Хронология: 4 мая

21 апреля 1917 г. (4 мая по новому стилю):

В связи с апрельским кризисом в Петрограде по предложению эсеров в Харькове на экстренное совместное заседание собрались представители большевиков, эсеров и меньшевиков. Было решено создать «временный социалистический блок для координирования выступлений в случае чрезвычайных событий». Предложение организовать на 22 апреля митинги рабочих было отвергнуто «ввиду предстоящего крестного хода». Лозунг «Долой Временное правительство!», предложенный большевиками, не нашел поддержки большинства собравшихся.

4 мая 1918 г.:

Свернув с железнодорожной ветки Воронеж-Ростов на восток в районе станции Лихая, значительная часть военных подразделений Донецкой республики фактически покинули пределы ДКР. Началось ожесточенное сражение возле станции Лихая. С утра 4 мая начался ожесточенный артиллерийский обстрел станции, а также воздушная бомбардировка. Немцы явно намеревались не дать уйти за пределы ДКР десяткам эшелонов с огромными ценностями, стратегическим сырьем и оружием. Перед армией ДКР стояла задача любой ценой удержать хотя бы на день станцию Лихая, чтобы продвинуть эшелоны на восток.

Вот как вспоминает прибытие на Лихую командир отряда Локатош: «Весь путь к Лихой мы шли под огнем противника, идущего по нашим пятам, и когда подошли к Лихой, она представлялась нам в дыму и огне. Снаряды и патроны рвутся. Не успевшие проскочить эшелоны горят. И все же продолжают вырываться на царицынскую дорогу с горящими вагонами… По вокзалу, кроме артиллерийского, открыт пулеметный огонь с трех сторон. На вокзале я нашел Колю Руднева с Артемом, они отправляли поезда с оружием и боевыми припасами». Наркомы ДКР во главе лично с Артемом до последнего находились на территории своей республики, руководя эвакуацией людей и ценностей.

Артем позже, вспоминая этот бой, отмечал невероятную храбрость заместителя военного наркома ДКР Руднева: «Прибывший на станцию Коля проделывал чудеса. Он был невероятно измучен непрерывными боями. Он был на посту все двадцать четыре часа трое суток подряд. Здесь впервые он развернулся в вождя, каких мало выдвигается даже в такое время, как наше».

В это время в Коренево, на Курском фронте, подписано перемирие между немецкими войсками и советской Россией. Была также установлена нейтральная зона. Договор подписали майор фон Розенберг с немецкой стороны и начальник штаба войск Курского района г-н Зильберман – с российской. Четко указв границы зоны оккупации и нейтральной зоны, договор ни словом не обмолвился о восточных границах Украины и России, поскольку это было прерогативой российско-украинской комиссии, к тому времени так и не собравшейся.

Совет народных комиссаров советской России за подписью Ленина издал приказ: «Строжайше наблюдать за тем, чтобы отдельные, еще неразоруженные отряды бывшей армии Южных республик немедленно разоружались по переходе через границу Российской Советской Республики». Заметьте, это Ленин подписал, а не кто-нибудь иной. И как вы думаете, о каких это южных республиках идет речь?

Главнокомандующий войсками южных республик Антонов-Овсеенко сообщил Москве: «Выполняя волю Советской власти на Украине и в Донецкой республике, я в течение двух месяцев, в меру своих сил, руководил борьбой советских Украинских и Донецких войск против германо-гайдамацкого вторжения… В полном согласии с вами заявляю о прекращении мною военных действий против германо-гайдамацких войск и о сложении мною звания Верховного главнокомандующего Южных республик». Стоит обратить особое внимание на звание Антонова и на то, что вплоть до начала мая он подчеркивал свою службу двум равноправным республикам – Украинской и Донецкой. Это лишний раз опровергает домыслы о том, что якобы Донецкая республика прекратила свое существование чуть ли не в марте 1918 года.

Сталин дал Чичерину телеграмму: «Антонов, ища выхода из положения для себя и для своих отрядов, предлагает дать всем прилегающим к фронту совдепам организовать пограничную стражу. Выставить белые флаги и разоружить антоновские отряды, переходящие границу. При этом он заявляет, что если это будет исполнено, он официально сложит свои полномочия, передав их в руки ЦК Украины, которого, кажется, нет». Заметьте, Донецкая республика еще есть, а украинской, «кажется», уже нет.

В тот же день Антонов-Овсеенко выпустил воззвание во исполнение ленинского приказа: «Советские войска Украины и Донецкой рабочей республики под натиском врага отступили за рубеж Украины и согласно требованию Брест-Литовского договора подверглись на великорусской территории разоружению. Ввиду этого и в полном согласии с Советскими правительствами Украины и Донецкой рабочей республики объявляю о сложении с себя звания Верховного Главнокомандующего войсками республик Южной России и о прекращении военных действий».

В тот же вечер по приказу Главного штаба по всему фронту были выставлены советские солдаты с белыми флагами в руках.

В оккупированном немцами Харькове газета «Возрождение» опубликовала статью «Самостийность или федерация?», в которой харьковские бизнесмены во главе с Н. фон Дитмаром были раскритикованы за то, что они не настояли на включении в декларацию Всеукраинского съезда промышленников пункта о необходимости скорейшего восстановления единства России. Газета назвала тот факт, что съезд решил вообще не высказываться по поводу будущего Украины «крупной политической ошибкой».

В Харькове на у себя на квартире по ул. Чайковской был ограблен местный нотариус А. Базилевский. Грабители забрали ценностей на 60 тысяч рублей.

4 мая, в Страстную Субботу, отряд полковника Дроздовского с боем взял Ростов-на-Дону. Участники его похода так описывали данное сражение: «Весь день шел упорный бой с превосходящими силами противника. Количество оборонявших Ростов большевиков достигло 12 тысяч при 6 батареях… Приходилось брать улицу за улицей и нести большие потери».

Данные воспоминания явно преувеличили количество большевиков, так как львиная доля их уже давно покинула город. Антонов-Овсеенко несколько иначе описывает картину: «В 16 часов 4 мая со стороны ст. Чалтырь неожиданно появились какие-то воинские части, прорвали нашу сторожевку и открыли орудийный огонь по Ростову… В городе поднялась невообразимая суматоха. Слух о том, что это немцы обстреливают Ростов, вызвал отчаянную панику в наших частях. Беспорядок еще увеличился, когда в самом городе белогвардейцы открыли стрельбу из домов». К вечеру, когда выяснилось, что это не немцы, большевики пришли в себя и начали контратаку. Уже вечером того же дня город бомбардировал красный бронепоезд со стороны Батайска.

Донская казачья республика (Всевеликое Войско Донское) утвердила свою государственную печать: «Нагой казак в папахе, при шашке, ружье и амуниции, сидящий верхом на бочке».

4 мая 1919 г.:

После нескольких дней ожесточенных боев деникинские войска захватили Луганск. В городе были расстреляны 29 рабочих патронного завода.

Деникинские войска отрезали увлекшиеся наступлением советские части на линии Егорлыкское-Мечетинское-Качальницкая. Началось паническое отступление Красной Армии. Один из очевидцев описывал эту картину так: «Беспрерывные, на несколько десятков верст воинские обозы, нагруженные различным хламом, граммофонами, матрасами, разной мебелью, только не воинским снаряжением, последнее безжалостно бросалось. Паника неимоверная, на донецкой переправе давка, драка за первенство переправы и если бы, боже упаси, хоть пять казаков в это время показалось сзади, все потонули бы в Донце. На наше счастье их и близко не было».

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>