Хронология: 24 декабря

12 декабря 1886 г. (24 декабря по новому стилю):

В слободе Макаров Яр (ныне – Луганская область) в семье сельского гончара родился Александр Яковлевич Пархоменко, ставший затем видным советским военачальником, одним из создателей вооруженных сил Донецко-Криворожской республики в Лугансе и участником перехода войск ДКР из Луганска в Царицын.

Дом, в котором родился Александр Пархоменко

11 декабря 1905 г. (24 декабря по новому стилю):

Федеративный Совет Харьковских комитетов РСДРП с участием Ф. Артема-Сергеева выпустил обращение «Ко всем гражданам», котрый гласил: «Революция пришла. Великая, могучая. С треском и шумом рушится старое, мерзкое… Граждане! Настал час последней битвы. Теперь преступна пассивность, преступен индифферентизм… С царем или с народом, так ставит история вопрос. Выбирайте же. Выбирайте сейчас же, немедля. И если у вас хватит честности и мужества стать на сторону народа, спешите, чем можете, помочь ему. Еще раз: спешите, ибо битва в разгаре. И чем энергичнее, чем самоотверженнее будет ваше участие, тем скорее победит народ, тем легче будет пролетариату разрешить ближайшую задачу: создать свободную Россию».

Данная листовка была расклеена по центру Харькова вечером 11 декабря. В тот же вечер она была разбросана по окончанию спектакля по пьесе Евгения Чирикова «Евреи» в городском театре. Данная пьеса была написана на тему еврейских погромов 1903 года и какое-то время была запрещена к постановке в российских театрах, поэтому многие опасались эксцессов во время харьковской премьеры со стороны черносотенцев. Для предотвращения их в театр стянулись рабочие дружинники, которые и распространили листовку Артема. По окончании спектакля многие из них направились не по домам, а по предприятиям, на которых на следующий день было назначено вооруженное выступление.

В попытках предотвратить демонстрации полиция в ночь на 12 декабря провела серию арестов подпольщиков в Харькове.

В Москве в это время продолжались уличные бои. Царские войска при поддержке артиллерии усроили штурм баррикад на Сухаревской площади, в Каретном ряду, на Страстной площади, Неглинном проезде, у Николаевского вокзала. Газета «Известия Московского Совета рабочих депутатов» опубликовала специальную инструкцию боевой организации при МК РСДРП «Советы восставшим рабочим» с описанием тактики борьбы против солдат, казаков, полиции.

11 декабря 1917 г. (24 декабря по новому стилю):

На объединенном заседании Советов Юго-Западной и Донецко-Криворожской областей в Харькове (том, что позже назвали 1-м Всеукраинским съездом Советов) выступил будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев, который резко раскритиковал Центральную Раду. В протоколе съезда значилось: «Переходя к украинскому вопросу, т. Артем указывает, что борьба на Украине разгорелась не из-за якобы непризнаваемого или нарушаемого нами принципа права нации на самоопределение. За спиной буржуазной Ц. Рады стоит всероссийская и всемирная буржуазия, которая ясно понимает, что теперь дело идет о международной борьбе. Произведя оценку текущего момента, т. Артем указывает, что мы переживаем наиболее острый момент классовой борьбы, вызванной борьбой против войны и избегнуть гражданской войны в борьбе с империалистической войной, как следствием империализма, не удастся».

Картина Савенко "Первый Всеукраинский съезд Советов"

По предложению Аретма съезд принял резолюцию по текущему политическому моменту, провозгласив: «В этой гражданской войне контрреволюция борется и разрушением аппарата государственной власти путем саботажа верхушки наемников, а главным образом путем обмана масс… В масштабе международного движения русская рабоче-крестьянская революция оказалась единственным органом, способным приостановить 40-месячную империалистическую бойню, на русской же революции лежит обязанность привести народы к всеобщему демократическому миру».

Пленум Харьковского Совета по предложению будущего наркома ДКР М. Жакова принял решение о роспуске «реакционной» городской Думы, что было принято на «ура» даже противниками большевиков – Думу к тому времени все равно уже никто не праздновал. В следующий раз данный орган городской власти собрался за день до прихода в город немцев весной 1918 г. А осенью 1919 г. при деникинцах харьковцы даже умудрились переизбрать городскую Думу, которая, правда, успела собраться всего лишь однажды и вновь канула в небытие.

Ленин по прямому проводу с Крыленко потребовал принять «все меры, вплоть до наиболее революционных, для наиэнергичнейшего движения войск и при том в большом количестве» в район Харьква для борьбы против Каледина. Харьков стал сосредоточением советских войск, двигавшихся на Дон.

В тот же день (примерно в 16.00) Антонов-Овсеенко прибыл в Харьков, попытавшись сразу взять под свой полный контроль в городе и вступив в конфликт с Артемом и местными большевиками. Вот как Антонов вспоминал свое прибытие в Харьков: «На вокзале – полный хаос. Бесчисленное число составов, между которыми затеряны эшелоны Сиверса и Ховрина. Связь этих эшелонов с городом крайне слаба. Отряд Ховрина – так называемый 1-й Петроградский сводный отряд, почти совершенно разложился на почве реквизиций, обысков и арестов… Во главе большевистской организации – член ЦК Артем (Сергеев). Сидит на проводах, разговаривая с «центром». Помаленьку соглашается с буржуазией. «Областной комитет» – с ростовскими товарищами, Васильченко и его неизменным спутниковым Жаковым – с большой претензией на руководство всем». К чести Артема, надо заметить, что Антонов был изначально поставлен в жетские условия ограничений по обыскам, арестам и реквизициям. С чем он не сталкивался затем ни в Ростове, ни в Киеве. Артем со товарищи лично ходили освобождать харьковцев, которых Антонов-Овсеенко и его отряды пытались арестовывать.

Советское командование поставило задачу Горловско-Макеевского района через Константиновку и Дружковку войти в связь со Славянском, куда по приказу Антонова планировалось отправить через Лозовую эшелон с оружием (8 тыс. винтовок, 9 пулеметов, 300 тыс. патронов).

Ленин ответил на вопросы делегации рабочих Александро-Грушевского района. На вопрос «Оставлять ли сейчас рудники и уезжать в центральную Россию?» Ленин ответил: «Не уезжать и продолжать работать, пока возможно будет держаться. Резолюция по этому вопросу Совета Народных Комиссаров: предложить рабочим Александро-Грушевского района войти в связь с Харьковом для вооружения Красной гвардии. Просить товарищей держаться, сколько хватит сил, до последней крайности, и не бросать работы». При этом на просьбу субсидировать шахты района Ленин выразил надежду на скорый приезд Артема-Сергеева и выяснение с ним вопроса о судьбе «Монотопа».

В Сочи во время разбойного нападения на дачу бывшего всесильного председателя Совета министров Российской империи Ивана Горемыкина убиты он, его жена, дочери и зять.

Иван Горемыкин

24 декабря 1918 г.:

В. Антонов-Овсеенко подготовил подробный доклад о дислокации советских войск, готовых для наступления на Харьков. Согласно этому докладу, под командованием Антонова было 14086 штыков, 1350 сабель, 139 пулеметов, 20 орудий.

Немецкий гарнизон Харькова, уже фактически собравший чемоданы для отъезда (по договоренности с большевиками, последний немец должен был покинуть город к 1 января 1919 г.), устроил напоследок празднование своего Рождества. Для остатков немецкой армии был организован парадный обед. Правда, праздничный паек оккупанта выглядел довольно скромным – 1,5 бутылки пива на человека, сигары, папиросы и сладкий хлеб.

Пока немцы праздновали свое Рождество, в ночь на 24 декабря Харьков потрясла серия кошмарных убийств. Группа хорошо вооруженных лиц в военной форме планомерно арестовывала и расстреливала отобранных ею жертв. В общей сложности к утру было обнаружено 12 трупов, расстрелянных этими людьми. Сколько же всего они застрелили за эту ночь, сказать сложно.

Городская Дума Харькова почтила память убитой накануне учительницы, историка Александры Ефименко. А главным вопросом властного органа города, разрываемого собственными коммунальными проблемами, стало обсуждение вопросов о еврейских погромах во Львове. Представители польской диаспоры Харькова выразили протест против огульного обвинения поляков. Гласный же городской Думы Зисман заявил, что «считает виновными в погроме широкие слои польского народа, так как они не сумели предупредить погрома». В итоге была принята резолюция, осудившая погромы.

Из-за жутких снегопадов остановилось движение харьковского трамвая. Городские власти заявили, что очистка путей от снега займет два дня.

Петлюровцами уволен управляющий Северо-Донецкой железной дорогой, талантливый инженер Павел Таллако.

Павел Таллако

Из Харькова в Киев выехала делегация Совета съездов горнопромышленников Юга России для переговоров с новыми украинскими властями (петлюровской Директорией) по поводу порядка провоза угля между Донской областью и УНР. Даже не знаю, успели ли они вернуться в Харьков до смены власти там.

Петлюровскими властями Харькова закрыта газета местного Совета «Известия», ее редакция захвачена, типография «Печатник», где эта газета печаталась, опечатана (уж простите за такую тавтологию).

В тот же день было объявлено, что петлюровцами на неделю закрыта харьковская газета «Русская жизнь». Хотя к забастовке она не призывала и стояла на позициях, противоположных забастовщикам. На пару дней петлюровцами был арестован профессор филологии Александр Погодин, редактировавший эту газету. У него была взята подписка о том, что «в редактируемой им газете «Русская жизнь» не бдуут появляться заметки, подрывающие авторитет украинской власти».

Зато в том же Харькове вышел первый номер журнала «Открытое слово», который его издатели обещали выпускать раз в месяц. Честно говоря, мне ничего неизвестно о том, вышел ли второй номер. Зато авторы журнала громогласно поставили себе в заслугу, что в первом номере они впервые в России опубликовали неизданный очерк Льва Толстого «Номер газеты». Довольно странно, учитывая тот факт, что первая публикация статьи Толстого состоялась в 1911 г. в собрании его сочинений.

Официозный орган петлюровской власти в Харькове газета «Республіканські Вісті» наехала на либеральную газету «Южный край», несмотря на то, что последняя проявляла чрезмерную лояльность к любой власти в регионе, включая петлюровскую. Официоз написал: «Как поступили республиканские войска с киевскими враждебными нами органами печати, так должны поступить республиканские войска и в Харькове» (имеется в виду закрытие петлюровцами фактически всей оппозиционной прессы в Киеве). На это отреагировала харьковская газета «Новая Россия», поддерживавшая Добровольческую армию: «Судьба киевской русской печати нам известна. Позволительно спросить: если сврехлояльная позиция «Южного края», доходящая до предъявления требования к инакомыслящим отказаться даже от невинного будирования против новой власти, если эта позиция не избавляет от опасности суровой репрессии, то каково положение печати, считающей право независимой критики своим священным и неотъемлемым правом?»

Харьковский фельетонист А. Смолянов в заметке «Камо бегу» описал ситуацию с беженцами в Харькове: «Никогда еще Харьков не видел такого наплыва уездных эмигрантов. Матерый белгородец чувствует себя в Харькове совсем как дома. Куда ни пойдешь, даже противно: будто и не узжаел из Белгорода. Все наши здесь на лицо. В том же порядке и не менее густо представлены: весь Купянск, весь Волчанск. А в последние дни – Грайворон, Казачья Лопань. И даже – Дергачи. «Вы-то чего?» «А еще бы… Через нас же теперь демаркационная линия проходит. Как раз в самый конец света уперлись. Отсутствует в Харькове только весь Харьков. Уезжают целыми фамилиями, домами, улицами».

Рабочие Екатеринослава объявили забастовку, на время взяв под контроль город.

24 декабря 1919 г.:

На торжественном собрании харьковских рабочих принято обращение к ВЦИК, которое гласило: «Харьковский пролетариат никогда не забудет, что только при помощи вооруженных сынов Советской России ему удалось стряхнуть с себя кошмарное владычество отбросов буржуазии и дворянства в лице деникинской банды. Полгода борьбы и страданий еще отчетливей, чем когда-либо, показали трудящимся Украины, что их враги являются одновременно врагами трудящихся всех народностей, что торжество белогвардейщины несет гибель и рабство всем трудящимся без различия национальности».

Генерал Деникин получил неожиданно трогательное письмо от барона Врангеля, с которым у него были натянутые отношения. Врангель писал: «В настоящую грозную минуту, когда боевое счастье изменило нам и обрушившаяся на нас волна красной нечисти готовится, быть может, поглотить тот корабль, который Вы, как кормчий, вели сквозь бури и непогоды, я, как один из тех, что шел за Вами почти с начала на этом корабле, я нравственно считаю себя обязанным сказать Вам, что сердцем и мыслями горячо чувствую, насколько сильно должны Вы переживать настоящее испытание судьбы. Если Вам может быть хоть малым утешением сознание, что те, кто пошел за Вами, с Вами вместе переживают и радости и горести, то прошу Вас верить, что сердцем и мыслями я ныне с Вами и рад всеми силами Вам помочь».

При этом, по словам Деникина, в тот же самый день Врангель, находясь в штабе Добровольческой армии на станции Ясиноватая, предложил провернуть операцию по смещеню Деникина с поста верховного главнокомандующего.

24 декабря 1920 г.:

Специальным постановлением Совета труда и обороны за подписью Ленина объявлено о прекращении гражданской войны в России. В документе провозглашалось: «Беззаветной храбростью войск Южного фронта РСФСР освобождена от последнего оплота  российской контрреволюции — их героическими усилиями освобожден Крым» сброшен в  море Врангель и силы его окончательно рассеяны. Страна, наконец, может отдохнуть  от навязанной ей белогвардейцами трехлетней гражданской войны, приступить к залечиванию  нанесенных ей бесчисленных ран и заняться восстановлением столь пострадавшего за  эти годы народного хозяйства». В ознаменование заслуг бойцов фронта Ленин объявил им благодарность и постановил выдать тринадцатую зарплату.

24 декабря 1922 г.:

В связи с ухудшением здоровья Ленина Сталин, Каменев и Бухарин приняли решение о фактической изоляции вождя: «1. Владимиру Ильичу предоставляется право диктовать ежедневно 5 – 10 минут, но это не должно носить характера переписки и на эти записки Владимир Ильич не должен ждать ответа. Свидания запрещаются. 2. Ни друзья, ни домашние не должны сообщать Владимиру Ильичу ничего из политической жизни, чтобы этим не давать материала для размышлений и волнений».

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>