Хронология: 3 июля

20 июня 1905 г. (3 июля по новому стилю):

Заведующий политической частью Департамента полиции Рачковский разослал телеграммы на Московско-Курскую, Нижегородскую и Муромскую железные дороги о необходимости разыскать и отловить будущего лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева: «Упоминаемого №4532 донесении нелегальнаго «Артема» немедленно обыщите арестуйте и передайте Начальнику Губернского Жандармского Управления для дознания предупредив его случае прекращения таковаго «Артема» подлежит передать полиции на предмет преследования за бродяжничество».

На Брянской площади Екатеринослава состоялся рабочий митинг, после чего рабочие начали стачку в знак солидарности с бастующими рабочими Одессы и Николаева. На следующий день бастовало до 80% рабочих города.

20 июня 1906 г. (3 июля по новому стилю):

В Луганске состоялась забастовка в знак протеста против суда над членами Петербургского Совета рабочих депутатов.

20 июня 1917 г. (3 июля по новому стилю):

Произошло событие, которое значительно повлияло на политические расклады в Харькове и во многом предопределило события осени 1917 года: из Тулы в Харьков прибыл 30-й запасный полк, уже революционизированный и разагитированный большевиками. Власти тем самым попытались «разгрузить» Тулу от революционного элемента, но тем самым добавили такового в Харьков. Офицеры в этом полку к моменту приезда сюда уже были не в чести. По сути, всем там руководил глава солдатского комитета 22-летний прапорщик Николай Руднев. Артем позже вспоминал: «Все знали, что 30-й полк был полком Коли Руднева. Молодой энтузиаст, непримиримый противник всякого компромисса, строгий к другим и еще более строгий к себе, он организовал свой полк как настоящий достойный своего имени, единственный в России революционный полк».

Николай Руднев

Наличие 30-го полка моментально усилило позиции большевиков в Харьковском Совете. Руднев со товарищи сразу же включился в работу по организации Красной гвардии, ставшей основой будущих войск ДКР, начал вооружать рабочих. При этом многие советские авторы, подробно описывая значение 30-го полка в революционировании Харькова, скромно опускают тот факт, что те же большевики в разгар наступления немцев (когда, казалось бы, полк нужен был больше всего) его… распустили! Вызвано это было, что 30-й полк был и наименее дисциплинированным, его бойцы постоянно были замешаны в каких-то скандалах и дебошах. После расформирования многие солдаты полка перешли в боевые части Донецкой республики и вмесе с Рудневым были участниками знаменитого похода на Царицын.

3 июля 1918 г.:

Закончился беспримерный переход войск и десятков эшелонов Донецкой республики из Луганска в Царицын. В условиях непрекращающихся боев (сначала с немцами, а потом с белоказаками) десятки тысяч людей, включая солдат, рабочих и членов их семей из Донбасса в течение более чем двух месяцев проделали, казалось бы, небольшой путь – примерно 500 км. Многие историки отмечают, что этот переход если не предопределил, то уж точно повлиял на исход гражданской войны. Если бы не армии ДКР, прибывшие в мирный, тихий Царицын уже закаленными в боях, «красный Верден», конечно же, не устоял бы. Артем писал: «В Царицын он (Руднев) привел не отрядики, а дивизии. Царицын не дал армии передышки, в которой она нуждалась. В Царицыне мы нашли несколько деморализованных отрядиков, неспособных воевать с казаками». Именно эти армии и вооружение, привезенное из ДКР, стали основой успеха обороны Царицына.

Штаб Ворошилова в Царицыне (по левую руку от Ворошилова - нарком ДКР Б. Магидов)

Передовая статья казачьей газеты «Дон» выступила против предоставления казакам и «иногородним» равных прав, поясняя это так: «От некоторых «иногородних» приходится слышать заявления, что для устроения Донского края следовало бы созвать представителей не только казачества, но и всего населения области. Чтобы таким образом достичь полного объединения казаков и неказаков… Но в том-то и беда, что получать права все готовы, а об обязанностях, сопряжённых с этими правами, никто не думает. Равенство прав должно сопровождаться равенством обязанностей, а где это последнее равенство у казачьего и неказачьего населения? Казачье население одно несет всю тяготу войны с большевистскими бандами, и лишь небольшая часть «иногородних» примкнула к казачьим отрядам… Что же касается коренных донских крестьян, то для них путь к участию в донском народоправстве не закрыт. Надо только взять на себя равные с казаками обязанности. Доказать на деле, в бою с большевиками, готовность защищать казачий уклад государственной жизни Дона».

3 июля 1919 г.:

Командующий Украинской группой войск советского Южного фронта Семенов издал приказ: «В районе Александровска провести активную оборону и сохранить за собою плацдарм на левом берегу».

Генерал Деникин прибыл в Царицын, занятый накануне Врангелем. Там он подписал «Московскую директиву», в которой отдал приказ о выдвижении войск, «имея конечной целью захват сердца России — Москвы».

Генерал Деникин в Царицыне летом 1919 года

Комендант 1-го Армейского корпуса капитан Печковский разослал объявление: «Сим оповещается население города Харькова, что 22-го сего июня (5 июля по новому стилю) приезжает в г. Харьков Главнокомандующий вооруженными силами юга России генерал-лейтенант ДЕНИКИН».

Советские информагентства распространили сообщение: «Подлый палач Деникин казнил в Екатеринославе три тысячи пролетариев. На площади Розы Люксембург он вешает в Харькове борцов за рабочий класс. Своими казацкими бандами он замучил донецких рабочих, убил Донецкий бассейн. Злое бешеное животное в генеральском мундире должно быть уничтожено».

В деникинском Харькове под председательством городского головы профессора Н. Салтыкова состоялось собрание «представителей общественных групп». Они единогласно приняли телеграмму в адрес генерала А. Деникина: «Собравшиеся для помощи армии представители общественных групп г. Харькова шлют героям-добровольцам в лице их доблестного вождя выражение восторга и благодарности за избавление от позорного ига большевиков. Твердо верим в дальнейшие успехи крестового похода русских людей на врагов России и всего культурного человечества».

Под председательством ректора Харьковского университета профессора Порфирия Пятницкого состоялось заседание Совета профессоров, которое приняло приветственное обращение в адрес Добровольческой армии: «Совет Харьковского Университета, отстаивая в течение последних двух лет общенациональные и государственные принципы жизни, которым в эти годы нанослись тяжкие сокрушительные удары, ныне, в исторически важный момент, когда так счастливо началось собирание разрушенной храмины – нашего отечества, - с чувством патриотической радости, живейшей благодарности и веры в лучшее уже недалекое будущее горячо приветствует героическую Добровольческую Армию, взявшую на себя тяжелую и ответственную задачу воссоздания велкиой единой, неделимой России на началах права, порядка и справедливости».

В Харьков прибыла британская военная миссия во главе с полковниками Халлом и Смитом. Официально визит объяснялся необходимостью «обследования состояния железных дорог».

Харьковская газета «Новая Россия» в статье «Два большевизма» попыталась проанализировать разницу между харьковскими большевиками периода Донецкой республики и ими же периода 1919 года: «Тогда декреты были так бессистемны, случайны, противоречивы. Тогда что ни город, что ни деревня, особая республика с особой своей властью… Основая черта «новой системы» - беспримерный бюрократизм и крайняя централизация. Местной самодеятельности полагался конец и выборное начало сохранялось лишь как безвредная бутафория для обмана наивных душ… «Совнарком» поглотил прежний «совдеп». Водворилась сложная, страшная машина, управлявшаяся одним рычагом, находившимся в Москве».

Там же был опубликован фельетон о том, как Харьков несколько недель был столицей советской Украины: «Все учреждения были Центральные. Все, что ни делалось, делалось во всеукраинском масштабе. Плоть до: «Товарищ комиссар, необходимо организовать у нас чай для служащих» – «Да, да, организуйте и, пожалуйста, во всеукраинском масштабе»". По уверениям автора, на третьем этаже ул. Сумской, 6 даже был создан Главный штаб планомерного орошения Туркестана. Автор фельетона явно не подозревал, что пройдет всего-то полгода – и Харьков станет столицей советской Украины уже на полтора десятка лет.

3 июля 1921 г.:

В Москве при непосредственном участии и руководстве Ф. Артема-Сергеева состоялся учредительный конгрес Профинтерна, структуры, которая по задумке ее организаторов и самого Артема должна была взять на себя функции координации и руководства всего забастовочного движения мира. Участник конгресса Александр Аросев вспоминал об Артеме: «Своей простотой, весьма редкостной, он поражал иностранцев. Кто-то скзаал при мне делегату испанцу: «Не правда ли, хорош товарищ!» (про Артема). А испанец ответил (по-французски): «Plus que ça» («Нет, болььше этого»)».

Бывший лидер Донецкой республики вошел в состав руководства Профинтерна, а также в созданный тут международный Комитет пропаганды и действия, став играть важную роль в развитии »мировой революции». Но Аннушка уже разлила… жить ему оставалось считанные дни… Как и большинству членов созданного на конгрессе Комитета пропаганды и действия.

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>