Хронология: 27 марта

27 марта 1918 г.:

Совнарком Донецкой республики постановил отправить на фронт свой отдельный полк. Запись в полк осуществлялась прямо в здании Совнаркома. От кандидатов в добровольцы требовалось: «рекомендации, безупречная идейность записывающихся, готовность на всякое самоотвержение».

Руководство харьковских большевиков приняло постановление мобилизовать всех членов партии в Красную Армию. Постановление гласило: «Не вступившие в ряды и не представившие об этом мотивированных заявлений будут исключены из партии».

Пленум Харьковского Совета, в целом поддержав планы властей ДКР по эвакуации, решил поначалу не проводить эвакуацию мануфактуры, постановив: «Мануфактуристы заявляют, что так как из мануфактуры немцы снарядов не отольют и она им не нужна, то ее и нет надобности вывозить. В противном случае мы останемся без хлеба и без работы». Правда, присутствовавший на заседании глава правительства Донецкой республики Артем-Сергеев напомнил членам Совета, что мануфактура, подлежащая эвакуации, была ранее прислана из Москвы в качестве предоплаты за непоставленные туда продукты, а потому гораздо честнее вернуть ее обратно.

А вот на состоявшемся в то же время бурном 12-тысячном митинге железнодорожников Харьковского узла оратора уровня Артема не было, а потому большевикам не удалось даже поставить на голосование свою резолюцию об эвакуации. Их попытки сделать это натолкнулись на решительное «Нет!» со стороны публики. А одна женщина возопила: «Мы уже эвакуировались из Польши, порастеряли детей!» Итоговая резолюция была принята по предложению меньшевиков и гласила: «Железнодорожное имущество не должно быть эвакуировано; не должны эвакуироваться и железнодорожники; резолюция предлагает в случае надобности бороться против немецко-гайдамацкого засилья». Хочется отметить, что особой борьбы с «засильем» со стороны отдельно взятых железнодорожников или меньшевиков затем почему-то не получилось. Меньшевики потом вообще предпринимали попытки сотрудничать с немецкими оккупационными властями.

Митинг рабочих наиболее подверженного большевистскому влиянию Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ) принял резолюцию, осуждающую попытки большевиков эвакуировать материальные ресурсы предприятия. Резолюция гласила: «Эвакуации не признавать, Харьков должен быть нейтральным, в нем должно быть все оставлено, ибо сами рабочие ничего не отдадут немецко-гайдамацким полчищам». Надо заметить, что пришедшие вскоре немцы особенно никого (ни рабочих, ни тем более будущие украинские «власти») не спрашивали о том, что им конфисковывать, а что – нет.

По приказу властей в Куряжском монастыре под Харьковом была совершена попытка конфисковать… «излишние самовары». Проведенная накануне проверка данного монастыря выявила, что в нем «на каждого инока приходится особо по самовару», а также 52 дополнительных самоваров в амбаре. В итоге было постановлено: «Отобрать в Куряжском монастыре 80 самоваров и раздать их по школам, где введены завтраки для детей или в народные чайные». Однако попытка изъятия окончилась ничем. Как пишут газеты, «в монастыре ударили в набат, собралась толпа окрестных крестьян, которая н едала возможности осуществить реквизицию»… Спустя несколько лет в бывшем Куряжском монастыре была создана знаменитая детская колония, которую возглавил и воспел в своей «Педагогической поэме» Антон Макаренко.

 

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>