Хронология: 4 июля

21 июня 1905 г. (4 июля по новому стилю):

В Народном доме Харькова состоялась лекция томского инженера-технолога Петра Козьмина на тему «Очерки Америки» (Козьмин некоторое время провел в Вашингтоне, ставя опыты на сибирской сосне). Эту лекцию будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев использовал для агитации собственных взглядов. Вот как представил данный случай начальник Харьковской охранки: «На означенной лекции присутствовало около 2000 человек преимущественно рабочих. Лектор говорил о положении рабочих в Америке, о существующей там свободе стачек, полной свободе личности и пр. и о желательности того же в России. Около 11 часов ночи по окончании означенной лекции присутствующие потребовали удалиться полиции, что таковая и выполнила, после чего… в таком же роде говорили речи «Артем» и другие. Во время произнесения речей в среде присутствующих собирались на революционные цели деньги и распространялись преступные воззвания». Мероприятие продолжалось до часу ночи.

Выступление Артема в 1905 году (по версии иллюстратора А. Лурье)

21 июня 1917 г. (4 июля по новому стилю):

Примерно в эти дни (плюс-минус несколько дней) Ф. Артем-Сергеев прибыл в Краснопавловку, где жила его старшая сестра Дарья Черница. Она позже вспоминала: «Он первое время подбирал русские слова, много забыл и говори по-русски медленно с английским акцентом. Так что на английском брат говорил лучше, чем по-русски. За 6 лет отвык от русского языка. К нам он приехал ночным поездом. Мы спали. Постучал в окно, я подошла к окну и, не видевши лица его (было темно), узнала его по голосу. 7 лет с половиной не видела и узнала по голосу, что Федя». У сестры он погостил последние числа июня, после чего отправился в Харьков. По воспоминаниям Дарьи, именно в период пребывания Артема в Краснопавловке по ее просьбе он сделал фотографию, ставшую чуть ли не единственным дошедшим до нас изображением Артема от 1917 года:

Артем в 1917 году

4 июля 1918 г.:

В оккупированной немцами Горловке шахтеры начали забастовку.

В Москве, в Большом театре, открылся 5-й Всероссийский съезд Советов, на котором произошел открытый разрыв левых эсеров с большевиками.

4 июля 1919 г.:

ЦК РКП(б) утвердил план контрнаступления Южного фронта против Деникина, подтвердив назначение А. Егорова командующий фронтом.

В докладе «О современном положении и ближайших задачах Советской власти» Ленин заявил: «Украина вылечивается тяжелее, чем мы, но она вылечивается. Уроки распада, партизанщины Украина осознала. Это будет эпохой перелома всей украинской революции, это отразится на всем развитии Украины».

Городской голова Харькова профессор Н. Салтыков официально объявил о готовящемся приезде в город генерала А. Деникина. Профессор провозгласил: «По инициативе общественных групп города для организации встречи прибывающего генерала А.И. Деникина и выработки программы чествования в его лице всей Добровольческой Армии образован из представителей общественных организаций города под моим председательством Комитет».

Харьковская газета «Новая Россия» в передовой статье сравнивала два видения будущего объединения России – централизованное объединение вокруг Добровольческой армии и федеративное объединение уже существующих и признанных административных образований. Газета писала: «Можно теоретически и отвлеченно признавать значение федеративной идеи в деле восстановления нарушенного государственного единства. Совершенно необходимо бережно относиться к культурно-бытовым и национальным особенностям отдельных областей и к краевым самоуправлениям. Но нельзя повернуть вспять колесо истории… Возрождение России началось только тогда, когда, чуждая и национальной исключительности, и служению узкому областничеству, Освободительная Народная Армия вступила на путь собирания всей России».

В Харьковском Доме учащихся известный астроном Борис Герасимович прочел лекцию «Космогонические теории».

Борис Герасимович

4 июля 1920 г.:

У белорусской деревни Зябки (на железнодорожной линии Полоцк-Молодечно) состоялся бой с участием советских танков. Этот день считается днем рождения советских танковых войск.

Хронология: 3 июля

20 июня 1905 г. (3 июля по новому стилю):

Заведующий политической частью Департамента полиции Рачковский разослал телеграммы на Московско-Курскую, Нижегородскую и Муромскую железные дороги о необходимости разыскать и отловить будущего лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева: «Упоминаемого №4532 донесении нелегальнаго «Артема» немедленно обыщите арестуйте и передайте Начальнику Губернского Жандармского Управления для дознания предупредив его случае прекращения таковаго «Артема» подлежит передать полиции на предмет преследования за бродяжничество».

На Брянской площади Екатеринослава состоялся рабочий митинг, после чего рабочие начали стачку в знак солидарности с бастующими рабочими Одессы и Николаева. На следующий день бастовало до 80% рабочих города.

20 июня 1906 г. (3 июля по новому стилю):

В Луганске состоялась забастовка в знак протеста против суда над членами Петербургского Совета рабочих депутатов.

20 июня 1917 г. (3 июля по новому стилю):

Произошло событие, которое значительно повлияло на политические расклады в Харькове и во многом предопределило события осени 1917 года: из Тулы в Харьков прибыл 30-й запасный полк, уже революционизированный и разагитированный большевиками. Власти тем самым попытались «разгрузить» Тулу от революционного элемента, но тем самым добавили такового в Харьков. Офицеры в этом полку к моменту приезда сюда уже были не в чести. По сути, всем там руководил глава солдатского комитета 22-летний прапорщик Николай Руднев. Артем позже вспоминал: «Все знали, что 30-й полк был полком Коли Руднева. Молодой энтузиаст, непримиримый противник всякого компромисса, строгий к другим и еще более строгий к себе, он организовал свой полк как настоящий достойный своего имени, единственный в России революционный полк».

Николай Руднев

Наличие 30-го полка моментально усилило позиции большевиков в Харьковском Совете. Руднев со товарищи сразу же включился в работу по организации Красной гвардии, ставшей основой будущих войск ДКР, начал вооружать рабочих. При этом многие советские авторы, подробно описывая значение 30-го полка в революционировании Харькова, скромно опускают тот факт, что те же большевики в разгар наступления немцев (когда, казалось бы, полк нужен был больше всего) его… распустили! Вызвано это было, что 30-й полк был и наименее дисциплинированным, его бойцы постоянно были замешаны в каких-то скандалах и дебошах. После расформирования многие солдаты полка перешли в боевые части Донецкой республики и вмесе с Рудневым были участниками знаменитого похода на Царицын.

3 июля 1918 г.:

Закончился беспримерный переход войск и десятков эшелонов Донецкой республики из Луганска в Царицын. В условиях непрекращающихся боев (сначала с немцами, а потом с белоказаками) десятки тысяч людей, включая солдат, рабочих и членов их семей из Донбасса в течение более чем двух месяцев проделали, казалось бы, небольшой путь – примерно 500 км. Многие историки отмечают, что этот переход если не предопределил, то уж точно повлиял на исход гражданской войны. Если бы не армии ДКР, прибывшие в мирный, тихий Царицын уже закаленными в боях, «красный Верден», конечно же, не устоял бы. Артем писал: «В Царицын он (Руднев) привел не отрядики, а дивизии. Царицын не дал армии передышки, в которой она нуждалась. В Царицыне мы нашли несколько деморализованных отрядиков, неспособных воевать с казаками». Именно эти армии и вооружение, привезенное из ДКР, стали основой успеха обороны Царицына.

Штаб Ворошилова в Царицыне (по левую руку от Ворошилова - нарком ДКР Б. Магидов)

Передовая статья казачьей газеты «Дон» выступила против предоставления казакам и «иногородним» равных прав, поясняя это так: «От некоторых «иногородних» приходится слышать заявления, что для устроения Донского края следовало бы созвать представителей не только казачества, но и всего населения области. Чтобы таким образом достичь полного объединения казаков и неказаков… Но в том-то и беда, что получать права все готовы, а об обязанностях, сопряжённых с этими правами, никто не думает. Равенство прав должно сопровождаться равенством обязанностей, а где это последнее равенство у казачьего и неказачьего населения? Казачье население одно несет всю тяготу войны с большевистскими бандами, и лишь небольшая часть «иногородних» примкнула к казачьим отрядам… Что же касается коренных донских крестьян, то для них путь к участию в донском народоправстве не закрыт. Надо только взять на себя равные с казаками обязанности. Доказать на деле, в бою с большевиками, готовность защищать казачий уклад государственной жизни Дона».

3 июля 1919 г.:

Командующий Украинской группой войск советского Южного фронта Семенов издал приказ: «В районе Александровска провести активную оборону и сохранить за собою плацдарм на левом берегу».

Генерал Деникин прибыл в Царицын, занятый накануне Врангелем. Там он подписал «Московскую директиву», в которой отдал приказ о выдвижении войск, «имея конечной целью захват сердца России — Москвы».

Генерал Деникин в Царицыне летом 1919 года

Комендант 1-го Армейского корпуса капитан Печковский разослал объявление: «Сим оповещается население города Харькова, что 22-го сего июня (5 июля по новому стилю) приезжает в г. Харьков Главнокомандующий вооруженными силами юга России генерал-лейтенант ДЕНИКИН».

Советские информагентства распространили сообщение: «Подлый палач Деникин казнил в Екатеринославе три тысячи пролетариев. На площади Розы Люксембург он вешает в Харькове борцов за рабочий класс. Своими казацкими бандами он замучил донецких рабочих, убил Донецкий бассейн. Злое бешеное животное в генеральском мундире должно быть уничтожено».

В деникинском Харькове под председательством городского головы профессора Н. Салтыкова состоялось собрание «представителей общественных групп». Они единогласно приняли телеграмму в адрес генерала А. Деникина: «Собравшиеся для помощи армии представители общественных групп г. Харькова шлют героям-добровольцам в лице их доблестного вождя выражение восторга и благодарности за избавление от позорного ига большевиков. Твердо верим в дальнейшие успехи крестового похода русских людей на врагов России и всего культурного человечества».

Под председательством ректора Харьковского университета профессора Порфирия Пятницкого состоялось заседание Совета профессоров, которое приняло приветственное обращение в адрес Добровольческой армии: «Совет Харьковского Университета, отстаивая в течение последних двух лет общенациональные и государственные принципы жизни, которым в эти годы нанослись тяжкие сокрушительные удары, ныне, в исторически важный момент, когда так счастливо началось собирание разрушенной храмины – нашего отечества, - с чувством патриотической радости, живейшей благодарности и веры в лучшее уже недалекое будущее горячо приветствует героическую Добровольческую Армию, взявшую на себя тяжелую и ответственную задачу воссоздания велкиой единой, неделимой России на началах права, порядка и справедливости».

В Харьков прибыла британская военная миссия во главе с полковниками Халлом и Смитом. Официально визит объяснялся необходимостью «обследования состояния железных дорог».

Харьковская газета «Новая Россия» в статье «Два большевизма» попыталась проанализировать разницу между харьковскими большевиками периода Донецкой республики и ими же периода 1919 года: «Тогда декреты были так бессистемны, случайны, противоречивы. Тогда что ни город, что ни деревня, особая республика с особой своей властью… Основая черта «новой системы» - беспримерный бюрократизм и крайняя централизация. Местной самодеятельности полагался конец и выборное начало сохранялось лишь как безвредная бутафория для обмана наивных душ… «Совнарком» поглотил прежний «совдеп». Водворилась сложная, страшная машина, управлявшаяся одним рычагом, находившимся в Москве».

Там же был опубликован фельетон о том, как Харьков несколько недель был столицей советской Украины: «Все учреждения были Центральные. Все, что ни делалось, делалось во всеукраинском масштабе. Влоть до: «Товарищ комиссар, необходимо организовать у нас чай для служащих» – «Да, да, организуйте и, пожалуйста, во всеукраинском масштабе»". По уверениям автора, на третьем этаже ул. Сумской, 6 даже был создан Главный штаб планомерного орошения Туркестана. Автор фельетона явно не подозревал, что пройдет всего-то полгода – и Харьков станет столицей советской Украины уже на полтора десятка лет.

3 июля 1921 г.:

В Москве при непосредственном участии и руководстве Ф. Артема-Сергеева состоялся учредительный конгрес Профинтерна, структуры, которая по задумке ее организаторов и самого Артема должна была взять на себя функции координации и руководства всего забастовочного движения мира. Участник конгресса Александр Аросев вспоминал об Артеме: «Своей простотой, весьма редкостной, он поражал иностранцев. Кто-то скзаал при мне делегату испанцу: «Не правда ли, хорош товарищ!» (про Артема). А испанец ответил (по-французски): «Plus que ça» («Нет, болььше этого»)».

Бывший лидер Донецкой республики вошел в состав руководства Профинтерна, а также в созданный тут международный Комитет пропаганды и действия, став играть важную роль в развитии »мировой революции». Но Аннушка уже разлила… жить ему оставалось считанные дни… Как и большинству членов созданного на конгрессе Комитета пропаганды и действия.

Хронология: 2 июля

2 июля 1918 г.:

В течение всего дня под периодическими обстрелами продолжалось продвижение эшелонов Донецкой республики через восстановленный большевиками Рычковский мост через Дон. После прохождения моста они концентрировались в районе станции Ляпичев, охраняемой передовым отрядом. В этот же день отряды царицынских рабочих, находившиеся на станции Кривая Музга, соединились с войсками ДКР, которые провели операцию по занятию хуторов Кумовской и Колпачевский, которые по состоянию на утро 2 июля конролировались 44-м казачьим полком белых. Последний отступил в Калач. Железнодорожный путь на Царицын окончательно был очищен для провижения эшелонов из ДКР.

Братская могила воинов ДКР, погибших у станции Ляпичев

В Москве состоялось совещание украинских коммунистов с целью создания Компартии Украины. Как бы ни старался Н. Скрыпник затащить в эту организацию представителей ДКР, совещание вынуждено было констатировать: «Многие области, как Донецкая Республика, не представлены своими лучшими силами, часть которых находится за границей Украины». Обратите внимание, уже июль – а даже скрыпниковцы, упорно втягивающие ДКР в состав советской Украины, вынуждены писать именно о Донецкой Республике!

Гетман Скоропадский утвердил закон «О гражданстве Украинской Державы». Согласно закону, все российские подданные, которые находились на территори Украины в момент издания закона, автоматически становились украинскими гражданами. Не желающие становиться таковыми должны были до 2 августа подать соответствующие заявления. Как и в нынешнем украинском государстве, двойное гражданство на Украине Скоропадского было запрещено.

Закон гетмана Скоропадского о гражданстве

Газеты сообщили, что 2 июля в оккупирванном немцами Харькове на улице Куриловской (ныне – Ленинградская) арестован известный грабитель Иван Бондаренко, державший в страхе город на протяжении длительного времени. Правда, Бондаренко «арестовывали» и «убивали» неоднократно и до этого сообщения, и после.

Начальник морского Генерального штаба советской России Евгений Беренс направил директиву советским участникам российской мирной делегации в Киеве по поводу притязаний Украины на Черноморский флот. Директива гласила: «Украина ни на первую, ни на вторую часть флота не имеет прав… Имя в виду неопределенность положения самой Украины и вновь созданного Германией самостоятельного Крыма, представлялось бы наиболее желательным и выгодным нам занять в вопросах Черноморского флота выжидательное положение и самим не поднимать с Украиной вопроса о его принадлежности в будущем».

Верховный военный совет Антанты призвал США принять участие в военной интервенции в России.

2 июля 1919 г.:

Городской голова Харькова профессор Н. Салтыков издал обращение к жителям города с призывом поддержать деникинцев. Обращение гласило: «Вступив в исполнение своих обязанностей, я обращаюсь с призывом к всему населению города придти на помощь для восстановления общественной жизни и Харьковского городского хозяйства, приведенного в полное расстройство и лишенного денежных средств. Армия Русская Добровольческая, отдав свою жизнь для воссоздания России, показала всеми миру пример того, что могут сделать истинные граждане, сплоченные одной мыслью о благе государства и населения. Граждане города Харькова горячими приветствиями Русской Армии засвидетельствовали единение с нею. Этого мало, необходимы дела и неустанная работа. Я призываю всех на помощь Армии и городу, памятуя, что никто другой кроме нас самих не в состоянии восстановить разрушенной городскойо и государственной жизни».

Советские информагенства распространили заявление: «Вырвавшийся их Харькова железнодорожник сообщает, что в городе применяется белый террор к рабочим и советским работникам. Полтора дня трупы были развешены на фонарных столбах. Восстановлен 12-часовой рабочий день… Буржуазия ликует. Толстосумы в день помощи добровольцам опускали в кружки серьги, бриллианты… В ресторанах исполняют «Боже, царя храни»".

Командующий Добровольческой армии генерал В. Май-Маевский назначил атамана Шкуро командующим Западным фронтом, сопроводив это назначение следующей телеграммой: «Действия частей вверенного Вам корпуса дают яркий образец высокой воинской доблести, в которой Вы воспитали славных кубанцев и терцев. Поручая Вам командование Западным фронтом армии, я не сомневался, что вновь подчиненные Вам части окажутся достойными своего вождя, и они подтвердили это блестящими делами по овладении Екатеринославом, Александровском и Мелитополем. От души благодарю Вас за прекрасное командование и блестящее руководство ответственными операциями и прошу передать вверенным Вам войскам мое преклонение перед их подвигами…»

При Харьковском отделении пропаганды деникинцев создан агитационно-театральный отдел. Его главной задачей определялась «пропаганда идей Добровольческой Армии путем лекций, концертов, спектаклей и т.д.» Отдел возглавил известный актер Всеволод Блюменталь-Тамарин. После возвращения большевиков он был арестован и, как это ни поразительно, вскоре отпущен, а затем обласкан советской властью. Он даже стал заслуженным артистом РСФСР. Что опять-таки не помешало ему после 1941 г. служить нацистам и заниматься пропагандистской работой уже в качестве главы театра русской драмы в оккупированном немцами Киеве.

Всеволод Блюменталь-Тамарин

Начальник Харьковского гарнизона генерал Витковский издал приказ о предании военно-полевому суду ряда бойцов Красной армии. Среди них оказался и 50-летний полковник Петр Булгаков, обвиненный в сотрудничестве с советской властью.

В Харькове при довольно загадочных обстоятельствах умер довольно молодой полковник А. Нелидов, командующий Сводно-гусарским полком 1-й Кавказской дивизии деникинцев. Накануне полковник жаловался на боли в сердце.

В харьковской прессе опубликовано интервью с главой Совета съездов горнопромышленников Юга России (ССГЮР) Н. фон Дитмаром, накануне вернувшимся в родной Харьков. Дитмар сообщил, что в период нахождения в Харькове большевиков работа ССГЮР продолжалась в Новочеркасске и Ростове. Там же горнопромышленниками был организован Донецкий комитет содействия вооруженным силам Юга России. По словам Дитмара, на деньги, собранные этим комитетом, был построен бронепоезд «Генерал Дроздовский». А отделение ССГЮР в Юзовке организовало сбор медикаментов для нужд армии. Дитмар сообщил о катастрофическом положении промышленности Донбасса, о том, что сейчас добывается едва ли 10 млн. пудов (до революции до бывалось до 150 млн.): «Железные рудники частью затоплены, частью не работают. Металлургические заводы стоят: из 65 доменных печей, находящихся на юге России, не работает ни одна».

Бронепоезд "Генерал Дроздовский", сооруженный на деньги горнопромышленников

Харьковская парикмахерская «Жорж» объявила, что целый день работала в пользу Добровольческой армии.

В саду Коммерческого клуба Харькова начались концерты Большого симфонического оркестра под управлением извеснейшего дирижера Ильи Слатина.

Илья Слатин

Общее собрание рабочих Царицына единогласно приняло резолюцию с благодарностью барону Врангелю за освобождение от большевиков. Текст обращения гласил: «Мы, рабочие царицынских заводов, считаем нравственным долгом выразить ВАШЕМУ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ (Ген.Врангелю) нашу безмерную благодарность за избавление от Советской власти как власти ГУБИТЕЛЬНОЙ, НАСИЛЬСТВЕННОЙ и РАЗРУШИТЕЛЬНОЙ ДЛЯ НАШЕЙ РОДИНЫ… Распространяемые и распространяющиеся слухи большевистской властью, что ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ ЗАНИМАЕТСЯ РАССТРЕЛОМ НАС, РАБОЧИХ, НАШИХ ЖЕН И ПЛЕННЫХ, ОКАЗАЛИСЬ НАСТОЯЩИМ ВЗДОРОМ И ОЧЕРЕДНОЙ ГНУСНОЙ КЛЕВЕТОЙ БОЛЬШЕВИСТСКИХ КОМИССАРОВ».

Благодарность рабочих Царицына Врангелю (источник: http://kaminec.livejournal.com/45280.html)

Советские же источники дают иную картину во врангелевском Царицыне: «Кратковременное господство белых в Царицыне ознаменовалось исключительными зверствами над рабочими и коммунистами. Виселицы, расстрелы и тюрьмы были массовыми мерами расправы с рабочим населением».

2 июля 1920 г.:

Глава Донецкого губернского исполкома Ф. Артем-Сергеев выступил на митинге красноармейцев Луганска, отправлявшихся на польский фронт.

Донецкий губернский исполком под председательством Ф. Артема-Сергеева рассмотрел любопытный вопрос: «О трофейном имуществе товарища Ворошилова». Было решено выделять это самое имущество в качестве премии ударным бригадам рабочих.

Хронология: 1 июля

18 июня 1917 г. (1 июля по новому стилю):

По всей России, в том числе в Донецко-Криворожской области, состоялись массовые антиправительственные демонстрации с лозунгами «Долой войну!». В Харькове демонстрация началась на Павловской площади в 10.00, а затем состоялось несколько митингов рабочих на ипподроме. Примерно к 16.00 мероприятие было завершено. В Донбассе рабочие митинги состоялись также на Ясиновском, Щербиновском, Нелеповском, Никитовском и др. рудниках, на Краматорском металлургическом заводе.

Демонстрация 18 июня 1917 года в Петрограде

На собрании большевиков Луганска К. Ворошилов сделал доклад о трудном финансовом положении партийной газеты «Донецкий пролетарий». Он указал на то, что «издание газеты потребует в ближайшем будущем значительных затрат, так как с каждым днем увеличивается стоимость бумаги и набора».

Войсковой круг Донского казачества избрал генерала Алексея Каледина Донским войсковым атаманом.

1 июля 1918 г.:

В ночь с 1 на 2 июля началось движение эшелонов с семьями шахтеров и ценными грузами, эвакуированными из Донецкой республики, по Рычковскому мосту через Дон, который был восстановлен в течение нескольких недель упорных боев войск ДКР с наседавшими на них белоказаками. Участник похода Анатолий Долин вспоминал о начале функционирования моста: «Чтобы опробовать его, опытный, смелый машинист один сел на паровоз и медленно повел машину. Томительно тянулись минуты. Слабое потрескивание шпал. Небольшая осадка. Еще усилие… И паровоз уже на противоположной стороне Дона. Победа!.. Вслед за паровозом пустили уже целый товарный состав, сначала без людей. И тоже – порядок. Тогда двинулся, наконец, пассажирский поезд, часть строителей-бойцов, наш санитарный пост».

Первый поезд на Рычковском мосту (кадр из фильма "Оборона Царицына")

Переправа длилась под непрестанными обстрелами в течение двух дней. Когда началась переправа, белые подогнали от хутора Самодуровский броневик при поддержке двух сотен казаков. Атака была отбита. В тот же день Сводный коммунистический полк Локатоша занял хутор Филиппов и фактически полностью уничтожил казачью бригаду Полунина.

В интервью корреспонденту шведской газеты «Folkets Dagblad Politiken» Ленин сообщил: «Положение немцев на Украине очень тяжелое. Они совсем не получают хлеба от крестьян. Крестьяне вооружаются и большим группами нападают на немецких солдат, где бы они ни встретились… Благодаря немецкой оккупации, большевизм на Украине стал своего рода национальным движением». 

Журнал «Коммунист» со ссылкой на департамент общественных работ при гетманском Министерстве труда сообщил, что на оккупированной немцами Украине официально зарегистрировано 180 тыс. безработных, из которых на Киев приходилось 15 тыс. чел., на Одессу – 20 тыс., на Луганск – 5 тыс., на Бахмут – 2,5 тыс. А рекордным по числу безработных (40 тыс. человек) числилась… Германовка! Кто такая эта самая Германовка, затмившая по уровню безработицы все крупнейшие промышленные центры оккупированной Украины, – науке сие неизвестно…

Австрийский МИД сообщил в совершенно секретной телеграмме своему послу в Киеве, что Вена не намерена ратифицировать мирный договор с Украиной: «Ратификация договора невозможна. Мы не можем исполнять секретный протокол от 8 февраля об объединении Галичины и Буковины в единый коронный край. Мы о нем даже упоминать не можем. Секретный протокол принят поспешно, он служит украинским интересам, что недопустимо для Австро-Венгрии».

1 июля 1919 г.:

Под председательством Ф. Артема-Сергеева в Сумах состоялось объединенное заседание эвакуированных коммунистов.

В деникинском Харькове на Соборной площади состоялся парад кавалерийской дивизии, который был принят генералом А. Кутеповым. Тот обратился с речью к собравшимся.

Генерал Кутепов на параде в Харькове

В тот же день Кутепов издал приказ № 105 с благодарностью Православной церкви за поддержку его армейского корпуса. Он сообщил, что отныне образ Озерянской Божьей Матери, коим его благославил харьковский епископ Феодор, будет сопровождать корпус в боях, а хранить его повелел старейшему из полков 3-й пехотной дивизии. Приказом же № 107, изданным в тот же день, Кутепов объявил всеобщую мобилизацию под угрозой военно-полевых судов.

Харьковская газета «Новая Россия» опубликовала статью профессора местного университета, кадета Александра Маклецова «Неотложное дело», в которой он призывал создать в Харькове отдельный центр пропаганды белого дела. Автор писал: «Для успеха пропаганды необходимо, чтобы распространяемая агитационная литература учитывала местные особенности. Донской казак или крестьянин, донецкий рабочий, харьковский или полтавский хлебороб – по условиям своего быта, жизненной обстановки и даже по языку представляют каждый многочисленные своеобразия. Сохраняя единство руководства, следует поэтому децентролизовать дело пропаганды. В частности, безусловно необходимо всесторонне использовать в этом отношении такой крупный культурный и политический центр, как Харьков и создать здесь в ближайшее же время соответственную организацию».

В Харькове в Клочковском переулке двумя бандитами ограблен и тяжело ранен парикмахер.

Барон П. Врангель и его начальник штаба генерал Юзефович, взяв Царицын, подали генералу А. Деникину записки «с предложением образовать конную массу в кратчайших направлениях на Москву — воронежском и курском, под его, генерала Врангеля, начальством». Деникин отклонил это предложение.

1 июля 1920 г.:

Под председательством Ф. Артема-Сергеева в Луганске состоялось заседание Донецкого губернского исполкома. Было решено использовать помещение Горно-коммерческого клуба для создания «центрального образцового пролетарско-красноармейского клуба».

Горно-коммерческий клуб в Луганске

Наркомат образования УССР издал приказ «Об использовании театра, музыки, живописи и кино как средства пропаганды».

1 июля 1938 г.:

В Москве расстрелян комкор Анатолий Геккер, бывший в 1918 году одним из руководителей обороны Донецкой республики, командующим Донецкой армией.

Хронология: 30 июня

17 июня 1911 г. (30 июня по новому стилю):

Примерно в эти дни после нескольких недель пути будущий лидер Донецкой республики прибыл в австралийский порт Брисбен. Он и еще пятеро беглых эмигранта из России (некоторые были политическими, некоторые были осуждены по уголовным статьям) проделали путь из Шанхая с тем, чтобы найти там работу. Приехали они фактически без гроша в кармане. В бюро трудоустройства им сразу была предложена работа портовых грузчиков. Но Артем как единственный из этой группы, кто знал английский язык и уже успел ознакомиться с местной прессой, сразу рассказал спутникам о начавшейся тут забастовке грузчиков. В связи с тем, что они отказались становиться «скэбами» (т.е. штрейкбрехерами), работы пришлось ждать еще долго. На несколько дней их приютил бывший одессит Коротков, с которым они случайно встретились в порту. В тот момент Артем еще не подозревал, что проведет в Австралии почти 6 лет.

Брисбен в 1911 году

17 июня 1917 г. (30 июня по новому стилю):

Газета «Правда» опубликовала статью Ленина «Украина и поражение правящих партий России». В статье вождь большевиков вновь поддержал первый Универсал Центральной Рады и призвал «уступить украинцам»: «Уступите украинцам — это говорит разум, ибо иначе будет хуже, силой украинцев не удержишь, а только озлобишь. Уступите украинцам — вы откроете тогда дорогу к доверию между обеими нациями, к братскому союзу их, как равных!»

Большевики Луганска постановили создать партийный комитет на Патронном заводе. Местная газета «Донецкий пролетарий» по этому поводу опубликовала любопытные размышления некоего анонимного «патронца»: «Если мы будем действовать, то… петля ослабнет, наконец, совсем спадет. Но что значит слово «действовать»? Бить, что ли, кого? Или грабить? Нет. Надо действовать организованно, стройно, все за одного и один за всех».

30 июня 1918 г.:

После нескольких недель восстановительных работ инженерные бригады войск Донецкой республики смогли починить железнодорожный мост через Дон в районе станицы Рычков – тот мост, который открывал путь эшелонам, шедшим из ДКР, на Царицын. Штаб группы войск Ворошилова сообщал: «Донской мост исправлен, и передний броневик перешел на левую сторону Дона, откуда открыл огонь по хуторам Самодуровскому и Подтихов. Противник, думая обстрелять мост, начал продвигать свои орудия ближе к хутору Каменскому, но под огнем батареи тов. Кривенко был вынужден убежать, бросив орудие».

Разрушенный Рычковский мост (кадр из фильма "Оборона Царицына")

Глава Временного народного правительства Терского края меньшевик Г. Бичерахов поставил ультиматум Совдепу Моздока с требованием разоружить красноармейцев. После того, как большевики отвергли ультиматум, казаки начали штурм города. Лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев в этот момент находился в Минеральных Водах. Учитывая тот факт, что накануне станица Александровская также былах захвачена восставшими казаками, Артем был фактически отрезан от Царицына.

Пока войска Донецкой республики сражались на Дону, пытаясь пробиться к Царицыну, некоторые деятели ДКР продолжали борьбу за независимость или автономию Донецко-Криворожских структур от советской Украины. 30 июня в «Правде» вышла статья лидера екатеринославских большевиков Я. Яковлева-Эпштейна, который на переговорах по созданию Компартии Украины в Москве представлял Донецко-Криворожскую областную организацию. Яковлев выступил категорически против создания независимой КПУ, написав: «Загипнотизированные «успехами» националистической идеологии, некоторые товарищи не могут рассмотреть, а следовательно, и не умеют использовать несомненно существовавшее и существующее в самых широких массах Украины отвращение к отделению Украины от России, тяготение к соединению с Советской Россией, ненависть к оккупантам, объяснимая тем основным фактом, что Украина была и остается экономически частью России. Это тяготение к России достаточно ярко проявилось на целом ряде крестьянских съездов, особенно Донецкого бассейна и южной части нынешней Украины, несмотря на отсутствие у нашей партии на Украине выдержанной линии, несмотря на почти полное отсутствие проповеди добровольного соединения наций и вреда «отделения». Нечего и говорить о тяготении всего рабочего класса Украины к Советской России».

Яков Яковлев-Эпштейн

Нарком иностранных дел советской России Г. Чичерин переслал ноту послу Германии В. Мирбаху о том, чтобы тот не беспокоился о движении некой «казацкой чехословацкой дивизии через Царицын на Ростов». Чичерин писал: «Никакая казацкая чехословацкая дивизия не может двигаться от Царицына потому, что таких казаков не существует вовсе. Царицын прочно удерживается нами, и никакие вражеские силы не могут пройти через Царицын и двинуться к Ростову».

Советские информагентства распространили сведения из оккупированного немцами Луганска: «Рабочие завода Гартмана отказались работать, мотивируя свой отказ нежеланием работать в пользу германцев». 

30 июня 1919 г.:

Начальник 3-й пехотной дивизии деникинцев генерал В. Витковский в качестве начальника харьковского гарнизона издал приказ о роспуске Харьковской городской Думы. При этом он подтвердил полномочия городской управы во главе с профессором Салтыковом, накануне назначенным той же самой Думой.

Владимир Витковский

В тот же день Витковский своим отдельным приказом отметил: «При посещении города я обратил внимание, что мои распоряжения о приведении города в порядок приводятся в исполнение слишком вяло; поступают жалобы, что в помещениях и квартирах, принадлежащих частным лицам, до сих пор проживают люди, вторгшиеся туда путем насилия. Чины городской стражи продолжают сохранять на постах вид «товарищей», дисциплины – никакой. Все это отношу к недостаточной энергии начальника городской стражи, которого предупреждаю, что неисполнение моих распоряжений не допущу и приказываю в кратчайший срок привести городскую стражу в порядок».

В Харьков прибыл Е. Богданович, только что назначенный Харьковским губернатором. Он в первый же день своего пребывания в городе встретился с городским головой профессором Н. Салтыковым и заверил в том, что будет работать в тесном контакте с городской Думой, еще не зная о ее роспуске (см. выше). С поездом губернатора прибыли также 10 вагонов с антрацитом, дабы ликвидировать острую нехватку угля в городе.

В связи с восстановлением регулярного железнодорожного сообщения с Ростовом в Харьков начали прибывать известные деятели с Дона. Так, приехал  граф Василий Колокольцов, который умудрился в своей жизни крестить цесаревича Алексея, послужить министром земледелия у гетмана Скоропадского и стать членом Осбого совещания при Деникине.

В Харьков с Дона вернулись известные профессора Алексей Анцыферов и Леонид Таубер. Последний приехал в качестве активного сотрудника отдела пропаганды Добровольческой армии. В тот же день с того же Дона в Харьков прибыли основные руководители Совета съездов горнопромышленников Юга России, включая Николая фон Дитмара.

В деникинском Харькове, в здании Медицинского общества состоялось экстренное общее собрание купцов и торговцев. Купцы постановили «самообложить» себя сбором на сумму не мене 40 млн. рублей в помощь Добровольческой армии.

В Харькове на Екатеринославской улице, 26 ограблен галантерейный магазин «Взаимный Труд». Грабители унесли товара на 60 тыс. рублей.

Член Реввоенсовета советской 12-й армии Затонский телеграфировал: «Противник занял Екатеринослав. Части 14-й армии, отступившие от этого города, не боеспособны. Противник свободно может распространяться в направлениях на Никополь и на Кривой Рог».

После длительных упорных боев деникинцы заняли Царицын. Генерал Деникин пишет: «На четвертый день после занятия Царицына я посетил город, в котором не только от людей, но, казалось, от стен домов, от камней мостовой, от глади реки веяло еще жутким мертвящим дыханием пронесшегося смерча…»

Барон Врангель в Царицыне

30 июня 1920 г.:

Председатель Донецкого губернского исполкома Ф. Артем-Сергеев отправил находившемуся в Харькове Ф. Дзержинскому телеграмму с просьбой оказать содействие организации снабжения шахтеров Донбасса.

Политбюро ЦК КП(б)У, пребывая в Харькове, обсудило вопрос о возможности переезда руководства советской Украины в Киев и решило оставить этот вопрос «открытым». При этом было решено создать ревком для Галиции (Галревком).

Хронология: 29 июня

16 июня 1917 г. (29 июня по новому стилю):

В казну большевиков поступили взносы от Латышской группы социал-демократов Славянска – 10% от всего их месячного дохода. Правда, то ли доходы у латышей Славянска были маленькие, то ли их там насчитвалось с гулькин нос. Но размер поступлений составил аж 2 р. 95 коп.

29 июня 1918 г.:

Сталин по прямому проводу из Царицына сообщил Ленину об отправке на север нескольких эшелонов с продовольствием.

Нестор Махно отбыл с Курского вокзала Москвы на оккупированную немцами Украину. Кстати, по воспоминаниям Махно, накануне он заходил за разрешением на поездку и поддельными украинскими документами к Затонскому, который настойчиво предлагал лидеру анархистов ехать в оккупированную столицу Донецкой республики Харьков для организации там подпольной работы. Но Махно якобы категорически заявил, что его место – в сельской части Запорожья.

Екатеринославский губернский староста генерал И. Черников докладывал в гетманское МВД о взаимоотношениях с оккупационными силами Австро-Венгрии: «Австро-венгерские войска проявляют энергичную деятельность только во время карательных экспедиций… По донесению Мариупольского уездного старосты, хлебное положение в г. Мариуполе катастрофическое. Хлеб в количестве 41 вагона вывезен из города австрийскими властями без ведома Хлебного бюро». Староста перечислил множество случаев массовых расстрелов, совершенных австро-венгерскими оккупантами.

29 июня 1919 г.:

Реввоенсовет 12-й советской армии издал приказ о создании Украинской группы войск Южного фронта для борьбы с деникинцами. Штаб группы предполагался в Киеве.

Генерал Врангель начал широкомасштабное наступление на Царицын. Генерал Деникин пишет: «Танки, броневики, бронепоезда прорвали неприятельское расположение, за ними хлынули в прорыв пехота и кавалерия, и первая позиция была взята. Но большевики, подогреваемые пулеметами коммунистических частей, дрались еще упорно на второй — возле города».

Во всех театрах Харькова состоялись благотворительные спектакли, весь сбор от которых пошел на нужды Добровольческой армии. В Университетском саду состоялись народные гуляния с образным названием «Кто во что гаразд». На Театральной и Николаевской площадях были организованы балаганы с аттракционами. Там же, на Николаевской площади, был устроен благодарственный молебен в честь Добровольческой армии. А на Чайковской и Сумской улицах проведены панихиды «по невинно погибшим жертвам большевиков». В честь праздника начало комендантского часа в городе было отодвинуто на 2 часа ночи.

Первый спектакль в Харькове (в театре »Муссури») дала труппа Московского художественного театра во главе с Леонидом Леонидовым. Репертуар спектаклей, данных труппой в течение недели – «Дядя Ваня», «Вишневый сад», сцены из «Братьев Карамазовых».

Леонид Леонидов

В Новочеркасске в рамках «Дня Добровольческой армии» торжественно отметили освобождение Донского края от большевиков.

В Харькове обнародовано заявление прокурора Харьковской судебной палаты Ющенко (!) о начале следственных действий «об убийствах и истязаниях, совершенных харьковскими советскими властями».

Объявление харьковского прокурора Ющенко

Совет съездов горнопромышленников Юга России (ССГЮР) постановил установить обязательное обложение всех промышленников этой отрасли (включая мелких углеторговцев) в пользу Добровольческой армии. Правда, обложение выглядело как-то скромно и заключалось всего лишь в… двух комплектах постельного белья. Их следовало сдавать в харьковский офис ССГЮР на Сумской, 20.

29 июня 1920 г.:

И.о. командующего советской 13-й армии Р. Эйдемана издал приказ о наступлении против войск Врангеля и ликвидации врангелевского десанта в районе Мариуполя.

Общее собрание Макеевского горного района единогласно приняло резолюцию, в которой указывалось, что «польско-петлюровская авантюра связана с западно-европейским капиталом, который пытается захватить землю, фабрики, рудники, заводы и железные дороги рабочих и крестьян».

Хронология: 28 июня

15 июня 1906 г. (28 июня по новому стилю):

На Троицкой площади Луганска (ныне площадь Ленина) состоялся многолюдный митинг рабочих завода Гартмана. С речью выступил К. Ворошилов. Отряд казаков, прибывший для разгона митинга, был оттеснен боевой дружиной рабочих.

Чугунолитейный цех завода Гартмана, на котором работал Ворошилов

15 июня 1910 г. (28 июня по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев прибыл на место поселения на Ангаре. В этот день он отправил свое первое послание из села Воробьево в Екатеринослав на имя сестры. Письмо гласило: «Дорогая сестра! Позавчера прибыл сюда. Путешествие было удивительно весело. Никогда бы не поверил, что мне предстояло такое путешествие. Я здоров, укрепился, теперь поправляюсь и укрепляюсь окончательно. Охота, рыбная ловля, раки, (неразборчив) работы быстро поправят все, что порасшаталось. Глушь здесь изрядная. До ближайшей почтовой стании больше 100 верст летом и 80 зимой. Всего 60 дворов. Огромная река… Нас здесь больше 20 чел. Народ подходящий. Едва ли не лучший подбор, чем где-либо в другом месте».

Село Воробьево в 1913 году (фото сайта www.pribaikal.ru)

15 июня 1917 г. (28 июня по новому стилю):

В большевистской газете «Правда» опубликована статья Ленина «Украина», в которой поддержал принятие первого Универсала Центральной Рады. Ленин при этом пояснил: «Мы не сторонники мелких государств. Мы за теснейший союз рабочих всех стран против капиталистов и «своих» и всех вообще стран. Но именно для того, чтобы этот союз был добровольным, русский рабочий, не доверяя ни в чем и ни на минуту ни бур­жуазии русской, ни буржуазии
украинской, стоит сейчас за право отделения украинцев, не навязывая им
своей дружбы, а завоевывая ее отношением как к равному, как к союз­нику и
брату в борьбе за социализм».

28 июня 1918 г.:

Примерно в это время после боя в районе станицы Александровская поезд А. Шляпникова, на котором ехал и лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев, прибыл в Минеральные Воды. Здесь он провел несколько дней, принимал участие и в заседании местного Совета. По воспоминаниям сопровождавшего его Е. Кустоляна, в один из дней Артем впервые за весь поход по Северному Кавказу согласился отдохнуть – его уговорили совершить трехчасовую прогулку к горе Змейка. Кустолян пишет: «В этой прогулке, помимо нас, участвовало еще несколько человек из поезда Шляпникова. Всю дорогу Артем рассказывал о самых разнообразных растениях Австралии, животных, птицах, живущих в этой части света, о быте народа и социалистическом рабочем движении».

Гора Змейка над Минеральными Водами

В это время атаман Всевеликого Войска Донского П. Краснов обратился с объемным письмом кайзеру Германии Вильгельму, в котором, в частности, писал: «Просить Ваше Императорское Величество признать границы Всевеликого войска Донского на прежних географических и этнографических его размерах, помочь разрешению спора между Украйной и Войском. Донским из за Таганрога и его округов в пользу Войска Донского, которое владеет Таганрогским округом более 500 лет и для которого Таганрогский округ является частью Тьмутаракани, от которой и стало Войско Донское. Просить Ваше Величество содействовать присоединению к войску по стратегическим соображениям городов Камышина и Царицына Саратовской губернии и города Воронежа станции Лиски и Поворино и провести границы войска Донского, как это указано на карте имеющейся в Зимовой Станице. Просить Ваше Величество оказать давление на советские власти Москвы и заставить их своим приказом очистить пределы Всевеликого Войска Донского и других держав, имеющих войти в Доно-Кавказский Союз, от разбойничьих отрядов красной гвардии и дать возможность восстановить нормальные мирные отношения между Москвой и Войском Донским».

28 июня 1919 г.:

Деникинские войска заняли Екатеринослав (ныне Днепропетровск). Как пишет генерал Деникин, атаман Шкуро сделал это «по собственной инициативе». Екатеринославец З. Арбатов вспоминал последовавший за тем торжественный въезд Шкуро в город: «Увидев молодого генерала, идущего впереди бесконечной ленты конных войск, толпа забыла печаль прошлой ночи… Генерала забрасывали цветами; молодые и старые женщины, крестясь и плача, целовали стремена принесшего освобождение генерала. И впервые после трехнедельного молчания зазвонили церковные колокола».

В Ростове-на-Дону создан Комитет Донецкого бассейна во главе с членом Особого совещания при Деникине, одному из лидеров кадетов М. Федорова, который разработал план восстановления экономики Донбасса.

Газета «Новая Россия» сообщила о состоянии дел в петлюровской армии: «Галичан в петлюровской армии нет; все галицийские части ушли в Галицию в связи с наступлением на Галицию поляков… Офицерский состав незначителен; офицеры, воспользовавшись тем, что в Подольской губернии находятся польские части, сражающиеся как против большевиков, так и петлюровцев, предпочитают сражаться против большевиков в рядах дисциплинированной и культурной польской армии».

Харьковский комендант приказал все дела «о большевиках, политических сборищах и лицах» направлять в контрразведку при Штабе Добровольческой армии – на ул. Кацарской, д. 9 (в гостиницу «Палас»).

В Харьков прибыл штаб 1-го армейского корпуса Добровольческой армии. Расположился он в гостинице «Метрополь».

Начальник харьковского гарнизона генерал Витковский принял делегацию, посланную еврейской общиной города. Делегация от имени общины выразила благодарность Добровольческой армии. В ответ генерал «в решительной форме заявил, что никаких эксцессов против евреев он не допустит и что им уже принимаются к этому все необходимые меры».

В Харькове объявлено об опечатывании «советских» книжных магазинов. Объявлено, что «все книги, находящиеся в магагзинах, будут возвращены их прежним владельцам».

Но главной новостью деникинского Харькова стало объявление о возобновлении ранее закрытого ресторана «Версаль» на Конторской улице (ныне в этом здании располагается факультет Академии культуры на Краснооктябрьской ул.).

Сразу за типографией виден ресторан "Версаль"

А в это же время комиссара советского 58-го стрелкового полка железнодорожной охраны Байкалов направил военному наркому УССР Подвойскому эмоциональное письмо о необходимости спасать Харьков: «Сегодняшняя газета извещает нас о печальном событии, о сдаче Харькова. Товарищи! Дайте нам волю, пустите нас в битву с внешним врагом, если 58-й полк во главе со мной… будет там, Харьков будет наш… Тов. Подвойский, пустите нас, мы вырвем из клыков жадного крокодила наш революционный Харьков… Товарищи! За мной и командиром полка! Нас 1000 человек, спасем красный Харьков, пустите. Смерть всем, падающим духом, смерть трусам, мы достанем мерзавца Деникина!»

В 10 часов вечера на станции Балин петлюровцами расстрелян атаман П. Болбочан, якобы «завоеватель Харькова».

Подписан Версальский мирный договор, официально завершивший первую мировую войну.

28 июня 1920 г.:

В Луганске состоялось заседание президиума Луганского губернского исполкома, возглавляемого Ф. Артемом-Сергеевым. Постановили: «Объединить Городской и Губернский Исполком в один аппарат». Данное решение было вызвано планирующимся переездом губернского аппарата в Бахмут. Соответственно, кадры, остававшиеся в Луганске, переходили в ведение городского исполкома.

28 июня 1921 г.:

Обнародовано коллективное «Обращение делегатов 1-го конгресса Профинтерна ко всем организациям и членам профсоюзов Италии» за подписью Федора Артема-Сергеева, Георгия Димитрова и др. В обращении обращалось внимание на угрозу фашизма для Италии и содержался призыв бороться с этой угрозой.

Хронология: 27 июня

14 июня 1905 г. (27 июня по новому стилю):

В Харькове состоялась лекция известного всей России профессора П. Милюкова, тогда еще начинающего политика. На стадии вопросов внезапно на сцену поднялся будущий лидер Донецкой республики, на тот момент уже известный Харькову политик Ф. Артем-Сергеев. Этот момент присутствует во многих мемуарах. Выступление Артема произвело неизгладимое впечатление на публику. Арестовывать его в зале не рискнули, здание было оцеплено для ареста снаружи. Но, по свидетельству очевидцев, Артем набросил на себя запасенный офицерский китель и вышел под руки с некой дамой. Комиссар ДКР Б. Магидов писал о событиях, последовавших за лекцией: «Театр окружили полицейские и шпики. Выйти незамеченным из него было нельзя. но могли ли жандармы подумать, что молодой офицер, неторопливо прошедший мимо них вместе со своей очаровательной спутницей, и был тем самым человеком, который только что произнес революционную речь!»

Так изобразил уход Артема с лекции Милюкова иллюстратор А. Лурье

Сам профессор Милюков вспоминал этот момент в своих мемуарах и признавался, что фактически юный Артем стал для него учителем политического ораторского искусства.

14 июня 1917 г. (27 июня по новому стилю):

При Екатеринославском комитете РСДРП(б) решено создать военную организацию.

27 июня 1918 г.:

Лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев возвращался на поезде А. Шляпникова в сопровождении отряда китайцев из Армавира во Владикавказ. Но неожиданно их поезд оказался в центре антисоветского мятежа, вспыхнувшего накануне – в районе станицы Александровская. Артем был гостем в этом поезде, его уговаривали не ввязываться в бой. Однако он не смог удержаться в стороне. Вот как вспоминал этот момент сопровождавший Артема Е. Кустолян: «Мне памятен один случай. Когда происходил бой между нашими и казацкими частями возле Александровской станицы, т. Артем, сидя в вагоне, вдруг встал и заявил, что пойдет посмотреть, как идет сражение. На мое настойчивое желание пойти вместе с ним т. Артем категорически запретил мне это. Пришлось согласиться и ждать покамест не вернутся наши части. В бою, говорят очевидцы, т. Артем был совершенно бесстрашен и восхищался смелостью китайцев, стрелявших из винтовок на корточках».

Карта из книги: Разгон И. Орджоникидзе и Киров в борьбе за власть Советов на Северном Кавказе. 1917-1920. М., 1940

После боя поезд Шляпникова вместе с Артемом отошел на Минеральные Воды, еще контролировавшиеся Советами.

Начальник милиции 6-го участка Старобельского участка Ткаченко рапортовал начальству об антиукраинских выступлениях украинских воинских частей, прибывших в слободу Белокуракино. Рапорт гласил: «С прибытием означенных украинских частей солдаты стали агитировать среди жителей против установленного на Украине государственного строя, против гетмана, против германцев, против помещиков и т.п.» Согласно рапорту, днем 27 июня украинские солдаты взбунтовались и арестовали своих офицеров.

27 июня 1919 г.:

Главноначальствующий Екатеринославской, Харьковской губерниями и Северной Таврией генерал Май-Маевский в Харькове выпустил обращение к населению: «Я знаю, какую ответственность я возлагаю на себя, принимая главноначальствование над Краем, от правильной и нормальной жизни которого зависят судьбы всей России… Я не позволю никому уклоняться от службе Родине в это тяжелое время. Пусть население помнит, что ему сейчас выпали на долю великий труд и великая чессть спасать Родину. Добровольческая армия не делает различия между классами, она их не знает, она зовет русских людей к борьбе против врага России и всего культурного мира… Да здравствует Великая Единая Россия!»

Генерал А. Шкуро провел парад своих кавалерийских частей на Соборной площади в Харькове.

На этом параде хорошо поработали и местные воры. Так, через несколько дней в харьковской прессе появилось такое объявление: «14 июня во время парада на Соборной площади вытащен из кармана кошелек с деньгами и контрибуционной квитанцией турецкого подданного Мыкртыч Степановича Чиньян, на сумму 3000 руб.» Уж не будущий «сын турецкоподданного» постарался?

Комендант Харькова, занятого накануне деникинцами, издал приказ: «На всех общественных учреждениях вывесить русские национальные флаги. Возвратить прежние надписи улицам и площадям, а расклеенные по городу большевистские плакаты и прокламации немедленно уничтожить распоряжением домовладельцев». 

Приказом № 4 комендант Харькова генерал Шевченко разрешил проведение обысков и реквизиций органам контрразведки.

Состоялось заседание Харьковской городской Думы, на котором при 18 голосах «за», 1 «против» и воздержавшихся фракциях эсеров и меньшевиков городским головой был избран 47-летний профессор математики, кадет Николай Салтыков.

Николай Салтыков

Делегация городской Думы Харькова посетила коменданта города и обратила внимание на усиление погромной агитации после прихода деникинцев. Представители Думы обратили внимание на то, что «погромные прокламации часто расклеиваются рядом с приказами властей, что вызывает в населении ложное представление о том, будто эти прокламации расклеиваются с разрешения власти».

В Харькове после длительного перерыва состоялось заседание Совета съездов горнопромышленников Юга России, на котором прибывший из Донбасса предприниматель В. Рутченко (представитель того самого рода, в честь которого названо Рутченково) сделал доклад о состоянии бассейна и об организации снабжения деникинской армии.

Харьковская газета «Новая Россия» опубликовала редакционную колонку, в которой попыталась объяснить временный характер властей, которые правили в Харькове накануне: «В калейдоскопической смене властей и режимов, которую пришлось переживать или вернее претерпевать до сих пор нашему краю, была одна общая черта, объединявшая их, несмотря на все их различие. Это явная непрочность их и всеобщая уверенность в том, что каждая новая власть является калифом если не на час, то, самое большее, на несколько месяцев. И эта уверенность неизменно оправдывалась. Чем объяснялась эту изумительная непрочность государственного строительства? По нашему убеждению, объяснение лежит прежде всего в том, что все попытки, имевшие место до сих пор, были совершенно чужды идее общенационального единения, той идее, которая в условиях исторического момента является единственно творческой силой, единственно, способной подымать «горе сердца» и двигать людьми. Идея узкого провинциального сепаратизма, искусственно привитая к здоровой идее национального ренессанса, или использовалась посторонними и нередко прямо враждебными слами (роль Германии на Украине), или порождала мелко-повстанческое движение, нередко вырождавшееся в какой-то длительный погром». Само собой, этому «узкому провинциальному сепаратизму» газета противопоставляла белую власть, которая, по мнению авторов, пришла всерьез и надолго. Однако спустя несколько месяцев выяснилось, что и эта власть оказалась «калифом на час».

В Харькове обнародовано заявление еврейской фракции городской Думы с приветствием деникинским войскам.

В занятом деникинцами Харькове театру «Музыкальная комедия» возвращено здание театра Коммерческого клуба. Ранее большевиками он был выселен оттуда «за буржуазность».

В саду Коммерческого клуба Харькова возобновил игру оркестр под управлением знаменитого дирижера Валериана Бердяева (спустя десятки лет он руководил Варшавской оперой).

ст

Валериан Бердяев

Советское Бюро украинской печати распространило информсообщение о сопротивлении деникинцам в Донбассе: «Под Славянском тысяча юзовских рабочих при приближении деникинцев, вооружившись, вступила в бой, захватила одиннадцать пулеметов, три батареи с прислугой».

Деникинское же информагентство сообщило: «Между Харьковом и Белгородом бродят остатки разгромленных добровольцами большевистских армий. Уничтожение их – дело одного-двух дней».

Ночью в ростовской гостинице «Палас-отель» двумя выстрелами в голову убит председатель Кубанской законодательной Рады Николай Рябовол. Косвенные улики указывали на то, что за убийством стоял штаб Деникина, но следствие завершилось ничем.

Хронология: 26 июня

13 июня 1905 г. (26 июня по новому стилю):

Примерно в это время в Харькове социал-демократы в подполье начали подготовку к однодневной предупредительной забастовке. Активное участие в подготовке принимал будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев. Позже ветеран партии Болтенко вспоминал: «В июне месяце 1905 г. между 10-15 числами по постановлению комитета большевиков решили испробовать свои силы и устроить однодневную политическую забастовку на всех заводах и фабриках г. Харькова. Сбор был назначен в коммуне на Корсиковской ул. Т. Артем дал инструктивные указания, как действовать. Собиралось нас около 20 человек. Собравшихся разделили на две группы. Одна группа во главе с т. Остапенко была направлена на ХПЗ, а вторая во главе с т. Артемом на завод Гельферих-Саде…»

13 июня 1907 г. (26 июня по новому стилю):

В центре Тифлиса на Эриванской площади произошло одно из самых дерзких политических ограблений в истории России – т.н. Тифлисская экспроприация. На протяжении многих лет ходили и ходят слухи о причастности Сталина к этому ограблению.

Место совершения Тифлисской экспроприации

26 июня 1918 г.:

Лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев, встретившись накануне в Армавире с А. Шляпниковым (см. http://kornilov.name/hronologiya-25-iyunya), поехал с тем обратно во Владикавказ. Сопровождавший Артема Е. Кустолян писал: «Обратно мы возвращались уже вместе с поездом Шляпинкова, который имел при себе отряд в 150 штыков, преимущественно из китайцев. Решено было, что… Шляпников будет продолжать договариваться с горцами о восстановлении железнодорожного пути от Грозного до Петровск-Порта, в то время как Артем займется организацией водного пути по Тереку». Однако уже на следующй день Артем со товарищи столкнулся с мятежом.

26 июня 1919 г.:

Состоялся ожесточенный бой красных и деникинцев под Новомсковском с использованием большого количества бронетехники. В бою был ранен создатель броневых войск Донецкой республики А. Селявкин. Позже за это сражение он получил орден Красного Знамени.

Харьковский преподаватель и активист кадетской партии Владимир Даватц, ставший во время деникинского правления главным редактором газеты «Новая Россия», опубликовал статью «Наш долг», содержавшую пылкие призывы бороться против большевиков и поддержать Деникина. Статья гласила: «Мы не должны оставлять одинокими пионеров этого русского ренессанса. Мы должны идти к ним на помощь – деньгами, людьми, нашим опытом, нашими знаниями».

Владимир Даватц

В Харькове на Соборной площади в полдень состоялся парад деникинских войск, который принимал генерал Май-Маевский. Вот как описывала это событие местная пресса: «К 12 часам дня все тротуары и прилегающие улицы были буквально переполнены народом, желающим присутствовать на параде. На окнах пассажа, присутственных мест и ближайших домов равно как и на крышах предсоборных построек также расположились группы граждан. Войска были построены в каре, среди которого возле входа в присутственные места разместились броневики (в их числе захваченный от большевиков броневик «Артем», ныне переименованный в «полковника Туцевича»)». Состоялся молебен, после которого генерал Май-Маевский выступил с приветствием харьковцам. Выступление прерывалось неоднократным «Ура!».

Генерал Май-Маевский принимает парад в Харькове

К вечеру в Харьков прибыл генерал А. Шкуро. Ему была устроена торжественная встреча на вокзале. Там же он обратился к толпе с речью: «Я твердо надеюсь, что под покровом Русской Армии снова воскреснет родная Россия, и будет славной, единой, великой». Шкуро поселился в гостинице «Метрополь», возле которой вновь его заставили выступить перед публикой.

В тот же день автомобилем в Харьков прибыл полковник Барковский, который был назначен начальником продовольственной частью. Барковский был героем первой мировой войны, затем успел послужить у гетмана Скоропадского в незалежной Украине, а потом перебежал к Деникину.

Приказом № 1 только что назначенный комендант Харькова генерал-майор А. Шевченко ввел в городе комендантский час и запретил распитие спиртных напитков. Судя по подробным описаниям кутежей, которые начались в белом Харькове и которые, по мнению многих белых мемуаристов, стали началом разложения деникинской армии, последний пункт приказа особенно никем не соблюдался.

Деникинские власти Харькова разъяснили порядок хождения денежных знаков на занятых территориях: «Приему на общих основаниях подлежат кредитные билеты общегосударственного образца, керенки, хотя бы и бледной окраски. На территории бывшей Украйны и Крыма обязательны к приему и обмену и украинские гривны». Бывшая Украйна могла вздохнуть спокойно…

На Николаевской площади Харькова начался сбор табака, папирос и пожертвований на табак для солдат Добровольческой армии.

Все театры Харькова в первый день после занятия деникинцами были закрыты. Работал лишь синематограф «Миньон» (на Екатеринославской улице, 1), где оперативно среагировали на изменение политической конъюнктуры и начали крутить фильму «1613 год, или Воцарение дома Романовых».

А в это время известный всему Харькову артист Борис Глаголин был арестован на улице. Деникинцы вменили ему в вину «активную причастность к большевистскому движению». Следствие было недолгим, и Галголина вскоре выпустили. Однако в августе его вновь ожидал арест и военно-полевой суд, который едва не приговорил артиста к расстрелу.

Борис Глаголин

26 июня 1923 г.:

На пленуме ЦК РКП(б) разгорелись бурные дебаты о тексте первой Конституции СССР.  Главным докладчиком был И. Сталин. Его главным оппонентом выступил председатель Совнаркома Украины Х. Раковский, настаивавший на большей автономии республик. Он доказывал, что рабочему классу вообще Конституция не нужна. Сталин обвинил оппонента в сепаратизме. Это стало началом конца для Раковского, который буквально через несколько дней был снят со своего поста и отправлен в Англию.

Хронология: 25 июня

12 июня 1917 г. (25 июня по новому стилю):

Екатеринославский комитет РСДРП(б) постановил создать при себе »коллегию ответственных агитаторов», а также «школу пропагандистов и агитаторов».

25 июня 1918 г.:

Примерно в эти дни лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев выехал из Владикавказа в Армавир для встречи с Александром Шляпниковым. Е. Кустолян, сопровождавший Артема, писал: «В момент нашего пребывания во Владикавказе Артем получил сообщение, что со стороны Тихорецкой сюда едет Шляпников. Мы выехали к нему навстречу на станцию Армавир, где Артем хотел посоветоваться с ним по поводу намеченных мероприятий» (напомним, Артем пытался орагнизовать масштабный проект по налаживанию бесперебойной транспортировке продовольствия с Кавказа в Царицын).

Александр Шляпников

А войска ДКР в это время продолжали бои в районе почти уже восстановленного Рычковского моста через Дон. Командующий войсками К. Ворошилов и его начальник штаба Н. Руднев, находясь в хуторе Рычковском, издали приказ: «Бывший штаб 5-й армии именовать впредь «штабом группы т. Ворошилова»".

Сталин, командировавший Артема на Кавказ, сам в этот день посетил Камышин с целью организации поставок продовольствия в Царицын.

В бою у станции Шаблиевка под обстрелом советского бронепоезда погиб 39-летний командир 1-й пехотной дивизии деникинцев генерал Сергей Марков, который в тот же день скончался в станице Мечетинская.

Картина "Подвиг генерала Маркова на станции Медведовская"

Посол Германии в Москве Вильгельм Мирбах сообщал в Берлин: «Позитивная политическая аксиома заключается в том, что перманентное отделение Украины от остальной России должно быть объявлено невозможным». Создание же Украины Мирбах относил к «мероприятию военного времени».

В Симферополе сформировано Крымское краевое правительство во главе с генералом М. Сулькевичем

25 июня 1919 г.:

Войска Деникина полностью взяли под контроль Харьков. Существует масса мемуаров, рассказывающих о том, с каким ликованием встретил город белых. Харьковец Борис Штейфон, на тот момент служивший начальником штаба 3-й пехотной дивизии белых, так описывает свое возвращение в родной город: «В течение гражданской войны, в роли того или иного начальника, я прошел по России не менее 2000 верст. Видел много занятых городов, но нигде белых не встречали так трогательно, как в Харькове… Из всех окон неслись приветствия. Отовсюду сыпались на войска цветы. Когда в конце длинной Екатерининской улицы я обернулся назад, то увидел сплошной колыхающийся цветник. У каждого на штыке, на фуражке, под погонами, в руках – были цветы». Правда, сам же Штейфон потом признался, что такое радушие во многом и погубило Добровольческую армию и ее офицеров (особенно командующего – генерала Май-Маевского). Начались пиры, пьянки, разгулы. Одним словом – разложение…

Полковник Б. Штейфон во главе колонны добровольцев в Харькове

Судя по воспоминаниям Б. Штейфона, примерно в 3 часа утра большевики-железнодорожники Харькова попытались устроить на станции столкновение штабного поезда деникинцев с паровозом, но затея не удалась.

В тот же день в Харькове после 5-месячного перерыва вышел первый номер газеты «Новая Россия», закрытой большевиками в январе. Газетой этот номер назвать было еще сложно – он представлял собой скорее одностороннюю листовку, стенгазету.

В харьковской гостинице «Метрополь» в тот же день началась запись добровольцев в деникинскую армию и сбор средств в ее поддержку. Ведал этими мероприятиями начальник гарнизона Харькова Юрий Гравицкий.

Первым же своим приказом Гравицкий постановил: «Летоисчисление вести по старому стилю. Завтра, с 13 июня, в 12 часов, часы поставить по Петроградскому времени».

В отличие от отступления из Харькова правительства ДКР в апреле 1918 г., нынешнее отступление большевиков было более беспорядочным. Передача власти и правоохранительных функций не была осуществлена. Поэтому в 11 часов утра состоялось заседание «сеньорен-конвента» городской Думы, который взял на себя функции самоуправления. В 6 часов вечера состоялось первое заседание самой городской Думы. Она ассигновала 20 тыс. рублей на уборку трупов по городу (причем решила часть трупов «предать погребению там, где они находятся»). Дума констатировала ужасающее положение муниципальных предприятий: «Электрическая станция обеспечена топливом на 6 дней… Пожарная команда находится в таком состоянии, что почти не может выезжать на пожар. При выездах приходится останавливаться на пути, выжидать пока ослабевшие лошади отдохнут. Городские больницы через 4 дня останутся совершенно без средств».

«Новая Россия» сообщила «радостную» новость об обнаружении трупа бывшего наркома ДКР М. Рухимовича. Сообщение гласило: «В кругах близких к городскому самоуправлению получены сведения о том, что на берегу реки Лопань найден труп бывшего заместителя коменданта Харьковской крепостной зоны… Рухимовича». Что, впрочем, не помешало самому Рухимовичу достичь в дальнейшем значительных высот в сталинском СССР и прожить еще без малого два десятка лет.

Бывший же лидер Донецкой республики вместе с представителями Донецкого губкома отступал в этот момент с советскими войсками. Правда, вокруг его личности тоже в те дни распространялись слухи и легенды. Подвиг броневика «Товарищ Артем», в одиночку сражавшегося с деникинцами в Харькове, в течение буквально дня-двух оброс такими мифами, что многие перенесли их на самого Артема. Как пишет в своих мемуарах красноармеец В. Ляхов, им сообщили в те дни, что это лично товарищ Артем вел бой в центре Харькова. Вот что гласили эти мемуары: «Мы вступали в бой с белогвардейскими частями под Малой Лозовой и Русской Лозовой. Во время короткого отдыха красноармейцы спрашивали у командиров и политработников: «Где Артем? Что он делает?» Нам отвечали: «Артем на автоброневике пробился на Сумы через центр Харькова». Мы тогда верили в эту легенду. Мы верили Артему».

Советское командование Харьковского военного округа доложило об оставлении Харькова: «Части отведены в Ольшаны и приводятся в боеспособность, части севера обороны находятся в Богодухове, другая часть, по-видимому, отходит в Белгород. Начштаб обороны Депубский и другие военспецы бежали на всех боевых участках Харькова».

«Независимый социал-демократ» Юрий Мазуренко, сформировав из нескольких банд «Главный штаб повстанческого войска», телеграфом направил из Сквиры главе правительства советской Украины Х. Раковскому ультиматум с требованием в течение 24 часов отречься от власти.