Недонецкие выборы

Партии и регионы

Как разобраться в трех десятках партий, мелкими буквами испещривших полуметровый избирательный бюллетень? Читать их программы? Занятие весьма скучное. Хорошо, если у партии имеется какой ни на есть «послужной список». То бишь есть, «чего вспомнить», как у коммунистов, Руха или УНА-УНСО. А как быть с теми партиями, что были наспех состряпаны непосредственно перед стартом избирательной кампании?

Еще как только начали публиковаться зарегистрированные списки партий, меня заинтересовал состав претендентов в наши избранники. Кто они, чем известны, чем занимаются? Выяснилось, что зачастую только персональный состав списка партии может что-то сказать постороннему наблюдателю. Что такое Прогрессивная социалистическая партия? «Партия Витренко». А Украинская консервативная республиканская партия? «Партия Хмары». Что это еще за объединенные социал-демократы? Так ведь Кравчук, Марчук, Медведчук… Тогда понятно.

Сам по себе анализ фамилий, представленных в списках, любопытен. Обнаруживаешь, например, что в них куда больше родственных связей, чем обычно принято думать. Это естественно: в наше ненадежное время ну на кого еще можно положиться, кроме как не на брата, жену, сына? Вот и обнаруживаешь в списках неслучайные совпадения. В списке СДПУ(о), например, № 5 – Суркис Григорий Михайлович, а № 62 – Суркис Игорь Михайлович. В списке блока СПУ-СелПУ № 2 – Сергей Васильевич Довгань, а № 8 – Константин Васильевич Довгань.

Есть, правда, некоторым образом обратные примеры. В том же списке «крестьян-социалистов» под № 90 значится Василий Евгеньевич Мармазов, а в списке коммунистов под № 30 – Евгений Васильевич Мармазов. Сын и отец. В разных партиях. Бывает – и страшного в этом ничего нет. Есть даже пример, когда муж и жена – в списках двух разных партий.

Не менее поучительно исследовать профессии кандидатов в депутаты. В списке Партии национально-экономического развития Украины из 53 кандидатов наряду с Роксоланой-Сумской – 18 банкиров, причем 15 – сотрудники Проминвестбанка. Неудивительно, ведь партию возглавляет председатель правления этого банка. А в списке Народно-демократической партии очень много госчиновников. Тоже объяснимо: партия ведь считается правящей.

Но почему в первой «двадцатке» Украинской национальной ассамблеи – почти треть, 6 человек «тимчасово непрацюючих»? Да и те, которые работают, тоже заставляют задуматься. Например, есть у них кандидат, значащийся в списке как «председатель профсоюзного комитета свободного профсоюза Винницкой областной федерации таеквон-до». То есть, надо понимать, что в Винницкой области есть федерация этого вида борьбы; у федерации есть свой профсоюз (причем «свободный»), у профсоюза есть профком, у профкома – голова, и, самое главное, можно не писать «тимчасово не працює».

Однако куда интереснее, на наш взгляд, то, какие регионы представляют те или иные политические партии. И почему на это как-то мало до сих пор обращали внимания? Нет, на гипотетическом уровне, на уровне домыслов об этом говорят. Но попытки тщательного анализа географического принципа построения партийного списка нам неизвестны.

Между тем, в обнародованных списках (к примеру, в тех, что публиковались в декабре – январе «Голосом Украины») почти всегда последним пунктом анкетных данных кандидата значится место жительства. И этот пункт часто о многом говорит.

Мы собрали данные по ряду, скажем так, самых пропагандируемых партий. И вот какая занятная получилась картина.

Прежде всего, для удобства, мы сгруппировали регионы Украины по историческому принципу – в исторические провинции (цифры после названий областей обозначают количество зарегистрированных избирателей в них).

Теперь можно представить эту диаграмму в виде графика (нечто вроде стандарта – идеальная модель географического построения списка партии, которая стремится к равному представительству всех регионов). А потом – добавим к нему реальные графики, которые мы получили, проанализировав партийные списки наиболее рекламируемых партий.

На первом графике – наши «левые», коммунисты (КПУ, 225 кандидатов) и блок Социалистической и Крестьянской партии (СПУ-СелПУ, 201 кандидат).

На втором - те, кто себя именует «центристами», три «премьерских» партии. СДПУ(о) во главе с экс-президентом Л. Кравчуком и экс-премьером Е. Марчуком (185 кандидатов в списке). «Громада» во главе с экс-премьером П. Лазаренко ( тоже максимум – 225 человек). И НДП во главе с ныне действующим премьером В. Пустовойтенко (189 кандидатов).

На третьем - «правые», националисты: Рух во главе с Вьячеславом Чорновилом (224 человека – одного кандидата не хватило до максимума), УНА с неизменным Олегом Витовычем (42 кандидата), Национальный фронт (181 кандидат), созданный Конгрессом украинских националистов (Ярослава Стецько), Украинской консервативной республиканской партией (Степан Хмара) и Украинской республиканской партией (Левко Лукьяненко). А также блок «Меньше слов» (44 кандидата), то есть уж очень националисты из «Державной самостийности Украины» и социал-националисты, которых часто путают с национал-социалистами.

Мы пользовались официально опубликованными списками в органе Верховной Рады и не несем ответственности, если после обнародования списки претерпели некоторые изменения (говорят, частенько кандидатский народ бывал раздосадован невысоким местом, доставшимся в списке, и с шумом уходил из партии). Но, думаю, эти изменения уже не могли поменять общую картину географического представительства в партийных общенациональных списках.

Общенациональных ли? Первое, что бросается в глаза почти у всех партий – огромный перекос в пользу Киева. Понятное дело – столица. Но не в такой же степени, честное слово. У социал-демократов киевлян почти половина в списке. Неужели в регионах нет толковых людей? Мне могут возразить, что после 1994 года многие дончане, избранные депутатами, перебрались в Киев и стали числиться киевлянами. Согласен, но опыт показывает, что они чаще всего не просто числиться стали киевлянами. Да, есть такие «новые киевляне», которые в тысячи раз лучше «старых дончан» отстаивают в Киеве интересы Донбасса (Александр Чародеев, например). Но таких примеров до боли мало.

Второе открытие – глубокое неприязнь украинских националистов к Востоку. Чем еще можно объяснить почти полное отсутствие «схидняков» в их списках? И эти люди на словах пекутся о единстве Украины, о ее внутренней целостности. На самом же деле, они то ли боятся «схидняков», то ли глубоко уверены в их полной неспособности управлять Украиной. Даже своих же собственных однодумцев на Востоке, которые верой и правдой служат их идеям львовские шефы не желают ставить на первые места в списках. Хорошо известная в крае Мария Олийнык в списке НФ – всего лишь под номером 27.

У Руха первый житель Донецкой области в списке (№ 27) – Эдуард Креч, президент ОАО «Содовый завод», Славянск, о махинациях которого писали многие газеты региона. Ветеран руховского движения в Донбассе и первый его глава здесь Игорь Пасько, который преподавал нам марксистско-ленинскую философию и сын которого, как известно, был освобожден в школе от изучения украинского языка, – в списке Руха под № 94. А Мыкола Тыщенко, главный редактор «Схiдного часопису» – вообще № 178. Либо националисты так выражают неуважительное отношение к таким своим членам в Донбассе, либо, что скорее всего, они абсолютно не уважают наш край.

А, с другой стороны, – нет худа без добра – тем самым паны-галичане еще раз убедительно доказали, что национализм на Украине есть явление сугубо региональное и никакого отношения к Украине в целом сей феномен не имеет.

Однако и партии, которые сами себя к националистам не относят, Донбасс не жалуют. Из представленных на графиках лишь «Громада» в какой-то мере пытается «дотянуться» до условного стандарта равного представительства регионов в своих списках.

У объединенных социал-демократов традиционно есть некоторая поддержка на Луганщине. Луганчан в их списке полтора десятка человек. Но Донецкую область, крупнейшую на Украине , в списке партии Кравчука-Марчука представляют… аж 3 человека. Голосуйте за киевское «Динамо»… У меня сложилось впечатление, что к позорному поражению Л. Кравчука в 1994 году привело плохое знание элементарной арифметики. У него самого или его советников – не важно. Ему просто не сумели объяснить популярно, в каком регионе проживает большинство украинских избирателей. Иначе как объяснить такое полное пренебрежение с его стороны и стороны его окружения к Донбассу – и тогда и теперь? Или, может быть, Леонид Макарович мстит дончанам за 94-ый год?

Но еще более поразительно отношение к Донбассу «левых» партий. Ведь столько твердили, что «Восток – опора украинских «левых»! А что в реальности? В списке КПУ жителей Донецкой области вдвое меньше, чем киевлян, хотя список возглавляет дончанин. В любом случае, это количество донбассовцев никак не восполняет тот явный перекос в сторону Галичины, который наблюдается в списках националистов. У коммунистов представительство Донбасса и Галичины абсолютно одинаково.

А вот рабоче-крестьянский социалистический блок Александра Мороза и вовсе удивляет. Попробуйте угадать, на каком месте в списке блока СПУ-СелПУ находится первый дончанин? Зампред Донецкого облсовета Олег Рыбаков – под номером 77. Уважаемые в крае социалисты Юрий Шелухин и Виктор Павлюк – соответственно на 102-ом и 130-ом местах.

Вот и думайте, что хотите. Центристы у нас называются центристами, наверное, потому, что в основном их партии тусуются в самом что ни на есть Центре, то есть в Киеве. «Правые», как им и положено, справа на карте, в Галичине. А вот «левые» явно не спешат пропустить в парламент «левый край карты». Донбасс вынужден поручать свое представительство в парламенте киевлянам или даже галичанам.

Нельзя забывать еще и о том, что количество представленных в списке донбассовцев – это лишь часть вопроса. А на каких местах в списках находится основная часть представителей Востока? У объединенных социал-демократов действительно много луганчан. Но они как-то странно расположены: более двух третей их находится в хвосте списка.

Вообще, по тщательном рассмотрении, создается впечатление, что партийные списки составлялись как-то наспех, второпях, не по какому-то обдуманному прнципу. Представители провинции записаны там «пакетами» по несколько человек. В списке СДПУ(о) группа луганчан занимает места со 144-го по 148-ое, а буковинские товарищи – со 163-го по 166-ое. Есть и другие аналогичные «пакеты». Дескать, мы ваших в список включили. Только это все равно никакого значения не имеет. Не пройдут.

Спросите, неужели вовсе нет партий, ориентирующихся на Восток и Юг Украины? Есть, конечно. На четвертом графике мы привели соответствующие графики, относящиеся к небольшой партии «Союз» (всего 30 кандидатов в списке, которые почти поголовно, включая Софию Ротару, проживают в Крыму), а также Прогрессивную социалистическую партию (ПСПУ, 83 кандидата), у которой сильные традиционно позиции на Слобожанщине и Северщине, прежде всего в Сумской области, где расположены избирательные округа лидеров ПСПУ Натальи Витренко и Владимира Марченко.

Партия регионального возрождения Украины (ПРВУ, 104 кандидата), которая, по определению и по генезису своему просто призвана была бы представлять интересы дончан, такж имеет в своем списке больше киевлян. Самый высокий процент донбассовцев имеет блок «Партия труда и Либеральная партия – вместе!» (ПТ-ЛПУ, 219 кандидатов). Это не удивительно, поскольку обе партии «родились» в Донецке. Но на этом, скорее всего, вся их «донецкость» и заканчивается. Мне, например, никогда не придет в голову голосовать за либералов-трудовиков только потому, что их модель регионального представительства (сравните Рис. 3 и 4) почти диаметрально противоположна националистическим моделям. По сути-то они отличаются немного от того же Руха. К тому же, более или менее известные земляки в этом списке начинаются только с шестого дестяка: Жорж Овчинников (52), Станислав Поважный (60), Александр Махмудов (70), Александр Лукьянченко (77), Владимир Варака (79), Владимир Климовицкий (99), Владимир Демин (104), Виталий Заблоцкий (123) и т. д.

Напомню, что на прошлых выборах трудовики смогли провести депутатов в парламент намного меньше, чем того ожидали. А ни один либерал и вовсе на тех выборах не победил (я не говорю о тех, кто стал либералом уже в стенах парламента). Поэтому мне чрезвычайно любопытно будет посмотреть, сколько голосов избирателей в среднем в итоге наберет каждый из шести десятков дончан, выставленных в списке ПТ-ЛПУ по сравнению с 20 дончанами-коммунистами или даже тремя социал-демократами (о)? Результат может стать весьма поучительным.

Все это еще раз более чем наглядно и убедительно доказывает, что в Донбассе так и не сложилась политическая сила, аналогичная мощному националистическому движению в Галичине, выражающая интересы региона. Почему? Причин много. Еще предстоит их систематизировать и осмыслить.

Может быть, потому, что региональных лидеров все время тянуло вместо кропотливой и мало приметной работы в регионе блистать где-нибудь повыше? Может, потому, что некоторые из них, не обретя прочной опоры в своем крае, неудержимо стали предаваться мечтаниям о Мариинском дворце? А, может быть, потому, что кое-кто из них как черт от ладана до сих пор шарахаются от типично региональных идеалов и целей, пытаясь тем самым то ли выказать свою лояльность, то ли выглядеть респектабельно?

Самое неприятное то, что с каждыми выборами мечты о таком сильном политическом движении в крае и о возрождении региона становятся все призрачнее и призрачнее…

Губернаторы не преодолели 40-процентный барьер?


Валерий Пустовойтенко уже не в первый раз ставит в тупик прессу, которая освещает его многотрудную деятельность на посту премьер-министра. Буквально за полнедели до выборов, пребывая в Луганске, он провел пресс-конференцию, на которой заявил, что цель его пребывания на Луганщине – рабочая и политическая. В качестве политической задачи своей поездки, надо полагать, он считал уведомление общественности о том, что в этой самой восточной области Народно-демократическая партия, чей список он милостиво согласился возглавить, должна набрать сорок процентов голосов. При этом было строго указано, что «это – задача главы облгосадминистрации и председателей райгосадминистраций».

Но с какой стати государственные мужи на местах обязаны обеспечивать победу НДП, которая правящей считается лишь условно? Ведь никаких выборов партия не выигрывала, поскольку создана была в промежутке между оными. Ответ, по словам Пустовойтенко, прост: руководители госструктур должны стремиться к победе НДП, чтобы «сохранить стабильность в обществе накануне президентских выборов», сообщало УНИАН буквально накануне парламентских выборов 29 марта.

В основном все тогда посчитали это заявление чем-то вроде политического пожелания премьера. Ведь цель любого деятеля органов местного самоуправления и госвласти на местах прежде всего – не политическая. Их задача обеспечить жизненные, бытовые потребности граждан, а высокую политику, определяющую курс страны, долженствует оставить Киеву. По крайней мере, такова официальная позиция Украины. Не разрешается, например, создание региональных партий, не было позволено проведение выборов в местные советы по партспискам – прежде всего потому, что обл-, гор- и райсоветы «должны заниматься делом, а не политикой».

Но как раз с делом у луганского экс-губернатора Геннадия Фоменко почти все в порядке. В 1996 году по темпам роста промышленного производства Луганщина занимала на Украине 24-е место. По итогам 1997 года она вышла на 4-е. 25 марта премьер-министр торжественно вручил луганскому губернатору орден «За заслуги».

Прошло две недели, состоялись выборы, луганского губернатора сняли. Хорошо если орден оставили. Коммунисты набрали в Луганской области 46,1%, НДП – 2,9%.

Формально Фоменко перешел на другую работу. Губернатор Житомирской области (КПУ – 23,3%, НДП – 4,6%) Антон Малиновский освобожден согласно поданному заявлению. Глава Херсонской облгосадминистрации (КПУ – 34,9%, НДП – 4,4%) – по состоянию здоровья.

Может быть, мы неправомерно привели здесь «оперативно-тактические» данные по областям, и речь вовсе не идет о наказании губернаторов за провал НДП на выборах? Нет, связь между результатами выборов и отставками есть. Ее наличие четко обозначил глава президентской администрации Евгений Кушнарев. Комментируя назначение новых глав облгосадминистраций Луганской, Житомирской и Херсонской областей, Е. Кушнарев подчеркнул, что такие изменения связаны, в частности, с анализом результатов выборов. «Мы рассматриваем глав госадминистраций не только как хозяйственников и управленцев, но и как политических руководителей», – подчеркнул он.

Но почему за откровенный и позорный провал НДП, имевшей все ключи управления страной, должны отвечать не лидеры самой партии, а губернаторы? На этот вопрос вряд ли кто сможет ответить.

Почему не снимают с губернаторского кресла руководителя Винницкой области, лидера НДП Анатолия Матвиенко? Ведь на вверенном ему участке работы, на Виннитчине, КПУ получила 23,3% голосов, а НДП – 12,3%. Это, конечно, не жалкие луганские 3%, но и до 40% далековато.

По словам Е. Кушнарева, необходимо ожидать «следующих кадровых изменений на уровне регионов». То есть, попросту говоря, полетят головы еще в ряде регионов, прежде всего там, где коммунисты набрали большинство в ходе выборов.

Первоапрельская «ШУтка» ТВ


Многие дончане, которые интересуются политикой, были, мягко говоря, шокированы сообщением одного из киевских каналов ТВ о том, что лидер прогрессивных социалистов народный депутат Наталья Витренко внезапно предложила на пост спикера Верховной Рады… Вячеслава Чорновила.

По стране поползли слухи. Верные сторонники пытались оправдать это неожиданное заявление тем, что, мол, Наталье Михайловне, если она хочет баллотироваться в президенты, нужно делать как можно больше громких заявлений, чтобы все время быть на виду. Недруги из «левого» лагеря злобно шипели, дескать, дожилась Витренко – настолько ненавидит Мороза и Симоненко, что уже Чорновила готова видеть спикером. В нашей редакции тоже раздавались звонки негодующих и недоумевающих читателей.

Мы связались с Киевом и вот что удалось выяснить: никакого заявления по поводу Чорновила Н. Витренко не делала. Это была всего лишь первоапрельская шутка телевидения, скорее смахивающая на «утку». Как на все это реагировать? С одной стороны, судиться за первоапрельскую «шутку» как-то не с руки. С другой стороны, глупую выходку киевских телевизионщиков, приняв ее за чистую монету, успели растиражировать десятки украинских изданий.

Остается только сожалеть о том, что многие поверили в несуществующее заявление, несмотря на то, что сама Витренко ничего в эфир не говорила. «Заявление» озвучивал юродствующий диктор, а Витренко лишь показали на фоне в качестве видеоряда для убедительности. Интересно, а что было бы, если бы такую шутку на ТВ отмочили, скажем, с В. Пустовойтенко?

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>