Хронология: 9 сентября

27 августа 1917 г. (9 сентября по новому стилю):

А. Керенский распустил Временное правительство и отстранил генерала Л. Корнилова от должности верховного главнокомандующего, обвинив того в подготовке мятежа. В ответ Корнилов отказался сдавать должность и начал свое выступление на Петроград.

Мятеж Корнилова

Харьковский комитет РСДРП(б) делегировал в состав местного Совета будущего военного наркома ДКР М. Рухимовича, а также будущего наркома почт и телеграфов советской Украины Я. Мартьянова.

Николаевский комитет РСДРП(б) сообщил в ЦК большевистской партии о попытках киевских большевиков во главе с Е. Бош вовлечь Николаевскую организацию в зону влияния Юго-Западной области (то бишь будущей Украины). При этом николаевцы написали: «Куда мы примкнем, не знаем. Желательно мнение ЦК по этому вопросу. Наше мнение – примкнуть к Донецкой области». Таким образом, по состоянию на начало осени 1917 г. большевики Николаева считали себя ближе Харькову, а не Киеву.

Многолюдный митинг рабочих и солдат Луганска в своей итоговой резолюции потребовал: «Отмены смертной казни, прекращения репрессий против революционных организаций, восстановления всех рабочих газет, полной автономии солдатских комитетов, самой беспощадной борьбы с контрреволюцией».

На ст. Ханженково состоялось празднование полугодового «юбилея» пролетарской революции (это позже ее стали называть «буржуазной») с 3-тысячным митингом рабочих. Среди пунктов пространной резолюции был и такой: «Бросаем свое революционное презрение всей контрреволюционной клике и ее бездушным вождям: Рябушинскому, Каледину, Пуришкевичу, поставщику болванок Родзянко, Милюкову и его газете «Речь», и всей желторотой прессе, которая клевещет на революционную демократию». Любопытно, что среди перечня не было генерала Корнилова.

На выборах в городскую Думу Царицына уверенно победили большевики, получившие 45 мест из 102. Следовавшие за ними эсеры получили всего 15 мест, а меньшевики – 11. Контроль над городской Думой позволил большевикам быстро закрепить власть в городе и заслужить титул «красного Вердена». Именно поэтому туда пробивались в 1918 году войска Донецкой республики.

9 сентября 1918 г.:

Заседавший в Орле пленум ЦК КП(б)У раскритиковал Ю. Пятакова и А. Бубнова за поспешный Приказ № 1 и снял их с работы. Пленум заявил о необходимости назначения в Центральный военно-революционный комитет лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева.

Екатеринославский губернский староста Черников сообщил в гетманское Министерство внутренних дел о состоянии дел: «В губернии наружно спокойно, единичные грабежи в уездах продолжаются. В Мариуполе забастовали рабочие всех типографий. В Екатеринославском уезде испытывается острый недостаток предметов первой необходимости».

Газета «Голос Киева» сообщила: «С начала товарообмена между Украиной и Германией вывезено из Украины в Германию до 17 августа включительно 2181 вагон хлеба, 4429 вагонов продовольственных продуктов и 905 вагонов сырья».

9 сентября 1919 г.:

Советская оперативная сводка за 9 сентября сообщала: «Бахмач взят частями 1-й бригады в 12 час. дня. Части дивизии окружают бронепоезд противника на Киевской линии с целью захватить его. Неприятелем оставлено в Бахмаче много вагонов, число которых выясняется. Захвачена также одна шестидюймовая гаубица».

В тот же день Совет обороны советской Украины выразил благодарность войскам за взятие Бахмача, провозгласив: «За Бахмачем – Царицын, Харьков и Киев. Скоро освободятся эти пролетарские центры и от пьяных царских офицеров, и красный флаг революции вновь будет развиваться над рабоче-крестьянской Украиной». Непонятно, имели ли в виду авторы воззвания, что Царицын тоже должен входить в состав советской Украины…

Деникинская сводка за 9 сентября признала проблемы: «Бои восточнее железной дороги Ст. Оскол – Валуйки продолжаются… На Льговском и Новгород-Северском направлениях красные, сосредоточив значительные силы, ведут энергичное наступление. Местами им удалось несколько потеснить наши части. Упорные бои продолжаются».

Поразительное сообщение распространила харьковская пресса: «В районе Конотопа обнаружен «Полк спасения советской России», составленный из красных юнкеров».

Обнародован приказ харьковского коменданта генерала Шевченко, свидетельствующий о серьезных проблемах со снабжением деникинской армии: «До моего сведения дошло, что некоторыми воинскими частями, квартирующими в городских казармах, расходуются для варки пищи вместо дров деревянные казарменные принадлжености, как то: топчаны, ящики для кроватей, столы, скамьи и т.п., каковые принадлежности, если и не нужны для кварирующей части, то могут оказаться нужными для другой воинской части, несколько большего состава, и потому нуждающейся в казарменных принадлежностях. Такое отношение к имуществу вообще и тем более к казенному, ни под каким видом не допустимо».

В Харькове состоялось заседание Совета съездов горнопромышленников Юга России. Бизнесмены обсуждали рабочее законодательство и вырабатывали свои предложения по новым законам в этом направлении.

Несмотря на войну, на близость фронта, в деникинском Харькове начались съемки кинопьесы! В местной прессе появились объявления о наборе «сотрудников и сотрудниц» для участия в этих съемках. Запись производилась в кооперативном товариществе «Горно-заводской промышленной артели» на ул. Екатеринославской, 59. Снимался тот самый агитационный фильм о белых и большевиках (см. http://kornilov.name/hronologiya-8-sentyabrya).

В деникинском Харькове, в театре »Тиволи» состоялось пышное празднование 25-летия сценической деятельности известного артиста Льва Сабинина (Теплинского), постановщика украинских пьес. В честь юбилея была поставлена пьеса Тараса Шевченко «Назар Стодоля», в которой юбиляр исполнил главную роль.

Лев Сабинин

Будущая всемирно известная законодательница мод (особенно театральных мод) Варвара Каринская, проживавшая в то время в Харькове, объявила об утере своей картины с надписью «прогулка (дама в белом)». Художница пообещала вознаграждение тому, кто вернул бы эту картину ей домой на ул. Пушкинскую (кстати, на этом доме сейчас висит мемориальная доска в честь Каринской).

Примерно в 19.00 стражниками деникинского Харькова в Торговом переулке был арестован известный вор Гедрих, обчистивший немало квартир. Три коллеги арестованного даже пытались преследовать стражу и открыли стрельбу прямо на Соборной площади.

Около 21.00 в Харькове убит участковый надзиратель прапорщик Григорий Кузин. Он решил проверить документы у показавшегося ему подозрительным человека, зашедшего в столовую «Волга» на Нетечинской набережной, 1. Тот в упор застрелил надзирателя и бросился бежать, однако сам был убит коллегами погибшего.

Деникинское агентство Руссаген опубликовал письмо некоего участника конного рейда Мамонтова, якобы доставленное аэропланом: «Гуляем по тылам, разрушаем все, что попадается на пути, заняли город Тамбов, Козлов, Лебедян, Елец. 24 августа заняли ст. Грязи. Чувствуем себя господами положения. Идем куда хотим. Добыча огромная».

9 сентября 1920 г.:

Отдел Совета военной промышленности на Юге России (заметьте, еще не Украины) отчитался о выполнении военных заказов для Красной армии. В частности, в докладе говорилось: «Для ремонта танков отведен Харьковский паровозостроительный завод. Поступило за 3,5 месяца… 19 единиц трех систем. Изготовлено и выпущено из капитального ремонта за этот срок всего 9 единиц, в работе – 6… Исключительно на Харьковский паровозостроительный завод поступило с 1.07 26 бронемашин. Отремонтировано по 1.09 – 15. В данный момент на заводе ремонтируется 13 бронемашин».

Вице-директор канцелярии петлюровского МВД отчитался в свое министерство о результатах встреч с представителями Галиции: «Отношение населения Галиции к нашей армии враждебное. На казаков смотрят с отвращением и презрением, как на бандитов. Так смотрит все население без различия национальности. Оснований к этому много: жидовские погромы, грабежи, реквизиции задаром, бесчинства, пьянство и т.п… По многим местечкам происходят погромы. Например, в м. Войнилове было зверским способом замордовано несколько жидов-мужчини и женщин. Насиловали подростков-девушек. Эти события в общем подняли уважение со стороны населения к польской армии и власти и сильно подорвали украинские дела».

Политбюро ЦК КП(б)У приняло решение о принятии одного из бывших лидеров Центральной Рады В. Винниченко в компартию. Тот, правда, настаивал на немедленном его включении в состав самого Политбюро. Рассмотрев его заявление, члены этого органа вынуждены были принять еще одно решение: «Считать невозможным формальное включение тов. Винниченко в Политбюро до очередного пленума ЦК, считая в то же время, что приглашение и право присутствовать на всех заседаниях  Полит. и Орг. Бюро дает полную возможность принимать активное участие в руководстве Парт. и Сов. Работой».

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>