Хронология: 24 сентября

11 сентября 1917 г. (24 сентября по новому стилю):

Состоялись заседания районных организаций большевиков Харькова. Перед Петинской районной организацией РСДРП(б) о текущем моменте выступил будущий нарком финансов Донецкой республики В. Межлаук. На собрании комитета Городского района будущий комиссар печати Харькова Д. Эрде доложил о распространении большевистской прессы.

Полковое совещание 28-го запасного полка, расквартированного в Харькове, единогласно приняло резолюцию: «1. С первого марта с.г. Россию волею революционного народа признали Русской Демократической Республикой. 2. Поэтому мы требуем, чтобы вся законодательная власть в Русской Республике ныне же перешла немедленно к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов… Да здравствует Российская Демократическая Республика!»

24 сентября 1918 г.:

В ходе ожесточенного боя за станции Липки (к северу от Царицына) погиб командир 2-го Коммунистического пехотного полка бывший кузнец Туз. Станция была занята большевиками 1-й Коммунистической дивизии, сформированной в ходе перехода войск Донецкой республики из Луганска в Царицын.

Сталин и Ворошилов, находясь в Царицыне, издали приказ № 118, в котором обязывали командующего советскими войсками на Северном Кавказе Ивана Сорокина «немедленно принять все меры и срочно установить как телефонную, так и телеграфную связь между своими частями, а также с войсками Царицынского фронта и Военно-революционным Советом через следующие пункты: Дивное, Кресты (Астраханской губернии), Заветное, Царицын».

Иван Сорокин

Завершено формирование Богунского полка под командованием Н. Щорса.

Богунский полк пишет ответ Петлюре (источник: http://everstti-rymin.livejournal.com/1032202.html?thread=2208778)

24 сентября 1919 г.:

Деникинская сводка за 24 сентября сообщала: «В районе Старого Оскола наши части под ураганным артиллерийским огнем противника прорвали проволочное заграждение и выбили части 3 и 42 дивизий противника с укрепленной позиции в районе Озерки-Чернигов. Противник спешно отходит на север. Преследуя его, наши части на его плечах ворвались и заняли город Ст. Оскол».

В Харькове состоялись торжественные проводы штаба 1-го армейского корпуса, который переезжал ближе к линии фронта, в Белгород. В честь отъезда городской голова Харькова Н. Салтыков направил телеграмму в адрес генерала Деникина: «Провожая штаб 1-го армейского корпуса во главе с генерал-лейтенантом Кутеповым на дальнейшие славные подвиги по пути на Москву, граждане г. Харькова и губернии, собравшись вместе с командующим Армией генерал-лейтенантом Май-Маевским и Штабом 1-го корпуса, подняв чару за Ваше дорогое здоровье, порешили снарядить в помощь Вам бронепоезд «Харьков-Москва» и положить свои силы и знание на работы в тылу для укрепления Вашего славного подвига возрождения России». В благодарность городская управа постановила снабдить каждого солдата 1-го армейского корпуса комплектом белья.

Штабной вагон Кутепова в Белгороде

Интересно, что в то же время штаб того же 1-го армейского корпуса (командующий – генерал А. Кутепов) приступил к оборудованию на 1-м этаже Московского Купеческого банка в Харькове (ныне – Дом техники) штабной церкви.

Московский купеческий банк в Харькове

Командующий Добровольческой армии генерал В. Май-Маевский выразил публичную благодарность харьковцам за пожертвования на нужды своей армии. Среди них было названо Харьковское общество поощрения рысистого коннозаводства, пожертвовавшее деникинцам 100 тыс. рублей.

Генерал Май-Маевский издал поразительный приказ №38, демонстрирующий более чем оригинальное отношение командующего Добровольческой армии к законам, утвержденным самим Деникиным. Приказ гласил: «В настоящее время в городе Харькове по решениям Мировых Судей производятся массовые выселения из квартир на основании ст. 22 квартирного закона, утвержденного Главнокомандующим вооруженными силами на Юге России 23-го апреля 1919 года, не допускающие продления найма без согласия домовладельца, если помещение желает занять домовладелец лично для себя и своей семьи… Не отменяя статьи 22, приостановить в городе Харькове исполнение решение Мировых Судей о выселении, состоявшихся на основании статьи 22 названного квартирного закона, впредь до пересмотра и решения в законодательном порядке вопроса об указанном праве домовладельца».

Центральная комиссия по «самообложению» в пользу Добровольческой армии опубликовала первую «черную доску» со списком лиц, уклоняющихся от этого «добровольного» обложения. Белогвардейская газета «Новая Россия» в этой связи поражалась: «Все средства увещеваний исчерпаны, но есть люди, у которых от таких слов никогда не появится краска стыда на лице – они могут только почувствовать большевистскую дубину на спинах. И какое у них оправдание?.. Стыдно сознаться, что в среде харьковского купечества находятся люди, унижающие все сословие… Центральная Комиссия предупреждает, что при невнесении суммы обложения в течение трех дней будут приняты решительные меры? Но какую еще можно позволить над собой экзекуцию после черной доски?» Наверняка спустя несколько месяцев, когда в Харьков вернулись большевики, лица из этих черных списков демонстрировали их властям как свою заслугу.

Харьковская городская управа обратилась к деникинской администрации с призывом как можно быстрее рассмотреть дела 8 арестованных служащих городского самоуправления, которых несколько дней продержали в тюрьме без предъявления каких бы то ни было обвинений.

А в это время харьковская газета «Новая Россия» языком фельетона «Письма в редакцию» довольно емко охарактеризовала основные проблемы харьковцев, с ужасом ожидающих наступпения холодов: «Самый убийственный сорт писем – сезонные. Сейчас все пишут об отоплении. О том, чего нет и не будет… Последнему автору секретарь говорит: «Об отоплении? Пожалуйста, сами бросьте в корзину. Я уже не могу»".

В Харьковской губернии с катастрофической скоростью распространялась чума рогатого скота. Местные власти сообщили, что чумой охвачено уже 30 населенных пунктов в 6 юго-восточных уездах губернии. Падеж скота в этих районах составил до 50%.

Из Харькова, который и сам испытывал серьезные проблемы с продовольствием, было направлено в Курск, только что занятый деникинцами, 38 вагонов с продуктами, из них 10 вагонов с мукой, 5 вагонов соли, 2 вагона конфет, 2 вагона кондитерских изделий, 1,5 вагона сахара, 1,5 вагона риса, 1,5 вагона мыла, 1,5 вагона сельди, 2 вагона соленой рыбы, 3 вагона керосина.

Харьковская пресса отмечала, что в связи с отправкой продуктов в Курск и Киев резко возросли цены на продукты для самих харьковцев. На базарах цены на сливочное масло подскочили с 45 руб. до 80 руб. за фунт, на сливы – с 55 до 75 руб., на керосин – с 14 до 20 руб.

Прекращена забастовка харьковских мукомолов, достигших соглашения о заключении коллективного договора с владельцами мельниц.

В Харькове отменено ограничение по выдаче почтовых марок в одни руки в связи с тем, что из Ростова прибыла большая партия марок достоинством 5, 10, 15, 35 и 70 копеек.

Прибыл в Харьков и приступил к репетициям известный российский артист Николай Ходотов (см. http://kornilov.name/hronologiya-5-sentyabrya/).

В деникинском Харькове, несмотря на гражданскую войну и разруху, вышел первый номер журнала «Театральный Курьер». Правда, ввиду этой самой войны, разрухи и, главное, острого дефицита бумаги, журнал назывался журналом довольно условно – в нем было всего четыре страницы.

Во 2-й Харьковской мужской гимназии открылись курсы богословия, заведовать которыми был назначен о. Николай (Колчицкий), будущий управляющий делами Московского Патриарха.

Николай Колчицкий

Примерно в 18.00 на Сергиевской площади Харькова произошел трагический случай. 17-летний юноша Роман Жиленко прицепился к задней площадке трамвая, но по какой-то причине соскользнул и попал под трамвай, оказавшись зарезанным им.

На рассвете воры вырезали дыру в деревянной стене лавки купца М. Муселя (Благовещенский базар Харькова) и похитили оттуда одежды на 50 тыс. рублей.

А в 21.00 в том же Харькове, в районе ул. Кагановской, 11, произошла перестрелка городской стражи с вооруженными грабителями. Те, отстреливаясь, скрылись. Что характерно, все грабители были в форме казаков.

Белогвардейская газета «Новая Россия» опубликовала заметку «Этого быть не должно». Привожу ее целиком: «В воскресенье утром, по направлению к Кирилло-Мефодиевскому кладбищу двигалась скромная похоронная процессия – гроб, покрытый черным покрывалом, а позади оркестр военной музыки. Не было даже священника. По наведенным справкам оказалось, что хоронят молодого офицера, георгиевского кавалера, умершего от тяжелых ран, полученных в одном из недавних сражений. Неужели наши герои, отдавшие свои жизни за благо Родины, не заслуживают с нашей стороны большого внимания?»

В ночь на 24 сентября в Орле перед эвакуацией красными в числе заложников был зарублен известный харьковец, профессор Андрей Вязигин, представлявший Харьковскую губернию в 3-й Государственной Думе. В парламенте позиционировался как правый, выступал против ограничения прав монарха. Поразительно, но именно в этот день Харьковский университет, еще не знавший о гибели Вязигина, назначил на его место известного харьковского византолога Евгения Черноусова.

Андрей Вязигин

24 сентября 1920 г.:

Советский главком С. Каменев, находясь в Харькове, издал приказ: «Южному фронту проявить исключительную энергию для подготовки в кратчайший срок безотказного удара против войск Врангеля и безусловно окончательной его ликвидации, учитывая, что для сего в состав фронта будет передана 1-я Конная армия, передвигаемая в район Кременчуга – Елисаветграда».

Одновременно Каменев издал приказ о назначении Филиппа Миронова командующим 2-й Конной армией.

24 сентября 1922 г.:

На заседании ЦК РКП(б) под председательством В. Молотова был предварительно одобрен план автономизации, предусматривавший включение Белоруссии, Украины и Закавказской федерации в РСФСР на правах автономных образований.

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>