на петроградские события отреагировал генерал А. Каледин. Уже 25 октября он заявил о нелегитимности большевистской власти и заявил, что его Войсковое правительство временно берет на себя всю полноту власти в Области Войска Донского. Это привело к тому, что ростовские большевики спешно перебрались в Харьков, став там главным идеологическим ядром будущего правительства Донецко-Криворожской республики.

6-тысячный митинг рабочих Брянского завода в Екатеринославе поддержал революционные события в Петрограде. Резолюция митинга гласила: «Отныне единственной властью признаем Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и на их защиту становимся в полной боевой готовности».

7 ноября 1918 г.:

Лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев участвовал в праздновании годовщины Октябрьской революции в Москве.

В Харькове началась всеобщая забастовка металлистов.

На трубе доменного цеха Брянского завода в Екатеринославе неизвестные вывесили красный флаг. Газета «Дело» сообщала: «Вартовые, находившиеся на заводе, оказались бессильными сорвать его. Рабочим было предложено самим снять флаг, однако рабочие отказались. Нашелся все-таки вартовой, который под свистки рабочих добрался до флага и снял его».

В связи с тем, что немецкие и австрийские оккупационные войска полностью разложились, плюнув на местные мятежи и заварушки, гетман Украины П. Скоропадский издал приказ о введении с 9 ноября на территориях Екатеринославской, Херсонской (без Одессы), Подольской и Таврической губерний военного положения.

В Люблине провозглашено создание Народного правительства независимой Польской республики во главе с Игнацы Дашинским.

7 ноября 1919 г.:

Деникинская сводка 7 ноября сообщала: «Противник 73, 74 и 75 полками, при поддержке полка конницы и дивизиона артиллерии, перешел в наступление на Малоархангельск, но был отбит с большими для него потерями. Наступление противника на Фатеж намии успешно ликвидируется… В районе Севска наши конные части, под давление превосходных сил противника, оставили гор. Севск».

Главноначальствующий Харьковской областью генерал В. Май-Маевский издал обязательное постановление № 4 об организации «городских дружин из добровольцев, государственно мыслящих граждан, преданных идее Единения России и ясно сознающих значение полной безопасности тыла Добровольческой армии». Генерал обложил харьковцев специальным сбором в размере 24 млн. рублей для создания этих дружин.

В Харьков прибыл командующий войсками Закаспийской области генерал-лейтенант Б. Казанович.

Борис Казанович

В Харьков прибыл известный всей России юрист, один из авторов российского Уголовного уложения, бывший сенатор и член Госсовета Николай Таганцев (он, кстати, принимал экзамены в Петербургском университете у Владимира Ульянова). В Харьков он в качестве главы комиссии, присланной с ревизией интендантских учреждений Добровольческой армии.

Николай Таганцев

В Харькове в ходе кампании по выборам гласных городской Думы состоялось предвыборное собрание Национально-демократического объединения.

Практически провалом завершилась миссия товарища городского головы Харькова Ф. Иваницкого в Ростов, где он попытался выбить у деникинской администрации ссуду, необходимую на повышение зарплат сотрудникам харьковского городского самоуправления. Городу требовалось 23 млн. рублей, власти сначала согласились выдать 14 млн., а затем усилиями управляющего финансами эта сумма была понижена до 8 млн., чего Харькову явно было недостаточно.

Обнародована статистика распространения эпидемии чумы. С 14 сентября по 14 октября в Харьковской губернии заболело 1819 голов скота. Наиболее подвержены эпидемии были Старобельский и Изюмский уезды.

Забавно, 18 сентября 1919 г. деникинская сводка сообщала, что белыми захвачен командир советской батареи вместе с его женой – известной певицей Надеждой Плевицкой (см. http://kornilov.name/hronologiya-18-sentyabrya). А уже 7 ноября Плевицкая давала концерт в Харькове. Причем сбор от концерта пошел на приобретение теплой одежды для 2-го Корниловского полка. Видимо, она уже перебежала к тому времени от пленного красного офицера к белому полковнику Н. Скоблину – тому, который потом станет советским шпионом.

Надежда Плевицкая, покорительница мужских сердец

Генерал Деникин издал приказ: «В июле текущего года между правительством Кубани и меджилисом горских народов заключен договор, в основу которого положена измена России и передача кубанских казачьих войск Северного Кавказа в распоряжение меджилиса, чем обрекается на гибель Терское войско. Договор подписан Бычом, Савицким, Калабуховым и Намитоковым, с одной стороны, и Чермоевым, Гайдаровым, Хадзагаровым и Бамматом, с другой. Приказываю при появлении этих лиц на территории Вооруженных сил Юга России немедленно предать их военно-полевому суду за измену».

7 ноября 1921 г.:

В харьковской газете «Коммунист» опубликована статья бывшего наркома ДКР М. Рухимовича «Памяти Артема». В статье говорилось: «Тов. Артем действительно детище Донбасса. Он в то же время главная фигура в истории революционного движения в Донбассе. Без имени Артема ни одно из крупных событий в жизни Донбасса не может быть представлено, ибо всюду и везде первым действующим лицом был тов. Артем. Вот почему смерть тов. Артема так опечалила всех, вот почему во всех углах Донбасса буквально на всех шахтах и заводах, во всех клубах и учреждениях красуется портрет тов. Артема. Везде устанавливаются фонды его имени, многие учебные заведения, санатории, «Дома отдыха», библиотеки и другие культурно-просветительские учреждение посвящаются
памяти тов. Артема».

7 ноября 1937 г.:

В Ворошиловграде на бывшей Базарной площади состоялась торжественная церемония открытия мемориала «Борцам революции». Среди участников митинга высупили и некоторые ветераны-большевики, деятели Донецкой революции. В монументальной композиции выделялись две фигуры бойцов Донецкой республики, соратников Ворошилова - Александра Пархоменко и Петра Цупова, погибший от рук гетманцев.

Петр Цупов

 

Хронология: 6 ноября

24 октября 1917 г. (6 ноября по новому стилю):

В Харькове аккурат накануне Октябрьской революции началась всеобщая забастовка печатников. Любопытно, что день в день спустя два года Харьков пережил почти то же самое (см. ниже).

Вечером Ленин написал «Письмо членам ЦК», в котором призвал: «Положение донельзя критическое. Яснее ясного, что теперь, уже поистине, промедление в восстании смерти подобно. Изо всех сил убеждаю товарищей, что теперь все висит на волоске, что на очереди стоят вопросы, которые не совещаниями решаются, не съездами (хотя бы даже съездами Советов), а исключительно народами, массой, борьбой вооруженных масс… Нельзя ждать!! Можно потерять все!! История не простит промедления революционерам, которые могли победить сегодня (и наверняка победят сегодня), рискуя терять много завтра, рискуя потерять все. Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия». В тот же день Ленин, рискуя быть схваченным, прошел по улицам Петрограда в Смольный.

В. Цыплаков. Ленин в Смольном

В газете «Рабочий путь» опубликована статья Сталина «Что нам нужно?», в которой содержался призыв к свержению Временного правительства. С этой статьи сталинские учебники истории обычно начинали Октябрьскую революцию. К вечеру в Смольный прибыл лично Ленин.

6 ноября 1918 г.:

Ворошилов из Царицына сообщил в Москву о предательстве А. Носовича: «Реввоенсовет восьмой армии сообщил нам, что бывший наштаб Севкавокра Носович перешел на сторону белых. Не только мы, но промкомфронтюж Славен неоднократно указывал на явную контрреволюционность Носовича, однако обычная невнимательность наших товарищей дала ему возможность и на этот раз ускользнуть от кары и принять командованием неприятельскими силами… Совершенно настоятельно необходима и неотложна чистка Южного фронта и замена всех шифров, так как факт беспрепятственного прохождения Носовича не только через нашу линию, но и неприятельскую ясно указывает на сношения Носовича с неприятелем во время нахождения его в штабе фронта».

Анатолий Носович (сидит в центре)

Газета «Правда» опубликовала статью Сталина «Октябрьский переворот и национальный вопрос».

Гетманские власти арестовали сотрудников профсоюза металлистов в Харькове в связи с организацией ими забастовки.

Представитель партии социал-федералистов А. Марголин в беседе с послом Германии в Киеве Тилем убеждал его отказатья от поддержки гетмана Скоропадского и поддержать сторонников «республики». Марголин заявил: «Если бы Германии удалось сделать этих деятелей, против которых со стороны Антанты не будет никаких возражений, столпами республиканского режима на Украине, то это послужило бы гарантией, что такое правительство не будет проводить резкой антинемецкой политики».

6 ноября 1919 г.:

В Москве начался 6-й Всероссийский чрезвычайный съезд Советов, на котором присутствовал и лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев. В первый же день работы съезд публично предложил правительствам США, Англии, Франции, Италии и Японии начать переговоры о мире.

Советские войска заняли Чернигов.

Деникинская сводка за 6 ноября гласила: «Противник наступавший на Фатеж, отброшен на север. В этом районе разбит 1-й латышский конный полк противника, причем один из его эскадронов полностью уничтожен.Здесь наше дальнейшее наступление развивается вполне успешно. По словам местных жителей в рядах противника смятение и желание скорей уйти на север».

При этом военный обозреватель харьковской «Новой России» полковник И. Верин утверждал в обзоре на 6 ноября: «Конница Буденного, на которую красные возлагали огромные надежды, надежд этих не оправдала; за 13 дней, которые прошли со врмени оставления нами Воронежа, Буденный продвинулся едва на 40-45 верст, таким образом, средняя скорость его движения – всего 3-4 версты в сутки. Этого, конечно, недостаточно для пехоты, не говоря уже о коннице. Можно смело сказать, что тот молниеносный успех, которого так жадно ждали советские главковерхи, не удался, время упущено; а раз это так, то есть все основания предполагать, что принятыми мерами наше командование сумеет ликвидировать операцию красных».

Деникинский уполномоченный по продовольствию Харьковского района П. Троицкий объявил крестьянам, что у тех из них, кто до 14 ноября не сдаст в распоряжение властей хлеб в рамках обязательной хлебной повинности, хлеб будет принудительно отбираться – бесплатно и в двойном объеме.

Харьковский профсоюз печатников потребовал от владельцев типографий повысить с 14 ноября тарифные ставки печатников на 75%, грозя в противном случае забастовкой. Предприниматели же в качестве компромисса предложили увеличение ставок на 50%.

В деникинском Харькове после победы над немецкими и украинскими железнодорожными табличками (см. http://kornilov.name/hronologiya-26-oktyabrya/) объявлено о необходимости немедленно закрасить на паровозах и вагонах и советские надписи!

Совет профессоров Харьковского университета утвердил в степени доктора классической филологии профессора Евгения Кагарова.

Напрополую гулявший деникинский Харьков получил солидное «подкрепление». В местный ресторан «Версаль» прибыл выступать известнейший всей России румынский скрипач Жан  Гулеско. А ведь во время Донецкой республики этот ресторан был отведен под санаторий для больных туберкулезом (см. http://rusnasledie-nastia-polyakova.blogspot.com/p/blog-page_4505.html.

Произошло одно из крупнейших ограблений в истории Харькова. Вооруженные налетчики ограбили потребительскую лавку Южных железных дорог, похитив товара на 220 тыс. рублей.

Одновременно произошла странная кража. Во время сдачи денег казначеем 4-го железнодорожного батальона в главную кассу харьковского Государственного банка кто-то умудрился похитить пачку купюр на сумму 25 тыс. руб.

На станции Зятковцы генералами Я. Слащевым и М. Тарнавским подписано соглашение между деникинцами и галичанами. Украинская Галицкая армия в своем духе, являясь по своей сути наемниками, преспокойно переметнулась от петлюровцев к их противникам. Затем галичанам предстоит сделать еще не один раз. Помимо всего прочего, соглашение гласило: «Галицийское правительство временно за отсутствием территории, прекращает свою деятельность и поступает под покровительство русского добровольческого командования. Впредь до указания ставки означенное правительство поселяется в Одессе, куда немедленно переезжает».

То самое "правительство с отсутствующей территорией" осенью 1919 г.

Самое смешное, что Петлюра в то же время пытался за спиной галичан договориться с кем угодно – хоть с Польшей, хоть с Москвой. 6 ноября Политбюро ЦК РКП(б) рассмотрело предложения петлюровцев о союзе против Деникина.

6 ноября 1927 г.:

Бываший нарком труда Донецкой республики Борис Магидов опубликовал в газете «Кочегарка» статью «Донецко-Криворожская республика» – один из немногих источников, посвященный истории ДКР.

6 ноября 1937 г.:

В Москве арестован бывший нарком Донецкой республики Абрам Каменский, бывшая «правая рука» Ворошилова и Сталина, человек, который открыл исторический областной съезд Советов, провозгласивший создание ДКР.

Хронология: 5 ноября

24 октября 1892 г. (5 ноября по новому стилю):

В Тифлисе в семье почетного гражданина города, инспектора народных училищ родился Александр Васильевич Емельянов, будущий активный деятель Донецкой республики, известный там под партийной кличкой Сурик.

В Харькове он учился на медицинском факультете, вступил в РСДРП в 1912 г., был одним из лидеров местной большевистской организации, редактором газеты «Пролетарий» (редакция располагалась у него на квартире), возглавлял Харьковскую городскую парторганизацию. В Донецкой республике создал первый боевой отряд большевиков, известный как Коммунистическая рота, в числе первых дал бой немцам весной 1918 г. Затем был активным участником Гражданской войны. В 1921 г. поступил в Военную академию РККА. Стоял у истоков создания советской военной разведки, работал на постах военного атташе СССР в Австрии, Чехословакии, Турции. Получил звание полковника.

Емельянов-Сурик был расстрелян 29 августа 1938 г. за участие в «военном заговоре». Реабилитирован в 1956 г.

23 октября 1917 г. (5 ноября по новому стилю):

Петроградское телеграфное агентство передавало из Харькова: «Съезд представителей воинских частей Харьковского гарнизона обратился к Совету рабочих и солдатских депутатов с требованием издать приказ о переходе Харьковского гарнизона в ведение Военного совета при Совете рабочих и солдатских депутатов и о неподчинении приказам начальника гарнизона ген. Курилки».

На общем собрании Юзовской организации РСДРП(б) с докладом выступил присланный незадолго до этого из Петрограда Борис Магидов, будущий нарком Донецкой республики. Магидов напутствовал юзовских коллег: «Прежде чем говорить, надо всем понимать политическое положение, для этого надо читать газеты и хорошенько разбираться и говорить не латинским языком, а русским о назревании забастовки на заводе, профессиональных союзах, завоевания влияния в союзах». Понятное дело, об украинском языке в Донбассе еще никто и не говорил.

В Грушевско-Власовском районе на Донбассе началась забастовка шахтеров.

5 ноября 1918 г.:

Ворошилов, находясь на Северном боевом участке Царицынского фронта, докладывал в Военревсовет: «Наши части с 8 часов утра перешли в наступление, войска подходят к разъезду Белужинскому, который будет сегодня занят. Противник пока себя не обнаруживает. Успешное продвижение сильно тормозится благодаря уничтожению всех железнодорожных мостов и порче пути. На большом пространстве рельсы погнуты и шпалы уничтожены».

Партизанский отряд ВЦИК во главе с наркомом Донецкой республики И. Кожевниковым, действуя в тылу белых, занял Байсарово (ныне – Башкирия).

В связи с революцией в Германии и вооруженном восстании в Киле официальный Берлин обвинил советскую Россию в организации этих событий и прервал с ней дипломатические отношения, потребовав от советских дипломатов в течение 24 часов покинуть пределы Германии. Советское правительство в этой связи разослало секретную телеграмму военным командирам: «Хотя нет признаков, заставляющих ожидать военного наступления на нас Германии, следует быть наготове на случай всяких неожиданностей с ее стороны».

Приказом Реввоенсовета Красной армии в Петрограде создано Регистрационное управление, которое стало прототипом ГРУ. С 2000 г. в России этот день отмечается как День военного разведчика.

Гетман Скоропадский назначил легендарного русского генерала Ф. Келлера главнокомандующим войсками Украины. Правда, пробыл генерал в этой должности неделю. Зато через месяц расплатился за нее своей жизнью.

Федор Келлер

Уличные бои между украинцами и поляками во Львове привели к тому, что впервые в своей истории были применены аэропланы юных польских ВВС. Бомбежке были подвергнуты кварталы города, контролируемые отрядами ЗУНР. В итоге украиснкие отряды были зажаты в центре города с трех сторон поляками.

В Карсе образован Мусульманский совет, который позже провозгласит создание Юго-Западной Кавказской демократической республики.

5 ноября 1919 г.:

Эпическая битва с участием значительных конных подразделений произошла между красными и белыми под Касторной. На рассвете Буденный отдал приказ № 261 об овладении станцией. Корпусу Буденного противостояло 22 конных полка деникинцев. В результате упорнейшего боя, длившегося целый день, белые удержали позиции, задержав продвижение советской конницы.

Михаил Авилов. Взятие станции Касторная

Деникинские сводки сообщали: «Противник, сосредоточив в районе Кромы сильную ударную группу, двинулся в общем направлении на Фатеж. Приняты меры к ликвидации этого наступления… Наши части с боем заняли Власовку, захватив пленных и пулеметы».

Примирительным соглашением завершилась всеобщая забастовка харьковских металлистов. Условие соглашения стало увеличение тарифных ставок на 125% по сравнению с февральскими расценками.

Совет съездов горнопромышленников Юга России постановил выработать рекомендации правительству по организации охраны Донецкого бассейна. Предприниматели решили взять за основу систему охраны, выработанную Екатеринославским губернатором С. Щетининым. Учитывая тот факт, что в данное же время махновцы постоянно туда-сюда захватывали и грабили Екатеринослав, опыт, похоже, был «полезным».

Деникинские власти Харькова начали выдачу сахара по карточкам, выписанным еще на май-июль.

В Харьковской губернской земской управе (ул. Сумская, 64) состоялось областное совещание по санитарным вопросам, посвященное обсуждению тяжелейшей и актуальнейшей для края темы – борьбы с эпидемиями, захлестнувшими регион.

В Харькове вышла на финишную прямую кампания по выборам городской Думы. В зале общественной библиотеки (Петровский переулок) состоялся предвыборный митинг Еврейского национального комитета. Выступили кандидаты в гласные А. Брудный, Л. Виленский, А. Немеровский, И. Рысс.

В связи с выборами в городскую Думу Харькова «Национально-демократическое объединение избирателей, стоящих на платформе Добровольческой армии» обратилось к населению с воззванием, в котором, в частности, призвало не голосовать за левых: «При разъединении сил не исключена возможность победы тех интернационалистических партий, которые стояли во главе пржней думы, которые в согласии с большевиками открыто заявили о своем отказе поддерживать вооруженную борьбу с Германией, приветствовавли 3-й Универсал Украинской Рады, признали Украинскую Директорию и отказались приветствовать Добровольческую армию, освободившую Харьков от кровавой расправы коммунистов».

Если до выборов пресса деникинского Харькова, при всех своих различиях, пыталась соблюсти некие правила ненападения между собой, то выборы вновь породили взаимные нападки. Белогвардейская «Новая Россия» оскорбилась следующей цитатой «Южной газеты»: «Многие единомышленники проф. Маклецова, идущие с ним по одному списку в городскую думу, являются морально и политически ответственными за десятки тысяч убитых за последние месяцы евреев и тысячи опозоренных женщин». В ответ «Новая Россия» написала: «Кто играет словом, совершает непростительный грех. Ибо слово есть меч».

В Харькове чинами уголовного розыска на улице были застрелены некие Наконечный и Светличный, сопровождавшиеся в каторжную тюрьму. Якобы «при попытке к бегству».

5 ноября 1920 г.:

Командующий Южным фронтом М. Фрунзе в 5 ч. 15 мин. издал приказ № 671 об овладении Крымом. Приказ гласил: «По Крымским перешейкам немедленно ворваться в Крым и энергичным наступлением на юг овладеть всем полуостровом, уничтожив последнее убежище контрреволюции».

5 ноября 1921 г.:

Сталин написал статью «Октябрьская революция и национальная политика русских коммунистов», в которой так определил эту политику: «Существо этой политики можно выразить в нескольких словах: отказ от всех и всяких “притязаний” и “прав” на области, населенные нерусскими нациями;
признание (не на словах, а на деле) за этими нациями права на самостоятельное государственное существование; добровольный военно-хозяйственный союз этих наций с центральной Россией; помощь отсталым нациям в деле их культурного и хозяйственного развития, без чего так называемое “национальное равноправие” превращается в звук пустой; все это на основе полного раскрепощения крестьян и сосредоточения всей власти в руках трудовых элементов окраинных наций – такова национальная политика русских коммунистов».

5 ноября 1935 г.:

ВЦИК принял постановление «О переименовании города Луганска в город Ворошиловград». С тем, чтобы потом переименовать Ворошиловград в Луганск. С тем, чтобы затем снова вернуть название Ворошиловград. С тем, чтобы затем назвать его Луганском. С тем, чтобы потом в городе долго спорили о возвращении имени Ворошиловград…

5 ноября 1957 г.:

В честь 40-летия Великой Октябрьской социалистической революции на здании Харьковского горисполкома в торжественной обстановке была открыта мемориальная доска в честь экипажа броневика «Артем», погибшего 24 июня 1919 г. при отступлении советских войск из города. Кстати, на доске, которая и по сей день сохранилась, дата этого события была указана не верно.