Хронология: 11 октября

28 сентября 1904 г. (11 октября по новому стилю):

В Елисаветграде (ныне Кировоград) во время обыска, учиненного полицией на квартире крестьянина Елисея Поперечного, арестованы заподозренные в подпольной политической деятельности 20-летний крестьянин Иосиф Кржистоловский (он же – Кристаловский) и бывший студент Московского технического училища 21-летний Федор Сергеев (тогда он действовал под кличкой «Виктор», а в историю вошел как «Артем»). В общей сложности Артем провел в Елисаветградской тюрьме месяц. Это был второй арест юного Артема, но далеко не последний.

Елисаветград. Перспективная улица

Позже (в 1923 г.) участник революции Иосиф Кристаловский оставил мемуары о совместной с Артемом деятельности в Елисаветграде. Он писал: «Артем, явившись в Елисаветград, принял на себя как идейное, так и организационное руководство всей нашей организацией, а также все связи с местной интеллигенцией и либералами…Елисаветградской жандармерии было от чего переполошиться. В спокойном до того городе вдруг стало нарастать рабочее движение… Пожалуй, не будет преувеличением, если сказать, что Елисаветград на протяжении всей своей истории в дореволюционное царское время не знал более деятельной, более обширной и сплоченной большевистской организации, как тогда, когда там работал Артем. Он был душой, мозгом всей это довольно значительной по тем временам подпольной организации, и в то же время был ее чернорабочим, который почти все организационные тяжести вывозил на собственных плечах». 

Могила Иосифа Кристаловского в Москве

28 сентября 1917 г. (11 октября по новому стилю):

Харьковская гимназистка Мария Вишневская написала в своем дневнике: «Говорят, ночью будут погромы. На улицах тревожно. Шепотом сообщают жутко неподтвержденные факты. А я… Я жду невероятно красивых и томительно нежных, неизведанных и незнакомых встреч, таинственных слов и тонко-очаровательных улыбок».

11 октября 1918 г.:

Сталин вернулся из Москвы в Царицын и в тот же день, в 13.50 связался со Свердловым по прямому проводу, заявив: «Только что приехал в Царицын. Свидетельствую, что до сих пор не получено ни одного снаряда, ни одного патрона. Фронт переживает ужасное положение. Мне сдается, что прекращение снабжения не случайность, что чья-то умелая рука старается доканать Царицын. Кому это выгодно, понять не трудно. Заявляю, что оставить этот вопрос без немедленного разрешения немыслимо, преступно».

Вечером 11 октября Ворошилов из Царицына направил телеграмму на ст. Иловлинская начальнику участка Колпакову с описанием оперативной обстановки.

По свидетельству военного историка В. Меликова, к 11 октября силы белых, наступавших на Царицын, составляли: 1-я оперативная группа на Камышинском направлении (7 тыс. штыков и сабель при 50 пулеметах и 11 орудиях), 2-я оперативная группа на направлении Качалино-Дубовка-Царицын (13 тыс. штыков и сабель при 72 пулеметах, 36 орудиях и 2 бронепоездов), 3-я оперативная группа на направлении Воропонов-Царицын (5 тыс. штыков и сабель при 56 пулеметах, 35 легких и 15 тяжелых орудиях и 3 бронепоездах), 4-я оперативная группа на направлении Сарепта-Царицын (20 тыс. штыков и сабель, 100 пулеметов, 33 легких и 10 тяжелых орудий, 3 бронепоезда).

11 октября 1919 г.:

Командующим советскими войсками Южного фронта назначен Александр Егоров, а командующим 14-й армией – Иероним Уборевич.

Деникинская сводка за 11 октября сообщала о боях на Орловском направлении: «Наше наступление встречает небывало упорное сопротивление. Красные развернули здесь около 20 отборных коммунистических частей. Преодолевая все трудности, наши доблестные части после кровопролитного боя заняли ст. Еропкино и ряд деревень по обе стороны ее; западнее мы заняли г. Кромы… За вчерашний день на Орловском направлении взято около 4000 пленных, 4 вполне годных к бою орудия и около 40 пулеметов».

В Харьков прибыла высокопоставленная комиссия для ревизии интедантства Добровольческой армии. Возглавлял ее известный общественный деятель, сенатор Николай Таганцев, который позже станет министром юстиции правительства барона Врангеля.

В тот же день представители военной миссии Британии посетили обмундировочные мастерские Добровольческой армии в Харькове и «признали постановку дела в мастерских образцовой».

Харьковское медицинское общество выразило публичный протест в связи с «широко распространившимися в последнее время погромам и насилиям, касающимся главным образом еврейской части населения». В обращении говорилось: «Харьковское Медицинское Общество радостно приветствовало Добрармию, как избавительницу от тяжкого ига большевизма, как провозвестницу воссоединения Великой, Единой, Свободной России, несущую так долго жданные права и справедливость. Но победоносное шествие Добрармии омрачено местами происходящими еврейскими погромами. Снова льется невинная кровь по русской земле, уже достаточно увлажненной ею за последние годы. Поводом является новый навет – огульное обвинение всего еврейства в большевизме… Харьковское Медицинское Общество уверено, что правительство примет немедленно все меры к решительному прекращению и подавлению всяких попыток погромов, дабы никто в Западной Европе не мог бросить упрек, что новая Россия не вправе претенедовать на почетное место среди культурных стран мира».

Эмоциональной статьей «Памяти замученных праведников» отреагировал на расстрелы в Москве (см. http://kornilov.name/hronologiya-19-sentyabrya/) известный деятель кадетской партии, бывший депутат Государственной Думы Николай Тесленко, находившийся в то время в Харькове. Тесленко (на фото) писал: «Громят русское государство, русскую армию, русскую веру, русский язык, русскую душу, разоряют русскую землю, вырывая все скрепы, которыми держится государственный корабль, истребляют русских людей, повинных в беззаветной любви к своему народу. Теперь их истребляют целыми семьями, до основания уничтожая редкие культурные очаги, с таким трудом насажденные на нашей скудной почве. Щепкины, Астровы, Алферовы… Где же ты, европейский либерализм, стоящий на страже культурных ценностей и прав человеческой личности? Ведь погибают лучшие из лучших твоих последователей. Но он молчит… Где все они - лиги прав человека и гражданина, где собирающийся осчастливить род человеческий Вильсон, где «великая демократия»… Где они? Молчат…»

Состоялось торжественное открытие нового сезона в Харьковском драматическом театре. Премьерным спектаклем стала пьеса «Царь Федор Иоаннович». Главную роль царя играл один из самых популярнейших в Харькове актер – Александр Баров, которого еще летом деникинцы едва не расстреляли за сотрудничество с большевиками. Но наверное, не только поэтому деникинская пресса довольно критично оценила игру Барова в этом спектакле: «Г-н Баров, выступивший в роли Федора, не дал почувствовать в царе того, что дало повод Ключевскому сказать, что Ал. Толстой рисовал портрет блаженного царя с древнерусской летописной его иконы. Опытный и даровитый актер, г-н Баров выразительно читал роль, дава неплохие образцы произношения отдельных мест, но все это не возвышалось над образцово-школьным уровнем, не воссоздавало сложный душевный узор царя, душевный микрокосм Федора».

В харьковском театре Муссури состоялся концерт-кабаре «при участии лучших артистических сил города», сборы от которого должны были пойти на поддержку Сибирской армии Колчака.

Примерно в 18.00 возле Благовещенского базара деникинцами застрелен штабс-капитан Дмитриевский-Фомичев, обвинявшийся в «большевизме». Якобы застрелили «при попытке к бегству».

А примерно в 21.00 в самом центре города, возле драматического театра автомобиль наехал на майора… английской армии по фамилии… Шейлонов. Что делал английский майор на Сумской и почему носил фамилию Шейлонов, история умалчивает. Сообщалось лишь, что с переломом голени правой ноги британский офицер был отправлен в Александровскую больницу.

В Ростове во время торжественного собрания, посвященного памяти генерала М. Алексеева, с программной речью выступил глава деникинскго ОСВАГа профессор К. Соколов, который заявил: «С формулой «ни Ленин, ни Колчак» нужно покончить навсегда. Третьей силы нет. Можно идти или с Колчаком, или с Лениным, и каждый честный гражданин должен этот выбор сделать. Диктаторская власть, как видно из ее прошлого и настоящего, глубоко национальна и глубоко демократична». Демократичность диктатруы – это, согласитесь, наше родное ноу-хау…

Константин Соколов сидит за столом с генералами Романовским и Деникиным. Таганрог. 1919 год

Утром 11 октября коварные большевики обстреляли Межигорье. Что-то явно знали заранее… См.: http://kornilov.name/bolsheviki-obstrelyali-mezhigore/

11 октября 1920 г.:

Командующий советским Южным фронтом М. Фрунзе издал приказ о необходимости любой ценой удержать Каховский плацдарм. В приказе содержались такие слова: «2-я Конармия должна выполнить свою задачу до конца, хотя бы ценою самопожертвования».

Корабли Днепровской флотилии получили приказ двигаться в Екатеринослав для операций против Врангеля.

11 октября 1931 г.:

Максим Горький прочел Сталину, Ворошилову и Молотову свою сказку «Девушка и смерть». С историей Донецкой республики эта история связана разве что фигурой Ворошилова. Однако уж больно хороша картина художника А. Яр-Кравченко, запечатлевшего данный момент:

А. Яр-Кравченко. Горький читает Сталину, Молотову и Ворошилову

Социальные сети:           


Хронология: 11 октября: 2 комментария

  1. А не плохо жили крестьяне в 1904 году если имели квартиры в Елисаветграде.

  2. Ув. Новоросс. «Крестьянами» или «рабочими» в официальной переписке называли по происхождению, а не по роду занятий. К примеру, во всех полицейских сводка Артем-Сергеев проходил как «государственный крестьянин», хотя крестьянином он никогда не был. Соответственно, данный Елисей Поперечный мог быть кем угодно. Возможно, студентом. Возможно, рабочим…
    Но в протоколе обыска значится «крестьянин» – так в историю сие и вошло…

Добавить комментарий для Новоросс Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>