Хронология: 13 мая

1 мая 1886 г. (13 мая по новому стилю):

В Петербурге родился Вадим Александрович Быстрянский (Ватин), один из создателей Донецко-Криворожской областной организации большевиков. Учился на истфаке Петербургского университета и в Цюрихе. В 1908 г. примкнул к большевикам и уже через год был приговорен к вечной ссылке в Сибирь, где провел семь лет. Там до сих пор цитируют его научные труды по истории Сибири. С 1916 г. Ватину разрешено поселиться в Киеве.

Вадим Ватин

После Февральской революции 1917 г. Ватин перебрался в Екатеринослав, где редактировал газету местных большевиков «Звезда». Возглавлял Донецко-Криворожскую организацию РСДРП(б) до приезда Артема, но после этого отошел в тень гораздо более харизматичной фигуры. Принял участие в структурировании власти Донецко-Криворожской области, но еще до провозглашения ДКР был переведен в Петроград, начав редактировать центральную прессу большевиков. В 30-е годы стал одним из главных цензоров СССР, о котором более чем нелицеприятно отзывались Максим Горький и Корней Чуковский.

30 апреля 1905 г. (13 мая по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев устроил митинг в театральном зале Народного дома на Конной площади прямо после концерта Федора Шаляпина на виду у всего городского начальства. Он призвал многочисленную рабочую публику к забастовке и первомайской стачке.

13 мая 1918 г.:

Армии Донецкой республики под руководством Ворошилова, расположившиеся в донской станице Морозовская, начали реорганизацию. Военный историк В. Меликов пишет: «В районе Морозовской было завершено объединение отрядов 5-й и 3-й армий. Отряды из крестьянской и шахтерской бедноты Донской области, боровшейся под руководством тов. Щаденко, которые влились в армию тов. Ворошилова, насчитывали до 12500 бойцов, 2 дивизиона тяжелых гаубиц и 4 батареи 3-дюймовых полевых пушек». Оборону Морозовской с севера взял на себя Морозовский отряд, с юга – Луганский отряд, с запада – Каменский отряд.

В центре оккупированного немцами Харькове, в сквере Свято-Духовской церкви на Старо-Московскойо улице, найден труп неизвестного молодого человека примерно лет 20-22 в солдатской шинели с огнестрельной раной в виске. Следствие установило, что убили парня не на этом месте, а труп в сквер принесли.

13 мая 1919 г.:

В Екатеринослав для его обороны от атамана Григорьева прибыл отряд харьковцев под командованием Пархоменко. Командовавший до этого обороной города Скачко дал команду состоящему при нем «для поручений» Ахметову удерживать при помощи бронепоезда № 10 мост через Днепр и выехал навстречу Пархоменко, дабы передать ему командование отрядами.

В это же время Григорьев выпустил воззвание о взятии Екатеринослава и о том, что в Харькове якобы происходит «восстание мобилизованных против коммунистов».

Военный нарком УССР Подвойский издал приказ о мобилизации рабочих Украины в Красную армию. От Киева требовалось мобилизовать 4 тыс. чел., от Харькова и Екатеринослава – 14 тыс. человек, а от других городов Харьковского округа – 10 тыс. .чел.

13 мая 1921 г.:

Президиум ЦК Всероссийского союза горнорабочих под председательством Артема-Сергеева заслушали доклад Валериана Данчича о плане восстановления Донбасса.

Хронология: 12 мая

12 мая 1918 г.:

Пребывая на станице Морозовская, под непрестанными налетами и обстрелами белоказаков, руководители армий Донецкой республики начали проведение реорганизации отступавших воинских частей. Начало реформы столкнулось с сопротивлением некоторых командиров подразделений, оставшихся от разложившейся и рассыпавшейся 3-й армии. Вот что пишут участники похода: «Уже подойдя к Морозовской, мы установили, что отдельные авантюристические элементы собираются демагогически использовать намечающиеся нами мероприятия по реорганизации. Один из подобных «заправил», так называемый командир 3-й армии Вишневский, был нами арестован. Тогда к нам явилась делегация с требованием его освобождения и с угрозами. Было ясно, что нам необходимо выбрать одно из двух: либо мы уступим, выпустив Вишневского, и тогда будем находиться под постоянной угрозой всяких демагогов и опасности дезорганизации всех неустойчивых «партизанских» отрядов, либо теперь же решимся заставить их подчиниться нам. Мы избрали последнее. Мы понимали, что в таких случаях решимость может оказать свое действие». Ворошилов отказался освобождать Вишневского и пригрозил использовать броневики для подавления бунта, после чего смутьяны утихомирились.

В оккупированном Харькове 8 бандитов совершили дерзкий налет на квартиру некоего домовладельца Сергеева в одноэтажном доме по Всехсвятской ул., 14. Дерзость заключалась в том, что налетчики ограбили даже квартированного там немецкого солдата, отобрав у него винтовку. Грабители грозили пытками Сергееву, даже раскалив для этого железный прут, однако жена домовладельца подняла шум, после чего налетчики удалились.

12 мая 1919 г.:

Командарм 13-й армии А. Геккер издал приказ о контрнаступлении советских войск в Донбассе, распорядившись уже к вечеру 12 мая овладеть линией Ларино-Иловайск.

Анатолий Геккер

Командующий вооруженными силами УССР Антонов-Овсеенко издал приказ о подавлении мятежа Григорьева: «Григорьев и все его главные помощники объявляются вне закона и должны быть истреблены».

Вот как описывала этот день в Харькове местная пресса: «12 мая на Сумской улице масса народа, особенно у расклеенных телеграмм об измене атамана Григорьева. Настроение публики повышенное, многие говорят, что сюда идет Григорьев с пьяной бандой разбойников, устраивает погромы, что своим приходом он хлеба не даст, а наоборот затянет развитие революции. Рабочие призывают не верить изменнику Григорьеву, который идет грабить рабочий народ. Конечно, все это вызывает большое волнение окружающих. На вокзале, особенно среди служащих, распространились слухи и много говорилось о взятии петлюровцами Полтавы и критическом положении Киева… Настроение рабочих больше чем удовлетворительно, число добровольцев в Красную армию с каждым днем увеличивается. Вообще же настроение против Григорьева и очень повышенное можно наблюдать на каждом шагу. В связи с еврейскими погромами, устраиваемыми Григорьевым, в городе среди евреев царит растерянность».

В Совнарком УССР включены представители Украинской партии социалистов-революционеров (боротьбистов), в ЦИК Украины – украинские левые эсеры и представители «Бунда».

12 мая 1921 г.:

Президиум ЦК Всероссийского союза горнорабочих под председательством Артема-Сергеева принял решение поддержать всеобщую забастовку британских шахтеров. В решении говорилось: «С этой целью устроить во всероссийском масштабе субботник горнорабочих; добытые в этот день продукты сдать государству по реальной довоенной стоимости оплаты труда. Полученную сумму переслать английским товарищам».

Англичане выстроились в очередь за дровами из-за забастовки шахтеров 1921 года

Кроме того, Артему было поручено установить связи с Международным союзом горнорабочих и внедриться в его руководство на международной конференции, которая была назначена на август. Артем связывал с этим надежды на быстрое установление контроля над данной структурой и организацию через нее шахтерских забастовок во всемирном масштабе. Правда, до августа Артем не дожил…

Хронология: 11 мая

11 мая 1918 г.:

Во второй половине дня в доме купца Волкова в станице Морозовская состоялось бурное совещание руководства Донецкой республики и командования ее вооруженных сил (некоторые очевидцы уверяют, что это совещание состоялось уже в 20-х числах мая, после нескольких дней пребывания в Морозовской). Ворошилов, Артем и другие представители ДКР поддержали идею пробиваться далее в Царицын через казачьи земли. Представитель же местного ревкома Богуславский со товарищи настаивал на том, чтобы воинские части ДКР остались в Морозовской. Ворошилов и Артем оказались в большинстве. Было принято также решение о реорганизации воинских подразделений.

Эшелоны ДКР несколько дней находились возле станции Морозовская

Далее есть серьезные расхождения по поводу воспоминаний о пребывании Артема-Сергеева с эшелонами. Многие мемуары свидетельствуют о том, что глава правительства ДКР «с группой большевиков» сразу после этого совещания отправились в Царицын для налаживания связи с местным Советом и подготовкой встречи и размещения армий ДКР, идущих на Волгу. Якобы Артем проехал в Царицын еще до 22 мая, то есть до взрыва моста через Дон. Но есть и мемуары, в которых указывается, что Артем лично руководил восстановлением моста, при этом пригодились его инженерные способности. Трудно сказать, какие из этих мемуаров ближе к истине.

В оккупированной столице ДКР продолжали простаивать заводы в связи с отсутствием сырья, эвакуированного при подходе немцами правительством Артема. «Возрождение» сообщало о ситуации на заводе ВЭК: «Завод продолжает оставаться закрытым. Посланный администрацией завода на поиски эвакуированного материала агент завода Лус еще не возвратился. Оставленные администрацией служащие продолжают свою работу».

Харьковский паровозостроительный завод объявил, что он закрыт до 15 мая. Причины те же – «отсутствие денежных средств, материала, а главное – топлива».

В оккупированном Харькове грабителями совершен налет на квартиру по Нетечинской улице, 52.

В донском хуторе Пономарев повешены лидеры большевиков Донской области, включая главу Совнаркома Донской республики Федора Подтелкова (он стал одним из героев «Тихого Дона»).

Памятник донским большевикам Подтелкову и Кривошлыкову в Каменск-Шахтинском

Представители России на встрече с гетманом Скоропадским в Киеве договорились о начале 23 мая российско-украинских переговоров по установлению границы. Местом переговоров был избран Киев.

Ленин лично написал ноту протеста германскому правительству от имени правительства России в связи с захватам немцами Крыма. В ноте говорилось, что Крым, по взаимному признанию Москвы и Берлина, не является частью Украины, а потому его немецкая оккупация является нарушением Брестского договора.

11 мая 1919 г.:

Донецкий большевистский губком в связи с продолжением наступления деникинцев в Донбассе создал подпольный комитет большевиков для организации работы в тылу Деникина.

Харьков объявлен на военном положении. В решении окружного комиссара значилось: «Всякие уличные митинги и собрания без разрешения исполкомов воспрещаются».

Совет обороны РСФСР в связи с мятежом Григорьева назначил Ворошилова и.о. командующего Харьковского военного округа с подчинением ему всех вооруженных формировний в этом округе.

В тот же день Каменев, Ворошилов и Межлаук подписали директиву об обороне Екатеринослава.

В это время мятежные формирования Григрьева заняли Кременчуг.

11 мая 1920 г.:

В Луганске под председательством Артема-Сергеева президиум Донецкого губернского исполкома разбирал вопрос, как распорядиться средствами, собранными в помощь Петрограду. Постановили: «Отправить собранные в Луганске 100 пудов хлеба детям Севера и 2 вагона каменного угля, добытого на специальном воскреснике от Красного Луганска Красному Петрограду, поручить доставку тов. Лисовскому».

Хронология: 10 мая

27 апреля 1905 г. (10 мая по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев выступил на митинге рабочих Харьковского паровозостроительного завода.

27 апреля 1906 г. (10 мая по новому стилю):

В Георгиевском зале Зимнего дворца начала работу I Государственная Дума России.

Николай II открывает заседание Госдумы России

10 мая 1918 г.:

Передовой отряд войск Донецкой республики под командованием Романовского (из отрядов Щаденко) выбил белоказаков Иванова из станицы Морозовская. Вечером того же дня на станцию прибыло правительство ДКР и командующий 5-й армией Ворошилов. Морозовская была наиболее большевистским населенным пунктом на пути до Царицына (благодаря большому железнодорожному депо и чугунолитейному заводу здесь трудились боле 2 тыс. рабочих). Поэтому именно здесь было решено сделать остановку, проведя значительную реорганизацию и перегруппировку войск.

При этом эшелоны растянулись на многие километры железнодорожного пути. В. Меликов в книге «Оборона Царицына» так описывал данный поход: «Рабочие постепенно настолько пообжились в эшелонах, что чувствовали себя, как дома. У эшелонов можно было наблюдать детишек, игравших в наступление, употреблявших коробки из-под консервов вместо снарядов. Женщины стирали и сушили белье. В отдельных теплушках стояли кровати, небольшие, простые домашние зеркала, шумел самовар. Вблизи на разведенных кострах жарилось, варилось, и если эшелон начинал двигаться, то варившие на кострах протестовали и требовали подождать. Пролетавшие аэропланы уже не производили впечатления, и детвора выбегала на них смотреть. Во время пути до Царицына в некоторых эшелонах появились даже новорожденные». Это была республика на колесах…

А в это время официально ликвидирован Главный штаб Южных републик (заметьте, не только Украины).

Харьковская газета «Возрождение» пересказала любопытный репортаж немецкого корреспондента о пребывании его в оккупированном Киеве (см. http://kornilov.name/kiyavlyane-nemtsam-privezli-li-vyi-s-soboyu-ukraintsev-iz-berlina-dlya-ukrainyi).

Гетман П. Скоропадский написал немецкому послу в Киеве А. Мумму письмо с нижайшей просьбой уступить Украине Крым, заявив, что «было бы с этнографической стороны неоправданным основание запланированного татарского государства, поскольку татары составляют не более 14% крымского населения».

10 мая 1919 г.:

Заместитель военного наркома Украины В. Межлаук подробно ответил на грозное письмо Ленина, в котором вождь обвинил Межлаука и Артема в играх «в местные республики» и пригрозил им партийным судом за это (см. http://kornilov.name/hronologiya-7-maya/).

Межлаук писал: «Информация Лутовинова совершенно ложна. Я латыш и всем известно мое отношение к самостийности. Подвойский по Вашей телеграмме приказал немедленно перебросить в Донбасс дивизию, сформировав ее в недельный срок. Сегодня 37-й и 38-й полки могли бы отправиться, но задерживаются [в связи с. — Авт.] недостатком лошадей, которые сегодня реквизируются за неимением денег. Немедленно по получении лошадей выедут две совершенно готовые гаубичные батареи. Разбронировываются суммы других ведомств. Формирование рабочих Донбасса идет усиленным темпом, мобилизованные отправляются на Южфронт, в Екатеринославе мобилизуют профсоюзы, в Харькове тоже. В Харькове никаких мобилизованных рабочих не имеется, так как все мобилизованные влиты в полки, отправляющие их теперь на Южфронт. Сам только что вернулся с фронта и немедленно по прибытии Троцкого выеду опять… ЗамНаркомвоен Межлаук». Бывший нарком Донецкой республики явно сделал вид, что он не понял, о какой «самостийности» говорил Ленин. Однако планы Артема и Межалука по воссозданию ДКР в связи с доносом Лутовинова явно были отменены. Или отложены?

10 мая 1920 г.:

В Луганске прошло заседание президиума Губернского исполкома под председательством Артема-Сергеева. Одним из вопросов было создание конной милиции. Помимо всего прочего, решали, что делать с массой солодового напитка, имеющегося в наличии у Химотдела. Постановили: «Распределить Химотделу совместно с Профсоюзом между рабочими заводов. Желательно отпустить Солодовый напиток рабочим на горячие работы, взамен сырой воды». Солодовый напиток вместо воды? Интересный рецепт!

Атаман Григорьев по прямому проводу заявил Антонову-Овсеенко: «Докладываю вам, что правительство авантюриста Раковского я считаю низложенным. Через два дня я возьму Екатеринослав, Харьков, Киев, Херсон и Николаев».

Атаман Григорьев с Антоновым-Овсеенко

В Полтаве Каменев и Ворошилов приняли парад советских войск, отправлявшихся в Кременчуг на перехват войска атамана Григорьева. В это же время из Харькова против атамана направлен 3-й полк особого назначения, 3 броневика, эскадрон кавалерии, рота курсантов с 6 пулеметами и взвод артиллерии.

Хронология: 9 мая

26 апреля 1906 г. (9 мая по новому стилю):

В Стокгольме вместе с Лениным, Крупской, Ворошиловым, Дзержинским, Калининым, Фрунзе и др. будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев подписал «Обращение к партии делегатов Объединительного съезда, принадлежавших к бывшей фракции «большевиков»».

9 мая 1918 г.:

Удержав высоты и сохранив переправу через Северский Донец в районе Белой Калитвы, арьергард войск Донецкой республики начал отход к станице Морозовской, куда к тому времени уже подтягивались правительство ДКР и командующий 5-й армией Ворошилов. Воины ДКР, погибшие во время сражений, были захоронены в Усть-Белокалитвенской. После гражданской войны им был поставлен памятник на центральной площади станицы.

Памятник бойцам, погибшим в Усть-Белокалитвенской

Арьергард армии ДКР двигались в сторону Морозовской в следующей последовательности: непосредственно за эшелонами походным порядком шел Луганский рабочий отряд, прикрывая железнодорожные пути, за ним – моряки-черноморцы, потом – богураевские шахтеры, замыкал арьергард отряд Питомина, сформированный в Одессе. Первый налет казаков пришлось отражать почти сразу за Усть-Белокалитвенской – возле станции Тацинская. Решающую роль в отражении атаки сыграла батарея Кулика, расположившаяся в 200-300 метрах северо-восточнее станции.

Один из очевидцев этого перехода писал: «Отсупая к Морозовской мы перегруппировались; у нас двигались сотни вагонов – сотня эшелонов с десятками тысяч людей. Это двигался шахтерский и металлургический Донбасс по полям когда-то тихого, теперь взбунтовавшегося Дона. Наше движение к Царицыну происходило под непрерывным натиском белогвардейщины, старавшейся разгромить на каждом шагу армию. Мы были связаны с железнодорожной линией, жгли шпалы, гнули рельсы. Мы разбирали пути сзади эшелонов и вновь прокладывали; с нами, кроме того, был изрядный запас рельсов и шпал… Двигались мы под непрерывным обстрелом».

Губернский комендант Харьковщины Мироненко-Васютинский издал «наказ» о наведении порядка в снабжении края продовольствием. Комендант вводил в ряд продовольственных органов представителей своей комендатуры и, само собой, представителей немецкого командования, то есть истинную власть в оккупированной зоне. Радует язык документа. Вот несколько примеров (на языке оригинала): «Дальше йти так не можно… Мійській Харьківській Продовольчій Раді зробити мені письмений доклад, не дальше 15-го травня с.р. про становище харчування в місці, про те чим пояснюеться така дорожнеча и що мае на меті рада зробити в найблищому часу для розвязання цего питання… Всім особам та інстітуціям, котрі можуть своіми поясненями пролити світ на становище продовольствія, прошу ласкаво листовно звернутися до мене». Яка чудернацька мова, панове! Вот так рождался современный канцелярский украинский язык…

Из Харькова в Киев выехала Съезда горнопромышленников во главе с Н. фон Дитмаром в количестве 29 человек. Задачей столь внушительной делегации бизнесменов было участие в киевском съезде представителей промышленников и финансистов, на котором планировалось учреждение «Союза промышленности, торговли, финансов и сельского хозяйства Украины».

В оккупированной столице Донецкой республики шайка из 8 грабителей совершила налет на квартиру некоего Ефима Глязера на Тюремной улице, 30 (ныне – ул. Малиновского). Ограблены были хозяин квартиры и его квартиранты – Зерикер, Бендер и Шильдгауэр. Бандиты забрали одежду и ценности на сумму 150 тысяч рублей. Как пишут газеты: «Кем-то была поднята на улице тревога. Раздались крики «пожар». Разбойники, бывшие в масках, воспользовались суматохой и бежали».

Правительство гетмана Скоропадского обратилось к начальнику штаба немецкой оккупционной армии генералу Тренеру с жалобой на бунты крестьян Купянского уезда, в результате которых было разгромлено до 20 помещичьих имений. В обращении генерала просили «сделать распоряжение немецким войскам о прекращении вышеупомянутого бунта в Купянском уезде».

9 мая 1919 г.:

Деникинцы в Донбассе заняли Щегловку, Мушкетово и Чумаково.

В связи с наступлением деникинцев в Донбассе Реввоенсовет Украины принял постановление о мобилизации рабочих республики.

Симон Петлюра избран главой украинской Директории.

9 мая 1920 г.:

Польские войска устроили парад на Крещатике в оккупированном Киеве.

Польский парад на Крещатике

 

Хронология: 8 мая

25 апреля 1908 г. (8 мая по новому стилю):

Будущий глава Донецкой республики Артем-Сергеев подал прошение на имя прокурора Пермского окружного суда, в котором отчитал того за бюрократические отписки относительно возможности перевода его из «Николаевских рот» (эту тюрьму называли «Уральским Шлиссельбургом») в Пермскую тюрьму для лечения. Артем так описывал свое состояние: «Я каждую минуту ожидаю или воспаления надкостницы, или заражения крови, которые неминуемы при настоящем положении. У меня верхняя десна челюстей превратилась в непрерывно гноящуюся многими фистулезными, незакрывающимися, язвами поверхность. Внутренность зараженных полых зубов также постоянный резервуар разложившейся материи. Я уже давно не могу жевать; но пищу неизбежно смешивается с гноем. У меня уже давно врач констатировал каттар желудка».

Николаевские роты

Письмо содержит любопытную приписку: «Затем у Вас должен лежать, полученный Вами на мое имя заказной бандеролью около 15 марта с.г. 2-й
том «Элементов высшей математики» Лоренца. Эта книга мне очень нужна, и я прошу по возможности скорее ее мне прислать». Даже в нечеловеческих условиях одной из самых жутких тюрем России Артем продолжал учиться.

25 апреля 1917 г. (8 мая по новому стилю):

В Харькове начался 1-й съезд Советов Донецко-Криворожского бассейна. Главным его итогом стало административное выделение Донецко-Криворожской области в тех границах, которые затем стали границами Донецкой республики. Область была разбита на 12 административных районов. При этом границы нового образования игнорировали старое деление на уезды и губернии – в область попали города не только Харьковской и Екатеринославской, но и Херсонской губернии, а также Области Войска Донского. При этом взамен уездных центров (Бахмут, Славяносербск, Павлоград) появились новые административные центры – Луганск, Кадиевка, Дебальцево, Горловка, Макеевка.

8 мая 1918 г.:

Рано утром 8 мая казачий Ермаковско-Екатерининкий отряд полковника Быкадорова (3,5 тыс. человек, 8 орудий, 20 пулеметов) начал наступление на Белую Калитву, которую обороняли отряды Донецкой республики. Наступление началось на гору Караул, которую защищала рота Богураевского отряда во главе с шахтером Панфиловым. Так что «панфиловцы» – термин не только Великой Отечественной войны.

Данная атака была отбита, а где-то к девяти часам утра Богураевский отряд был подвергнут бомбардировке двумя немецкими самолетами. Было сброшено 6 бомб, в результате чего погибли 13 горняков. Примерно к 9 часам вечера массированную атаку начал отряд полковника Фицхелаурова (где-то в эти же дни ему было присвоено звание генерал-майора). Он атаковал позиции отряда черноморских моряков во главе с Питоминым на горе Точилина. Ворошилов вовремя перебросил на этот участок шахтеров во главе со старым большевиком Дутовым, благодаря чему удалось отбросить и эту атаку казаков (сам Дутов погибнет спустя три дня). В это время первые эшелоны Донецкой республики уже прибывали на станцию Морозовская.

Алексей Фицхелауров

В это время в оккупированной немцами столице Донецкой республики Харьковский губернский атаман Мироненко-Васютинский издал официальный приказ о введении цензуры: «Обращая внимание на то положение, в каком сейчас находится Украина, когда всякие провокационные и недостоверные слухи могут волновать население, я временно приказываю ввести предварительную цензуру на все периодические издания, которые выходят на территории всей Харьковщины». Газета «Наш Юг» так обрисовала положение прессы: «Белые пятна вместо отчетово заседании съезда деятелей печати… Приостановка газет, аресты редакторов, штрафование прессы…» 

В ночь на 8 мая 5 солдат »с украинскими национальными повязками» совершили налет на квартиру харьковского домвладельца Боборыкина (Колодезный пер., 16), которого они якобы «заподозрили в большевизме». Не найдя хозяина, украинцы «ограбили все, что можно было унести», не предъявив при этом никакого ордера.

Ростов-на-Дону занят немцами.

8 мая 1919 г.:

Председатель Донецкого губернского исполкома Артем-Сергеев направил гневную телеграмму из Луганска руководителям УССР Раковскому и Петровскому, протестуя против снятия ими главы местного ЧК Николаенко. Артем писал: «Ваше упоминание о борьбе за власть Губисполкома Донецкой губернии с Губчека показывает ваше незнакомство с положением дел Донбасса точка».

Одновременно Артем провел в Луганске совещание президиума губернского исполкома, на котором был создан Луганский жилищный отдел.

Ленин отправил Совнаркому Украины в Киев телеграмму о »катастрофическом положении» в Донбассе. Он призвал к «поголовной мобилизации рабочих Одессы, Екатеринослава, Николаева, Харькова и Севастополя» для отражения деникинского наступления.

Атаман Н. Григорьев в Елисаветграде начал мятеж против большевиков, издав свой «Универсал» к украинскому народу и начав подготовку к походу на Екатеринослав и Киев.

Хронология: 7 мая

24 апреля 1917 г. (7 мая по новому стилю):

Митинг рабочих Харьковского завода Шиманского (в будущем – «Красный Октябрь») постановил: «Мы требуем от Совета солдатских и рабочих депутатов стать во главе революционной России, свергнув буржуазное Временное правительство».

Горловский Совет принял резолюцию протеста против ноты Милюкова.

7 мая 1918 г.:

Эшелоны с правительством Донецкой республики и 5-й армией прибыли на станцию Белая Калитва. До этого казаки И. Быкадорова серьезно повредили пути и мост через Северский Донец, чтобы не допустить прохода поездов. Но повреждения довольно быстро были устранены с помощью временного моста и насыпи. К 7 мая эшелоны уже могли проходить через реку. Вечером в вагоне Ворошилова состоялось военное совещание, на котором было принято решение об обороне Белой Калитвы до прохода всех эшелонов через мост. Были распределены позиции: Богураевский шахтерский отряд (до 400 штыков) окопался на горе Караул, близ южных окраин станицы Усть-Белокалитвинской, мост и гору Точилина заняли отряды Питомина и Павлова, Луганский рабочий отряд занял довольно протяженные позиции на юго-востоке вдоль железнодорожного полотна до станции Грачи. В это же время передовой отряд под командованием Романовского двигался на восток к станице Морозовской.

Окопы Богураевского отряда на горе Караул

На заседании правительства Украинской державы принято решение по поводу установления границ: «Признать границами первоначально намеченную на карте представителем военного министерства границу, которая соответствует этнографическим условиям, причем обратить особое внимание на необходимость присоединения Крыма к Украине». То есть «этнографические границы» учитывались лишь там, где это было выгодно Киеву. В отношении Крыма Украине было плевать на «этнографию».

7 мая 1919 г.:

Бывший заместитель председателя Совнаркома Донецкой республики Юрий Лутовинов, который ранее был послан Луганским ревкомом в Харьков для поисков подкрепления, каким-то образом оказался в Кремле да еще и попал на заседание мозгового центра большевиков – Оргбюро ЦК РКП(б). В этот день Лутовинов накатал от руки сумбурную, с кляксами и помарками, записку на имя ЦК, в которой решил пожаловаться на своего бывшего коллегу по Совнаркому ДКР В. Межлаука: «Ввиду того, что Луганску угрожают атакой со стороны наступающих казаков, Луганский комитет Р. К. П. и Исполком делегировали меня в Харьков за подкреплением воинских частей. Обратился к заместителю наркомвоена тов. Межлауку с просьбой немедленно дать распоряжение перебросить части, находящиеся в г. Харькове, на Луганский фронт, чем спасти положение не только самого Луганска, но и всего этого фронта, тов. Межлаук ответил, что он не может этого сделать на том основании, что товарищ Подвойский отменит его распоряжение». В Москве хранится оригинал этой жалобы, я привожу его в книге. Подписался он как рядовой член партии:

В тот же день, 7 мая, Оргбюро отдельным вопросом значилось: «т. Лутовинов сообщает о сепаратистских тенденциях, существующих на Украине у киевлян и у харьковцев, о стремлении последних образовать Донецко-Криворожскую республику, о необходимости послать в Харьков авторитетного и твердого человека для наведения порядка и спасения Донбасса». Есть основания полагать, что Лутовинов донес об обстоятельствах заседания в Харькове от 30 апреля 1919 г. и намерениях Артема со товарищи (см. http://kornilov.name/hronologiya-30-aprelya/). Постановляющая часть гласила: «Принято к сведению». В книге я также привожу оригинал протокола.

В тот же день от Ленина последовала более чем жесткая реакция. Он отправил Межлауку с копией Артему суровое предупреждение: «Получил от Лутовинова еще одно подтверждение, что Вы играете в самостийность и в местные республики, отказываясь немедленно отправить в Донбасс все военные силы и всех мобилизованных рабочих Харькова… Заявляю, что Вы будете преданы партийному суду и исключению из партии, если не бросите этой игры и не отправите тотчас все военные силы Харькова и всех мобилизованных рабочих на помощь Донбассу. Отвечайте немедленно шифром исполнение, сколько и когда посылаете. Вы будете ответственным за промедление». Если у Артема с Межлауком и были какие-то планы по воссозданию ДКР, то после доноса Лутовинова их пришлось менять. Поразительно, но спустя ровно пять лет, день в день, Лутовинов покончит с собой (см. ниже).

Ленин направил Каменеву в Киев телеграмму: «Абсолютно необходимо, чтобы Вы лично… не только проверили и ускорили, но и сами довели подкрепление к Луганску и вообще в Донбасс, ибо иначе нет сомнений, что катастрофа будет громадная и едва ли поправимая… Мы, несомненно, погибнем, если не очистим полностью Донбасса в короткое время».

Командующий 3-й армией Худяков выслал атаману Григорьеву ультиматум с требованием прекратить бесчинства. Но был в тот же день одернут Антоновым-Овсеенко, который постоянно прикрывал «шалости» Махно и Григорьева. Анотонов телеграфировал Худякову: «Вы с ума спятили. Прекратите провокацию, поладьте миром с Григорьевым». Через несколько дней начался мятеж Григорьева.

Председатель правительства УССР Х. Раковский направил в Станислав (Ивано-Франковск) телеграмму на имя правительства «Восточно-галицийской республики»: «Красные украинские войска пришли к границам Восточной Галиции. Приветствуя рабочих и крестьян Восточной Галиции, освобождению которых от всякой буржуазной власти мы горячо сочувствуем, считаю нужным заявить от имени рабоче-крестьянского правительства Украины, что вопрос внутреннего управления Галиции считаем делом галицийских рабочих и крестьян. Рабоче-крестьянское правительство Украины отказывается от всяких военных действий на территории Восточно-галицийской республики при условии, что галицийское правительство прекратит всякие враждебные действия против Советской Украины. Предлагаю вам послать делегатов для определения демаркационной линии».

7 мая 1921 г.

В московской газете «Труд» опубликовано интервью с Артемом-Сергеевым под заголовком «Донбасс возрождается»

7 мая 1924 г.

Путил себе пулю в лоб бывший заместитель председателя Совнаркома Донецко-Криворожской области 37-летний Юрий Хрисанофич Лутовинов. Уроженец Луганска, бывший токарь, большевик с 17-летнего возраста, Лутовинов был назначен заместителем Артема в период, когда правительство ДКР перебралось в Луганск в апреле 1918 г. Он был в правительстве связующим звеном между харьковскими наркомами и луганцами.

Юрий Лутовинов

Американо-израильский исследователь истории Донбасса Т. Фридгут назвал Лутовинова «прекрасным примером разъезжего продавца революции». Человек был бескомпромиссным, напористым, совершенно не гибким (что удивительно, успел в итоге поработать и на дипломатической службе), имел склонность к склокам и скандалам, что видно по приведенному выше письму. Роман Гуль приписал Лутовинову слова: «И революция наша сволочная, и революционеры наши сволочь… все возвращается к старому. Честным людям ни жить, ни работать нельзя». Вот он и не смог ни жить, ни работать в условиях, когда его дар «продавать революцию» оказался уже не нужным. Как написал Карл Радек на смерть Лутовинова, «все противоречия нэпа терзали его душу как глубочайшее личное сомнение… Неравенство социального и партийного быта, бюрократические язвы причиняли ему громадные страдания. Он буквально выл против них» (см. эпитафию Радека на смерть Лутовинова полностью).

Очень символично, что Лутовинов покончил с собой ровно в пятую годовщину своей клязуы, предрешившей судьбу Донецкой республики. Кто знает, может быть, это – не случайное совпадение…

Хронология: 6 мая

23 апреля 1917 г. (6 мая по новому стилю):

При Екатеринославском комитете РСДРП(б) образована латышская организация.

В Киеве начался 1-й областной съезд Советов Юго-Западного края. Отдельно собирался съезд Советов Донецко-Криворожской области. Тем самым еще раз подчеркивалось, что два этих образования считались отдельными административными единицами России.

6 мая 1918 г.:

Завершилась кровавая 3-дневная битва у Лихой, в которой приняли участие и члены правительства Донецкой республики. Участники сражения так описывали поле боя: «На самой станции оставаться было почти невозможно. К вечеру нам все же удалось много эшелонов продвинуть вперед. Чуть забрезжил рассвет. Началась канонада. В наш вагон попал снаряд, кому-то оторвало голову. Обстрел усилился. Часов в 8 утра стало известно, что наши бросают позиции и что по пятам их к станции продвигается противник. К полудню положение создалось невообразимое. Мчались группами, в одиночку кавалеристы, пехота, артиллерия, на ходу рубились постромки, бросались орудия, пулеметы. Трудно было установить, кто же бегущие».

Глава правительства Донецкой республики Артем-Сергеев, пытаясь остановить бегущий отряд, был контужен в бою у Лихой. Медицинскую помощь ему оказала в вагоне его жена Елизавета Репельская, отступавшая вместе с правительством ДКР. Харьковская исследовательница биографии Артема, дружившая с Репельской, так описала данный эпизод: «Лиза Репельская, незадолго перед эвакуацией ставшая женой Артема и отступавшая как медицинская сестра в составе санитарной команды 1-го Харьковского Коммунистического отряда, уложила его в санитарном вагоне. Но задержать его там не удалось. Придя в сознание, Артем немедленно вернулся в бой».

Вырвавшись из Лихой и выведя из возможного окружения сотни вагонов с ценным грузом, военные подразделения и правительство Донецкой республики больше в бои с немцами не вступали. Однако многодневный поход на Царицын спокойнее после этого не стал. На протяжении всего пути следования эшелонов совершались нападения казачьих частей. С севера напирали отряды генерала Алексея Фицхелаурова и войскового старшины Александра Голубинцева (до 10 тыс. штыков), с юга — генерала Константина Мамонтова (до 5 тыс. штыков).

Все это время походом руководили наркомы правительства Донецкой республики. Участник похода Т. Панков писал о них: «С винтовками в руках, плечом к плечу, отступали они вместе с красноармейцами. Эта близость членов правительства с красноармейцами немало способствовала повышению настроения и усилению боеготовности частей». Переход из Луганска на Царицын воспет в советских фильмах, в произведениях искусства, а в 30-е годы было даже модно водить пешие и конные экскурсии по маршруту этого похода! (см. http://kornilov.name/ekskursiya-po-sledam-pohoda-armii-donetskoy-respubliki)

Кадр из фильма "Оборона Царицына. Поход Ворошилова"

ЦК РКП(б), обсудив международное положение, принял постановление: «Немецкому ультиматуму уступить… С Мирбахом вести переговоры в целях выяснения того, обязуются ли заключить мир Финляндии и Украины с Россией, и всячески ускорять этот мир, сознавая, что он несет новые аннексии».

Одновременно Москва поиздевалась над взаимоотношениями Киева и Берлина. Наркоминдел Чичерин послал телеграмму в Берлин с напоминанием о том, что советская Россия давно и безуспешно ожидает украинскую делегацию для обсуждения вопросов российско-украинской границы. «Между тем, – говорилось в телеграмме, – из Киева пришло извещение о назначении германским главнокомандующим генералом Эйхгорном нового правительства на место смещенной Рады. В случае, если высшей властью на Украине является германская власть, Русское правительство рассчитывает на получение от Германского правительства сообщения о том, остается ли в силе поддержанное Германским правительством предложение ведения переговоров в Курске, и с кем именно».

6 мая 1919 г.:

Советские войска в районе Родаково-Меловая предприняли попытку организовать контратаку на Луганск, которая закончилась неудачей.

Деникинские войска при поддержке танков заняли Ясиноватую.

6 мая 1920 г.:

Под председательством Артема-Сергеева в Луганске прошло расширенное заседание Донецкого губернского испколма совместно с Губкомом партии и Губпрофсоветом. Главным гостем был председатель Всероссийского совета народного хозяйства (ВСНХ) Алексей Рыков, сделавший доклад о восстановлении промышленности и трудовой дисциплины. Протокол гласил: «Заслушав доклад тов. Рыкова постановили произвести в Луганске в недельный срок мобилизацию 20 ответственных работников коммунистов для работ заводов Гартмана и Патронного. Немедленно ввести дисциплинированные суды… Декреты дисциплинированных судов проводить в жизнь».

Алексей Рыков

Польские войска заняли Киев.

Польские войска на Крещатике

Хронология: 5 мая

22 апреля 1907 г. (5 мая по новому стилю):

В Александровской тюрьме (ныне – Запорожье) анархист Петр Аршинов, приговоренный к смертной казни за убийство начальника железнодорожных мастерских, вместе с 15 заключенными устроил дерзкий побег, перебив тюремную охрану.

Петр Аршинов

22 апреля 1917 г. (5 мая по новому стилю):

Экстренное заседание Харьковского комитета РСДРП(б) приняло резолюцию, гласившую, что «Временное правительство должно быть немедленно устранено от власти».

Под председательством большевика Сильвестра Покко на харьковском заводе ВЭК состоялся тысячный митинг рабочих, выдвинувший лозунги «Долой Временное правительство!» и «Вся власть Советам!» Кроме того, митинг потребовал запретить продажу в киосках завода «буржуазной газеты» «Южный край».

5 мая 1918 г.:

Продолжилось ожесточенное сражение за станцию Лихая. Члены правительства Донецкой республики вместе с рядовыми бойцами под непрестанным артобстрелом сражались против немцев. По воспоминаниям наркома ДКР Б. Магидова, Артем проявил значительное мужество в этом бою: «В трудную минуту Артем неожиданно для всех появлялся в самом опасном месте… и своей бесстрашностью заражал и увлекал всех».

Такой памятник бойцам, погибшим в бою под Лихой, был поставлен после гражданской войны

В повести Алексея Толстого «Хлеб» красочно описана эта битва (многие участники сражения утверждают, что писатель довольно точно отразил многие детали).

Ленин и Сталин направили в Воронеж Антонову, в Ростов Орджоникидзе и в Брянск местному Совету телеграммы с призывом немедленно заключить с немцами перемирие, аналогичное с перемирием, достигнутом на Курском фронте. Правда, Антонов накануне был смещен, Орджоникидзе за пару дней до этого уже выехал из Ростова, а на восточных границах Донецкой республики продолжались ожесточенные бои с войсками ДКР, отрезанными от внешнего мира.

На Пасху, 5 мая, продолжилось сражение за Ростов-на-Дону. Отряд Дроздовского, накануне взявший город, вынужден был отступить в связи с атакой большевиков, понеся значительные потери (более 80 человек). Причем можно сказать, что Дрозовскому просто не повезло – в это время мимо Ростова от Новочеркасска отступали советские части. Пройди они раньше или позже, никто бы белого полковника в Ростове уже и не потревожил. По воспоминаниям Антонова-Овсеенко, Дроздовский бросил на поле боя «6 орудий, до 70 пулеметов и до 100 повозок с военным имуществом… Наши гнали их еще верст 20 от города. Захвачена была и канцелярия штаба «дроздовцев» и два больших ящика с георгиевскими крестами, медалями и т.д.» Эти подробности белые источники, воспевшие дроздовцев, стараются не упоминать. Собственно, на этом ставший легендарным переход полковника Дроздовского завершился.

Немецкое командование в Киеве составило меморандум на имя рейхсканцлера с предложением объединить Таврию и Крым в независимое государство и «присоединить это государство к Украине и обеспечить между ними связь, какая существует между Баварией и Пруссией», переселиить в эту державу немцев, проживающих на Юге России, обеспечить в этом образовании льготы для Германской империи и сделать из Севастополя базу немецких ВМС в Черном море.

5 мая 1919 г.:

Конница атамана Шкуро вновь отбила Юзовку у красных. Атаман в отместку отдал город на три дня на разграбление своим бойцам. Масса людей, заподозренных в «большевизме», была повешена. Вот как описывал юный очевидец событий эти дни в Юзовке: «В поисках добычи казаки рыскают по улицам. Вечером ворвались казаки в кинозал в местечке. Выволокли оттуда двух молодых рабочих и повесили их на телеграфных столбах на главной улице. Повешенные были похожи на спящих детей. Трое суток собирались толпы мужчин и женщин, в основном рабочии, у места повешания. Люди молча стояли и смотрели в лица повешенных, не глядя друг на друга».

Советский бронепоезд «Черноморец» в бою с двумя деникинскими бронепоездами отбил станцию Сборная недалеко от Луганска.

В связи с утерей Луганска Реввоенсовет Южного фронта издал приказ, который гласил: «Захват Луганска означает для деникинцев возможность форсирования Донца, что создало бы для нас крайне неблагоприятноео положение». В этой связи было приказано «бросить непосредственно на передовые линии политработников для проведения агитационной кампании за общее наступление на Новочеркасск для полной ликвидации деникинцев», а также «беспощадно карать всякое проявление халатности».

Командующий украинскими войсками Антонов-Овсеенко и военный нарком УССР Подвойский получили выговор от ЦК РКП(б): «Цека партии объявляет суровый выговор Антонову и Подвойскому за то, что, вопреки обещаниям и несмотря на многократные настояния, ровно ничего серьезного для освобождения Донбасса не сделано. Цека требует напряжения всех сил и предупреждает, что иначе предаст партийному суду».

Брат Ленина Д. Ульянов сообщил в Совнарком РСФСР о том, что при его участии состоялось провозглашение Крымской Социалистической Республики.

5 мая 1920 г.:

Артем провел расширенное заседание Донецкого губернского продовольственного комитета по вопросу о снабжении рабочих Донбасса продуктами.

В Харьков прибыл Ф. Дзержинский для налаживания работы органов ЧК на местах.

Хронология: 4 мая

21 апреля 1917 г. (4 мая по новому стилю):

В связи с апрельским кризисом в Петрограде по предложению эсеров в Харькове на экстренное совместное заседание собрались представители большевиков, эсеров и меньшевиков. Было решено создать «временный социалистический блок для координирования выступлений в случае чрезвычайных событий». Предложение организовать на 22 апреля митинги рабочих было отвергнуто «ввиду предстоящего крестного хода». Лозунг «Долой Временное правительство!», предложенный большевиками, не нашел поддержки большинства собравшихся.

4 мая 1918 г.:

Свернув с железнодорожной ветки Воронеж-Ростов на восток в районе станции Лихая, значительная часть военных подразделений Донецкой республики фактически покинули пределы ДКР. Началось ожесточенное сражение возле станции Лихая. С утра 4 мая начался ожесточенный артиллерийский обстрел станции, а также воздушная бомбардировка. Немцы явно намеревались не дать уйти за пределы ДКР десяткам эшелонов с огромными ценностями, стратегическим сырьем и оружием. Перед армией ДКР стояла задача любой ценой удержать хотя бы на день станцию Лихая, чтобы продвинуть эшелоны на восток.

Вот как вспоминает прибытие на Лихую командир отряда Локатош: «Весь путь к Лихой мы шли под огнем противника, идущего по нашим пятам, и когда подошли к Лихой, она представлялась нам в дыму и огне. Снаряды и патроны рвутся. Не успевшие проскочить эшелоны горят. И все же продолжают вырываться на царицынскую дорогу с горящими вагонами… По вокзалу, кроме артиллерийского, открыт пулеметный огонь с трех сторон. На вокзале я нашел Колю Руднева с Артемом, они отправляли поезда с оружием и боевыми припасами». Наркомы ДКР во главе лично с Артемом до последнего находились на территории своей республики, руководя эвакуацией людей и ценностей.

Артем позже, вспоминая этот бой, отмечал невероятную храбрость заместителя военного наркома ДКР Руднева: «Прибывший на станцию Коля проделывал чудеса. Он был невероятно измучен непрерывными боями. Он был на посту все двадцать четыре часа трое суток подряд. Здесь впервые он развернулся в вождя, каких мало выдвигается даже в такое время, как наше».

В это время в Коренево, на Курском фронте, подписано перемирие между немецкими войсками и советской Россией. Была также установлена нейтральная зона. Договор подписали майор фон Розенберг с немецкой стороны и начальник штаба войск Курского района г-н Зильберман – с российской. Четко указв границы зоны оккупации и нейтральной зоны, договор ни словом не обмолвился о восточных границах Украины и России, поскольку это было прерогативой российско-украинской комиссии, к тому времени так и не собравшейся.

Совет народных комиссаров советской России за подписью Ленина издал приказ: «Строжайше наблюдать за тем, чтобы отдельные, еще неразоруженные отряды бывшей армии Южных республик немедленно разоружались по переходе через границу Российской Советской Республики». Заметьте, это Ленин подписал, а не кто-нибудь иной. И как вы думаете, о каких это южных республиках идет речь?

Главнокомандующий войсками южных республик Антонов-Овсеенко сообщил Москве: «Выполняя волю Советской власти на Украине и в Донецкой республике, я в течение двух месяцев, в меру своих сил, руководил борьбой советских Украинских и Донецких войск против германо-гайдамацкого вторжения… В полном согласии с вами заявляю о прекращении мною военных действий против германо-гайдамацких войск и о сложении мною звания Верховного главнокомандующего Южных республик». Стоит обратить особое внимание на звание Антонова и на то, что вплоть до начала мая он подчеркивал свою службу двум равноправным республикам – Украинской и Донецкой. Это лишний раз опровергает домыслы о том, что якобы Донецкая республика прекратила свое существование чуть ли не в марте 1918 года.

Сталин дал Чичерину телеграмму: «Антонов, ища выхода из положения для себя и для своих отрядов, предлагает дать всем прилегающим к фронту совдепам организовать пограничную стражу. Выставить белые флаги и разоружить антоновские отряды, переходящие границу. При этом он заявляет, что если это будет исполнено, он официально сложит свои полномочия, передав их в руки ЦК Украины, которого, кажется, нет». Заметьте, Донецкая республика еще есть, а украинской, «кажется», уже нет.

В тот же день Антонов-Овсеенко выпустил воззвание во исполнение ленинского приказа: «Советские войска Украины и Донецкой рабочей республики под натиском врага отступили за рубеж Украины и согласно требованию Брест-Литовского договора подверглись на великорусской территории разоружению. Ввиду этого и в полном согласии с Советскими правительствами Украины и Донецкой рабочей республики объявляю о сложении с себя звания Верховного Главнокомандующего войсками республик Южной России и о прекращении военных действий».

В тот же вечер по приказу Главного штаба по всему фронту были выставлены советские солдаты с белыми флагами в руках.

В оккупированном немцами Харькове газета «Возрождение» опубликовала статью «Самостийность или федерация?», в которой харьковские бизнесмены во главе с Н. фон Дитмаром были раскритикованы за то, что они не настояли на включении в декларацию Всеукраинского съезда промышленников пункта о необходимости скорейшего восстановления единства России. Газета назвала тот факт, что съезд решил вообще не высказываться по поводу будущего Украины «крупной политической ошибкой».

В Харькове на у себя на квартире по ул. Чайковской был ограблен местный нотариус А. Базилевский. Грабители забрали ценностей на 60 тысяч рублей.

4 мая, в Страстную Субботу, отряд полковника Дроздовского с боем взял Ростов-на-Дону. Участники его похода так описывали данное сражение: «Весь день шел упорный бой с превосходящими силами противника. Количество оборонявших Ростов большевиков достигло 12 тысяч при 6 батареях… Приходилось брать улицу за улицей и нести большие потери».

Данные воспоминания явно преувеличили количество большевиков, так как львиная доля их уже давно покинула город. Антонов-Овсеенко несколько иначе описывает картину: «В 16 часов 4 мая со стороны ст. Чалтырь неожиданно появились какие-то воинские части, прорвали нашу сторожевку и открыли орудийный огонь по Ростову… В городе поднялась невообразимая суматоха. Слух о том, что это немцы обстреливают Ростов, вызвал отчаянную панику в наших частях. Беспорядок еще увеличился, когда в самом городе белогвардейцы открыли стрельбу из домов». К вечеру, когда выяснилось, что это не немцы, большевики пришли в себя и начали контратаку. Уже вечером того же дня город бомбардировал красный бронепоезд со стороны Батайска.

Донская казачья республика (Всевеликое Войско Донское) утвердила свою государственную печать: «Нагой казак в папахе, при шашке, ружье и амуниции, сидящий верхом на бочке».

4 мая 1919 г.:

После нескольких дней ожесточенных боев деникинские войска захватили Луганск. В городе были расстреляны 29 рабочих патронного завода.

Деникинские войска отрезали увлекшиеся наступлением советские части на линии Егорлыкское-Мечетинское-Качальницкая. Началось паническое отступление Красной Армии. Один из очевидцев описывал эту картину так: «Беспрерывные, на несколько десятков верст воинские обозы, нагруженные различным хламом, граммофонами, матрасами, разной мебелью, только не воинским снаряжением, последнее безжалостно бросалось. Паника неимоверная, на донецкой переправе давка, драка за первенство переправы и если бы, боже упаси, хоть пять казаков в это время показалось сзади, все потонули бы в Донце. На наше счастье их и близко не было».