Хронология: 22 ноября

9 ноября 1917 г. (22 ноября по новому стилю):

В ночь на 9 ноября харьковские большевики провернули операцию по захвату 29-го бронедивизиона, расположенного на Мироносицкой площади. Руководитель небольшого красногвардейского бронеотряда Алексей Селявкин так вспоминал это событие: «Мой тяжелый броневик системы «Пирлис», вооруженный 45-миллиметровой пушкой и тремя пулеметами, стоявший в укрытии за зданием немецкой кирхи, на Театральной площади, должен был по этому сигналу на большой скорости подойти к воротам казармы и перекрыть их, встав поперек. Но как ни скрытно шла подготовка, враг был настороже. Его броневики стояли во дворе казармы на подогреве, готовые к выходу и бою. Наш экипаж точно выполнил поставленную задачу. Перекрыв ворота, выключил двигатель, затормозил ручным тормозом и поставил рычаг на скорость. «Пирлис» черной громадой замер на месте. Отделение оказалось в ловушке: броневики не могли выехать на улицу, чтобы, развернувшись, принять бой. Группа матросов под командованием Ховрина и красногвардейцы, прикрываемые огнем броневиков отряда, одним броском подбежали к казарме и забросали ее двор бутылочными гранатами. После небольшой пулеметной перестрелки офицеры, видя бессмысленность сопротивления, бежали под покровом ночи, а брошенные ими экипажи сдались».

Кирха на Театральной площади Харькова

В тот же день (примерно в 18.00) в клубе «Знание» харьковские большевики провели общегородскую конференцию, на которой доклад о текущем моменте сделал будущий нарком ДКР М. Рухимович. Его речь собравшиеся назвали «дышащей некоторым пессимизмом». При этом была принята резолюция в поддержку действий Ленина и его петроградских коллег.

Общее собрание солдат 30-го пехотного запасного полка в Харькове под председательством будущего заместителя военного наркома ДКР Н. Руднева, заслушав прибывших в город балтийских матросов, приняло резолюцию в поддержку Октябрьской революции. В документе, в частности, говорилось: «Общее собрание заявляет, что оно будет защищать до последней капли крови новую народную власть и не допустит никаких контрреволюционных выступлений в гор. Харькове».

Митинг рабочих и крестьян Краматорского района, заслушав выступившего перед ними Г. Петровского, принял резолюцию в поддержку Октябрьской революци.

Газета «Правда» сообщила о создании большевистской организации на станции Харцызск Екатерининской железной дороги. Как сообщила газета, «в партию тут же после собрания записались товарищи, бывшие члены меньшевистской организации и 7 бывших членов эсеровской организации, которые заявили, что они участвовали в этих партиях потому, что не был организован комитет РСДРП(б)».

Газета «Пролетарская мысль» указала на недемократический характер формирования Центральной Рады: «Представителем рабочих, солдат и крестьян всей Украины Рада не является, состав ее в значительной степени случайный, и в этом смысле по поводу выборов в раду и представительства в ней в украинских газетах можно найти самые туманные сведения».

Ленин, Сталин и Крыленко потребовали от и.о. российского главковерха генерала Н. Духонина немедленно начать мирные переговоры с Германией и Австро-Венгрией. После того, как генерал отказался, он был смещен с поста.

Харьковская гимназистка Мария Вишневская среди разбора своих любовных переживаний вдруг допустила в дневнике несколько злободневных комментариев: «Вчера была на заседании. Было бурное. Правые шумели с намеренной целью сорвать заседание. Кончилось тем, что красногвардейцы… отыскали их и 6 человек арестовано. У них найдены финские ножи, револьверы, штык и черносотенные прокламации… В начале революции я разочаровалась и меня оттолкнули узость понятий, вернее, узко-партийные интересы социалистов, а теперь мое нравственно-эстетическое чувство возмутили правые. Теперь я вполне беспартийна и думаю, что никогда не смогу заключить себя в рамки каких-либо партийных представлений. Это слишком убого. Принадлежащий к партии теряет широту и разносторонность взглядов, теряет объективное начало суждений».

22 ноября 1918 г.:

Антонов-Овсеенко телеграммой призвал Ленина поскорее начать наступление на Украину: «Владимир Ильич, нас зовут из Украины. Рабочие повсюду выносят приветствия большевикам, клеймят радовцев. И радовцы торжествуют благодаря нашему бездействию и спешно организуются. А к Киеву подтягиваются германцы, в Екатеринославе (по слухам) сидят «добровольцы», в Донецкий тянут казаки. В таких условиях я решил идти вперед. Сейчас можно голыми (да дерзкими) руками взять то, что потом придется брать лбом».

В связи с уходом австро-немецких войск в Мариуполе образовался вакуум власти (что лишний раз доказывает: власть гетмана на оккупированных немцами территориях была фикцией). В этой связи контроль над Мариуполем взял казачий отряд под командованием полковника Жирова, вскоре объявившего город на военном положении.

Похожую картину 22 ноября рисовала газета «Беднота», говоря о Екатеринославе: «В Екатеринославе бастуют все фабрики и заводы. Толпа демонстрантов шла по улицам с криками «Долой гетмана», «Да здравствует власть Советов». Австрийский гарнизон поддерживал порядок в шествии. Вся буржуазия попряталась».

Французский полковник Эмиль Энно назначен вице-консулом Франции в Киеве и наделен особыми полномочиями. Он энергично взялся за дело и сыграл значительную роль в организации интервенции Антанты на Юге России и поддержки Западом генерала Деникина. В тот же день Энно направил в Киев телеграмму о том, что «державы Антанты постановили поддержать существующую в Киеве власть господина гетмана и представителей его правительства, надеясь, что эта власть поддержит порядок в городах и селах до прихода союзных войск на территорию края».

Ворошилов, еще находясь в Царицыне, издал приказ по 10-й армии, которым закреплял артиллерийские батареи за воинские части, многие из которых были сформированы еще в Донецкой республике.

«Черниговская Жанна д’Арк» Людмила Мокиевская-Зубок, благодаря которой в апреле 1918 г. было спасено правительство Донецко-Криворожской республики (см. http://kornilov.name/hronologiya-8-aprelya/), назначена комиссаром бронепоезда № 3 «Власть Советам».

В Керчь прибыл десант генерала Деникина.

Поляки фактически полностью взяли под контроль Львов. Остатки наемников-украинцев, устроивших уличные бои, просочились сквозь окружение. Сразу после этого поляки устроили в городе традиционный еврейский погром, обвинив евреев в пособничестве украинцам. В ходе погрома было убито до 70 евреев (есть данные, что до 150), более 450 человек были ранены.

Еврейский квартал Львова после ноябрьского погрома

22 ноября 1919 г.:

Советские войска отбили попытку белых контратаковать у г. Тим и продолжили масштабное наступление по всему фронту.

Деникинская сводка за 22 ноября была краткой: «Наступление противника от ст. Солнцево нами отбито. Вчера противник в этом районе весь день держался пассивно».

Генерал В. Май-Маевский издал приказ по Добровольческой армии № 626: «В то время, как армия, напрягая все свои силы задерживает своею грудью последний бешенный натиск заклятых врагов России, в тылу безмятежно проживает масса офицеров, из коих многие с просроченными отпускными билетами и командировачными свидетельствами. Приказываю всем таким офицерам вспомнить о воинской чести и о долге своем перед Родиной и армией, немедленно явиться к Комендантам городов, которых всех их тотчас же направлять в распоряжение Коменданта города Харькова, получившего мои указания о дальнейшем их направлении. Всех офицеров, не исполнивших этот мой приказ в течение 24 часов после объявления его в городе, где они проживают, приказываю считать дезертирами, как таковых предавать Полевому Суду и карать смертной казнью».

История с потомственным харьковским дворянином Колтунским, не пустившим в свой дом по Максимилиановской ул., 15 на проживание деникинских офицеров (см. http://kornilov.name/hronologiya-17-noyabrya/), получила продолжение. Генерал В. Май-Маевский издал приказ № 76, в котором постановил: «За такое неисполнение моих обязательных постановлений и наглое отношение к одному из чинов Добровольческой армии… приказываю Харьковскому губернатору подвергнуть Колтунского содержанию под арестом в тюрьме гражданского ведомства сроком на шесть месяцв, с высылкой его по отбытии наказания, из пределов вверенной мне области на все время военного положения». При этом Май-Маевский отменил цветистый приказ начальника гарнизона генерала Лихачева «как содержащий в себе рассуждения на не относящиеся к делу политические темы». Эх, не дали Лихачеву развить свое приказное творчество – а ведь такие шедевры из-под его пера еще могли появиться!

В Харькове появились объявления Комитета быстрой помощи фронту при местном Военном обществе потребителей «Все на помощь фронту!» На углу Лопанской набережной и Благовещенской площади был открыт сбор теплых вещей для замерзающей Добровольческой армии. Принимались также перчатки, наушники, мыло, махорка и, конечно же, деньги.

Харьковские муниципальные хлебопекарни в связи с отсутствием муки прекратили работу. Городские учреждения, больницы, приюты остались без хлеба. Одновременно населению было объявлено о том, что временно останавливается выдача муки, крупы и пшена даже по карточкам.

В деникинском Харькове издана книга инженера С. Герчикова «О производительности труда горнорабочих Донецкого бассейна». В 30-е годы Герчиков станет главным теоретиком стахановского движения и издаст книгу «Стахановские методы работы в каменноугольной промышленности». О нем упомянет в своих мемуарах и Никита Хрущев: «Люди, которых я очень уважал, тоже стали «врагами народа». Один из них, горный инженер Герчиков, по национальности еврей, очень хороший математик и был сильный, между прочим,  гипнотизер. Потом он работал в угольной промышленности горным инженером. Вдруг он тоже попал в группу вредителей… Наркомом тяжелой промышленности был Каганович. Он приехал в Донбасс, произнес там громкую  речь, перечислил
несколько десятков разоблаченных врагов народа и назвал их  фамилии, в том числе и Герчикова. Мне было больно, что Герчиков, которого я хорошо знал и с уважением к нему относился, тоже оказался врагом народа. Приехав в Донбасс в конце 1938 г., случайно встретил Герчикова. Однако это был уже не прежний Герчиков, а его тень. Я  спросил: »Как  поживаете?» Он  выглядел мрачным, замкнутым. Буркнул, что плохо, что был арестован. Потом уже другие люди рассказали, что его страшно избивали, он лишился здоровья и в скором времени умер».

Чем ближе к деникинскому Харькову приближался фронт, тем разгульнее и масштабнее устраивались в нем увеселительные мероприятия. В театре Муссури в 23.00 был устроен «грандиозный бал-маскарад и кабарэ-концерт с танцами до утра». Прибыль организаторы обещали направить на приобретение зимнего обмундирование для городской стражи.

В харьковском кинотеатре «Миньон» (ул. Екатеринославская, 1) состоялась шумная премьера грандиозной «народной картины» с пометкой «только для взрослых» под названием «Вырыта заступом яма глубокая (Жизнь невеселая, жизнь одинокая»). Драма в пяти частях была снята по мотивам стихотворений некогда популярного поэта Ивана Никитина.

Деникинская пресса переопубликовала материалы анкетирования, проведенного в Париже русской эмигрантской газетой «Общее дело» среди известных французских деятелей. Французский писатель Пьер Милль в ответе предсказал появление Европейского Союза, при этом слегка ошибся со сроками, с ролью в нем Германии и России: «Спустя 40 лет мы придем, быть может, к союзу всех континентальных государств: он может стать необходимым. Германия займет в нем скромное место кающегося грешника. Для этого франко-русский союз должен существовать и быть прочным. Союз должен быть заключен с Великой Россией, вернее с Великорусской Россией, которая будет демократической многосоставной страной, какою неизбежно должна быть страна, состоящая почти исключительно из крестьян мелких собственников, без тени большевизма или даже социализма. Задача будущей России заключается в том, чтобы сочетать весьма широкую автономию областей с могущественной силой центральной власти».

22 ноября 1920 г.:

Ф. Артем-Сергеев избран в Московский комитет РКП(б).

В то же время в Харькове завершилась 5-я Всеукраинская конференция коммунистов, которая полностью переизбрала руководящие органы КП(б)У. Первым секретарем ЦК избран В. Молотов, который всего за несколько недель до этого был направлен на работу в Донбасс. Практически все основные лидеры ДКР, как Артем, были переброшены в другие регионы. Все обещания, данные харьковцам по поводу самоопределния края и широкой автономию Донецко-Криворожского бассейна в составе федеративной Украины, были уже забыты.

Вячеслав Молотов

 

Социальные сети:           


Хронология: 22 ноября: Один комментарий

  1. Подивився пане Корнілов чергову передачу К.Затуліна, де він намагається шукати нову «охранительскую» силу, яка б зберегла політичний режим В.В. Путіна. Пан Затулін, навіть звертається до історії «Союзу Російського Народу» відомого своїми погромами по всій Російській імперії. І я, впринципі нормально ставлюся до знання росіянами своєї історії, хоча сучасні росіяни-імперці реально поступаються більш динамічним російським націоналістам.
    Єдине, що мене дивує, що в Росії пан Затулін намагається посилити і зміцнити федеральний центр, а в Україні ви особисто, говорите, що потрібна децентралізація і федералізація, явно суперечливі підходи на ситуацію в Росії, і в Україні. Росія вже федерація, і є наявний негатив, відцентрові процеси там давно набрали реальних обертів, татари навіть російську мову вже нехотять вчити, некажучі вже про чеченців і дагестанців.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>