Хронология: 7 мая

24 апреля 1917 г. (7 мая по новому стилю):

Митинг рабочих Харьковского завода Шиманского (в будущем – «Красный Октябрь») постановил: «Мы требуем от Совета солдатских и рабочих депутатов стать во главе революционной России, свергнув буржуазное Временное правительство».

Горловский Совет принял резолюцию протеста против ноты Милюкова.

7 мая 1918 г.:

Эшелоны с правительством Донецкой республики и 5-й армией прибыли на станцию Белая Калитва. До этого казаки И. Быкадорова серьезно повредили пути и мост через Северский Донец, чтобы не допустить прохода поездов. Но повреждения довольно быстро были устранены с помощью временного моста и насыпи. К 7 мая эшелоны уже могли проходить через реку. Вечером в вагоне Ворошилова состоялось военное совещание, на котором было принято решение об обороне Белой Калитвы до прохода всех эшелонов через мост. Были распределены позиции: Богураевский шахтерский отряд (до 400 штыков) окопался на горе Караул, близ южных окраин станицы Усть-Белокалитвинской, мост и гору Точилина заняли отряды Питомина и Павлова, Луганский рабочий отряд занял довольно протяженные позиции на юго-востоке вдоль железнодорожного полотна до станции Грачи. В это же время передовой отряд под командованием Романовского двигался на восток к станице Морозовской.

Окопы Богураевского отряда на горе Караул

На заседании правительства Украинской державы принято решение по поводу установления границ: «Признать границами первоначально намеченную на карте представителем военного министерства границу, которая соответствует этнографическим условиям, причем обратить особое внимание на необходимость присоединения Крыма к Украине». То есть «этнографические границы» учитывались лишь там, где это было выгодно Киеву. В отношении Крыма Украине было плевать на «этнографию».

7 мая 1919 г.:

Бывший заместитель председателя Совнаркома Донецкой республики Юрий Лутовинов, который ранее был послан Луганским ревкомом в Харьков для поисков подкрепления, каким-то образом оказался в Кремле да еще и попал на заседание мозгового центра большевиков – Оргбюро ЦК РКП(б). В этот день Лутовинов накатал от руки сумбурную, с кляксами и помарками, записку на имя ЦК, в которой решил пожаловаться на своего бывшего коллегу по Совнаркому ДКР В. Межлаука: «Ввиду того, что Луганску угрожают атакой со стороны наступающих казаков, Луганский комитет Р. К. П. и Исполком делегировали меня в Харьков за подкреплением воинских частей. Обратился к заместителю наркомвоена тов. Межлауку с просьбой немедленно дать распоряжение перебросить части, находящиеся в г. Харькове, на Луганский фронт, чем спасти положение не только самого Луганска, но и всего этого фронта, тов. Межлаук ответил, что он не может этого сделать на том основании, что товарищ Подвойский отменит его распоряжение». В Москве хранится оригинал этой жалобы, я привожу его в книге. Подписался он как рядовой член партии:

В тот же день, 7 мая, Оргбюро отдельным вопросом значилось: «т. Лутовинов сообщает о сепаратистских тенденциях, существующих на Украине у киевлян и у харьковцев, о стремлении последних образовать Донецко-Криворожскую республику, о необходимости послать в Харьков авторитетного и твердого человека для наведения порядка и спасения Донбасса». Есть основания полагать, что Лутовинов донес об обстоятельствах заседания в Харькове от 30 апреля 1919 г. и намерениях Артема со товарищи (см. http://kornilov.name/hronologiya-30-aprelya/). Постановляющая часть гласила: «Принято к сведению». В книге я также привожу оригинал протокола.

В тот же день от Ленина последовала более чем жесткая реакция. Он отправил Межлауку с копией Артему суровое предупреждение: «Получил от Лутовинова еще одно подтверждение, что Вы играете в самостийность и в местные республики, отказываясь немедленно отправить в Донбасс все военные силы и всех мобилизованных рабочих Харькова… Заявляю, что Вы будете преданы партийному суду и исключению из партии, если не бросите этой игры и не отправите тотчас все военные силы Харькова и всех мобилизованных рабочих на помощь Донбассу. Отвечайте немедленно шифром исполнение, сколько и когда посылаете. Вы будете ответственным за промедление». Если у Артема с Межлауком и были какие-то планы по воссозданию ДКР, то после доноса Лутовинова их пришлось менять. Поразительно, но спустя ровно пять лет, день в день, Лутовинов покончит с собой (см. ниже).

Ленин направил Каменеву в Киев телеграмму: «Абсолютно необходимо, чтобы Вы лично… не только проверили и ускорили, но и сами довели подкрепление к Луганску и вообще в Донбасс, ибо иначе нет сомнений, что катастрофа будет громадная и едва ли поправимая… Мы, несомненно, погибнем, если не очистим полностью Донбасса в короткое время».

Командующий 3-й армией Худяков выслал атаману Григорьеву ультиматум с требованием прекратить бесчинства. Но был в тот же день одернут Антоновым-Овсеенко, который постоянно прикрывал «шалости» Махно и Григорьева. Анотонов телеграфировал Худякову: «Вы с ума спятили. Прекратите провокацию, поладьте миром с Григорьевым». Через несколько дней начался мятеж Григорьева.

Председатель правительства УССР Х. Раковский направил в Станислав (Ивано-Франковск) телеграмму на имя правительства «Восточно-галицийской республики»: «Красные украинские войска пришли к границам Восточной Галиции. Приветствуя рабочих и крестьян Восточной Галиции, освобождению которых от всякой буржуазной власти мы горячо сочувствуем, считаю нужным заявить от имени рабоче-крестьянского правительства Украины, что вопрос внутреннего управления Галиции считаем делом галицийских рабочих и крестьян. Рабоче-крестьянское правительство Украины отказывается от всяких военных действий на территории Восточно-галицийской республики при условии, что галицийское правительство прекратит всякие враждебные действия против Советской Украины. Предлагаю вам послать делегатов для определения демаркационной линии».

7 мая 1921 г.

В московской газете «Труд» опубликовано интервью с Артемом-Сергеевым под заголовком «Донбасс возрождается»

7 мая 1924 г.

Путил себе пулю в лоб бывший заместитель председателя Совнаркома Донецко-Криворожской области 37-летний Юрий Хрисанофич Лутовинов. Уроженец Луганска, бывший токарь, большевик с 17-летнего возраста, Лутовинов был назначен заместителем Артема в период, когда правительство ДКР перебралось в Луганск в апреле 1918 г. Он был в правительстве связующим звеном между харьковскими наркомами и луганцами.

Юрий Лутовинов

Американо-израильский исследователь истории Донбасса Т. Фридгут назвал Лутовинова «прекрасным примером разъезжего продавца революции». Человек был бескомпромиссным, напористым, совершенно не гибким (что удивительно, успел в итоге поработать и на дипломатической службе), имел склонность к склокам и скандалам, что видно по приведенному выше письму. Роман Гуль приписал Лутовинову слова: «И революция наша сволочная, и революционеры наши сволочь… все возвращается к старому. Честным людям ни жить, ни работать нельзя». Вот он и не смог ни жить, ни работать в условиях, когда его дар «продавать революцию» оказался уже не нужным. Как написал Карл Радек на смерть Лутовинова, «все противоречия нэпа терзали его душу как глубочайшее личное сомнение… Неравенство социального и партийного быта, бюрократические язвы причиняли ему громадные страдания. Он буквально выл против них» (см. эпитафию Радека на смерть Лутовинова полностью).

Очень символично, что Лутовинов покончил с собой ровно в пятую годовщину своей клязуы, предрешившей судьбу Донецкой республики. Кто знает, может быть, это – не случайное совпадение…

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>