Хронология: 4 марта

4 марта 1918 г.:

В Харьков с донбасского фронта вернулся Моисей Рухимович, сразу же вступивший в управление военного наркомата Донецкой республики и взявший на себя руководство мобилизацией ДКР против немецкого нашествия.

Моисей Рухимович

Рухимович – еще одна яркая личность в плеяде руководителей ДКР. Выросший в Области Войска Донского, то есть за «чертой оседлости», он был подпольным активистом еврейского «Бунда». Так же, как и Артем, помыкался по зарубежью во времена эмиграции (жил в Турции, Египте, Греции, Болгарии). В СССР он добрался, пожалуй, до самых значительных высот из всех иных деятелей ДКР. В частности, в 1936-37 гг. был наркомом оборонной промышленности. В этот период он стал одним из организаторов знаменитых полетов В. Чкалова. Расстрелян он был в 1938 году как «враг народа».

Нарком Донецкой республики Иннокентий Кожевников получил по прямому проводу из Смольного сообщение о подписании Брестского мира. При этом руководство советской России заявило, что ясности с границей между Украиной и Россией нет, поэтому неизвестно, куда дойдут немцы. Кроме того, Смольный выдал следующие рекомендации: «Советуем Вам готовиться всеми силами, организовывать партизанские отряды, подрывные группы, взрывать мосты, шоссейные дороги, вывозить хлеб на восток немедленно, а что нельзя вывести, – сжигать до тла. Не нужно ждать появления немцев, устремляйтесь сами вперед навстречу врагу и взрывайте все дороги». Представляете, какая в ДКР была свобода слова, если все подобные «советы» через пару дней появлялись на страницах харьковской печати!!!

Военные отделы Харькова на совещании при Совнаркоме Донецкой республики постановили: «Для срочного изыскания средств на организацию обороны и борьбы немедленно арестовать местных капиталистов по составленному на собрании списку, предъявить им требование немедленного представления пяти миллионов рублей, которые должны быть внесены комиссару финансов Донецкой республики т. Межлауку». К решению прилагался злополучный список из нескольких харьковских «капиталистов-спекулянтов», который до этого предложил местный Трибунал: Быстрицкий, Лещ, Слуцкий, Борд. Было постановлено арестовать данных господ, если они не внесут по 500 тысяч рублей.

Любопытно, что упомянутые «миллионеры» не очень спешили с внесением налога, а собирали по Харькову множество справок о том, что они миллионерами-то и не являются. Так, я нашел в архиве немало документов, которые данные господа собрали для правительства Донецкой республики. Вот, к примеру, какую справку за множеством подписей принес «капиталист» Хаим Борд, упомянутый в списке: «СПРАВКА. Мы, служащие писчебумажных фирм сим удостовряем, что владелец писчебумажной торговли Хаим Иоселевич Борд, прослуживший 20 лет в солидной фирме Ш.Х. Цетлина и приобревший опыт и знания в писчебумажном деле, занимался все время исключительно своим делом – бумажной торговлей в небольшом масштабе. В своей торговой деятельности был добросовестен и никаких злоупотреблений спекулятивного свойства не совершал. К служащим своим относился с редкой отзывчивостью». Дальше масса подписей и личных печатей, включая вдову Ш.Х. Цетлина. 

В тот же день на заседании обкома ДКР нарком С. Васильченко докладывал, что львиная доля чрезвычайного налога, которым были обложены харьковские капиталисты, внесена на счета, а арестованные ранее капиталисты отпущены.

Объединенное заседание Совнаркома Донецкой республики и военных отделов постановило «выпустить воззвание к населению с объявлением военного положения и объявлением смерти грабителям и ворам, застигнутым на месте преступления». Хочется отметить, что этот пункт не вызвал возражений у либеральной оппозиции большевикам.

По личному приказу наркома ДКР С. Васильченко был арестован заведующий политическим отделом контрразведки некий Веритэ, который был предан трибуналу за «произведенную реквизицию с корыстной целью».

Совнарком ДКР издал вторую книгу «Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства республики Советов Донецкого и Криворожского бассейнов».

ЮОСНХ (хозяйственный орган Донецкой республики) принял решение о замене бензина бензолом для автомобилей и броневиков, «поедающих такое огромное количество бензина, в то время как вследствие недостатка такового… вовсе приостанавливаются работы на некоторых рудниках».

Харьковский губернский исполком постановил взять на учет все строительные материалы, «имеющиеся в частных торговых предприятиях, складах и заводах».

Социальные сети:           


Хронология: 4 марта: 2 комментария

  1. А как же Рухимович попал за черту оседлости? Евреям же унас нельзя было селится!

  2. Во-первых, как заметил еще А. де Кюстин, жестокость российских законов компенсируется их неисполнением. Во-вторых, не стоит забывать, что Ростов и Таганрог были прирезаны к ОВД лишь к концу 19-го века. И тогда для евреев, составлявших значительную часть городов, было сделано исключение – было позволено жить тем, кто постоянно проживал до изменения границ. В-третьих, (и это подходит к семье Рухимовича), за черту оседлости можно было селить евреев, имеющих квалифицированные профессии.

Добавить комментарий для Владимир Корнилов Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>