Хронология: 30 апреля

17 апреля 1917 г. (30 апреля по новому стилю):

В Ростове-на-Дону вышел первый номер газеты местных большевиков «Наше Знамя». Руководили редакцией местные лидеры С. Васильченко, М. Жаков и В. Филов. Именно эта троица в конце 1917 г. окажется в Харькове и станет руководить газетами «Донецкий пролетарий» и «Известия Юга». Именно эта троица войдет в состав правительства Донецкой республики и будет до конца отстаивать идею сохранения ее невхождения в состав Украины.

Временное правительство России издало «Временное положение о создании милиции при местных органах власти». Губернским комиссарам было велено «организовать временную милицию, не стесняясь законами, относившимися к бывшей полиции». Данное распоряжение способствовало созданию вооруженных отрядов по всей России, неконтролируемому расползанию оружия, росту бандитизма.

В Киеве сорвалась попытка местных большевиков объединить южно-русские партийные организации (тогда еще большевики не претендовали на слово «Украина» или «украинский»). На приглашение киевлян откликнулись лишь представители Киевской, Черниговской, Подольской и Волынской губерний. Полтава, Херсон и Екатеринослав приглашение проигнорировали. О том, чтобы считать Харьковскую губернию частью этого объединения, киевляне еще и не помышляли.

30 апреля 1918 г.:

Войска Донецкой республики заняли позиции у станицы Каменская (ныне – Каменск-Шахтинский Ростовской области) с тем, чтобы сдержать немцев до переправки эшелонов и правительства ДКР на станцию Лихая. В Каменской в армию влился местный красногвардейский отряд под руководством Ефима Щаденко (будущего генерал-полковника).

Ворошилов, Буденный и Щаденко в 1920 году

Опасаясь удара с фланга и зная, что в 18 км от Каменской, в станице Гундоровской войсковой старшина А. Гусельщиков собрал значительный отряд казаков, К. Ворошилов дал распоряжение нанести упреждающий удар, до подхода немцев. Не доезжая до Каменского железнодорожного моста, из эшеленов сгрузилиись отряды харьковских рабочих и Полтавский отряд, который нанесли удар по Гундоровской с севера. Погнавшись за казаками, отряды ДКР едва не напоролись на немцев, которые в это время уже подошли к берегу Северского Донца в районе станицы. Отряды были возвращены в Каменскую, где велись оборонительные работы.

Войска Донецкой республики с этого дня вплоть до прихода в Царицын действовали фактически по собственному усмотрению. Антонов-Овсеенко писал: «С 30 апреля Главштабом была потеряна связь с 1-й, 2-й, 5-й и Донецкой армиями. Сведения приходили случайно, отрывочно; возможность командования вовсе утратилась».

Отряд полковника Дроздовского, двигаясь по территории уже оккупированной немцами Донецкой республики, вступил в первую казачью станицу – Новониколаевскую. Где был встречен восторженными казаками. Полковник с видимым удовольствием описывает пейзаж: «Станица богатая. Прекрасные чистые дома, преимущественно каменные, обстановка с запросами культуры… Сады, все цветет… Тюрьма пополняется изо всех закоулков… Много главарей расстреляно».

В оккупированном немцами Харькове обнародовано распоряжение Министерства путей сообщения Украины о том, что «в согласии с принятым Центральной Радой законом об украинском подданстве», на службу должны приниматься «исключительно подданные Украинской республики и при том только знающие украинский язык и украинское правописание». Учитывая, что железнодорожники Донецкого-Криворожского бассейна ни украинского языка, ни тем более украинского правописания не знали, это распоряжение создавало серьезные трудности. Правда, стоит учесть, что на момент обнародования распоряжения, принятого «в согласии» с законом Центральной Рады, сама эта Рада сама уже была вне закона.

Харьковская пресса присоединилась к кампании в поддержку 64-летнего писателя Владимира Короленко, у которого немцы совместно с украинцами накануне произвели обыск в его полтавской квартире. Газета «Возрождение» 30 апреля написала: «Немцы могли, конечно, в поисках оружия, по неведению, прийти с обыском к В. Г. Короленко, имя которого, может быть, ничего не говорит их уху… Что же касается украинского офицера, участника обыска, то он не мог не знать, кто такой Короленко… Поступку этому нет оправдания. Едва ли может Украина, претендующая выступить на историческую арену как нация, приобрести себе симпатии сознательного населения, если деятели ее… будут позволять себе оскорблять насилием достойнейших, окруженных славой, всеми чтимых представителей интеллигенции».

Владимир Короленко

А в Киеве в это время немцы силой разогнали Сечевых стрельцов, окружив их казарму на ул. Львовской, 24 и велев сложить оружие.

Двор казарм стрельцов во время их разгона 30 апреля

30 апреля 1919 г.:

В Харькове состоялось Особое совещание, вызванное угрозой захвата деникинцами Донбасса. В совещании приняли участие многие деятели Донецкой республики – Артем, Кон, Каменский, Магидов, Межлаук и др. Обвинив лидеров УССР Пятакова и Раковского в «неуважительном отношении к обороне Донбасса», совещание решило создать бюро Совета обороны Донецкого бассейна. В протоколе было указано: «Неофициально это бюро находится в связи, под контролем и действует по директиве исключительно Москвы». То есть Артем со товарищи и весной 1919 года пытались создать самоуправляющиеся административные органы Донецко-Криворожского бассейна, подчиняющиеся напрямую Москве, а не советской Украине. Идеи Донецкой республики были еще живы.

Завершилась битва луганских рабочих с деникинцами на Острой Могиле. Белые на время отступили с тем, чтобы перегруппироваться и начать атаку на Луганск с флангов.

Газета «Красная звезда» опубликовала статью о «героическом подвиге красного командира Басова»: «В районе Юзовки наш красный полковой командир совершил героический подвиг, который никогда не изгладится из нашей памяти… Наш полковой командир Басов взял красное знамя в левую руку, а в правую шашку – бросился один в атаку… Через несколько минут Басов был сражен неприятельской пулей и, получив смертельную рану, погиб… А наш полк, пораженный смертью красного предводителя, бросился в бешеную атаку и сдержал натиск неприятеля».

Военный нарком УССР Подвойский предложил план «приведения отрядов Григорьева и Махно в регулярный вид или постепенного их расформирования и распределения личного состава по надежным частям». Этот план встретил жетское сопротивление командующего украинскими войсками Антонова-Овсеенко.

Троцкий направил резкую телеграмму в адрес Антонова-Овсеенко, который постоянно пытался выгородить Махно и настоять на большей самостоятельности того: «Ваши соображения, будто украинские войска способны сражаться только под украинским командованием, являются продуктом нежелания глядеть в глаза действительности… Махновцы отступают на Мариупольском фронте не потому, что подчинены Гиттису, а не вам, а потому, что столкнулись с более серьезным врагом, чем петлюровцы… Главный враг в Донецком бассейне, – нужно передать туда главные силы… Всякое промедление в деле сосредоточения сил на Донецком направлении явилось бы жесточайшим преступлением перед республикой».

30 апреля 1945 г.:

В Загребе в гостинице «Эспланада» умер деятель Белого движения, харьковец генерал Б. Штейфон, оставивший ценнейшие (но еще не изданные) мемуары о пребывании в столице Донецкой республики. С 1941 г. он стал коллаборационистом, командовал Русским охранным корпусом в Сербии. По официальной версии, он умер от сердечного приступа. Хотя есть сведения, что перед смерью он велел сделать ему впрыскивание какого-то известного только ему препарата.

Борис Штейфон

Социальные сети:           


Хронология: 30 апреля: 17 комментариев

  1. =«С 30 апреля Главштабом была потеряна связь с 1-й, 2-й, 5-й и Донецкой армиями. Сведения приходили случайно, отрывочно; возможность командования вовсе утратилась».=
    Т.е. для Антонова-Овсеенко существуют отдельно 4-я (Донецкая) и 5-я армии – хотя по Меликову ок. 25 апреля Ворошилов уже каким-то образом 4-ю присоединил к 5-й..
    Как я уже отмечал у себя, соединить 4-ю и 5-ю армии мог начштаба-5 Руднев как замнаркома ДКР, но данных об этом нет.

    Примечательно, что Антонов-Овсеенко не жалуется на отсутствие связи с 3-й армией – хотя она как раз потеряла командование (Блюмкин, кража золота славянского банка, бегство в Москву).

    • Меликов утверждает: «Собравшиеся командиры приняли решение влиться в 5-ю армию тов. Ворошилова». Само собой, учитывая тот факт, что самого Ворошилова назначал Совнарком ДКР, нет сомнений в том, что и «собравшиеся командиры» не могли проявлять самодеятельности…

      • Каким же образом назначение Ворошилова командармом-5 может иметь значение для командарма-4 Круссера? Который точно так же не из-за печки вылез.

        Еще раз обращаю внимание на то, что начштарм-5 Николай Руднев был замнаркома ДКР, и что, якобы объединив под своим командованием 4 и 5 армии Ворошилов уезжает в Луганск.

        Гораздо более логичной выглядит такая последовательность:
        1. Ворошилов уезжает в Луганск, командование 5 армией ложится на начштарма-5 Руднева
        2. Эшелоны 4 и 5 армий идут совместно еще от Дебальцево.
        3. Замнаркомвоен ДКР Руднев объединяет силы 4 и 5 армии под своим руководством.
        4. Вернувшийся Ворошилов принимает обратно 5 армию и заодно 4 армию.

        • Посмотрите тут: http://kornilov.name/hronologiya-18-aprelya/
          Обратите внимание на приказ от 18 апреля: «Ваша армия переименовывается во 2-ю особую. 5-й армией является армия тов. Ворошилова, штаб – Кабанье. Ваша бездеятельность у Купянска губительна».
          Руднев точно не мог командовать 5-й армией. Отряд Ворошилова был назван 5-й армией и выдвинулся уже из Луганска к Сватово, вобрав в себя и отряды Сиверса (http://kornilov.name/hronologiya-20-aprelya/).

          • =приказ от 18 апреля=
            Я знаю историю появления 5-й «ворошиловской».

            =Руднев точно не мог командовать 5-й армией. =
            Николай Руднев был начальником штаба 5-й «ворошиловской» армии, и именно на него должно было лечь командование во время отъезда Ворошилова из 5-й армии в Донбасс около 25 апреля.

  2. =отъезда Ворошилова из 5-й армии в Донбасс =
    Опечатка.
    Читать: «отъезда Ворошилова из 5-й армии в Луганск»

    • Отъезда как такового не было. Они постоянно курсировали между Луганском и передовыми позициями. Тем более, что к 25 апреля эти позиции уже были под Родаково: http://kornilov.name/hronologiya-25-aprelya/

      • Вот как раз у Меликова и написано, что Ворошилов из расположения 5-й армии под Родаково уехал в Луганск и был там некоторое время – это происходило около 25 апреля.
        Это не просто кататься «туда-сюда» – Меликов особо выделяет эту поездку, т.к. Ворошилов отсутствовал в штабе несколько дней.

        В отсутствие командарма-5 Ворошилова командование 5-й армией автоматически должно было перейти к начштарму-5 Рудневу.

        И если нет приказа руководства ДКР (Артем, Рухимович) на подчинение 4-й армии руководству 5-й армией, то, исходя из иерархии это мог сделать своей волей никак не Ворошилов, а Руднев (приняв решение как замнаркома).

        Вы понимаете, что как начштарм-5 Руднев был ниже в иерархии, чем командарм-5 Ворошилов, но одновременно как замнарком был выше и командарма-4 Круссера, и командарма-5 Ворошилова?

        • Ну, во-первых, Вы все-таки делайте скидку на то, что Меликов писал книгу с целью восхваления Ворошилова и Сталина, а потому он должен был показать, что Ворошилов был всюду одновременно и командовал всем подряд. То есть он выехал в Луганск раздавать указания, а не его вызвал Совнарком ДКР посовещаться, и т.д.

          Во-вторых, честно говоря, я не знаю, какой эпизод из Меликова Вы имеете в виду. На стр. 38-39 он пишет о «приехавшем в Луганск тов. Ворошилове», который якобы надавал по шее «оставшимся работникам исполкома», после чего поехал к Меловой. Но это же все можно совершить за пару-другую часов! Да и, посудите сами, как Ворошилова с 25 апреля могло не быть несколько дней, если 26-го его армия уже покинула Луганск и двинулась к Миллерово? Вот приказ Ворошилова от 26 апреля: «5-я Донецкая армия с боем вынуждена была отступить под натиском более сильного организованного противника, все эшелоны пока направлены в Миллерово, где будут ждать распоряжения и указания» (http://kornilov.name/hronologiya-26-aprelya/).

          • =Меликов писал книгу с целью восхваления Ворошилова и Сталина, а потому он должен был показать, что Ворошилов был всюду одновременно и командовал всем подряд.=
            Именно поэтому примечательно, что вплоть до приказа, полученного у Дона, Ворошилов не вливает в 5-ю армию остатки 3-й армии – хотя вот она-то совершенно бесхозная и безначальственная (особенно после того, как врио Вишневский получил по шапке от Артема, Магидова и – внимание! – Круссера, которые и были комиссией по приведению эшелонов к порядку). Если Ворошилов не присоединил к 5-й армии даже остатки 3-й, то присоединение 4-й армии выглядит сомнительнейше.

          • =который якобы надавал по шее «оставшимся работникам исполкома»=
            Особенно смешно это место у Меликова выглядит с оглядкой на то, что руководил эвакуацией в это время в Луганске Артем

          • А мне забавнее всего было наблюдать, как восхваление Ворошилова резко обрывается, как только тот оказывается в Царицыне в одной компании со Сталиным. Моментально весь военный гений Клима меркнет на фоне вождя!

          • =Да и, посудите сами, как Ворошилова с 25 апреля могло не быть несколько дней=
            Не С 25 апреля, а ОКОЛО 25 апреля. У Меликова не указана точная дата отбытия Ворошилова из штаба 5-й армии в Луганск, а по времени прибытия эшелонов армии в Родаково указано 23-25 апреля. Т.е. Ворошилов мог быть в Луганске еще 23-24 апреля.

            Цитирую Меликова: «В самый разгар этой работы тов. Ворошилов получил сведения, что наши части с упорным боем отошли от Родаково и что завязались новые бои перед станцией Меловая, причем штаб 5-й армии просил о срочном возвращении командующего» – из этого отрывка очевидно, что Ворошилов был вне армии достаточно долго.

  3. А где можно узнать точные данные о составах этих армий, которые действовали против немцев на Украине, их командующих, комиссарах, нач. штабов???

    • Простите, Евгений, Вы сейчас о каких армиях-то?? О которых пишет Антонов-Овсеенко? Если о них, то и не надейтесь: в 1918 году Вы найдете относительно точные данные лишь касательно самих немецких армий. Все, что касается иных армий и «армий» (что УНР, что ДКР, что Советов, что тем более махновцев и иже с ними), то столкнетесь с очень приблизительными оценками…

      • Меня интересуют советские армии! И вообще архив штаба Антонова-Овсеенко! Ведь как-то же организовывалось всё, какие-то приказы, декреты и т.п.

        • Практически ничего не организовывалось. А в 30-е годы масса документов была либо засекречена, либо еще хуже. Смешно сказать, но никто до сих пор не переопубликовал даже книгу Антонова-Овсеенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>