Хронология: 1 марта

1 марта 1918 г.:

Киев взят немцами. Таким образом, от Луцка до столицы советской Украины германские войска проделали марш-бросок всего за 11 дней. По признанию Людендорфа, после этого немцам пришлось «продолжать свое продвижение гораздо медленнее». Поскольку затем им пришлось столкнуться с более серьезным сопротивлением в ДКР. Путь от Киева до Харькова уже занял 38 дней, до Ростова – 69 дней.

1 марта пресса Донецкой республики пыталась разобраться в ситуации, сложившейся в Киеве. Вот с какой «шапкой» вышла газета «Донецкий пролетарий»:

Редакции «ДП» было отвечено: «В городе никакой власти нет». Скрыпник и его Цикука заблоговременно удрали из своей столицы, не оказав даже подобия сопротивления. 1 марта они уже рассылали телеграммы из Полтавы, а вскоре оказались на территории ДКР.

В час ночи на 1 марта в Харькове завершилось бурное объединенное заседание большевистских структур Совнаркома ДКР, Советов и обкома РСДРП(б). Было решено создавать партизанские отряды для борьбы с германскими войсками. «Донецкий пролетарий» сообщал 1 марта: «В 1 час ночи собрание закрывается, настроение поднялось. Мы знаем, что делать, мы смело смотрим вперед, мы не сдаемся, мы идем в бой с верой в наше правое дело, с надеждой на торжество и победу нашей светлой идеи свободы, равенства и братства. Смерть не страшна! Будь, что будет».

В соответствии с декретом Совнаркома Донецкой республики при Харьковском совете создан военный отдел в составе 13 человек.

Президиум Екатеринославского Совета обнародовал постановление о выдвижении отрядов против наступающих немцев. В решении было сказано: «Призываются только те солдаты, которые добровольно пожелают выступить на борьбу за народное дело».

Левые эсеры Харькова начали набор «отряда Красной армии из левых социалистов-революционеров и сочувствующих им», проводя запись добровольцев в своем партийном клубе на ул. Кацарской, 6. Только за первые дни марта в столице ДКР был сформирован хорошо вооруженный «полк левых эсеров» в количестве 400 человек, который уже в 20-е числа действовал в районе Лебедина.

Экстренное заседание Совета рабочих депутатов… Нью-Йорка приняло занесло в протокол: «1. Вопрос об организации Красной Армии. 2. Оповестить население воззванием об организации Красной Армии». Да-да, именно Нью-Йорка. Правда, не того, который в Америке, а того, который был на тот момент в Донецкой республике – Нью-Йорка Бахмутского уезда (ныне - поселок Новгородское Донецкой области).

На губернском съезде партии левых эсеров в Харькове было провозглашено: «Мы бессильны бороться с Германией ее оружием, но немцы нам не страшны, так как мы верим в силу наших идей, которые зажгут германский пролетариат». Многим тогда подобные воззвания казались безумством. Тем более немцам, которые спустя месяц с небольшим вошли в Харьков вымуштрованными стройными колоннами. Однако уже осенью того же 1918 года от этой стройности германских войск не осталось и следа. Немцы действительно были распропагандированы и деморализованы.

Обнародовано обращение Краматорского отделения РСДРП(б) «Ко всем трудящимся Краматорского района»: «Товарищи! Новая жизнь, которую пролетариат призван строить в Рабоче-Крестьянскогой Российской Республике на развалинах буржуазного устоя требует от нас громадных усилий… Разрешить эти задачи можно только громадными усилиями, они требуют напряжения, максимума энергии всех трудящихся, всех, кто заинтересован в процветании Российской Федеративной Рабоче-Крестьянской Республики» (выделено в оригинале).

Обнародовано решение общего собрания служащих Харьковского почтово-телеграфного округа: «Каждый честный человек должен признать, что пролетариат Российской республики в лице Совета Народных Комиссаров… сделал все, что он мог, в пользу демократического мира, и если война все же неизбежна, то мы ее поведем со всей энергией, всеми способами, но поведем ее на новых началах, доселе невиданных».

Совнарком ДКР издал первую книгу «Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства республики Советов Донецкого и Криворожского бассейнов».

Нарком финансов ДКР В. Межлаук издал приказ о том, что в Донецкой республике наряду с денежными знаками имеют обязательное хождение 20-, 50- и 100-рублевые облигации «Займа Свободы», выпущенные Временным правительством в 1917 году.

Комиссариат искусств Харьковского Совета (располагался на ул. Благовещенской, 21 – ныне ул. Карла Маркса) распорядился взять на учет все художественные ценности «в целях охраны этих предметов от расхищения и порчи». Отныне перепродажа и перевозка предметов старины и искусства должны были осуществляться при обязательном уведомлении органов власти.

Социальные сети:           


Хронология: 1 марта: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>