Хронология: 12 декабря

29 ноября 1917 г. (12 декабря по новому стилю):

Харьковский большевик Эммануил Лугановский, выступая в городской Думе, заявил, что Харьковская губерния и Донбасс, безусловно, не входят и не могут входить в состав Украины, а отнесение их к Украине, на чем настаивала Центральная Рада, «в экономическом отношении очень губительно, потому что этим самым создается расчленение Донецкого бассейна». Собственно, это было общепринятым мнением в Харькове, не только у большевиков.

Эммануил Лугановский (фото ЦДКФФА)

Общее собрание рабочих Берестово-Богодуховского рудника (Юзовский район) приняла резолюцию солидарности с революционными матросами Черноморского и Балтийского флота.

ЦК РСДРП(б) пытался рассмотреть вопрос о создании украинской партии и вообще об отношении к появлению слово «Украина» в названии партии. Однако этот вопрос был настолько не принципиальным с точки зрения ленинцев, что на него элементарно не хватило времени! Вот что было записано в протоколе заседания ЦК: «Украинские с. д. просят разрешения именоваться с. д. рабочей партией Украины ввиду того, что Российская СДРП по-украински звучит русская. Ввиду необходимости обсудить все данные за и против и отсутствием времени —этот вопрос передается в бюро ЦК (Сталин, Ленин, Троцкий и Свердлов)». Любопытно в этой связи обратить внимание на аргументацию киевских большевиков. Главным мотивом появления украинской партии был тот факт, что слово «российский» по-украински – это то же, что слово «русский»!

Ленин и Троцкий

Поздно вечером в Киеве под руководством Л. Пятакова состоялось заседание местных большевиков, которые большинством в пару голосов постановили на следующий день поставить Центральной Раде ультиматум с требованием прекратить разоружение красногвардейцев, пригрозив в противном случае восстанием. Однако уже ночью лидеры местных большевиков Л. Пятаков и Е. Горбачев были арестованы по приказанию Рады.

Появилась первая жертва Брестского мира (еще не подписанного). Примерно в 15.00 в Бресте застрелился представитель российской Ставки в группе военных консультантов, прибывших на переговоры генерал В. Скалон.

12 декабря 1918 г.:

Донецко-Криворожский областной комитет большевиков (по мнению некоторых современных украинских историков, на тот момент уже не существовавший) распространил инструкцию с предложением воссоздавать Советы в местностях, ранее оккупированных немцами. Обращение гласило: «Немедленно приступить к организации Советов в городах, деревнях и на рудниках. Где нет возможности установить власть Советов, последние превратить в органы объединения пролетариата и его боевых сил».

Командующий Курской группой советских войск Антонов-Овсеенко проехался по фронту для проверки готовности наступления на Харьков. Вот что он вспоминал об этой поездке: «В Касторной обнаружен полный беспорядок. Комендант станции был немедленно заменен. В Новом Осколе был заслушан доклад И. Кожевникова. Последний обосновался со своим штабом в Волоконовке, ожидая от 5000 до 8000 пополнения (татар). Вооружения имелось всего одна треть потребного». Напомним, И. Кожевников – это нарком почт и телеграфов Донецкой республики.

А в Харькове в это время владельцы завода «Гельферих-Саде» объявили о закрытии предприятия в связи с его убыточностью. Однако рабочие блокировали завод и вынудили приостановить действие распоряжения.

В Харькове, который еще формально контролировался немцами и петлюровцами, а фактически уже начал подпадать под власть воссоздававшихся Советов, вышел первый номер новой ежедневной газеты «Новая Россия». Просуществовала она всего пару недель, до прихода большевиков, а потом возродилась весной 1919 г. при деникинцах, став чуть ли не главным рупором белогвардейцев вплоть до конца 19-го года. В качестве предполагаемых авторов новой газеты были заявлены многие известные люди. В частности, академик В. Вернадский (при деникинцах, правда, газета его солидно поносила), поэт М. Волошин, лидер кадетов П. Милюков, князь Е. Трубецкой и т.д.

О том, какое многовластие царило в Харькове и умах харьковцев свидетельствует фельетон «Лихорадка», опубликованный в этом номере «Новой России»: «Утром, еще из-под одеяла: «А кому я нынче подвержен.. Директории? Пану гетману? Немецкому командованию? Генералу Деникину?» Выходя из дому, харьковец находит ответы на все интересующие его вопросы на телеграфных столбах. Ответы – приказы… Переходя от столба к столбу, харьковец усердно впитывает в себя сегодняшние, вчерашние и третьедневочные приказы без дат и делает посильный вывод из столбового винегрета: «На Московской улице – директория, на Петровском переулке – Деникин, а на Пушкинской – немецкое командование». И это еще не все. Изустная молва жужжит в уши: «Вся власть советам»".

Как дополнение этой картины в тот же день украинский комендант Харькова с характерной фамилией Попсуй-Шапко издал приказ: «Под страхом отдания под военно-полевой суд категорически запрещается срывать расклеенные по улицам приказы и объявления Республиканской власти».

Деникинцы, между тем, усиленно формировали свои отряды в Харькове под прикрытием командира 7-го корпуса генерала А. Лигнау, отказавшегося переходить на службу Директории. 12 декабря он обнародовал «Оповещение», в котором пытался отбиться от обвинений политического свойства: «Среди обывателей распространяются совершенно ложные сведения о целях формирования офицерских отрядов при частях 7-го корпуса. В официальных приказах и объявлениях местной украинской власти также дано совершенно неправильное освещение этого вопроса… Считаю необходимым заявить следующее: 1. Формируемые части не преследуют никаких политических целей; 2. Призванные офицеры организуются для самозащиты на случай анархических и большевистских выступлений; 3. Формируемые части имеют задачей содействовать поддержанию порядка и защитить мирное население от анархии и большевизма; 4. Формируемые части сохраняют нейтралитет в отношении местной украинской власти, но требуют того же в отношении себя. При посягательстве на их неприкосновенность дадут самый решительный отпор». Вот и посудите сами, кому тогда принадлежала власть в оккупированной столице Донецкой республики.

А немцы в это время вовсю эвакуировались из Харькова. Был объявлен сбор всего гражданского населения немецкого происхождения с тем, чтобы увозить их в Германию. Велись переговоры с городской Думой о передаче ее дружинникам функций по охране города после ухода немцев. И за бесценок началась рапродажа немецкого имущества, которое нельзя было увезти. Так, хорошую лошадь германцы в эти дни могли продать всего за 100 рублей. Управление городского конного трамвая даже выступило с ходатайством к управе с просьбой выделить кредит на приобретение дешевых немецких лошадей, пока была такая дармовщина.

Над зданием Присутственнных мест, где начал заседать Харьковский Совет, был поднят красный флаг. Правда, в тот же день он был снят. До лучших времен…

Совет съездов горнопроышленников Юга России (ССГЮР) выразил категоричный протест против действий Донского атамана по введнию в действие Положении о съездах горнопромышленников на Дону. Дело в том, что донские власти пытались создать аналог ССГЮР, оказавшийся как бы «за границей». Харьковские же горнопромышленники не хотели разделения и пытались сохранить свои структуры и на Дону.

Забастовка банковских служащих Харькова, продолжавшаяся несколько дней, едва не закончилась столкновением. Администрация местного отделения Петроградского коммерческого банка какой-то хитростью умудрилась втайне от забастовщиков запустить к банковским сейфам клиентов. Банковские служащие, узнав об этом, заблокировали здание и чуть было не начали потасовку. Администрации пришлось перекрыть доступ к сейфам.

В Харьковском Еврейском доме (ул. Куликовская, 12) вечером состоялся «митинг-протест против погромного движения в Польше и Галиции».

Скандалом завершилась харьковская карьера известной российской актрисы Екатерины Рощиной-Инсаровой, которая должна была исполнить главную роль в пьесе Анны Мар «Когда тонут корабли». Актриса, прервав свою гастроль, спешно покинула Харьков; режиссерам срочно пришлось подыскивать ей замену.

Екатерина Рощина-Инсарова

Примерно в 16.30 в Харькове, на Ивановской ул, 31, шестеро грабителей совершили налет на бакалейную лавку и квартиру, принадлежавшую г-же Э. Векслер. Случайно зашедший в лавку студент Е. Корсунский принялся драться с бандитами и разбил одному из них голову бутылкой. Испугавшись поднятого шума, бандиты скрылись.

Харьковская пресса сообщила о появлении неких отрядов под Купянском: «В окрестностях Купянска появились отряды, именующие себя «оперативным штабом восточной украинской армии». Главари этих отрядов утверждают, что они ничего общего не имеют с большевиками и намерены препятствовать вступлению последних. Однако такого рода объяснения в Купянске считают маловероятными. Полагают, что отряды являются разведочными большевистскими частями».

Газета «Донецкий пролетарий» сообщила о ситуации в Екатеринославской губернии: «Павлоград. Город занят крестьянскими отрядами большевиков. Новомосковск. Весь уезд в руках большевиков, только два села склоняются к петлюровцам».

В Одессе, которая контролировалась французами, поляками и петлюровцами, большевики приняли решение о проведении… выборов в местные Советы, приступив к формированию избирательных комиссий.

А в Киеве всего лишь несколько месяцев назад дисциплинированная германская армия докатилась до того, что провела съезд немецких Советов на Украине.

Поляки, отбив наступление украинцев на Перемышль, перешли в контрнаступление.

В то же время правительство Советской России предложило Польше безотлагательно решить вопрос об обмене дипломатическими миссиями.

Король Финляндии Фридрих Карл Гессен-Кассельский отрекся от финского престола, так ни разу и не удосужившись посетить свое несостоявшееся королевство.

Недосостоявшийся король недосостоявшегося королевства

12 декабря 1919 г.:

Советские войска окончательно овладели Харьковом. Теперь уже до 1941 года. Сразу же были закрыты все буржуазные газеты, окончательно приказал жить и некогда самый популярный газетный бренд «Южный край».

В этот же день советские армии получили приказы от командующего Южным фронтом А. Егорова: 12-я - взять Киев, 14-я – Полтаву (уже взятую махновцами и партизанами), 13-я – начать наступление в Донбассе на Славянск-Юзовку, Первой Конной – на Попасное-Дебальцево-Иловайск, отрезав деникинцам отступление на Дон, 6-й – наступать на Луганск.

Александр Егоров

В свою очередь, штаб Добровольческой армии покинул Юзовку и перебрался в Харцызск.

12 декабря 1920 г.:

Махновские отряды, преследуемые советскими войсками, вновь захватили Бердянск.

12 декабря 1925 г.:

В ЦК КП(б)У введена занятная личность – Николай Попов, на тот момент ректор Института марксизма и, конечно же, пламенный большевик. Уже в те годы он был чуть ли не главным официозным историком украинской Компартии, громивший врагов народа и фальсификаторов истории. В своих трудах он активно наезжал на Артема и создателей Донецкой республики за «отклонение от ленинской национальной политики». Самое смешное, что Попов в 1918 г. тоже громил Артема со товарищи, однако за… выполнение ленинской политики! Так как в 18-м Попов был одним из лидеров харьковских меньшевиков. Которых он, в свою очередь, активно громил спустя несколько лет.

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>