Десять лет назад состоялся первый в нашей истории референдум

17 марта 1991 г. мы получили возможность впервые в истории поучаствовать во всенародном референдуме. Причем по всем правилам: с бюллетенями, урнами и подсчетом голосов “за” и “против”. А не так, как обсуждали на “референдуме” брежневскую Конституцию 1977 г., когда доярки и мотальщицы слали в “Правду” и “Известия” письма с поправками…

Референдум, идею которого Горбачев впервые изложил на 4-ом съезде народных депутатов СССР 17 декабря 1990 г., мыслился изначально как выявление воли граждан СССР относительно существования этого самого СССР. И направлен он был против “парада суверенитетов”, охватившего Союз в середине 1990 г., когда республики одна за другой объявляли о своей независимости. Горбачев хотел показать, что простой советский народ горячо выступает за сохранение СССР.

Союзный Парламент сначала принял идею Горбачева в штыки. Но он прессинговал, и в конце концов депутаты сдались: референдум был назначен на 17 марта. А над формулировкой вопроса депутаты вволю поизмывались. В итоге вместо четкого вопроса: “Вы за или против СССР?” вопрос вышел таким: “Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?”.

Тут же начались дискуссии на тему о том, что означает “да” в ответ на этот вопрос. Человек выступает за сохранение имени страны, или создание новой федерации, или он просто поддерживает идею “прав и свобод”? В результате Горбачев добился совсем не того, что задумывал.

Прибалты сразу отказались проводить этот референдум. Их примеру последовали Грузия, Армения и Молдавия. В России добавили вопрос о необходимости введения поста президента. Все знали, что этим президентом станет Ельцин – по итогам референдума враг Горбачева резко усилил свои позиции. В Казахстане формулировку изменили на более четкую и простую – в тот момент такое решение было более честным.

А на Украине глава Верховной Рады Леонид Кравчук, чтобы торпедировать всесоюзный референдум, предложил дополнительный бюллетень: “Согласны ли Вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза советских суверенных государств на началах Декларации о государственном суверенитете Украины?” Что-то от иезуитов в этой формулировке было: как интерпретировать “да”в ответ? Как поддержку Союза или Декларации о суверенитете?

Ведомая Александром Морозом тогдашняя “бильшисть” (“Группа-239”), не имея на то мандата избирателей, поспешно приняла Декларацию о суверенитете 16 июля 1990 г., а теперь добивалась легальной возможности получить ее одобрение народом. Поэтому коммунистическое большинство Рады под началом Мороза приняло план Кравчука по торпедированию всесоюзного референдума.

План блестяще удался: не разобравшись в тонкостях формулировок, граждане УССР ответили “да” на оба вопроса. К урнам явилось 83% избирателей, на союзный вопрос “да” ответили 70,2%, на республиканский – 80,2% (в Донецкой области – 84,6% и 86,2% соответственно). Вроде как бы и за Союз, и против него одновременно. Что имел в виду украинский народ – до сих пор так и осталось непонятным. А у историков и политологов – обширное поле для спекуляций. Дезавуирована была не только непродуманная идея сохранения СССР с помощью референдума, но надолго дискредитированной оказалась сама идея народного волеизъявления по особо острым вопросам.

Кравчук сумел распорядиться итогами голосования по своему усмотрению. Напомним еще, что в составе подручных Мороза пребывали многие из нынешних руководителей КПУ, хотя на мероприятиях, посвященных 10-летию референдума в субботу, об этом, понятное дело, не вспоминали.

А всего восемь месяцев спустя, 1 декабря, на еще одном, всеукраинском, референдуме 90,3% избирателей ответили “да” на вопрос “Поддерживаете ли вы Акт провозглашения независимости Украины?” (в Донецкой области – 83,9%). Такие диаметрально противоположные результаты “волеизъявления”, по справедливому мнению Солженицына, ставят под сомнение легитимность обоих референдумов.

А в тот день 17 марта 1991 г. в целом по стране приняли участие 80% имеющих право голоса. “За” Союз высказалось 76,4%, “против” – 21,7%. При этом лишь в Белоруссии и Средней Азии эти результаты можно было считать бесспорными. В России 71,3% были за Союз, но 69,8% проголосовали за введение поста президента в РСФСР, что подорвало единство СССР куда больше, чем любой другой фактор.

Год спустя, 17 марта 1992 г. российская оппозиция провела на Манежной площади в Москве огромный митинг, на котором выступили Зюганов, Умалатова, Алкснис, Невзоров, Проханов, Лимонов, Бабурин, Макашов, жены сидевших тогда ГКЧПистов Шенина и Лукьянова. Жириновский тоже выступал, но отдельно. Его не пустили на главную трибуну, потому он подгнал грузовик к другому краю площади и тусовался там. Тем самым было положено начало традиции отмечать 17 марта как большой праздник сторонников воссоздания СССР. В Донецке первый такой митинг состоялся 22 марта 1992 г.

Бархатный реванш коммунистов

Чего все же добивались коммунисты, выводя на улицы 10-17 марта толпы своих сторонников? Первый вариант ответа, казалось бы, должен был напрашиваться сам собой: акции были приурочены к 10-летию референдума о сохранении СССР, следовательно, КПУ требовала восстановить Советский Союз.

Но об этом всерьез никто даже не говорил. Да, на митинге в Донецке выступил секретарь одного из московских райкомов КПРФ Александр Гусев, который передал в дар дончанам кассету с песнями известного актера и барда Михаила Ножкина под названием “Время Русь собирать”, но эта тема отнюдь не занимает в политике КПУ (как и КПРФ) большого места.

Достаточно вспомнить события 10-летней давности и посмотреть, как нынешние левые вели себя тогда, когда разваливался Союз (о том, как памятный референдум проходил во всесоюзном масштабе – см. отдельную статью на полосе).

В 1991-ом глава Верховной Рады Украины Леонид Кравчук, чтобы торпедировать всесоюзный референдум, предложил дополнительный бюллетень: “Согласны ли Вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза советских суверенных государств на началах Декларации о государственном суверенитете Украины?” В этой формулировке было что-то от иезуитов : “да” в ответ – это поддержка и Союза, и Декларации о суверенитете.

Ведомая Александром Морозом тогдашняя “бильшисть” (“Группа-239”), не имея на то мандата избирателей, поспешно приняла 16 июля 1990 г “Декларацию о суверенитете”. И теперь стремилась – пусть даже обманом – добиться легального одобрения ее народом. Поэтому коммунистическое большинство Рады под началом Мороза радостно приняло план Кравчука.

Не разобравшись в тонкостях формулировок, граждане УССР ответили “да” на оба вопроса. К урнам явилось 83% избирателей, на союзный вопрос “да” ответили 70,2%, на республиканский – 80,2% (в Донецкой области – 84,6% и 86,2% соответственно). Вышло и за Союз, и против него одновременно. Так дезавуирована была не только горбачевская идея сохранения СССР с помощью референдума, но надолго дискредитированной оказалась сама идея народного волеизъявления по особо острым вопросам.

Кравчук сумел распорядиться итогами голосования по своему усмотрению. В составе группы Мороза были многие из нынешних руководителей КПУ, хотя на мероприятиях, посвященных 10-летию референдума в субботу, об этом, понятное дело, не вспоминали. Кому из левых теперь охота признавать, что их вожди причастны к развалу Союза не меньше, чем ненавистный Кравчук?

Нет, конечно, всесоюзный референдум был лишь удобным поводом к массовым манифестациям. Не для того его разрушали, чтобы через десть лет превратиться вновь в провинциальных секретарей партячеек.

Но и “Украину без Кучмы” (УБК) – коммунисты не считают соперниками в борьбе за протестный электорат, как думают некоторые политологи. Потому перехватывать немедля у кассетной оппозиции инициативу КПУ, скорее всего, не собирается.

У коммунистов, очевидно, была конкретная определенная цель, привязанная именно к настоящему времени. И, вероятнее всего, к 10 апреля. В этот день в Парламенте будет слушаться отчет премьера. В ходе этого мероприятия сбросить Ющенко очень даже реально. Тем более, если этого будут хотеть не только коммунисты.

Если столь раскрученной партии как КПУ, возможно, и рано еще поднимать массы на борьбу за парламентские мандаты, то политикам, всерьез собравшимся в президентское кресло, напротив, давно пора предпринимать первые шаги в нужном направлении.

Вожделенный пример перед глазами: Путин, стартовавший в кресло президента России с премьерского поста. Да и действующий президент Украины, пусть и более окольным путем, но тоже прошел премьерскую стадию.

Потому кресло Ющенко дорогого стоит. Конечно, если Кучма продержится до конца положенного ему срока, тогда вряд ли стоит ускорять его отставку и бросаться с головой в очень дорогостоящую авантюру выборов. Но где гарантии, что УБК и мировое общественное мнение не подвигнут Кучму к отставке уже скоро? Тогда тот, кто будет сидеть в кресле премьера получит на три предшествующих перевыборам месяца верховную власть… Зажмуришься от блеска открывающихся перспектив.

Потому в целом понятно, как могут использовать (и уже пользуют) КПУ олигархи и президент (см. на сей счет статью выше). Но чего хотят сами коммунисты? Они в общем-то в премьеры не метят. Среди потенциальных кандидатов их людей нет. Не претендуют они и на министерские посты – и ответственность большая, и небезопасно. Наиболее приближенный к реальности ответ: КПУ мечтает вернуть себе статус главной парламентской оппозиционной силы.

Делегация КПУ официально была в гостях у Ющенко. Неофициальные переговоры наверняка ведутся и с другими лагерями. Предмет обсуждения – парламентские комитеты, утраченные коммунистами год назад в ходе “бархатного путча”. Есть разные мнения и на счет парламентского руководства: от радикального (теперь уже коммунист-Ткаченко вернется в кресло спикера) до менее резкого (Крючков становится вице-спикером).

Если в предстоящий месяц нечто подобное произойдет, тогда станет окончательно понятным, зачем народ выходил на улицы 10-17 марта.

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>