Хронология: 28 апреля

15 апреля 1917 г. (28 апреля по новому стилю):

В Киеве состоялось совещание РСДРП(б) Юго-Западного края. Как видите большевики тогда еще не использовали название «Украина». Не было иллюзий у них и по поводу того, что Харьков и Донецко-Криворожский регион не считают себя причастными к их округу.

28 апреля 1918 г.:

Командир 1-й советской армии докладывал в штаб: «Положение самое серьезное. Вчера все боеспособный эшелоны посланы мною в Новочеркасск, сейчас идут ожесточенные бои».

Один из лидеров Совета съездов горнопромышленников Юга России Михаил Базькевич поведал харьковцам о поездке делегации Совета в Киев. Он сообщил, что власти УНР решили начать денационализацию только что национализированной угольной промышленности Донбасса. Кроме того, Базькевич заявил, что правительство УНР выслало в Харьков телеграмму, требующую вернуть Совету съездов его помещение на Сумской улице.

Известный филолог и литературовед Д. Овсянико-Куликовский продолжил публикацию в харьковской прессе своих предложений по поводу реформирования языковой политики Украины (начало см. http://kornilov.name/hronologiya-25-aprelya/). В этот раз он посвятил статью необходимости соблюдать языковые права школьников и студентов. Ученый, в частности, писал: «Родным языком подавляющего большинства интеллигентных слоев на Украине является язык общерусский. Его нельзя упразднить по мановению властной руки. Невозможно также установить сроки, с наступлением которых он обязан перестать быть родным… Все гонения, на него направленные, только поднимут его престиж и усилят его обаяние. Остается одно: установить нормы свободного сотрудничества и живого симбиоза двух языков – украинского и общерусского».

На практике же украинизация оккупированных немцами территорий Донецкой республики выглядела иначе. Харьковская газета «Возрождение» 28 апреля под заголовком «Мелочи украинизации» поместила следующую заметку: «На имя прокурора судебной палаты поступило отношение старшего адъютанта губернского коменданта, в котором он помимо ответа на служебный запрос сообщает: «крім того пан отоман прохае на перед звертатися тільки на державній мови Уккраинской Народной Республики, а не на мові чужеземноі». Комментарии излишни». И теперь скажите: откуда Михаил Булгаков черпал перлы гетмана и его адъютанта?

В это время крестьяне с. Горобовка отправили жалобу Харьковскому губернскому комиссару на местную земскую управу, написав: «С приходом в г. Белополье немецких солдат здешняя Белопольская волостная земская управа посчитала этот приход как возвращение к николаевскому режиму и сразу же начала издеваться над всеми крестьянскими организациями».

Отряд полковника Дроздовского прибыл в Мариуполь, но, поскольку город к тому времени уже был занят австрийцами, расположился неподалеку – в хуторе Косоротовка. По требованию австрийцев Дроздовский вынужден был вернуть часть угнанных у местных крестьян лошадей. В дневнике полковник честно признал враждебное отношение к белым среди местного населения: «Население Мариуполя и наших деревень большевистского типа, масса против нас, сказываются фабрики… Интеллигенция, конечно, – за, но ее мало».

Дипломатическая группа Советской России прибыла в Курск для ведения переговоров с Центральной Радой о российско-украинской границе и, в частности, о границе Донецкой республики. Однако ожидание прибытия украинской делегации не дало результатов. Центральной Раде в Киеве уже фактически пришел конец.

В Киеве немцы с позором разогнали заседание Центральной Рады. Прямо во время заседания в помещение Рады вошел малочисленный немецкий отряд с целью обыска. Немцы, якобы искавшие арсенал оружия, подвергли унизительному обыску всех присутствовавших, вклюая председателя. Особо буйных арестовали. А после этого приказали очистить помещение. Фантомных украинских войск, которые могли бы противостоять полуроте немецких солдат, в Киеве (как собственно, и на всей Украине) не нашлось.

Здание, где была разогнана Центральная Рада

Гетман же Скоропадский в этот момент, судя по его воспоминаниям, провел несколько часов в раздумьях у памятнику Святому Владимиру в Киеве, а затем долгое время советовался с архиепископом Никодимом. То есть гетман, вроде бы, и не причем…

28 апреля 1919 г.:

Отряд луганских рабочих, обороняющих город от деникинцев, предпринял очередную атаку и попытку завладеть высотой на Острой Могиле. Боеприпасы на позиции красных передавались благодаря живой цепи, выстроенной прямо с патронного завода. К вечеру на кургане завязалась рукопашная битва, в которой геройски бились обе стороны. В темноте, когда уже было непонятно, кто с кем сражается, луганцы вновь отступили в город. За битву на Острой Могиле рабочие Луганска в 1924 г. награждены орденом Красного Знамени. Сейчас на месте сражения пока еще возвышается красивый монумент:

Атаман Григорьев по пути в Екатеринослав устроил торжественный митинг и братание с красноармейцами в Александрии. Как писали местные «Известия», «атаман Григорьев обратился с приветственной речью к товарищам красноармейцам, шедшим рука об руку с другими полками атамана на борьбу за Одессу». Трогательный митинг закончился раздачей отряду Красной Армии мануфактуры, захваченной атаманом. При этом уже Григорьев уже готовил свой мятеж.

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>