Хронология: 5 июня

23 мая 1917 г. (5 июня по новому стилю):

На станции Никитовка состоялся съезд районных Советов для выборов общего делегата на I Всероссийский съезд Советов в Петрограде. Несмотря на то, что из Петрограда был прислан от меньшевиков «тяжеловес» в лице Ефима Трубицына, известного под кличкой «Алексей Горловский», значительную победу (101 голос из 176 делегатов) получил лидер местных большевиков Шулим Грузман. Трубицын получил лишь 62 голоса.

5 июня 1918 г.:

В связи с усилением и резкой активизиацией белоказачьих отрядов атамана Мамонтова штаб войск Донецкой республики во главе с К. Ворошиловым принял решение о проведении наступательной операции против основных сил противника, сосредоточившихся южнее месторасположения основных сил ДКР. Полевой штаб Ворошилова в этот момент располагалася в хуторе Ближняя Мельница (вскоре этот дом сгорел). Основной силой красных в этом районе была группа Н. Руднева в составе ударных колонн Бобырева и Локатоша. Наступательные операции велись под прикрытием 11 орудий Кулика и бронемашины. Наступление велось на хуторы Савина и Лисинского. Резервы Руднева и батарея Кулика расположились на горе Лисинской. В итоге Ближняя Мельница стала местом довольно жестоких боев, которые с некоторыми перерывами длились на протяжении нескольких недель.

Могила бойцов Руднева на Ближней Мельнице

Из оккупированного немцами Донбасса губернский староста Черников доложил в министерство внутренних дел гетмана о забастовках в регионе: «Докладываю, что забастовка на Горловских рудниках Бахмутского уезда ликвидирована без инцидентов. На Щербиновском заводе рабочие не вышли на работу. Предложено губернскому коменданту принять меры к ликвидации забастовки. О том, как протекает жизнь в других уездах губернии, мне сведений… не поступило, что объясняется отсутсвием на местах чинов милиции, формирование котрой задерживается неполучением штатов и кредитов для милиции».

Гетманская Украина направила Румынии ноту о своих притязаниях на Бессарабию. В ноте говорилось: «Решительным способом отрицая права Румынии на Бессарабию и заявляя о своих правах на эту область, Правительство Украинской Державы не думает однако совершать актов какого бы то ни было насилия в отношении прав Бессарабии на справедливое и целесообразное национальное самоопределение… Правительство Украинской Державы должно настаивать на принадлежности политически-автономной Бессарабии к Украинской Державе, на что Украина имеет все права и чего желает огромное большинство населения Бессарабии». В который раз Киев проявил свои двойные стандарты. В отношении принадлежности Бессарабии он постоянно ссылался на «национальное самоопределение» и мнение жителей региона, но как только эти же аргументы в отношении принадлежности Донбасса или Харькова приводила российская сторона, Киев моментально отвергал данные аргументы.

5 июня 1919 г.:

Екатеринославский Совет на совместном заседании с фабзавкомами постановил «всеми мерами поддерживать рабочую мобилизацию для спасения Донецкого бассейна».

На митинге рабочих 4-й обмундировочной мастерской Харькова некая рабочая из Луганска заявила: «Я недавно вернулась с фронта и скажу, что не так страшен фронт, как о нем говорят, и теперь я первая опять запишусь на фронт».

Полтавский Совет призвал рабочих вырвать «Донецкий бассейн из рук белогвардейцев и нанести этим последний и решительный удар международному империализму».

По распоряжению советского правительства Украины создан Чрезвычайный военно-революционный трибунал Донбасса во главе с Г. Пятаковым и с участием известного харьковского большевика и деятеля ДКР С. Буздалина. Учитывая, что к тому времени Донбасс уже был фактически утерян красными, трибунал успел провести слушание лишь по делу т.н. «махновского штаба». Кстати, Буздалин затем (в 1923 г.) стал первым председателем в истории Верховного суда Украины.

Сергей Буздалин

5 июня 1920 г.:

На рассвете 1-я Конная армия С. Буденного прорвала фронт польской обороны под Киевом и, выйдя в тыл противника, отрезала поляков от резервов. Буденный в своих воспоминаниях так хвастался этим прорывом: «Произошло неслыханное событие в военном искусстве пашей эпохи — конница прорвала усовершенствованную, хорошо укрепленную, оснащенную всеми видами огня, долговременную оборонительную линию пехотных частей». Вскоре после этого прорыва началось беспорядочное отступление поляков.

 

Хронология: 4 июня

22 мая 1910 г. (4 июня по новому стилю):

Артем-Сергеев написал небольшую открытку своей подруге Ефросинии Ивашкевич из пересыльной тюрьмы в Иркутске. Будущий лидер Донецкой республики описал подготовку к отправке его на место ссылки – в село Шиманское Киренского уезда Иркутской губернии. Описывая житье в тюрьме, Артем кратко написал: «Наша внутренняя общественная жизнь довольно интересна и оживленна». Открытка была послана в Харьков по адресу улица Москвская, 10, в Сельскохозяйственное общество, где трудилась подруга Артема.

4 июня 1918 г.:

Из Москвы в сопровождении 400 красногвардейцев и своей секретарши Надежды Аллилуевой в Царицын выехал Иосиф Сталин. Сказочник Э. Радзинский так описал эту поездку: «4 июня на Казанском вокзале, забитом мешочниками и полуголодными беспризорными детьми, появились трое: девушка, высокий молодой человек и маленький грузин средних лет. Троицу сопровождал отряд красноармейцев. Только после длительной перепалки Кобы с начальником вокзала и дежурным (несмотря на предписания Совнаркома и грозный мандат) им был предоставлен поезд. Что делать – мало кому был известен тогда Коба…» Согласно известной легенде, именно в этом поезде Сталин впервые переспал с Аллилуевой, после чего его чуть ли не заставили жениться на ней. Как бы то ни было, но в Царицыне Сталин жил в штабном вагоне уже с молодой женой, и там же поселился Артем со своей молодой женой Елизаветой Репельской.

И. Сталин с Н. Аллилуевой

Известный немецкий философ Курт Рицлер, служивший в тот момент в немецкой дипломатической миссии в Москве, доложил прусскому министру Д. фон Бергену: «Способствовать восстановлению России, которая может вновь стать империалистической, — не очень приятная перспектива, но эта опция может быть неизбежной, так как, учитывая полную нестабильность Рады (это все видят тут), любая идея о длительной независимости Украины представляется сейчас лишь фантазией… Украина должна пасть вместе с большевиками. Свершившийся факт существования династии в Киеве (видимо, автор имеет в виду династию Скоропадского. — Авт.) может слегка продлить жизнь этого искусственного государства, но не более того». Таким образом, по мнению покровителей самостийной Украины немцев, эта самая Украина держалась до тех пор, пока существовали большевики.

Курт Рицлер (рис. М. Либерманна)

4 июня 1919 г.:

В Харькове Артем-Сергеев приступил к организации обороны города. Там было издано постановление: «Объявлена мобилизация 15 лет. Каждая волость должна мобилизовать по 20 человек. Коммунисты мобилизовали 9/10 членов партии и половину Губернского комитета. На фронт уходит половина членов Губернского исполкома».

Глава Реввоенсовета Республики Лев Троцкий издал приказ № 104 о ликвидации Украинского фронта и создании из трех украинских армий 12-й и 14-й советских армий. Командующим 12-й армией был назначен Семенов.

В момент, когда Деникин продолжал стремительно продвигаться к Харькову, ЦК КП(б)У в Киеве обсуждал вопрос о «захвате власти в Галичине», поручив организовать таковой В. Затонскому.

Владимир Затонский

4 июня 1923 г.:

Большевик, бывший горнорабочий Бисерских железных рудников Петр Ермаков написал воспоминания «У Бисерских рабочих», в которых описал приезд Ф. Артема-Сергеева в поселок Бисер с целью нелегальной агитации среди местных пролетариев. По сведениям Ермакова, поездка Артема состоялась ранней осенью 1906 г. Вот как описал автор воспоминаний своего гостя: «Как сейчас помню плотную, выше среднего роста фигуру т. Артема, одет в желтоватое бобриковое полупальто. По внешнему виду товарищ Артем был похож скорее на рабочего, чем на интеллигента».

Хронология: 3 июня

21 мая 1917 г. (3 июня по новому стилю):

Вновь общее собрание харьковских большевиков бурно обсуждало вопрос о выставлении на выборы в городскую Думу общего с меньшевиками списка. В итоге было принято решение идти на выборы самостоятельно. Затем был избран Харьковский комитет РСДРП(б) из 13 человек. Примечательно, что в этот орган не вошел ни один из будущих лидеров Донецкой республики. До приезда Артема большевистская организация Харькова выглядела крайне серой, слабой и малочиисленной.

Тысячный митинг рабочих Щербиновского, Нелеповского и Никитовского рудников принял резкую антивоенную резолюцию, призвав к немедленной конфискации помещичьих и монастырских земель, а также к национализации банков. Нелеповский рудник затем в течение многих лет (вплоть до закрытия в 2003 г.) носил имя руководителя Донецкой республики Артема.

Бывший Нелеповский рудник, бывшая шахта им. Артема

Горловский комитет РСДРП(б) отчитался, что собрал и направил в пользу бастующих рабочих в различных регионах России 368 рублей 37 копеек.

3 июня 1918 г.:

Пока Артем и его коллеги по правительству Донецкой республики сражались с противником под Царицыном, извечный враг ДКР Н. Скрыпник развил бурную деятельность в Москве по сколачиванию Украинской компартии, вновь безуспешно пытаясь привлечь в ее состав донецко-криворожских и одесских товарищей. 3 июня созданное Скрыпником Оргбюро постановило: «Вновь предложить товарищам из партийного областного комитета Донецкого бассейна и Криворожья, живущим вне пределов Украины, послать своих представителей в Организационное бюро одного-двух — сколько они могут дать — для работы в Организационном бюро». Понимая, что самостоятельно представителей ДКР в деятельность «Украины» им не затянуть, Скрыпник и Ко прибегли к испытанному способу и нажаловались центральному руководству. Тем же постановлением было записано: «Обратиться в ЦК партии с тем, чтобы он принял со своей стороны меры для устранения возникающей, благодаря образованию в Москве все новых групп, ставящих себе параллельные задачи, несогласованности работы по содействию из России партийной работе на Украине» (так в тексте).

Николай Скрыпник

ЦК Украинской партии эсеров приняло постановление о полном переходе на нелегальное положение на оккупированной Украине и начале крупномасштабной террористической деятельности. Правда, и после этого решения, сопровождавшегося громким восхвалением террора как инструмента борьбы, в какой-то террористической деятельности украинские эсеры замечены не были.

Верховный Военный совет Антанты принял решение о высадке англо-франко-американского десанта в Мурманске и Архангельске.

3 июня 1920 г.:

В Луганске под председательством Артема-Сергеева состоялось заседание президиума Донецкого губисполкома, на котором было принято решение об увольнении главы местного совнархоза Эдуарда Медне.

Хронология: 2 июня

20 мая 1917 г. (2 июня по новому стилю):

Общее собрание рабочих завода «Русско-французское общество» на станции Основа призвало к скорейшему заключению мира: «Настало время, чтобы перейти от слов к делу. Армия и демократические слои трудового народа не могут терпеть войны, войны русских, английских, французских и т.п. империалистов».

2 июня 1918 г.:

В Киеве в Педагогическом музее состоялось 6-е заседание в рамках российско-украинских мирных переговоров. Глава российской делегации Х. Раковский огласил декларацию РСФСР о том, что граждане Украины, проживающие на территории России, имеют равные права с российскими гражданами. Кроме того, были сформированы комиссии для работы над каждым пунктом мирного договора. Комиссии приступили к работе на следующий день.

Германия официально признала Украинскую державу гетмана Скоропадского.

Ленин и Свердлов разослали всем местным Советам письмо, в котором в случае военных действий велели стращать местное население примером Украины: «Пример Украины должен послужить страшным уроком для всей России».

2 июня 1919 г.:

Артем прибыл в Харьков из захваченного деникинцами Бахмута и сразу же выступил перед Харьковским Советом с призывом помочь Донбассу – этой «Российской кочегарке»! Артем заявил: «Сил у противника очень немного. Никаких танков белые также не имеют. Не имея крупных войсковых масс, деникинцы действуют бронепоездами и кавалерией. Белые направили свой главный удар по линии наименьшего сопротивления – по партизанам Махно, которые, конечно, в панике бежали на запад и очистили огромный район от Гришино до Чаплино. Паника, к сожалению, перекинулась на соседние участки фронта. Внезапный и глубокий обход парализовал героические усилия донецких шахтеров… Мы ждем от вас, товарищи, не митингов и резолюций, а рабочих батальонов и полков. Российская кочегарка – Донецкий бассейн – должна стать неотъемлемой и нераздельной собственностью рабочих и крестьян. Вне обладания Донецким бассейном победа и развитие рабоче-крестьянской революции немыслимо».

Самое любопытное, что, по некоторым данным, именно в этот день, 2 июня, в районе Попасной состоялся бой с участием деникинских танков: «2 июня 1919 года три английских танка из конного корпуса А.Шкуро (повешен в Москве в 1947 г.) вступили в бой в районе Попасной против бронепоезда красных «Углекоп». Танки были подбиты, но офицеры с подбитых танков сумели взорвать бронепоезд вместе с собой и командой бронепоезда, состоявшей из моряков-балтийцев». Деникинский же подпоручик Андрей Власов утверждает, что бой под Попасной состоялся 1 июня, а главная заслуга в уничтожении «Углекопа» принадлежит знаменитому тяжелому бронепоезду «Единая Россия». Власов пишет: «Неприятельский бронепоезд «Углекоп», подбитый нашими снарядами и оставшийся на месте, был совершенно разрушен взрывами. Большинство его команды не успело выскочить и погибло».

Автор скана - Froid. Источник: http://forum.gp.dn.ua/viewtopic.php?f=24&t=755&start=45

В телеграмме Подвойскому, данной утром 2 июня, Антонов-Овсеенко так обрисовал положение на фронте: «13-я, 8-я и 10-я армии почти уничтожены. Потеряны не только Юзово, Гришино, но Бахмут, Попасная, Миллерово (уже стоим у Чертково), потеряна не только линия Маныча, но бой идет на р. Аксай в 130 верстах к юго-востоку от Царицына и в 150 от Торговой, на которой недавно стояли. Астрахань под угрозой. Царицын в клещах… Советская власть на всем юге под вопросом».

В направлении донецкого фронта красные направили бронепоезда с характерными названиями: «Ворошилов» и «Смерть Директории».

Харьковский окружной военный комиссар А. Кошакрев издал приказ о военном призыве рабочих и крестьян Харьковской, Екатеринославской, Полтавской губерний и фактически уже утраченного красными Донбасса.

В Киев прибыл Лев Троцкий, который сразу созвал заседание ЦК КП(б)У под председательством Х. Раковского. На этом собрании Троцкий прямо (и вполне справедливо) обвинил Антонова-Овсеенко в том, что тот, увлекшись походом на Галицию, проморгал наступление Деникина, а также бунты Григорьева и Махно. Было принято предложение Троцкого реорганизовать Украинский фронт.

Раковский и Троцкий

2 июня 1920 г.:

Ф. Артем-Сергеев выступил на экстренном собрании коммунистов Луганска в связи с военными действиями против белополяков.

Правительство С. Петлюры обнародовало свою «Деклярацию», в которой выражалась благодарность Польше за «дружескую помощь» в захвате Украины.

Хронология: 1 июня

1 июня 1912 г.:

В июне 1912 г. в г. Брисбен (Австралия) под редакцией будущего лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева вышел первый номер русскоязычной газеты «Эхо Австралии».

19 мая 1917 г. (1 июня по новому стилю):

Профсоюз торговых и промышленных служащих Бахмута объявил всеобщую забастовку, призвав присоединиться к ней коллег Луганска. В обращени луганцам также говорилось: «Просим вас, товарищи, широко оповестить всех служащих вашего города и его окрестностей, чтобы сюда не направлялись безработные и служащие контор и магазинов».

Крестьяне деревни Мануиловка (Славяносербский уезд) захватили для выпаса своего скота земельные участки имения сенатора Эммануила Вуича, бывшего директора Департамента полиции Российской империи. Главное управление по делам милиции сообщало: «Обо всем происходящем Вуич неоднократно заявлял уездному комиссару, но не получил от него никакого ответа».

1 июня 1918 г.:

Осознав, что войска ДКР находятся в мешке, скованные с востока Доном, с запада и севера – белоказачьиими отрядами Фицхелаурова, с юга – полками Мамонтова, командующий советскими частями К. Ворошилов начал укрепление позиций в районе Чира и Рычкова, где под непрестанным обстрелом начались работы по восстановлению взорванного моста через Дон. Основные силы 5-й армии расположились в районе Верхне-Чирской и Рычкова для охраны моста. С севера позиции Донецких армий защищал харьковский отряд Латышева и Морозовский полк. С запада постоянные оборонительные бои под прикрытием своей артиллерии вели два Донецких полка и группа заместителя военного наркома ДКР Н. Руднева. Особенно тяжелый натиск отражал Коммунистический полк Локатоша с юга, со стороны Нижне-Чирской, где располагалася штаб Мамонтова.

Одновременно в ближайшие станицы были разосланы агитаторы под прикрытием мелких отрядов для записи станичников в армию ДКР. Сам Ворошилов несколько раз выступил в июне в станице Логовской.

"На пути к Царицыну" (картина М. Грекова)

В «Правде» вышла статья И. Сталина, как раз собиравшегося отъезжать из Москвы в Царицын, под названием «О Донщине и Северном Кавказе (Факты и махинации)».

1 июня 1919 г.:

Деникинцы взяли Бахмут (ныне – Артемовск), где вновь, как и в эвакуируемом Харькове апреля 1918 г., до последнего находился Ф. Артем-Сергеев. Луганский большевик А. Каменский (тот самый, который открывал съезд, провозгласивший создание ДКР) вспоминал этот период: «Мы с Артемом опять в Донбассе – в Бахмуте. Деникинцы наседают. Неожиданно Бахмуту грозит непосредственная опасность. В нашем распоряжении несколько часов ночи. Артем, как и в 1918 году, сдерживает бегущих, эвакуирует Бахмут». По воспоминаниям Каменского, затем они с Артемом оказались в Лимане (ныне – Красный Лиман). Луганец вспоминал: «Лиман… Эшелоны, части уже более организованные, чем в 1918 году, но паника, нет дисциплины, и здесь Артем, никем не назначенный, берет на себя руководство и наводит порядок».

 Утром 1 июня Лев Троцкий, находясь в Кантемировке, настучал в Москву на Межлаука и Ворошилова в связи с их намерением создать Донецкую армию, не подчиняющуюся Киеву и советской Украине (см. http://kornilov.name/hronologiya-28-maya). Троцкий объяснил это стремлением к «донецкой самостийности», он писал Ленину: «Домогательства некоторых украинцев объединить вторую укрармию, тринадцатую и восьмую в руках Ворошилова совершенно несостоятельны. Нам нужно не донецкое оперативное единство, а общее единство против Деникина… Идея военной и продовольственной диктатуры Ворошилова есть результат донецкой самостийности, направленной против Киева и Южфронта… Прошу потребовать от ЦК, чтобы Ворошилов и Межлаук выполняли вполне реальную задачу, которая им поставлена: создать крепкую вторую укрармию. Предполагаю на завтра или послезавтра вызвать в Изюм, как центральный пункт, командующего восьмой, тринадцатой и второй, т. е. Ворошилова (также Межлаука и Подвойского), и продовольственников, чтобы объединить то, что может подлежать объединению, отнюдь не создавая Донецкой военной республики».

Лев Троцкий в 1919 году

После этого письма в Москве события развевались стремительно:

Ленин моментально телеграфировал Межлауку и Ворошилову: «Надо во что бы то ни стало немедленно прекратить митингование, …бросить всякое прожектерство об особых группах и тому подобных попытках прикрытым образом восстановить Украинский фронт». В этой ситуации любопытнее всего выглядит тот факт, что Ленин отправил телеграмму Межлауку и Ворошилову, которые были инициаторами решения ЦК КП(б)У от 28 мая, на которое и донес Троцкий, но копию отправил и Артему, который формально вообще к этому никакого отношения не имел, находясь в Бахмуте и занимаясь эвакуацией Донецкой губернии. Видимо, Ленин знал или догадывался о том, кто, помимо Межлаука и Ворошилова, мог стоять за идеей воссоздания Донецкой республики!

В тот же день (завидная оперативность!) Политбюро ЦК РКП(б) под руководствомЛенина специально посвятило вопрос жалобе Троцкого на донецких лидеров, резко раскритиковав идею создания «донецкой группы войск». Моментально после заседания Ленин выслал новую телеграмму Межлауку, Ворошилову и Артему с постановлением ЦК, которое «решительно отвергало» план «создавать особое донецкое единство», а вместо этого обязывало указанных лиц «создать крепкую украинскую армию».

Уже по итогам этого заседания в тот же день, 1 июня, ВЦИК оперативно утвердил декрет «О военном союзе советских республик России, Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии для борьбы против империалистов«. Декрет гласил: «Военный союз всех упомянутых советских социалистических республик должен быть первым ответом на наступление общих врагов. Поэтому, стоя вполне на почве признания независимости, свободы и самоопределения трудящихся масс Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии и Крыма… Всероссийский Центральный Комитет Советов признает необходимым провести тесное объединение: 1) военной организации и военного командования, 2) советов народного хозяйства, 3) железнодорожного управления и хозяйства, 4) финансов и 5) комиссариатов труда советских социалистических республик России, Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии и Крыма с тем, чтобы руководство указанными отраслями народной жизни было сосредоточено в руках единых коллегий». Многие советские историки называли этот декрет прообразом договора о создании СССР. Таким образом, можно смело утверждать, что желание Артема и Ко воссоздать каким-либо образом Донецкую республику настолько испугало московских лидеров, что натолкнуло их на идею скорейшего оформления государства, основанного на основе союза национальных республик.

В то же время Пятаков и Бубнов от имени ЦК Компартии Украины из Киева телеграфировали в Москву: «Сегодня провели постановление о мобилизации 50% коммунистов для включения в рабочие полки, снимая с постов ответственных коммунистов, включая полки. В Харькове была спячка, колебание насчет необходимости поголовной мобилизации рабочих. Мы, Ворошилов, Межлаук ударили в набат в газетах, плакатах, воззваниях, митингах. Создается определенная атмосфера. О результатах будем сообщать регулярно. Завтра с утра создаем специальную комиссию железнодорожников для обыска железнодорожного узла, железнодорожных линий на предмет отыскания воинского груза. С продовольствием из рук вон скверно… По нашим сведениям, Дыбенко все тащит в Крым. Прикажите ему именем ЦК отправить нам в распоряжение Харьковского окрвоенкома винтовок, патронов, пулеметы в максимальном количестве. Повторяем: с оружием дело обстоит катастрофически; из-за этого может сорваться вся мобилизация».

1 июня 1920 г.:

В Луганске под председательством Ф. Артема-Сергеева состоялось заседание президиума Донецкого губисполкома, на котором бурно обсуждалось предложение российского и украинского руководства перенести столицу Донецкой губернии из Луганска в Бахмут (ныне – Артемовск). Заседание постановило: «Вопрос о перемене губернского центра не может быть разрешен
утвердительно в пределах Донецкой Губернии за отсутствием крупного центрального пункта. Губернским Центром считать г. Луганск и принять срочные неотложные меры к исправлению всех разрушенных зданий… Поручить президиуму, принимая во внимание вышесказанные соображения, послать мотивированное заявление ЦИК об оставлении Центра Донецкой губернии в Луганске». Одновременно Донецкий губисполком выразил ходатайство о присоединении к Донецкой губернии Миллерово.

Тысячный митинг рабочих Каменского Екатеринославской губернии (ныне – Днепродзержинск) принял резолюцию: «Мы, граждане города Каменского, чтобы поскорее окончить гражданскую войну и приступить к мирному труду, пойдем все до 50 лет на мобилизацию».

1 июня 1921 г.:

В Москве под председательством Ф. Артема-Сергеева состоялось экстренное заседание Президиума ЦК Всероссийского союза горнорабочих, на котором Артем сделал доклад «О работе Главтопа». Кроме того, по докладу Александра Ремейко было принято постановление о проведении 12 июня Всероссийского воскресника в помощь бастующим британским шахтерам.

Александр Ремейко

 

Хронология: 31 мая

18 мая 1917 г. (31 мая по новому стилю):

На заседании Харьковской городской организации РСДРП(б) разгорелась жаркая дискуссия о том, идти ли местным большевикам на выборы в городскую Думу единым избирательным списком с меньшевиками или нет. Голосование обеспечило незначительную победу противников объединения (89 против 80). Кстати, горячим сторонником объединения с меньшевиками выступил Павел Кин, который всего спустя два года будет возглавлять харьковское ЧК и расстреливать тех самых меньшевиков.

Луганский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов сообщил в Петроград о начале функционирования своего исполкома.

31 мая 1918 г.:

Совнарком РСФСР постановил: «Член Совета Народных Комиссаров, Народный Комиссар Иосиф Виссарионович Сталин, назначается Советом Народных Комиссаров общим руководителем продовольственного дела на юге России, облеченным чрезвычайными правами. Местные и областные совнаркомы, совдепы, ревкомы, штабы и начальники отрядов, железнодорожные организации и начальники станций, организации торгового флота, речного и морского, почтово-телеграфные и продовольственные организации, все комиссары и эмиссары обязываются исполнять распоряжения тов. Сталина». Данное постановление во всех советских учебниках истории вплоть до конца 50-х годов преподносилось как переломный этап гражданской войны. Через несколько дней после вынесения этого решения Сталин выехал в Царицын, где встретился и довольно тесно сдружился с лидером Донецкой республики Артемом – они даже жили в одном штабном вагоне и подружились семьями. Поскольку Артем по просьбе Сталина вскоре уехал на Северный Кавказ, молодые жены Сталина и Артема (Надежда Аллилуева и Елизавета Репельская) довольно много проводили времени вместе.

В это время ситуация для войск ДКР, запертых в окружении набиравших силу донских казаков и Дона, становилась угрожающей. В непосредственной близости от главного расположения армий Донецкой республики (Чир и Рычков), в станице Нижне-Чирской атаман Константин Мамонтов (он же Мамантов) расположил свой штаб и активно формировал белоказачьи отряды для наступления против красных. По данным советских историков гражданской войны, к концу мая Мамонтовым в районе Нижне-Чирской были сформированы 40-й Есауловский, 41-й Суворовский, 42-й Нижне-Чирский пехотные казачьи полки по 800-1000 штыков каждый, а также двухполковая конная бригада во главе с есаулом Поповым (до 3000 казаков). Неподалеку, в Калаче, были сформированы 43-й, 44-й и 45-й полки, которые к концу мая также были подчинены Мамонтову. Таким образом, к началу июня армиям Донецкой республики противостояли 10-12 тысяч штыков и сабель Мамонтова, а наступавший вдоль железной дороги вслед за армией ДКР отряд Фицхелаурова насчитывал до 9 тысяч штыков, 11 орудий и 36 пулеметов.

Константин Мамонтов

В Киеве состоялся очередной раунд мирных переговоров между советской Россией и гетманской Украиной. Глава российской делегации Х. Раковский выступил против предварительного протокола собрания, поскольку, по его мнению, он «предрешал вопросы, который будут объектом самих мирных переговоров». В частности, Раковский попросил изъять фразу о том, что Украина и РСФСР являются «самостоятельными и ни от кого не зависимыми отдельными государствами». Пояснил он это так: «Факт известный, что Украина для всех до настоящего момента, т.е. до того момента, пока мы в договор не внесли наше признание того, что отправшая часть от России – Украина вляется самостоятельным государством, еще в международных юридических отношениях не имеет вполне определенной юридической индивидуальности». «Для нас Украинская Держава начнет существовать с того момента, когда мы здесь с Вами подпишем Договор», – заявил представитель России. Надо заметить, что договор так и не был заключен…

Среди прочего на российско-украинских переговорах в Киеве состоялся обмен полномочий членов делегаций. Любопытно, что среди членов украинской делегации оказался технический директор Новороссийского общества из Юзовки Адам Свицын. Из чего видно, что Киев собирался всерьез спорить о статусе Донбасса и государственной принадлежности тамошних предприятий. Известный донецкий журналист Олег Измайлов считает, что присутствие Свицына в числе уполномоченных украинской делегации объясняется этим письмом юзовца: http://hughesovka.blogspot.com/2011/10/20-1918.htm

Адам Свицын

31 мая 1919 г.:

На нервное требование Ленина бросить все силы на оборону Донбасса командующий украинскими войсками Антонов-Овсеенко ответил еще более нервной телеграммой: «В полном сознании своей ответственности за оборону советской власти на Украине, заявляю: выполнить ваши приказания не могу. Делаю все, что могу, в понуканиях не нуждаюсь. Или доверие или отставка».

Командующий 13-й советской армии Геккер сообщил в своем приказе: «Противник, развивая успех, продолжает теснить войска армии в северном направлении. Им занят Бахмут и артиллерийским огнем обстреливается ст. Попасная».

Командующий 2-й советской армии Скачко предложил дерзкий (и неосуществимый) план ликвидации деникинского прорыва в Донбассе. Суть предложения заключалась в том, чтобы допустить отряды Шкуро в тыл советских войск, одновременно ударив в тыл деникинцев и заняв Юзовский район и Таганрог, тем самым отрезав «зарвавшегося противника» от основных сил.

На Харьковской конференции фабзавкомов усилиями меньшевиков была принята резолюция, направленная против военной мобилизации рабочих.

Один из деятелей Донецкой республики Я. Эпштейн, на тот момент занимавший пост главы Екатеринославского губкома в своем сообщении о ликвидации мятежа Григорьева заявил: «Считаем необходимым отметить особо доблестное поведение Екатеринославской партийной школы, героизмом и стойкостью которой держался фронт в один из острых моментов».

Газета екатеринославских большевиков «Звезда» сообщила о героизме местных комсомольцев в борьбе с Григорьевым: «Особенной геройской смертью умер один из членов Союза – т. Шпиндяк. Будучи окружен со всех сторон бандитами, он все же, крепко сжимая винтовку, дрался не сдаваясь. Попав в плен, он подвергся пыткам, которые не передаются описанию, его били шомполами до полусмерти, сдирали кожу и, вдобавок, привязав его к хвосту лошади, мчались галопом 3-5 верст… Предполагается в недалеком будущем открыть клуб имени его и т. Ицаксона». Позже фамилия Шпиндяк была воспета известным екатеринославским поэтом Михаилом Светловым(см. http://kornilov.name/mihail-svetlov-o-ekaterinoslavskom-komsomoltse/).

31 мая 1920 г.:

ЦК КП(б)У, рассмотрев призыв Г. Чичерина назначить бывшего лидера Центральной Рады В. Винниченко наркомом образования советской Украины, вежливо отказался от этой идеи, рекомендовав взамен ЦК РКП(б) отправить Винниченко «нашим послом за границу».

31 мая 1924 г.:

Член правительства Донецкой республики И. Варейкис избран кандидатом в члены ЦК ВКП(б).

Хронология: 30 мая

18 мая 1864 г. (30 мая по новому стилю):

В Варшаве в еврейско-польской семье родился Феликс Яковлевич Кон, одна из самых экзотичных и ярких личностей Донецкой республики. На момент провозглашения ДКР Кону было 53 года, к тому времени он был легендой революционного движения. Получив первый приговор еще в далеком 1884 г., Кон провел в Сибири в общей сложности 20 лет, оставив заметный след в освоении и исследовании данного края – его книги по истории и этнографии Сибири и Алтая до сих пор считаются классикой. Затем снова подполье, 11 лет европейской эмиграции.

Феликс Кон

С весны 1917 г., после возвращения в Россию, Кон осел в Харькове, заняв пост комиссара по польским делам, стал активным деятелем меньшевистского движения, нещадно критиковал большевиков, в том числе основателей Донецкой республики. Его едкие и яркие выступления не оставались незамеченными, сам Кон в этой связи был объектом нападок и критики в харьковской печати (см. http://kornilov.name/30-maya-den-rozhdeniya-feliksa-kona). Уже в 1918 г. он примкнул к РКП(б). В 1920 г. вместе с Ф. Дзержинским вошел в состав советского правительства Польши. В 20-е годы создавал Коминтерн и был там одним из виднейших руководителей. Создатель газеты «Красная звезда» и «Рабочей газеты», один из создателей советского радио. 22 июня 1941 г. 77-летний Феликс Кон пытался запиисаться в добровольцы на фронт, но ему было отказано. А уже 28 июня старик умер на корабле под Малоярославцем.

30 мая 1918 г.:

Натиск на войска Донецкой республики в районе Суровикино усилился. Постепено основные силы ДКР с эшелонами перебазировались на станцию Чир и к взорванному за неделю до этого грандиозному 600-метровому мосту через Дон в районе разъезда Рычкова. Как вспоминает участник похода В. Моргунов мост был взорван так, «что одна его сторона висела на 3 м и перекренился он весь набок метра на полтора и к довершению был загружен паровозом и платформами». Вновь раздались голоса о том, что необходимо бросить эшелоны с ценностями Донецкой республики и, переправив живую силу, пробиваться до Царицына в пешем порядке. Но Ворошилов и руководители ДКР приняли решение ремонтировать мост, что заняло несколько недель.

Мост у хутора Рычкова, который задержал продвижение войск ДКР на Царицын

Ремонт осуществлялся при постоянных налетах противника и обстрелах с обоих берегов, что сильно тормозило восстановительные работы. Некоторые из участников похода уверяют, что ремонтом руководил лидер ДКР Артем-Сергеев. Вот, к примеру, что писал участник похода А. Френкель о ремонте моста: «Наши авангарды под обстрелом белых чинили его. Я сейчас же заметил Артема, бойко и энергично руководившего работами на мосту. Починить мост было весьма трудно, нужно было много людей и материалов. Артем выполнил эту работу весьма успешно, проявив недюжинные инженерные способности». Хотя большинство участников похода, в том числе близкие соратники Артема, указывают, что он перебрался в Царицын для организации встречи полков ДКР еще до взрыва моста. Так, луганчанин А. Каменский вспоминает, что он приехал в Царицын еще 20 мая вместе с Артемом.

В Киеве состоялся один из самых коротких раундов российско-украинских мирных переговоров, длившийся ровно 8 минут! Глава российской делегации Х. Раковский по требованию главы украинской делегации С. Шелухина затребованные им письменные полномочия на ведение переговоров (подписаны Лениным, Свердловым, Караханом и Бонч-Бруевичем). Но украинская сторона вновь приступила к затягиванию переговоров. Шелухин попросил перенести заседание на следующий день в связи с тем, что украинская делегация «не могла собраться в назначенное время для того, чтобы обдумать доклад комиссии».

Советское правительство выпустило обращение «К трудовым казакам Дона и Кубани», в котором говорилось: «Бывший генерал Краснов, который в октябре вместе с Керенским шел походом на Петроград, теперь выступает в качестве донского представителя и ведет переговоры со Скоропадским, угнетателем украинских рабочих и крестьян, и с представителями Германской империи. Знаете ли вы об этом, казаки Дона? Нет, предатели действуют за спиной трудового народа. Они заявляют от вашего имени, будто вы хотите отделиться от России и стать рабами помещиков и капиталистов на подобие Украины. Чтоб вернуть себе дворянское звание, помещичьи земли, генеральские чины, изменники – Красновы готовы продать чужестранным помещикам и капиталистам вашу родную Донскую землю. А вслед за Доном наступит очередь Кубани, как и других частей Советской Республики. Мы, Совет Народных Комиссаров, заявляем, что Донская область является составной частью Российской Советской Федеративной Республики».

Провозглашено создание Кубано-Черноморской Советской республики со столицей в Екатеринодаре.

30 мая 1919 г.:

Командарм 8-й армии В. Любимов доложил о занятии деникинцами в Донбассе Никитовки, Хацапетовки и Дебальцево. Командарм сообщил, что создается угроза окружения его армии, и предложил: «Находил бы своевременным сейчас отход на север, чтобы избежать всего последствия этого обхода».

По телеграфу в Бахмуте, где находился Артем-Сергеев, получено сообщение: «Вчера белыми взято Гришино. Белые подошли незаметно и заняли без выстрела. Советские учреждения успели эвакуироваться, рабочие также бегут, опасаясь расправы белых».

1-й полк красного казачества (командир – В. Примаков) в районе Кременчуга начал митинговать и протестовать против отправки его в Донбасс для борьбы с деникинцами. Главной движущей силой протестов стал венгерский эскадрон полка, который требовал отправки его на запад, а не на восток. В этой связи Антонов-Овсеенко выслал телеграмму: «Недопустимо постыдно не исполнять приказ. Воодушевите полк, не заставьте Красную армию Украины краснеть за вас. Вы утомлены, вы устали, но в таком положении все наши лучшие части, лишь враг наш не знает устали… Слава вечная, слава героям. Позор малодушным, смерть предателям».

Картина В. Полтавца "Красные казаки"

30 мая 1956 г.:

Реабилитирован расстрелянный в 1938 г. Дмитрий Жлоба, командир отряда донецких красногвардейцев в период Донецко-Криворожской республики и знаменитой «Стальной дивизии» во время обороны Царицына.

Такие конверты стали выпускать после реабилитации Жлобы

 

Хронология: 29 мая

16 мая 1917 г. (29 мая по новому стилю):

Екатеринославский комитет РСДРП(б) провел заседание, на котором постановил провести в городе демонстрацию протеста против смертного приговора относительно Филиппа Адлера, убийцы министра-президента Австро-Венгрии графа фон Штюргка. Екатеринославские большевики постановили издать брошюру о жизни Адлера, сбор от которой должен был поступить «в пользу германских и австрийских борцов за мир».

29 мая 1918 г.:

В оккупированном немцами Харькове газета «Южный край» опубликовала обзор состояния крупнейших харьковских предприятий: «ВЭК. Завод продолжает оставаться закрытым. Виды на будущее безотрадные. Поездка за розысками эвакуированного материала не увенчалась успехом». Газета сообщила, что с июня на ХПЗ увольняются 119 человек, а завод «Гельферих-Саде» на днях будет открыт для производства сельскохозяйственных машин и оборудования, но работа найдется лишь для 500 человек.

На оккупированной немцами территории Донецкой республики крестьяне подожгли Хотеньскую экономию графа Строганова в Сумском уезде. Газета «Южный край» сообщала: «Подожжены почти все постройки: горит графский двор миллионной стоимости, убытки колоссальные. В поджоге и грабежах участвовали крестьяне сел Речек и Ястребиного». А когда-то искусствовед Г. Лукомский писал о дворцово-парковом комплексе в Хотени (построен по чертежам Джакомо Кваренги), что он «имеет право занять первое место среди лучших усадеб южной России – Качановки, Батурина, Сокиринцы, Диканьки, а по внутренней отделке не имеет себе равных…» 

Так выглядело имение Строгановых в Хотени до пожара

 

Что осталось от легендарного имения в Хотени (источник - http://blog.turmir.com)

ВЦИК издал декрет «О принудительном наборе в Рабоче-Крестьянскую Армию», введя обязательную воинскую повинность для трудящихся России. В декрете говорилось: «Необходимо безотлагательно перейти к принудительному набору одного или нескольких возрастов. Ввиду сложности дела и трудности его одновременного проведения на всю территорию страны, представляется необходимым начать, с одной стороны, с наиболее угрожаемых областей, с другой стороны, с главных центров рабочего движения». К таким регионам были отнесены Москва, Петроград, Донская и Кубанская области.

29 мая 1919 г.:

Ленин направил в Совнарком УССР на имя Адольфа Иоффе эмоциональную телеграмму: «Я считаю преступлением с вашей стороны, что вы уговорили Троцкого оставить Подвойского. Ни одно обещание не исполняется; подкреплений Донбассу нет; мобилизация рабочих идет позорно вяло. Вы отвечаете лично за неизбежную катастрофу. Надо поголовно снять видных работников, посадив их в Харьков и Екатеринослав для поголовной мобилизации рабочих… Абсолютно неизбежна гибель всей революции без быстрой победы в Донбассе, для чего необходимо бросить рутину на Украине, работать революционно, поднять все и вся…, все отложить в сторону, кроме Донбасса».

Адольф Иоффе

Совет обороны УССР под председательством Х. Раковского провел заседание, обсуждая вопрос о помощи Донбассу. Подвойский сообщил, что выделяет на защиту Донецкого бассейна 4-ю, 5-ю и 6-ю дивизии. Для мобилизации на донецкий фронт в Харьков был послан бывший нарком Донецкой республики Б. Магидов.

Нестор Махно, находясь в Гуляй-Поле, отправил Ленину, Каменеву, Антонову-Овсеенко, Межлауку, Раковскому и др. пространную телеграмму от имени своего штаба, выражая категорическое несогласие с решением о преобразовании его «повстанческой дивизии» в 3-ю бригаду Красной Армии, предупредив о «роковых последствиях» такого решения. При этом телеграмма сообщала: «Как т. Махно, так и весь штаб повстанческих войск являются подлинными революционерами, борющимися за идеалы социальной революции». 

Командир красных казаков Филипп Миронов издал пространное воззвание «В добрый час, донцы!», в котором, в частности, провозгласил: «Казаки не представляют собой какой-либо особой народности, а есть плоть от плоти и кость от кости, отпрыск же русского народа, злою мачехою-судьбою когда-то выброшенный на берега Дона… Казаки, мои братья, какая может быть особая свобода Дона, если Россия будет закабалена вновь помещиками и генералами? Разве вы забыли уроки истории, как вас, свободных, Петр Великий закабалил и отнял все свободы, предварительно повесив пятого и уничтожив по Хопру, Медведице и Иловле все казачьи городки. Какое может бьпъ особое счастье Дона, когда Россию — ее рабочий люд и крестьянство угнетатели вновь стремятся поработить?!»

Филипп Миронов

29 мая 1920 г.:

В Луганске под председательством Артема-Сергеева состоялось заседание Донецкого губисполкома, на котором отдельно рассматривался вопрос об административном делении Донецкой губернии. Помимо всего прочего, исполком назначил бывшего александровского (запорожского) токаря Ивана Локатоша, боевого соратника Артема по походу на Царицын, командиром военизированной охраны губернии. Ранее Локатош был эсеровским боевиком и успел уже побывать комдивом, а позже стал чекистом.

Г. Чичерин направил письмо главе Совнаркома УССР Х. Раковскому, в котором сообщал о грядущем приезде одного из бывших лидеров Центральной Рады В. Винниченко и рекомендовал включить того в состав советского правительства Украины на пост зампредседателя и министра образования. В тот же день один из лидеров УКП С. Мазуренко направил Ленину письмо, в котором сообщил о намерении Винниченко вступить в ряды большевиков.

Несостоявшийся большевик В. Винниченко

 

29 мая 1936 г.:

Свои мемуары об Артеме-Сергееве написал его бывший помощник Евгений Кустолян, участник похода на Царицын – именно этой датой подписаны сравнительно объемные мемуары Кустоляна. Эти мемуары уникальны тем, что они являются единственным документальным источником, благодаря которому можно судить о самом загадочном периоде деятельности Артема - лете 1918 года, когда лидер Донецкой республики совершил дерзкий вояж по охваченному мятежами и бунтами Северному Кавказу. Кустолян в этой поездке был фактически ординарцем Артема и описал этот период довольно подробно. На момент написания мемуаров их автор служил в центральном аппарате Управления госбезопасности НКВД УССР. Всего лишь спустя год (25 августа 1937 г.) Кустолян будет расстрелян.

Хронология: 28 мая

15 мая 1917 г. (28 мая по новому стилю):

Общее собрание рабочих ртутного, угольного рудников и шахты № 5 Горловского района приняло резолюцию с требованием передачи власти Советам, заявив: «Никакими полумерами и простыми одними отписками не спасти страну от голода и разрухи. Необходимы революционные меры в виде конфискации всех земель, рудников, национализации банков, промышленности и т.д.»

28 мая 1918 г.:

В донской станице Манычская состоялась встреча Донского атамана П. Краснова с генералами Добровольческой армии М. Алексеевым, А. Деникиным и другими, на котором был разработал совместный план операций по полному овладению Доном, Кубанью и Волгой. Краснов приводил следующие доводы: «Царицын даст ген. Деникину хорошую, чисто русскую базу, пушечный и снарядный заводы и громадные запасы всякого войскового имущества. Кроме того, занятиеЦарицына сблизило бы, а может быть, и соединило бы единый грозный фронт. Опираясь на Войско Донское, армии могли бы начать марш на Самару, Пензу, Тулу, а тогда донцы заняли бы Воронеж».

План действий Добровольческой армии на Кубани

В связи с переговорами в Киеве о российско-украинских границах и появлении там же делегации от Войска Донского председатель ЦИК Донской республики Виктор Ковалев (на фото) обнародовал заявление: «Центральный исполнительный комитет Донской Советской Республики доводит до сведения Совета Народных Комиссаров и мирной конференции в Киеве, что никакой власти на Дону нет, кроме Центрального исполнительного комитета и его президиума. Всякое другое правительство, которое себя объявило или объявит, есть государственные преступники, которые будут преданы народному суду за государственную измену. В данное время нам сообщили, что на мирной конференции выступает делегация от донского правительства. Мы, как государственная власть, заявляем Совету Народных Комиссаров и мирной конференции в Киеве, что без документов Советской власти Донской Республики никакие делегаты не должны допускаться для ведения мирных переговоров и, если таковые имеются, то мы объявляем их незаконными и самозванными, которые, как государственные преступники, будут преданы суду. Центральный исполнительный комитет требует от мирной конференции отстранить самозванную делегацию «донского правительства», ибо она незаконна и не может быть допущена для ведения мирных переговоров».

Ленин отдал секретный приказ командующему Черноморским флотом: «Ввиду явных намерений Германии захватить суда Черноморского флота, находящиеся в Новороссийске, и невозможности обеспечить Новороссийск с сухого пути или перевода в другой порт,… с получением сего уничтожить все суда Черноморского флота и коммерческие пароходы, находящиеся в Новороссийске».

28 мая 1919 г.:

Артем-Сергеев приступил к эвакуации Бахмута.

Деникинские войска заняли Дебальцево.

На экстренном заседании ЦК КП(б)У в Харькове лидеры Донецкой респбулики Межлаук и Ворошилов (судя по последующим телеграммам Ленина, не без участия Артема-Сергеева) предприняли еще одну попытку восстановить «донецкое единство» хотя бы в военном отношении. Под давлением деятелей ДКР ЦК принял решение по вопросу «О положении дел в Донецком бассейне»: «Все командование в Донецком участке должно быть объединено одним временным Реввоенсоветом, который может быть подчинен Южфронту. Этот Реввоенсовет должен действовать как Реввоенсовет группы войск Донецкого направления. Состав этого Реввоенсовета намечается следующий: командующий группой — т. Ворошилов, члены Реввоенсовета — т. Межлаук и кто-либо от Южфронта». На этот раз кляузу на лидеров ДКР в Москву отправил лично Лев Троцкий (см. Хронологию 1 июня).

Ленин в этот день телеграфировал Межлауку в Харьков: «Совет Обороны 26 сего мая постановил немедленно двинуть из Харькова поголовно всех рабочих на защиту Луганска. Исполнение этого постановления выполнить Вам в кратчайший срок, не останавливаясь перед самыми крайними решительными мерами, применяя высшую меру наказания по отношению к неповинующимся, отсталым и неаккуратным… В таком темпе победить нельзя. Усильте работу».

В тот же день Ленин выслал телеграмму и председателю Совнаркома Украины Раковскому в Киев: «ЦК РКП постановляет: каждую минуту промедления военной помощи Южфронту со стороны Украины считать преступлением, за которое несут полную ответственность Антонов и Подвойский. Сосредоточить все силы на Донбассе».

28 мая 1921 г.:

Расширенный пленум ЦК Всероссийского Союза горнорабочих в Москве по докладу Артема «О помощи бастующим английским горнорабочим» принял постановление: «Провести во всех предприятиях горной промышленности Всероссийский Воскресник в помощь бастующим английским углекопам».

Хронология: 27 мая

27 мая 1918 г.:

Усть-Медвединский красный казак Филипп Миронов в станице Арчадинской призвал под свои знамена донских казаков, объявив: «Кто не явится, тот объявляется преступником, гробокопателем своему родному краю, своим детям, самим себе. Довольно умственного и душевного сна! Пора услыхать вам живое слово, пора призадуматься».

Филипп Миронов

Герман Украины П. Скоропадский издал закон «О праве на урожай 1918 года», указав, что принимает его «в соответствии с приказом генерал-фельдмаршала Эйхгорна».

27 мая 1919 г.:

Председатель Донецкого губернского исполкома Артем-Сергеев, находясь в Бахмуте, отправил телеграмму в Москву Ленину и Троцкому, а также в Киев Раковскому, в которой выразил протест в связи с насильственной мобилизацией донецких шахтеров в Красную Армию. Артем писал: «Ваш приказ армии Южного фронта мобилизовать рабочих вносит огромную дезорганизацию добычу угля в Донецком бассейне и мешает мобилизации рабочих для освобождения района. Части 8 армии усвоили простой прием окружить рудник вооруженной силой и забрать рабочих и технических кочегаров забойщиков и горнотехников… Вооруженное насилие с принудительным деклассированием взрывает нас политически и лишает угля… Луганск был сдан, рабочие обезоружены Московской дивизией при наличии четырехсот всадников в районе Луганска. Необученные, недружелюбно настроенные, насильно взятые в армию массы сделают армию еще более громоздкой, малоподвижной, не боеспособной. Разрушение тыла сделает невозможным затыкание прорывов рабочими…»

Ворошилов и Межлаук, находясь в Харькове, выслали телеграмму в Москву Троцкому и в Киев Раковскому, Подвойскому и Петровскому: «Сложившаяся ситуация Донбассфронта требует немедленного введния надежной кавалерийской части, испытанной в боях с донскими казаками, каковой является кавполк особого назначения Медведева. Противник действует бронепоездами-танками… Необходима немедленная присылка полка особназначения и бронепоезда имени Ворошилова. Просим принять все меры к скорейшей присылке, так как положение фронта отчаянное. Славянск эвакуируется».

Командующий Южным фронтом В. Гиттис сообщил о критическом положении советской 13-й армии, отброшенной в Донбассе от Горловки, и срочно призвал ускорить присылку подкреплений.

Владимир Гиттис

Петлюровцы создали специальную комиссию «для борьбы с погромами с широкими правами и при участии представителей жидовского населения». Что могла расследовать данная комиссия, учитывая, что Петлюра и его Директория были вытеснены с территорий, где происходили погромы, непонятно.

27 мая 1920 г.:

На рассвете советские войска начали наступательную операцию против поляков под Киевом.

27 мая 1921 г.:

Артем-Сергеев впервые принял участие в заседании ВЦСПС (он был избран в его состав накануне на Всероссийском съезде профсоюзов).

Артем в 1921 году