Хронология: 2 декабря

19 ноября 1917 г. (2 декабря по новому стилю):

Для обсуждения конфликта с Центральной Радой состоялось экстренное заседание Харьковского Совета, на котором выступил будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев. Он заявил: «Отношение к Центральной Раде у большевиков такое же, как и к бывшему правительству Керенского». Любопытно, что среди выступавших харьковцев нашелся и один защитник Рады. Представитель украинских социалистов Петренко бахвалился: «Если большевики желают померяться силами с украинцами, то украинцы вызов принимают. Украинские социалисты всеми силами будут защищать Раду от чьих бы то ни было посягательств». Самое веселое, что когда вопрос дошел до принятия резолюции, выяснилось, что кворума уже не набирается, а потому обсуждение животрепещущего вопроса было решено перенести на потом.

Одновременно Артем направил послание в Московский военно-революционный комитет с просьбой срочно прислать в Харьков оружие для вооружения рабочих и красногвардейцев.

Ворошилов в письме в ЦК РДСРП(б) смачно описал отношение луганцев к украинскому вопросу и к Центральной Раде: «Мы волею судьбы проживаем в пределах «Катеринославщины», которую наше «вильне казацтво» объявило принадлежностью Украинской республики. Отсюда наши доморощенные украинизаторы делают такие практические выводы, от которых нашим товарищам приходится круто. Так, например, они на некоторых рудниках потребовали роспуска Советов и создания их на новых условиях — с 70% украинцев и 30% других национальностей, не беда, что в этих Советах, избранных на основе всеобщего избирательного принципа, не оказалось ни одного украинца, их теперь у нас думают фабриковать… Нам уже навязывают Раду и запрещают признавать Петроградское правительство. Конечно, пока мы плюем на всю эту шумиху». Фабриковать украинцев – как это типично для Украины!

Обнародованы результаты выборов в Учредительное собрание в Екатеринославе. Победу одержал список большевиков – 26,4%. Затем шли: Еврейский национальный избирательный комитет – 18,4%, украинские партии – 16,4%, кадеты – 11,7%, эсеры – 11,6% (они потеряли почти две трети голосов по сравнению с выборами в городскую Думу), Бунд – 5,8%, объединенные социал-демократы – 2%.

Ростовский «военно-революционный комитет объединенной демократии» обнародовал приказ № 1, которым «объявлял себя высшим органом власти в Донской области». Правда, по настоятельному требованию городской Думы приказ этот вскоре был отменен.

По распоряжению и.о. верховного главнокомандующего Русской армией генерал Н. Духонин отдал приказ об освобождении из Быховской тюрьмы генералов Корнилова, Деникина, Лукомского, Маркова и Романовского, будущих лидеров белого движения. Генерал Духонин был на следующий день смещен и растерзан солдатами. А освобожденные генералы начали пробираться на Дон. Некоторые из них по дороге остановились в Харькове.

В Петрограде начался 1-й съезд левых эсеров, окончательно закрепивший раскол в эсеровской партии на левых и правых.

«Нью-Йорк таймс» опубликовала статью американского сенатора Уильяма Бора «Должны ли мы бросить Россию?» В ней политик дал любопытное описание процесса формирования «независимых республик» внутри Российского государства: «Абсолютный хаос, который следует за попыткой миллионов людей, лишенных разумного руководства, без должного понимания идей свободы, тщетно предпринять попытки собственными силами установить самоуправление».

Карта к статье У. Бора

2 декабря 1918 г.:

Харьковский Совет, объявивший всеобщую забастовку в городе в ответ на арест петлюровским атаманом Болбочаном президиума Совета, провозгласил: «Товарищи! Сегодня, в понедельник, ни один завод, ни одно предприятие не работает. Сегодня рабочий класс Харькова демонстрирует свою организованность, свою сплоченность, свою волю стальной стеной стоять за свой Совет. Рабочие с полным сознанием своей силы ответят на покушение на их Совет». Таким образом, петлюровская власть, даже не успев появиться в Харькове, сразу же продемонстрировала, что она не может контролировать ситуацию в городе, где уже фактически власть брали в руки большевики, не дожидающиеся подхода советских войск из-за демаркационной линии.

В Одессу прибыли польские легионеры.

2 декабря 1919 г.:

Деникинская сводка за 2 декабря сообщала: «Юго-западнее Корочи наша конница выбила противника к дер. Стрелицы. В районе железной дороги мы заняли дер. Клейменово… Под давлением превосходных сил противника нами оставлена ст. Готня».

В 7 часов утра в Харьков прибыл глава французской военной миссии на Юге России генерал Ш. Манжен. Прием оказался гораздо более скромным, чем прием, оказанный британскому генералу Ч. Бриггсу, приезжавшему в Харьков всего за пару недель до француза (см. http://kornilov.name/hronologiya-14-noyabrya/). Представитель городской управы Ф. Иваницкий в этой связи, встречая Манжена на вокзале, посетовал, что «при создавшейся обстановке и сравнительной близости фронта к Харькову, город не может встретить представителя Франции, как это подобает». В 10.00 Манжен посетил генерала Май-Маевского, испив с тем по бокалу шампанского. Обменявшись тостами, оба генерала в 10.45 прибыли во французское консульство. Там Манжен распорядился выдать «угощение» корниловцам, охранявшим здание, после чего пообщался с харьковской прессой. В 17.00 он принял делегацию французских граждан, проживающих в Харькове (остались еще и такие, оказывается). В 19.00 там же, в консульстве, состоялся торжественный обед, на котором присутствовали генерал Май-Маевский и небезызвестный «адъютант его превосходительства» П. Макаров. На следующий день Манжен уехал из Харькова. И больше туда не возвращался…

В Харькове состоялось первое заседание вновь избранной городской Думы. Первое заседание стало, похоже, и последним – Думе этой было отведено всего несколько дней. До прихода большевиков. Уже через шесть дней деникинская администрация Харькова эвакуировалась из города. А пока что гласные избрали последнего председателя харьковской городской Думы. Им стал бывший депутат Государственной Думы, некогда крупный помещик Николай Николаевич Ковалевский. За него проголосовали 43 гласных, против – 12. Заместителем его был избран заместитель городского головы М. Игнатищев.

Последний глава Харьковской Думы Николай Ковалевский

Сразу после избрания Ковалевский обратился к харьковской Думе с проникновенной речью, заявив: «Первая речь, произнесенная с этой кафедры, должна быть посвящена тем, кто несет тяжкие лишения и страдания за возрождение Единой Великой России – тем, кто льет кровь и отдает жизнь за восстановление чести и достоинства России, тем, кто ведет борьбу не на жизнь, а на смерть с людьми, надругавшимися над нашими святынями, залившими наши поля, села и города кровью, подвергнувшими Россию разорению, а русский народ страданиям и унижениям… Настал час населению города Харькова поставить пред собою вопрос о том, выполнило ли оно свой долго перед теми, кто в страданиях – плохо одетый и обутый – в эти тяжелые дни стужи и ненастья защищает нас… С тяжелым чувством  должен констатировать, что долга мы не выполнили… Мы не обеспечили, до призыва власти и до принуждения тех элементарных удобств борцам за Россию и за нас… Население проявляет недопустимое равнодушие к добру и злу и в этом главная наша опасность – в этом равнодушии истинная причина тех тяжелых испытаний, которые несут граждане Орла, Курска, Воронежа, Чернигова и которые, может быть угрожают многим из нас».

Похоже, это была последняя публичная речь Ковалевского. После этого о нем в Харькове никто ничего не слышал. Правда, неожиданно фигура Ковалевского возникает в дневниках В. Вернадского за 1934 г. (если быть точнее – за 26.11.34). Почти никаких сомнений, что речь идет именно о бывшем депутате Госдумы: «Утром Н.Н. Ковалевский с письмом…; не видел после революции. Старые земские связи… Старик 75 лет, бодрый, сейчас в трагичном положении. Служил экономистом в Петровске (Махач-Кала). Внезапно учреждение его раскассировано… Отказали ему в пенсии и теперь он очутился в положении изгоя! Ищет места, боится, что не примут – хотя по паспорту ему 65 лет. Голодная смерть грозит. Перед революцией – он человек богатый – базировался на свободную, независимую от службы жизнь – садоводство в Сухуми и земская работа. Харьковский земец. Хочет в Мурманск, Хибины. Один сын его, слышал, был года два-три назад расстрелян в числе бывших офицеров здесь, в Ленинграде: таких случаев бывало много. Пришли, арестовали и пристрелен скорее (чем) расстрелян. Н.Н. (Ковалевский) говорит, что из ненавистника большевиков пришел к заключению, что это единств[енная] сила, которая может сохранить Россию. Деревня – крепостное право, забита вся инициатива; население терроризировано. Особенно Украина. Смотрит со страхом на войну.
Думает, что будет».

Кадетская газета «Свободная Речь» подвергла анализу результаты выборов в Харьковскую городскую Думу: «К Харькову из всех освобожденных за минувшее лето городов скорее всего может быть приложено название «добровольческого» по преимуществу. Здесь отряды освободителей встретили с самого начала восторженный прием, молодежь тысячами хлынула в ряды войск, самое занятие города прошло очень гладко, совместная работа власти и общества сложилась сносно. Этому, веротяно, немало способствовала наличность в Харькове, в отличие от других южных городов, довольно обширных кадров русской культурной интеллигенции, способной восприять добровольческую идею в полной ее чистоте, без ограничительных оговорок областного или национального происхождения».

А одним из первых представителей местной власти, который драпанул из Харькова, был, само собой Ющенко (ну, а кто ж еще?). Речь идет о прокуроре Харьковской судебной палаты А.С. Ющенко, который уехал в Ростов якобы «для участия в особой комиссии для изыскания мероприятий, направленных к обеспечению независимости суда и улучшению материального положения судебного ведомства». Это за несколько-то дней до сдачи Харькова! Да уж, Ющенки – они такие!

Верховный правитель России адмирал Колчак выслал генералу Деникину телеграмму: «Обстановка требует предоставления генералу Деникину всей полноты власти на занятой им территории; я прошу передать генералу Деникину полную уверенность мою, что я никогда не разойдусь с ним в основаниях нашей общей работы по возрождению России».

От имени своей, уже разбежавшейся, Директории Петлюра издал воззвание к населению, в котором всю вину за очередное свое поражение повесил исключительно на предавших его галичан: «Переход Галицкой Армии на сторону Деникина поставил нашу армию в чрезвычайно тяжелое стратегическое и материальное положение, потому что одновременно с передачей врагу силы военного имущества для его наступления была открыта наша главная коммуникационная линия. Это вынудило государственный аппарат нашей Республики и войско оставить район Каменца, Проскурова и Староконстантинова и перейти в местность, где б наша армия могла отдохнуть». В тот же день «сечевые стрельцы» были распущены «до лучших времен». Сам Петлюра, которого чуть не арестовали собственные атаманы, на автомобиле перебрался из Любара в Черторию.

2 декабря 1920 г.:

В связи с действиями по ликвидации махновщины советские военные власти объявили Мелитопольский, Бердянский и Мариупольский уезды на осадном положении.

Хронология: 1 декабря

18 ноября 1905 г. (1 декабря по новому стилю):

При активном участии молодого лидера харьковских большевиков Ф. Артема-Сергеева в Харькове началась всеобщая забастовка предприятий. На Конной площади был организован 15-тысячный (рекордный для Харькова) митинг.

Федеративный совет харьковских социалистов при непосредственном участии Артема явился на заседание Харьковской городской Думы и потребовал от нее передачи власти рабочему Совету. Заседание Думы было сорвано.

Здание Харьковской Думы

А в это же время в Киеве уроженец Харькова подпоручик Борис Жадановский организовал бунт солдат 3-й саперной бригады, подбив на выступление до 800 человек. В Киеве к ним присоединились рабочие, организовав мощное 5-тысячное шествие, опрокинувшее казачьи заслоны. На Галицкой площади (ныне – пл. Победы) демонстрация была расстреляна огнем Миргородского пехотного полка, Жадановский был тяжело ранен. Сейчас в Киеве на доме по ул. Московской, где жил подпоручик, установлена мемориальная доска.

18 ноября 1917 г. (1 декабря по новому стилю):

Владельцы одного из крупнейших харьковских предприятий – завода «Гельферих-Саде» (позже – «Серп и молот») – объявили о его банкротстве и закрытии. Это вызвало бурю протестов в городе и еще сильнее большевизировало настроения в Харькове.

Ленинский Совнарком рассмотрел вопрос о национализации промышленности Донбасса. В итоге было принято решение «послать телеграфное предложение совдепу Донецкого района… заставить работать инженеров». В этом же решении содержалось поручение Донецко-Криворожскому областному комитету создать специальное учреждение для исследования состояния промышленности Донбасса и подготовки юридической и экономической почвы для национализации шахт. На основании этого решения донецко-криворожские власти приступили к созданию Южного областного совета народного хозяйства (ЮОСНХ), вскоре ставшего органом хозяйственной власти Донецкой республики.

Обнародованы данные по итогам выборов в Учредительное собрание по некоторым рудникам Донбасса. В большинстве случаев убедительную победу одержали большевики. Так, на шахте № 1 в Горловке они получили 4740 голосов, эсеры – 615, меньшевики – 313, украинские партии – 25. В Нелеповке за список большевиков проголосовало 1673 чел., за эсеров – 13, за меньшевиков – 6, а за украинцев – никого.

На общем собрании юзовских большевиков глава организации Яков Залмаев сделал особый доклад «Об антисемитизме». Протокол гласил: «Докладчиком по данному впоросу выступал т. Залмаев, который указал, что им замечено плохое отношение со стороны товарищей членов партии к людям других национальностей, всевозможные оскорбления и т.п. и просил, чтобы впредь этого не было, причем внес следующее предложение: «Всякий член партии, произнесший оскорбительное слово для товарища другой национальности, будет немедленно исключен из партии». Предложение принимается единогласно». Правда, вскоре из партии был исключен сам Залмаев, который сбежал из Юзовки, прихватив партийную кассу.

272-й запасный пехотный полк, расквартированный в Новочеркасске, отказался признавать Донскую республику. Атаман Каледин приказал разоружить неподчинившихся пехотинцев, однако подчиненные ему донские казаки отказались это сделать. Каледину пришлось прибегать к услугам юнкеров и отрядов формирующейся Добровольческой армии генерала Алексеева.

1 декабря 1918 г.:

Декретом Временного рабоче-крестьянского правительства Украины № 4 официально учрежден Реввоенсовет украинской советской армии в составе В. Антонова-Овсеенко, В. Затонского и Ф. Артема-Сергеева. Начальником штаба Реввоенсовета назначен В. Ауссем.

Военный совет украинской армии утвердил (явно с подачи Артема) на пост командира Особой повстанческой дивизи Ивана Локатоша, активного участника создания армии Донецкой республики и одного из командиров войск ДКР, пробивавшихся на Царицын.

В интриги, развернувшиеся вокруг частей Донецкой республики, оборонявших Царицын, лично вмешался Ленин, направив Троцкому в Воронеж срочную телеграмму: «Получили невероятную телеграмму из Царицына о смещении Ворошилова и назначении на его место Жлобы. Телеграмма подписана: Вацетис, Аралов. Просим разъяснить недоразумение».  В тот же день Троцкий ответил: «Приказ относительно Жлобы явился для меня тем большей неожиданностью, что я разъяснил Вацетису причину, по которой отозвал Жлобу — по единодушным настояниям Ворошилова, Окулова и Межлаука. Злой воли тут не было, а была импульсивность одного и бесхарактерность другого. При главкоме необходим твердый и тактичный комиссар, но где его взять? Данишевского лучше было бы отправить на Западный фронт. Предреввоенсовет Троцкий».

Опубликована статья Сталина «Украина освобождается», в которой поддержал действия Временного рабоче-крестьянского правительства Украины (напомним, в него вошел лидер ДКР Артем-Сергеев). Сталин писал: «Бездна унижений и испытаний, пережитых Украиной за время австро-германской оккупации, разрушение рабочих и крестьянских организаций, полное расстройство
промышленного и железнодорожного дела, виселицы и расстрелы, – кому не известны эти обычные картины “самостийности” Украины под эгидой империалистов Австро-Германии?.. Разорению и порабощению Украины приходит конец. Разгорающийся на Украине революционный пожар сметет последние остатки империализма с их “национальными” привесками. Возникшее на волнах революции “Временное рабоче-крестьянское правительство Украины” будет налаживать новую жизнь на началах господства рабочих и крестьян Украины».

Командующим 8-й армией советского Южнго фронта назначен Владимир Гиттис.

В Фастове подписан предварительный договор между УНР и ЗУНР о будущем объединении этих административно-государственных образований. Представители ЗУНР Д. Левицкий и Л. Цегельский (предок О. Тягныбока, между прочим) пообещали «перестать существовать как отдельная держава, а вместо этого войти со всей своей территорией и населением, как составная часть государственного единства в Украинскую Народную Республику». Что самое веселое: правительство ЗУНР к тому времени уже сбежало из своей столицы Львова, а правительство петлюровской УНР только пыталось подступиться к своей столице Киеву и представляло пока невесть что.

Военное ведомство ЗУНР распорядилось создать… украинскую авиацию. Командиром «летунского отдела» был назначен поручик Петр Франко, сын »поэта-каменяра» Ивана Франко (поручик в 1916 г. окончил летную школу в Сараево). Вопрос, правда, заключался в том, где на этот «летунский отдел» взять самолеты, каковых у ЗУНР не было.

Петр Франко

В Карсе после вывода оттуда турецких войск провозглашено создание протурецкой Юго-Западной Кавказской демократической республики, которая претендовала на мусульманские части Карсской и Батумской областей.

1 декабря 1919 г.:

Советская 44-я стрелковая дивизия 12-й армии в 8.00 получила приказ: «Приказываю повести стремительное наступление на Киев с целью сбить Козелецкую группу противника и прервать железную дорогу Киев-Гребенки».

Деникинские СМИ сообщили о положении на фронте: «В районе Корочи наши конные части несколько потеснили разведывательную конницу красных и заняли некоторые деревни. В районе железной дороги Курск-Харькв красные вели наступление в общем направлении на ст. Сажное и заняли деревню Клейменово. Меры к восстановлению положения приняты».

Генерал А. Кутепов прибыл с фронта в Харьков, к которому этот фронт уже вплотную подходил, и в первый же день пообщался с местной прессой, которой он заявил: «Положение безусловно серьезное, но могу вас заверить, что дух Добровольческой армии, несмотря на большие потери и неудачи, так же высок, как был и раньше. Сейчас армии приходится тяжело главным образом благодаря слабой отзывчивости и равнодушию тыла, недостаточно снабжающего фронт так необходимой теперь теплой одеждой. Но раз нам тяжело, то врагу, веротяно, еще тяжелее. В рядах красных все больше начинает чувствоваться утомление». Что касается поднявшейся в Харькове паники, Кутепов заявил: «Нервные харьковцы бегут… Что ж, чем больше уезжает, тем лучше. По крайней мере станет дешевле хлеб. Я даже уговариваю панические элементы уезжать. Без них спокойнее. Теперь они сами себя наказывают, платя по 50 тысяч за билет».

На станцию Основа в барак губернского земского комитета помещены 200 деникинских солдат, больных сыпным тифом. Местная пресса сообщала: «Вследствие отсутствия коек и тюфяков больные лежат на полу».

В последние дни деникинской власти в Харькове участились налеты. В квартиру по ул. Ярославской, 10 ворвались 6 вооруженных грабителей, которые отняли у хозяев 300 тыс. рублей, а у находившегося там некоего М. Ерухимовича – целый миллион!

Состоялся побег арестантов Харьковской каторжной тюрьмы. При их сопровождении чинами уголовной полиции на Семинарской улице 9 конвоируемых пытались бежать. Двоим это удалось, шестеро были убиты при преследовании, один тяжело ранен.

Петлюра отрядил в Варшаву своего адъютанта сотника Ф. Крушинского, дабы тот подготовил заранее теплое местечко обанкротившемуся главе УНР и заблаговремено обсудил условия бегства своего шефа.

1 декабря 1921 г.:

Председатель Донецкого губисполкома, бывший нарком Донецкой республики М. Рухимович распорядился треть продовольствия, полученного на губернию, направить на спасение голодающих в Мариупольском уезде.

1 декабря 1934 г.:

В Смольном инструктором историко-партийной комиссии Института истории ВКП(б) Л. Николаевым убит глава Ленинградского обкома С. Киров. Это убийство стало точкой отсчета периода Великого Террора в стране, жертвами которого стали и фактически все оставшиеся в живых наркомы Донецкой республики.

Похороны Кирова

1 декабря 1937 г.:

По злому року судьбы, спустя ровно три года (день в день) в Москве как «немецкий шпион» арестован бывший нарком Донецкой республики Валерий Межлаук. На тот момент он занимал очень высокое место в советской иерархии – был председателем Госплана. Вместе с ним была арестована его жена и оба оставшихся в живых брата – Валентин и Иван. Вскоре все Межлауки были расстреляны, а жена Валерия была сослана на Колыму, где также погибла.

Валерий Межлаук

1 декабря 1991 г.:

На Украине состоялся референдум, в ходе которого 90% населения проголосовало в поддержку Акта провозглашения независимости, основанного, в свою очередь, на Декларации о государственном суверенитете Украины, которая, в свою очередь, обещала заключение Украиной нового, «обновленного» Союзного договора.

Листовка в поддержку незалежности

Вот что я вспоминал об этом референдуме два года назад для Александра Чаленко: «Откопал специально для тебя листовку другого свойства, выпущенную в те же дни Интердвижением Донбасса. Сейчас как-то все забыли, в каких условиях проходил тот «демократический» рехверендум, при котором крупнейшая украинская партия была запрещена, оппозиционная пресса закрыта, а агитация ПРОТИВ незалежности была абсолютным табу на телеканалах и в иных СМИ. Если не считать острова Крыма, данная листовка «интеров» была чуть ли не единственной, которую удалось отпечатать на «континентальной» Украине. При этом ты бы видел, как дрожали типографы, как они просили не печатать выходных данных и умоляли даже под пытками не выдавать, где эта листовка напечатана. Затем в эфире Донецкого областного ТВ Чорновил-старший с гневом размахивал этой листовкой, требовал наказать «виновных» и заявил, что у него чуть инфаркт не приключился, когда увидел, что в Донецке кто-то позволяет агитировать против незалежности. Классная атмосфера была, правда? А теперь нам говорят о «свободном» выборе народа, сделанном в 1991 году…»

Подпольная листовка Интердвижения Донбасса

С гордостью могу теперь говорить своим детям, а в будущем – своим внукам, - о том, что тоже приложил  руку к печати и распространению этих подпольных листовок, делал все от меня зависящее в тех абсолютно недемократических условиях, чтобы предотвратить распад моей Родины. Однако, прямо скажем, условия были неравными…

Хронология: 30 ноября

17 ноября 1904 г. (30 ноября по новому стилю):

Глава особого отдела департамента полиции Елисаветграда подполковник Заушкевич в секретном рапорте доложил руководству о том, что освобожденный накануне из елисаветградской тюрьмы Федор Сергеев (будущий лидер Донецкой республики Артем) направился в Киев.

17 ноября 1905 г. (30 ноября по новому стилю):

По призыву Артема-Сергеева забастовал Харьковский паровозостроительный завод. Характеризуя речь Артема на 10-тысячном митинге рабочих ХПЗ, местная охранка рапортовала: «Все речи сводились к недопущению созыва государственной Думы и замены ея учредительным собранием на правах всеобщего, прямого, равного и тайного голосования. Указывались достоинства республиканского правления и недостатки монархического, выставлялись требования забастовки, распространялись воззвания и выброшены два флага красный и черный, при чем на красном в первый раз появилась надпись «Земля» и «Воля»…» К 17.00 в Харькове появились вооруженные рабочие дружины, вытренированные ранее тем же Артемом. К забастовке начали присоединяться иные харьковские предприятия.

17 ноября 1917 г. (30 ноября по новому стилю):

Донецко-Криворожский областной комитет (заметьте, еще не большевистский!) на своем пленарном заседании в Харькове обсудил тему «Об украинском вопросе». Основной доклад делал лидер харьковских меньшевиков Я. Рубинштейн, который выдвинул идею «неделимости Донецкого бассейна и неподчинения областного управления другим территориальным областным правительствам». Под «другими областными правительствами» подразумевалась, само собой, Центральная Рада, пытавшаяся аннексировать Донецко-Криворожский регион. Харьков категорически отверг идею считать свою область частью Украины.

На том же заседании лидер харьковских большевиков Артем выступил «против всяких аннексий уже самими украинцами», подчеркнув при этом: «Мы за свободу самоопределения областей и народов на Украине».

Абсолютным большинством голосов пленум принял решение: «Требовать производства референдума на всей территории Донецко-Криворожского бассейна. В период, предшествующий референдуму, развить широкую агитацию за оставление всего Донецко-Криворожского бассейна с Харьковом в составе Российской республики с отнесением этой территории в особую, единую административно-самоуправляющуюся область». Заметьте, это было мнение практически всех партий Донецко-Криворожской области, а не только большевиков или Артема!

Тот же пленум принял решение о проведении в декабре 3-го областного съезда Советов Донецкого и Криворожского бассейнов. Есть сведения, что именно на этом съезде планировалось провозглашение Донецкой республики.

На ту же тему состоялся довольно жесткий разговор по прямому проводу между И. Сталиным, представителем киевских большевиков С. Бакинским и одним из лидеров Центральной Рады Н. Поршем. Бакинский указал Сталину на недемократичность Рады, на что Сталин отреагировал: «Это, должно быть, так. Да и понятно из того, что Центральная Рада сверху присоединяет к себе все новые и новые губернии, не спрашивая жителей этих губерний, хотят ли они войти в состав Украины. Мы все здесь думаем, что в таких случаях вопрос должен и может быть решен лишь самим населением путем опросов, референдума и проч. Поскольку Центральная Рада этого не делает, а совершенно произвольно и сверху аннексирует новые губернии, она сама разоблачает себя как организацию недемократическую. Съезд Советов Украины должен дать, между прочим, мнение о способе опроса населения по вопросу о принадлежности к той или иной области». На это Порш начал откровенно врать Сталину: «Мнение о недемократичности Центральной Рады противоречит фактической стороне дела… О присоединении к Украине Ц. Радою губерний сверху должен заявить, что вы глубоко ошибаетесь: еще до Универсала Екатеринославский, Харьковский, Херсонский крестьянские губернские съезды высказались за присоединение к Украине. Екатеринославский и, если не ошибаюсь, Харьковский и Одесский Советы рабочих и солдатских депутатов высказались за присоединение». Конечно, ни Харьков, ни Одесса таких решений не принимали…

Лгунишка Николай Порш

В тот же день газета «Донецкий пролетарий» вышла с передовой статьей, осуждавшей намерения Центральной Рады объявить Донецко-Криворожский бассейн территорией Украины. Газета писала: «Позиция Украинской рады, открыто становящейся на сторону русских оборонцев и русской буржуазии, мы уверены, что это не есть позиция украинских рабочих и крестьян. Последние не пойдут против своих русских братьев. Они никогда не решатся употребить силу оружия для борьбы с Советами и Советской властью, как это грозил сделать один залихватский молодец на последнем заседании Харьковского Совета, выражая, впрочем, не только свое мнение, но и настроение, царящее сейчас в Раде».

В Харькове объявлены результаты выборов в Учредительное собрание по округу (с учетом уезда). В голосовании приняло участие 98150 избирателей. Список большевиков во главе с Артемом занял первое место – 27,9% голосов, затем шли: кадеты - 25,3%, эсеры – 12,8%, народные социалисты – 6,6%, еврейские организации, шедшие по трем спискам – 6,6%, меньшевики – 4,1%, оборонцы, поддерживаемые большевиками – 3,4% и др. Особенно болезненным ударом результаты выборов оказались для меньшевиков, которые еще весной безраздельно господствовали в местных Советах. Именно это резкое падение популярности меньшевиков и побудило большевиков спешить с организацией 3-го областного съезда Советов, чтобы минимизировать влияние своих конкурентов в областном комитете. Стоит также отметить полный пшик, который получил на этих выборах объединенный список украинских партий, стоящих за сотрудничество с Центральной Радой. Этот список получил аж 17 голосов, то есть целых 0,02%! А мне кто-то еще будет доказывать, что украинский вопрос был популярен в обществе!

Областное совещание Донецко-Криворожского профсоюза металлистов (проходило с 17 по 21 ноября в Рабочем доме по ул. Петинской, 73) с участием Артема обсудило вопрос о создании Экономического совета в области. Один из участников совещания Владимир Гареколь, представлявший Макеевку (позже он с макеевцем же В. Бажановым вошел в ЮОСНХ) вспоминал: «Необходимость экономических центров на местах была признана также горнорабочими и работниками других отраслей народного хозяйства Донбасса и Криворожья». Собственно, эта идея и привела к созданию ЮОСНХ, органа хозяйственного управления Донецкой республики. Мало того, именно эта конференция обратилась к Москве с призывом немедленно создать ВСНХ.

Митинг рабочих Екатеринославского трубопрокатного завода «С», собравшийся в связи с получением известия о закрытии завода его собственниками, постановил: «Находим, что капиталисты… хотят задавить завоевания пролетариата и ведут открытую борьбу против революции. Мы требуем, чтобы наши революционные органы предприняли все зависящие от них меры в смысле секвестра предприятий и наряду с этим обратились к Народным Комиссарам о поддержке нас в смысле финансов».

Хитрую авантюру провернул лидер юзовских большевиков Яков Залмаев. Воспользовавшись тем, что заседание Совета покинули меньшевики, являвшиеся большинством в этом Совете, Залмаев на неправомочном заседании организовал собственное избрание председателем Совета.

30 ноября 1918 г.:

ВЦИК издал постановление о создании Совета рабочей и крестьянской обороны во главе с Лениным.

П. Фомин. "Заседание Совета рабочей и крестьянской обороны. 1918 г."

Группа войск Курского направления преобразована в Украинскую советскую армию под командованием Антонова-Овсеенко. Основу армии составили отряды, сформированные в Донецкой республике и находившиеся на протяжении нескольких месяцев немецкой оккупации в районе демаркационной линии.

Харьковский Совет, который накануне пытался разогнать петлюровский атаман Болбочан (см. http://kornilov.name/hronologiya-29-noyabrya), призвал Харьков ко всеобщей забастовке. Обращение Совета гласило: «Вчера штыками петлюровских войск разогнан ваш Совет рабочих депутатов и арестован президиум Совета. Демократическая власть пресловутой Директории объявила ваш Совет контрреволюционной организацией. На вашу непреклонную волю к восстановлению власти Совета рабочих депутатов петлюровцы ответили дерзким насилием. На это гнусное посягательство на вашу волю прикрывающихся демократизмом сторонников англо-французских бандитов может быть единственно достойный ответ – немедленная всеобщая забастовка. Немедленно остановить железные дороги, трамвай, освещение, водопровод, заводы, фабрики и магазины. Изменников-штрейкбрехеров снимать!» Попытки Болбочана запретить забастовку ни к чему не привели – в Харькове остановилось почти все. Как выяснилось, петлюровцы не пользуются в городе даже малой толикой поддержки.

Ворошилов обрадовал бойцов 10-й армии, которая во многом была составлена из отрядов, сформированных в Донецкой республике, о действиях советского правительства Украины и о низложении оккупационной немецкой власти. В связи с тем, что многие харьковцы и донбассовцы, оборонявшие Царицын, рвались домой, в приказе говорилось: «Революционный Военный Совет 10-й армии призывает вас всех до единого неуклонно-бестрепетно оставаться на своих постах. Близок день, когда наши победные знамена с радостной музыкой пойдут по полям Дона, Кубани, Украины под братские крики привета, которыми будут встречать все трудящиеся». Правда, вскоре сам Ворошилов отбыл из Царицына в родные края, прихватив с собой фактически всех руководителей ДКР, которые еще оставались на Волге.

Французский консул Эмиль Энно, развивший бурную деятельность на Юге России, телеграммой потребовал от германского командования и Совета немецких солдат: «Status quo необходимо сохранить до прибытия союзных войск». Кроме того, он требовал обеспечить «железнодорожное сообщение, в особенности на линии Киев — Одесса».

Адмирал Колчак издал приказ об аресте членов Комуча. Приказ гласил: «Всем русским военным начальникам самым решительным образом пресекать преступную работу вышеуказанных лиц, не стесняясь применять оружие. Всем русским военным начальникам, начиная с командиров полков (включительно) и выше, всем начальникам гарнизонов арестовать таких лиц для предания их военно-полевому суду, донося об этом по команде и непосредственно начальнику штаба Верховного Главнокомандующего. Все начальники и офицеры, помогающие преступной работе вышеуказанных лиц, будут преданы мной военно-полевому суду. Такой же участи подвергнуть начальников, проявляющих слабость и бездействие власти».

30 ноября 1919 г.:

Оперативная сводка штаба корпуса Буденного за 30 ноября гласила: «В связи с действием красных партизанских отрядов в тылу противника по всей Харьковской губернии настроение в рядах белых паническое. С потерей надежды задержать движение красной конницы в рядах противника началось сильное брожение и разложение: наблюдаются случаи избиения офицеров, снятия с них погон и отказов выполнять оперативные приказы, массовое дезертирство с фронта… Погода: оттепель, туман, склонно к дождю; дороги тяжелые».

В составе Реввоенсовета Республики выделено Бюро в составе Л. Троцкого, И. Вацетиса и С. Аралова. В тот же день Троцкий издал приказ Реввоенсовета, в котором объявлял поход на Украину со словами: «Украина – это земля украинских рабочих и трудящихся крестьян. Только они имеют право хозяйничать на Украине, управлять ею и строить новую жизнь… Когда деникинские банды будут разбиты вконец, тогда трудовое население освобожденной Украины само решит, как ему жить с Советской Россией. Мы все верим и знаем, что трудовой украинский народ выскажется за самый тесный братский союз с нами».

Справа налево: Троцкий, Вацетис, Аралов

Приказом генерала В. Май-Маевского № 83 закрыты все вузы Харькова и старшие классы школ. Объяснялось это необходимостью «срочно обучить призываемую молодежь наравне с остальными при войсковых частях».

Одновременно генерал Май-Маевский своим приказом уведомил о распоряжении генерала Деникина передать Полтавскую губернию из ведения главноначальствующего Харьковской областью в Киевскую область.

В здании Совета съездов горнопромышленников Юга России (в Харькове на ул. Сумской, 18) вечером состоялось экстренное заседание Комитета по организации тыл Добровольческой армии, на котором обсуждены вопросы эвакуации Харькова в связи с подходом большевиков.

В Харькове объявлено об отсутствии денежных знаков. Отсутствие таковых в Харьковской конторе Государственного банка было объяснено «некоторыми техническими затруднениями».

Предприимчивые бизнесмены решили частично разрешить эту проблему уникальным методом – в Харькове, испытывающем еще большую нехватку топлива, было решено провести… топливную лотерею! С согласия главноуполномоченного по донецкому топливу Алексея Мономахова решено было разыграть 25 тысяч пудов кокса, а собранные деньги обещали пустить на нужды инвалидов.

В связи же с предстоящим в Харькове Дне инвалида Правление Союза увечных воинов обратилось к деникинским властям с просьбой обеспечить 3-4 декабря все рестораны, кинотеатры и театры города электричеством. Учитывая, что до падения Харькова оставалось чуть больше недели, вряд властям было до того.

В Харьковской общественной библиотеке состоялся творческий вечер известной актрисы Варвары Алексеевой-Месхиевой.

30 ноября 1920 г.:

Уходя от советских войск основные силы махновских отрядов пробились в район Гришино.

30 ноября 1922 г.:

Политбюро ЦК РКП(б) на основании доклада Сталина утвердило «Основные пункты Конституции Союза Советских Социалистических Республик», предусматривающие создание государства на основе союза национальных республик.

Образована Чеченская автономная область со столицей в Грозном, который при этом не входил в состав области, а имел автономный статус.

30 ноября 1939 г.:

Началась советско-финская война.

Хронология: 29 ноября

16 ноября 1910 г. (29 ноября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев направился из Дайрена (ныне – Далянь) в японский порт Нагасаки. Там Артем надеялся устроиться кочегаром или матросом на любой корабль, чтобы поплыть к месту будущего обитания – он еще не решил, ехать ли ему в Америку, Европу или Австралию. Нагасаки Артему очень понравился. Вот как он описывал этот город в одном из писем: «Ночи в Нагасаки были волшебно хороши. Нагасакские ночи – это дивная сказка. Их описать нельзя. По обрыву гор лепятся прежде скрытые в тени тропические растения. Внизу рейд. Кругом горы. И все это залито матово-серебряным лунным светом. Домов нет. Они скрыты в тени садов. О них только догадываешься. И вместе с тем на каждом шагу наталкиваешься на упорный труд поколений людей. Город завоеван у природы. На постройку его носили землю горсточками. Зато теперь это крепость, которой человек властвует над природой. Город весь закован в камень. Как мало гармонируют с этим видом забитые и вялые, тщедушные жители японского города и спесивая солдатчина! Но как много во всем этом смысла. Только рабовладение в государственных размерах могло создавать такие сооружения. Надо было иметь огромные рабочие силы, сосредоточенные в одной местности и послушные воле одного учреждения, чтобы стали возможными при низкой технике все эти города, поля, водопроводы и пр.»

Бордель в Нагасаки в 1910 году

Несмотря на очарованность городом, работу в Нагасаки Артем так и не нашел и вскоре вынужден был вернуться в Китай – на этот раз в Шанхай.

16 ноября 1917 г. (29 ноября по новому стилю):

В харьковском клубе «Знание» на ул. Благовещенской большевиками организованы «инструкторские курсы по подготовке кадров работников по политическим и экономическим вопросам». На этих курсах лекции читали практически все руководители большевистской Донецко-Криворосжкой организации, включая лидера Артема-Сергеева. Но основным лектором и куратором этих курсов стал будущий нарком труда Донецкой республики Борис Магидов.

Газета «Правда» сообщила, что осенью на стании Ясиноватая создана организация РСДРП(б) численностью ок. 40 человек. При этом газета доложила: «Организация встречает сочувствие большинства населения».

Некоторые белые мемуаристы сообщают, что 16 ноября якобы в Макеевке шахтерами и рабочими была провозглашена Донская социалистическая республика. Якобы только после этого казаки начали действовать против шахтеров. Во-первых, эксцессы между шахтерами и казаками были постоянным явлением и до 1917 г., а после Февральской революции приобрели характер постоянного конфликта. А во-вторых, никакие решения о провозглашении Донской републики в Макеевке неизвестны. Возможно, речь идет об очередном решении местных рабочих организаций о признании советской власти.

А вот атаман Каледин в этот день создал т.н. Объединенное правительство Юго-Восточного союза.

Заводской комитет Константиновского железопрокатного завода постановил взять под контроль продажи металла с завода, пояснив это так: «Ввиду отсутствия гарантий в отношении обеспечения рабочих и служащих со стороны дирекции на случай остановки завода, заводской комитет постановил взять под свой контроль отпуск металла и поступление сумм, причем деньги должны считаться неприкосновенными до улажения конфликта».

Глава Старобельского уездного земельного комитета Голиков доложил своему губернскому начальству о ситуации в селах региона: «В некоторых волостях под влиянием большевистского декрета происходят самовольные истребления лесов, захват частновладельческих имений с живым и мертвым инвентарем. Прошу соответствующих указаний об образе действий к прекращению самовольства. Убеждения бессильны».

Центральный башкирский совет (шуро) принял решение о провозглашении территориально-национальной автономии – Башкурдистана. Спустя два полтора года формировать Башкирскую автономию будет лидер ДКР Артем-Сергеев.

29 ноября 1918 г.:

Находясь в Судже, Временное рабоче-крестьянское правительство Украины, куда вошел Артем, выпустило пространный «Манифест к украинскому народу», в котором объявило о низложении гетмана Скоропадского. В документе четко было сказано, что правительство будет бороться за «революционный союз России с Украиной». Любопытнее всего, что в Манифесте была подчеркнута региональная привязка подписантов: Г. Пятаков и В. Затонский представляли Киев, К. Ворошилов – Луганск, Ф. Артем-Сергеев – Харьков, Э. Квиринг и В. Аверин – Екатеринослав, Ю. Коцюбинский – Чернигов.

Советское правительство Украины (Артем на заднем плане)

Ленин дал команду главкому Вацетису поддержать «областные правительства», создающиеся на территориях, освобождаемых от немцев: «С продвижением наших войск на запад и на Украину создаются областные временные Советские правительства, призванные укрепить Советы на местах. Это обстоятельство имеет ту хорошую сторону, что отнимает возможность у шовинистов Украины, Литвы, Латвии, Эстляндии рассматривать движение наших частей, как оккупацию, и создает благоприятную атмосферу для дальнейшего продвижения наших войск. Без этого обстоятельства наши войска были бы поставлены в оккупированных областях в невозможное положение, и население не встречало бы их, как освободителей. Ввиду этого просим дать командному составу соответствующих воинских частей указание о том, чтобы наши войска всячески поддерживали временные Советские правительства Латвии, Эстляндии, Украины и Литвы, но, разумеется, только Советские правительства». Важное письмо, из которого видно, что, во-первых, украинское правительство рассматривалось Москвой именно как «областное» правительство, а, во-вторых, объясняло причины такого подхода – надо было выбить почву из-под ног «шовинистов Украины»! И не более того…

А в это время в Харькове произошел серьезный инцидент. Местный Совет собрался на свое первое заседание, однако отряд атамана Болбочана ворвался в здание Совета и арестовал членов его президиума. После чего в Харькове началась всеобщая забастовка. Попытки Болбочана запретить забастовку были тщетными. Петлюровская власть, так и не начавшись в Харькове, по сути, сразу выявила полную неспособность держать ситуацию под контролем.

В Одессу прибыли 800 сербских солдат.

Утверждены первые уставы Красной армии – устав внутренней службы и устав гарнизонной службы.

В Петрограде при участии Луначарского в рамках осуществления ленинского Плана монументальной пропаганды был торжественно открыт памятник Тарасу Шевченко. Это в числе первых революционных памятников Советской власти! И кто-то нам теперь будет рассказывать байки о том, что при большевиках чуть ли не запрещалось упоминание имени Шевченко и преследовали за его чествование!

Открытие памятника Тарасу Шевченко в Петрограде

В Нарве провозглашено создание Эстляндской трудовой коммуны – советской эстонской республики. Вскоре ленинский Совнарком признал это государство.

Марка к 50-летию Эстляндской коммуны

Сибирская армия Колчака начала Пермский поход.

29 ноября 1919 г.:

Пленум ЦК РКП(б) на основе ленинских тезисов принял резолюцию «О Советской власти на Украине». В нем пока еще большевики не взяли курс на тотальную украинизацию, но уже заявили о необходимости развивать украинский язык и культуру.

Большевисткий эмиссар Н. Андрущенко, посланный по поручению ЦК в тыл Деникина для организации подпольной работы, отчитался о пребывании в деникинском Харькове в октябре-ноябре 1919 г. Описание было довольно красочным: «Харьков мне с первого взгляда показался довольно странным: все улицы и переулки были переполнены идущей и едущей военщиной с погонами и отличиями на них… Буржуазия, священство и интеллигенция чувствуют себя господами положения – чистенько одеты, забыв, по-видимому, что не так давно с метлой или лопатой ходили и чистили улицы, наверное, и не думают, что скоро опять придется взяться за эту работу… Буржуазия думает поставить все по-старому. Она и офицерство жирны и пьяны, раскатываются по улицам на лихачах, а до голодных бедняков что им?.. Есть в Харькове ревком, во всех рабочих организациях, даже и в паровозном, есть комячейки, комячейки есть и в войсковых частях, находящихся в Харькове, даже в штабе Май-Маевского есть комячейка». Последнее сообщение особенно ценно, учитывая многолетние споры о том, существовал ли «адъютант его превосходительства» или это была более поздняя выдумка Павла Макарова.

Советские информагенства распространили сообщение: «Из Москвы доносят: на Южном фронте армия Деникина под напором красных войск находится в полном отступлении. На севере от Харькова бросает Деникин все силы, которые находятся в его распоряжении, в бой, намереваясь удержать наступление советских войск. Помимо этого советская армия, отбрасывая все неприятельские контратаки, упрямо идет в южном направлении. После Юденича и Колчака пришла очередь и на Деникина. Это будет последний год борьбы и голода. После разбития Деникина населения спокойно возьмется за работу для удовлетворения своих нужд».

Деникинская сводка за 29 ноября сообщала: «Курское направление. В районе Корочи без существенных перемен. Вдоль железной дороги Курск-Белгород спокойно. Левее наши части ведут бои за Кочетовку и заняли половину деревни. Наступление латышских частей… нами отбито, взяты пленные 7, 8 и 9 полков. Льговское направление. Под давлением противника наши части отошл к ст. Готня, в районе которой идет бой».

Генерал В. Май-Маевский, находясь в Харькове, получил из Таганрога телеграмму от британской военной миссии с сообщением о том, что король Великобритании вручил генералу командорский рыцарский знак ордена св. Михаила и Георгия. Таким образом, веселая история с мифическим «генералом Харьковым» разрешилась тем, что награда нашла своего героя. Начиная с весны 1919 г., когда премьер Британии Д. Ллойд-Джордж выразил благодарность адмиралу Колчаку, генералу Деникину и «генералу Харькову», последний стал очень популярным в Англии. Летом король Георг V наградил несуществующего генерала этим самым орденом «за заслуги в борьбе с большевизмом как мировым злом». После долгих попыток вручить этот орден англичане поняли, что такого генерала не существует и, как видим, решили, что генерал Май-Маевский и является этим самым «генералом Харьковым».

Звезда ордена св. Михаила и Георгия

Харьковский профессор Александр Маклецов, избранный накануне гласным городской Думы, опубликовал в редактируемой им газете «Новая Россия» статью «В чем спасение?», в которой описал панику, начавшуюся в Харькове в связи с приближением красных: «Растерянный обыватель, способный только к смятению и панике, обнаружил все присущие ему свойства: полное забвение высших интересов государства и самую бдительную заботливость о своих личных интересах, хотя бы они и резко нарушали интересы общие. Передают, например, о попытках частных лиц воспользоваться санитарными поездами для перевозки собственного весьма обычного имущества. Эта ревнивая и страстная заботливость о своих сундуках и только о них, в тот момент, когда все должны объединиться в одном стремлении дать отпор врагу – позорная черта, обнаруживающая, как недостаточно развито в нашей среде чувство гражданственности».

На ту же тему написал свой очерк «Самоубийцы» А. Смолянов: «За два дня до сдачи Курска мука стоила 300 рублей пуд. Через два дня после сдачи – 600… Совершенно забывая о том, что война не церемониальный марш и не триумфальное шествие, что на войне успех и неудача всегда идут рука об руку, – обыватель при первой же заминке Добровольческой армии, – правда, серьезной, но далеко не катастрофической – заранее сдает Харьков большевикам и бьет ту мелкую, трусливую тревогу, которая, действительно, может создать катастрофу… Одни укладывают чемоданы и платят по десять тысяч рублей за билет в Ростов. Другие, так или иначе привязанные к месту, очертя голову, начинают запасаться». Надо бы заметить, что и Маклецов, и Смолянов смогли покинуть Харьков вместе с частями Добровольческой армии. Те же, кого они осуждали за панику, такой возможности не имели…

Скончался старейший на тот момент 83-летний сотрудник Харьковского университета Дмитрий Пшенников, который проработал в качестве служителя при юридическом факультете более 50 лет и стал своеобразным символом университета. Поэтому его кончина была тяжело воспринята университетом, все руководство которого вышло на похороны. В некрологе было написано, что Пшенников пришел в вуз после службы в армии: «Здесь, едва грамотный, благодаря своему природному уму и такту, постиг самую сущность уклада университетской жизни. Его кругозор далеко переходил за пределы его элементарных служительских обязанностей… Оличаясь хорошей памятью, покойный являлся как бы летописью Харьковского университета за последние 50 лет и многое мог рассказать о бывших выдающихся питомцах и о профессорах, начиная со знаменитого Каченовского, за которым он ухаживал в период его тяжкой болезни… Студенты, оканчивавшие юридический факультет, старались запечатлеть у себя симпатичный образ «старого Димитрия», неизменно снимаясь с ним на общей фотографической группе». Так что не исключено, изображение сего почтенного служителя можно отыскать среди старых фотографий вуза.

В харьковском Веселом театре (ул. Московская, 6) состоялся концерт при участии молодой, но уже достаточно известной оперной певицы Марии Садовской (позже  звездой русской эмиграции в Харбине). Зрителей пришлось завлекать актуальным для Харькова объявлением: «Свет обеспечен – Собственная электрическая станция! ТЕАТР ОТАПЛИВАЕТСЯ».

29 ноября 1920 г.:

В Армении установлена советская власть. Учитывая, что на армян наступали турки, Ереван не особенно противился вхождению в состав советской России (я б даже сказал, все было наоборот).

Митинг в Ереване 29 ноября 1920 г.

Хронология: 28 ноября

15 ноября 1910 г. (28 ноября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев, сбежавший из сибирской ссылки, прибыл в Дайрен (он же – Далянь, он же – Дальний), тогда принадлежавший Японии.

Дайрен в 1917 году

Из Дайрена Артем-Сергеев отправил своей покровительнице Екатерине Мечниковой письмо, в котором подробно описал свои приключения по дороге из сибирской ссылки в Китай и Дайрен. В письме он делился впечатлениями о местном люде: «Ехал один среди китайцев и японских солдат. Удивительно добродушный, вежливый и симпатичный народ. Особенно японские солдаты, но Вы понимаете, они даже маршировать не умеют толком, но бравые, толковые люди… В этом отеле говорят и по-русски, но плохо, и я предпочитаю говорить с ними по-английски… Но я слабоват в английском. Ведь больше 1/2 года не держал книги в руке». На следующий день Артем направился в Нагасаки в поисках куска хлеба.

15 ноября 1917 г. (28 ноября по новому стилю):

В Харькове состоялась губернская конференция фармацевтов. Была принята резолюция: «Произвести немедленную муниципализацию аптек, которые бы бесплатно снабжали нуждующееся население лекарствами».

Рабочие рудника Парамонова (Шахты) приняли резолюцию: «Мы заявляем, что единение рабочих, крестьян, солдат и матросов за общую цель трудящихся масс в состоянии свергнуть всю шайку наших врагов, Керенского и Каледина, а также заявляем, что общими усилиями, как расправились с Керенским, так и расправимся с самозванным государем Донской области – Калединым».

Парламент Финляндии взял на себя высшую власть в этом российском регионе, сформировав правительство – Сенат Финляндии.

28 ноября 1918 г.:

В Курске состоялось первое заседание Временного рабоче-крестьянского правительства советской Украины во главе с Г. Пятаковым и распределены должности в нем. В качестве военного министра в правительство был включен и лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев. Еще один деятельно ДКР Э. Квиринг был назначен министром народного хозяйства и финансов На следующий день правительство публично объявило о своем появлении в Судже (ныне – Курская область), находившейся уже за российско-немецкой демаркационной линией.

Протокол заседания правительства УССР о 28 ноября 1918 г.

Махновские и большевистские отряды заняли Екатеринослав, продекларивовав восстановление там советской власти. Почти с документальной точностью этот штурм был красочно описан в третьей части трилогии Алексея Толстого «Хождение по мукам»: «Все окна в Екатеринославе  задребезжали от  пушечной стрельбы. На проспекте полетели в воздух булыжники, ветви  тополей, куски бульварных киосков. Увлекаемые этой суровой музыкой,  рабочие  отряды, крестьянский полк и махновская пехота кинулись на петлюровцев и оттеснили их до полугоры. Тогда представители различных  партийных и беспартийных организаций, а также Паприкаки младший, неся на тросточках белые флаги, с великими опасностями добрались до ревкома и предложили посредничество для скорейшего достижения перемирия и прекращения гражданской войны… В три часа одну минуту батько Махно бесновался и стучал револьвером по столу, за которым  заседал реввоенсовет, требуя раскатать  город без пощады в  шахматном  порядке. Членам реввоенсовета, местным рабочим, родившимся здесь, жалко было города. Все же слабости обнаруживать было нельзя, решили попугать буржуев. С запозданием, четырнадцать пушек Мартыненко рявкнули. Кое-где из стен больших домов, поднимавшихся уступами, брызнули осколки кирпича и штукатурки. Представители комитетов забегали, как мыши, от  петлюровцев в реввоенсовет. Атаки рабочих отрядов не прекращались. Петлюровцы стали отступать в конец бульвара, на самую гору. В ночь на четвертые сутки восстания ревком объявил в  городе Советскую власть».

Кадр из фильма "Хождение по мукам"

Оперирующая под Царицыным кавалерийская бригада Буденного преобразована в сводную кавалерийскую дивизию.

28 ноября 1919 г.:

Деникинская сводка за 28 ноября сообщала: «Обнаружено движение противника от ст. Оскол в общем направлении на запад. В районе железной дороги Курск-Белгород наши части, производя перегруппировки, отошли в район севернее ст. Прохоровка. Льговское направление. Наши части занимают позиции по линии р. Псел. Наступление противника на Бобров отбито нашей контратакой. Глуховское направление. Под давлением противника наши части, после ряда боев, отошли в район города Сумы, севернее которого бой продолжается».

Генерал Май-Маевский издал приказ № 643 с категорическим требованием немедленно разгрузить Харьковский железнодорожный узел, в том числе с применением вооруженной силы. За неисполнение приказа генерал грозился отдать виновных под военно-полевой суд.

Только что назначенный министром торговли и промышленности деникинского правительства инженер Александр Фенин приехал из Ростова в Харьков. И в тот же день провел на ул. Сумской заседание Совета съездов горнопромышленников Юга России.

Чувствуя приближение фронта, харьковские предприниматели в срочном порядке бросились продавать свои предприятия. Правда, кто ж их уже покупал? Новые владельцы этих фабрик уже подходили к городу…

В зале Харьковской общественной библиотеки состоялся Вечер рассказов популярного артиста Владимира Хенкина, будущего народного артиста РСФСР.

Владимир Хенкин

Произошло эпохальное событие в истории харьковской рекламы – впервые на местных трамваях была размещена реклама. Правда, беда в том, что из-за отсутствия электричества трамваи в городе фактически не ходили. Но это уже другая история…

Примерно в 18.00 на харьковскую хлебопекарню, находившуюся на Москалевской ул, 79, напали 10 вооруженных бандитов, часть из которых были в военной форме, а часть – в форме инженеров! В связи с тем, что была поднята тревога, бандиты скрылись, ничего не успев прихватить, но при этом тяжело ранили владельца пекарни Сама Самарджана.

На харьковский магазин «Полька» (ул. Екатеринославская, 33) около 20.00 совершили налет 6 грабителей. Связав всех, кто находился в магазине, они похитили имущества и денег на сумму почти 300 тыс. рублей.

«Бюллетень Киевского совета профсоюзов» описал катастрофическое положение угольной отрасли Донбасса: «Основные отрасли промышленности (каменноугольная и металлургическая) разрушены почти вконец. Количество рабочих, достигавшее до 300 тыс., теперь уменьшилось до 40 тыс., но и из этого количества в действительности работает не более 20 тыс., а остальные разъезжают по деревням и станицам в поисках хлеба. Материальное положение рабочих крайне тяжелое… Это вызывает общее бегство с заводов и рудников, и по некоторым шахтам некому даяже откачивать воду».

28 ноября 1920 г.:

В Мелитополе большевиками расстреляны ведущие командиры махновских подразделений, в том числе Семен Каретников, командовавший у Махно Крымской группой войск.

28 ноября 2004 г.:

В Северодонецке состоялся исторический 1-й Всеукраинский съезд депутатов всех уровней.

Съезд в Северодонецке

Напомню, именно на этом съезде элитами Донецко-Криворожской республики Юго-Востока Украины была озвучена идея воссоздания Донецко-Криворожской (тьфу ты, заговариваюсь постоянно) создания Юго-Восточной Украинской Автономной республики. Председатель Донецкого областного Совета Борис Колесников тогда заявил: «В Украине сегодня сложилась чрезвычайная ситуация. Вслед за оппозиционными политиками, Верховная Рада преступила Закон и попрала Конституцию страны. Ситуация выходит из-под контроля. Мы до последнего момента надеялись на спокойное разрешение конфликта. Но сейчас уже понятно, что это стало невозможным принципиально. Мы обязаны защищать интересы своих избирателей. И если нам не дадут защитить свой выбор, мы готовы идти на крайние меры. В этом случае мы предлагаем: выразить недоверие всем высшим органам государственной власти, которые нарушили закон. Создать юго-восточное украинское государство в форме федеративной республики. Столицей нового государства станет Харьков, таким образом, будет восстановлена первая столица независимой Украинской республики… Экономическое процветание и стабильность новому государству обеспечит его высокий промышленный потенциал и членство в ЕЭП. Мы… заверяем мировое сообщество в том, что новое государственное образование будет иметь самую демократическую Конституцию в мире». А вот когда Борис Колесников стал вице-премьером Украины, свою идею, высказанную на Северодонецком съезде, почему-то не вспоминал. Интересно, почему?..

Так виделась Юго-Восточная Украинская республика из Севердонецка?

 

Хронология: 27 ноября

14 ноября 1904 г. (27 ноября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев был среди организаторов крупного рабочего митинга в Николаеве. Полицейский отчет свидетельствовал: «Из числа лиц, поименованных в списке, который составлен для их
задержания, мне были известны: Сергеев Федор – пропагандист, который приехал в Николаев из Елисаветграда специально с целью пропаганды». Спустя несколько дней Артем был арестован в том же Николаеве и провел в местной тюрьме примерно 2,5 месяца.

14 ноября 1905 г. (27 ноября по новому стилю):

В Харькове началась всеобщая забастовка, организованная при непосредственнном участии будущего лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева. Накануне харьковские большевики, возглавляемые Артемом, ради проведения акции объединились с меньшевиками, образовав с ними «Федеративный совет харьковских комитетов социал-демократических партий», куда вошел и Артем. Согласно сводкам местной жандармерии, этот совет у рабочих получил название «правительство». Так что создавать правительства в Харькове молодой Артем начал еще задолго до создания Донецкой республики в 1918 г.

14 ноября 1917 г. (27 ноября по новому стилю):

Харьковская общегородская конференция РСДРП(б) постановила: «Исследовать наиболее тщательно положение дел в угольно-металлургическом бассейне Дона и Криворожья, избрав для этой цели специальную комиссию».

Газета «Пролетарская мысль» сообщила о непризнании харьковскими рабочими решения по поводу закрытия их завода: «Администрация завода «Герлях и Пульств» объявила завод закрытым на неопределенный срок ввиду прекращения сообщения как с правительственными учреждениями, так и с заводским управлением в Петрограде. Революционный штаб признал закрытие завода недопустимым и постановил продолжать работу».

Советское правительство России утвердило Проект положения о рабочем контроле. Согласно этому декрету, рабочий контроль вводился на любых предприятиях, где число работников превышало 5 человек.

"Рабочий контроль" (рис. С. Бойм)

Харьковская гимназистка Мария Вишневская, скоропостижно влюбившаяся за день до этого (см. http://kornilov.name/hronologiya-26-noyabrya), так же внезапно разлюбила, записав в дневнике: «Вчерашнее забыто… Сегодня, когда встала, даже смешно вспомнить о порыве». А все потому, что ее нечаянная любовь (некий Моза), увидев ее, не подошел, а продолжал общаться с «какой-то девицей». Женская логика, однако…

27 ноября 1918 г.:

Советское командование, ведя подготовку к наступлению в Донецкую республику, попросило Ворошилова прислать для этой операции из-под Царицына отряды, сформированные в ДКР. Телеграмма от 27 ноября за номером 373 гласила: «Прошу срочно сообщить, имеете ли возможность выделить из состава своей армии одну вполне надежную и боеспособную бригаду, укомплектованную рабочими Донецкого бассейна, для переброски ее на Воронежское направление».

Пятаков и Затонский от имени ЦК КП(б)У из Курска направили телеграмму в Харьков Совету немецких солдатских депутатов о принципиальном согласии России на предоставление права проезда немецких солдат, уезжающих из Донецкой республики в Германию.

Председатель правления Русско-Бельгийского металлургического общества (нынешний Енакиевский металлургический завод) Иванов доложил в министерство торговли и промышленности гетманского правительства информацию о начавшейся забастовке рабочих, сообщив: «Территория завода и угольных копей примыкает к Области Войска Донского, а один из угольных рудников общества находится на самой территории Области Войска Донского, соединенный с заводом железнодорожной веткой общества же протяженностью всего в четыре версты. Этот рудник охраняется казаками и в силу этого в забастовке участия не принимает». В этой связи бизнесмен предложил допустить донских казаков как бы из «соседнего государства» для охраны енакиевского завода и в как бы «незалежной» Украине. Это письмо, кстати, объясняет, почему идея административной неделимости Донецко-Криворожского экономического региона, положенная в основу идеи создания ДКР, была столь популярной практически у всех в регионе.

Завод Русско-Бельгийского металлургического общества в Енакиево

Командующий 10-й советской армией Ворошилов издал приказ № 55 о дислокации вверенных ему войск для обороны Царицына. По-прежнему, несмотря на постоянные пополнения армии, ударную силу 10-й армии составляли отряды, сформированные в Донецкой республике или во время похода войск ДКР из Луганска в Царицын – Коммунистическая дивизия, Луганский коммунистический полк, Сиверско-Украинский полк, Морозово-Донецкая дивизия, Чернышевско-Облиевский полк, Донецкий строевой полк и др.

В ночь на 27 ноября в Полтаве при полном бездействии немцев свергнута власть гетмана. Что забавно, занятие города совместно осуществляли петлюровцы, большевики и левые эсеры. Тут же был создан Военно-революционный комитет во главе с Н. Шинкарем. Правда, уже через пару дней петлюровцы разоружили большевиков. Практически все основные представители гетманской администрации Полтавы были арестованы и вскоре расстреляны.

В Новороссийск прибыли военные миссии Британии (генерал Пуль) и Франции (капитан Фуке).

Генерал Деникин встречает генерала Пуля

Вынесен приговор по первому громкому политическому процессу в Советской России - по делу об июльском мятеже левых эсеров. Приговоры были довольно мягкими. Так, лидер партии Мария Спиридонова была приговорена к году тюрьмы, но за «особые заслуги перед революцией» тут же была амнистирована (правда, через пару месяцев ее снова арестовали за «клевету против советской власти»). К расстрелу заочно приговорили лишь матроса Дмитрия Попова, который лично арестовал Феликса Дзержинского. Кстати, после этого приговора Попов перебрался в Харьков. Затем он стал активным участником махновского движения и оперировал на Юге России. До расстрела в 1921 году…

Дмитрий Попов

27 ноября 1919 г.:

Советские войска, развивая наступление на деникинском фронте, заняли Бобров.

Деникинская сводка за 27 ноября гласила: «Понеся за последние дни большие потери, противник вчера на всем фронте держался пассивно. Наши летчики вчера совершили блестящий налет на ст. Курск, где ими сброшено свыше 50 пудов бомб. Станционные здания и железнодорожный узел сильно повреждены». Вечернее дополнение к сводкам сообщало: «Под давлением противника, наши части отошли после ряда боев в районе г. Сумы, севернее кторого бой продолжается».

В Харькове состоялось заседание местного «Национального Центра», на котором некий полковник Н. Богаевский представил доклад на интересную тему: «О внуреннем состоянии Советской России в октябре 1919 года. Итоги и выводы на основании двухлетнего пребывания в Совдепии».

Образовательная администрация Харькова выступила с предложением ввести в средних учебных заведениях города обучение старшеклассников военному строю.

В Ташкенте большевиками арестован бывший активный деятель Донецкой республики левый эсер Всеволод Черневский вместе со своим отцом и двумя братьями. В период ДКР Черневский был редактором харьковской эсеровской газеты «Земля и Воля». Критиковал руководителей Донецкой республики, но при этом сыграл значительную роль в организации эсеровских отрядов для обороны ДКР от немецкого нашествия. После провала эсеровского мятежа в июле 1918 г. перебрался в родной Ташкент, где стал заместителем председателя местного Совета. После ареста был выслан за пределы Туркестанского края. Расстрелян в 1938 г.

Петлюра провел совещание с остатками своего штаба. Очевидец так описывает это событие: «27 ноября все присутствующие на новом совещании в Любаре увидели уже совсем другого Петлюру. Вместо энергичного, бодрого, полного  надежд и планов вождя они увидели разбитого, угнетенного, равнодушного человека. Надлом, величайшая усталость, внутренний кризис, недомогание выбили Симона из колеи. Он уже плохо воспринимал то, что происходило. Хотелось лишь спать и ни про что не думать. Ему казалось, что не только политический, но и жизненный путь дошли до неутешительного финала».

27 ноября 1920 г.:

Советские войска, изгнав Врангеля, возобновили полномасштабные действия против Нестора Махно и его отрядов. Махновцы, прорвав окружения, просочились в район Мариуполя.

Французская сводка сообщила об успешном завершении эвакуации Русской армии Врангеля из Крыма в Константинополь: «Эвакуация в Константинополь завершена, все отбывшие корабли вернулись, за исключением миноносца «Живой», который из-за нехватки топлива был взят на буксир; буксир лопнул, корабль уклонился от курса и до сих пор не найден». Эскадренный миноносец «Живой» так и не удалось обнаружить. Есть сведения, что он погиб в море и унес жизни около 260 человек.

Эскадренный миноносец "Живой" в Севастополе

Львиная доля Русской армии, эвакуированной из Крыма, расположилась в Галлиполи. Сохранилось потрясающее описание прибытия туда русских солдат от харьковца Никанора Савича: «Было ясно, что только поддержанием видимости военной организации можно влить в душу этих несчастных новую веру в себя и в свое назначение, заставить их подтянуться нравственно, вновь собраться с духом и поверить, что в прошлом они были правы, проливая свою кровь за Родину, и в будущем для них не все еще потеряно… Люди, входившие в состав полков, батарей и прочих частей, после высадки невольно жались друг к другу. Они были бесприютны и беспризорны, выброшены на пустые и дикие берега, полуодеты и лишены средств к существованию. Большинство не имело ничего впереди, не знало ни языков, ни ремесла».

 

Хронология: 26 ноября

13 ноября 1904 г. (26 ноября по новому стилю):

Начальник Екатеринославского губернского жандармского управления распорядился установить негласное наблюдение за Федором Сергеевым (Артемом) в связи с тем, что тот прибыл к своей сестре Дарье Чернице, которая жила в селе в Криничеватовской волости.

13 ноября 1905 г. (26 ноября по новому стилю):

По инциативе Федеративного совета РСДРП, в котором ведущую роль играл Артем-Сергеев, забастовку объявила Харьковская городская электрическая станция.

Харьковская городская электростанция

13 ноября 1917 г. (26 ноября по новому стилю):

В связи с решением администрации харьковского завода «Герлях и Пульст» о закрытии предприятия общее собрание его рабочих постановило сообщить заводоуправлению, что «оно устраняется от управления делами завода и предлагает представителям заводоуправления немедленно оставить занимаемые места, оставляя в полной неприкосновенности все документы, находящиеся в канцелярии заводоуправления. Одновременно с устранением представителей заводоуправления общее собрание находит нужным устранить весь технический и служебный персонал, представляя им возможность в трехдневный срок заявить о своем желании работать совместно с заводским комитетом». Собственно, с этого и начиналась национализация предприятий Юга России - не с коварного захвата и отъема заводов у их собственников, а с решений этих собственников о закрытии предприятий. Для многих рабочих это был способ спасения своих рабочих мест.

Митинг рабочих завода Я. Эссена в Славянске (позже – завод им. Артема) постановил: «Общее собрание рабочих завода, выслушав сообщение о перевороте, совершенном революционными рабочими и солдатами Москвы, Петербурга и Киева, горячо приветствует Совет Народных Комиссаров, будет всеми силами его поддерживать и заявляет, что по первому зову своего Совета и своей партии выступит для защиты Революции».

Нарком по делам национальностей советской России Сталин принял постановление «о возвращении Украине ее национальных реликвий, несправедливо отобранных у нее грубой рукой Екатерины II».

А в это время харьковская гимназистка Мария Вишневская сделала потрясающее для себя открытие: «Я влюблена в Мозу. Все во мне поет, когда я думаю об этом… А что лучше: чтобы это прошло или чтобы это осталось? Он любит другую и лучше если это пройдет». А вы говорите: революции, гражданская война…

26 ноября 1918 г.:

Советские информагенства распространили сообщения о ситуации в Харькове: «В Харькове организуется Совет рабочих депутатов. Выборы в Совет дали большинство большевикам. Левые эсеры всюду провалились. Меньшевики и правые эсеры не решались выступать на заводах и фабриках. Петлюровский атаман Балбачан, увидев результаты выборов, приказом воспретил собрания и митинги. Однако рабочие продолжают открыто производить выборы и организовывать митинги… Немецкие солдаты объявили нейтралитет и отказались выполнять приказы Петлюры».

Первые французские и британские корабли появились в Одессе, начав высадку войск на берег.

Французские танки в Одессе

26 ноября 1919 г.:

Деникинская сводка за 26 ноября сообщала: «Курское направление. В районе железной дороги наши две роты атаковали батальон 5 латышского полка, который готовился к наступлению от д. Екатериновка… Батальон был рассеян штыковым ударом, нами захвачены пленные и пулеметы. После упорного боя в районе г. Обоянь наши части отошли на р. Псел».

В Харькове состоялось первое заседание комитет по организации тыла для работы на нужды Добровольческой армии. Комитет был создан накануне только что избранными (но еще не утвержденными) гласными новой городской Думы Харькова. Главой этой структуры был избран городской голова Н. Салтыков. Первым же решением Комитета была рекомендация о закрытии харьковских ресторанов в 23.00 и полное воспрещение продажи спиртных напитков.

Харьковская городская управа потребовала от торговопромышленников до 11 декабря внести хотя бы треть суммы от запланированного «добровольного самообложения» в пользу Добровольческой армии. Тем, кто не внес бы эти деньги «добровольно», грозили изъять их принудительно с 25-процентным штрафом сверх того. Правда, штрафануть промышленников уже не успевали. Большевики уже стремительно приближались к Харькову.

Харьковский уголовный розыск объявил, что его чинами арестованы 8 коммунистов, а также раскрыта «террористическая группа партии левых социалистов-революционеров в числе шести человек», у которых изъято много литературы и оружия.

Спустя ровно 15 лет после забастовки Харьковской городской электростанции (см. выше) эта станция тоже оказалась на грани закрытия, но уже по другим причинам. Местные власти объявили 26 ноября: «Имеющегося угля хватит не более, как на 1 сутки. По израсходовании этого угля город обречен на полный мрак».

Кинопункт Харьковского ОСВАГа устроил в кинотеатре «Мишель» закрытый просмотр пропагандисткой фильмы «Голгофа женщины». Просмотр был устроен для «гг. начальников пунктов, подпунктов отдела пропаганды, гг. офицеров, журналистов, корреспондентов, художников, артистов, преподавателй учебных заведений, владельцев кинотеатров и прокатных кинематографческих контор». Режиссером фильма, кстати, был известнейший актер и режиссер немого кино Яков Протазанов.

Яков Протазанов

В Харьков из Киева прибыл глава Лиги по борьбе с антисемитизмом А. Зарубин. Целью его приезда было создание Харьковского отделения этой Лиги.

По мере приближения к Харькову линии фронта в городе выросло число самоубийств среди офицеров. Так, 25 ноября в своей квартире по Семинарской ул., 37 покончил с собой подпоручик 15-й пехотной дивизии Ф. Науменко.

Совершенно распоясались в Харькове налетчики. Примерно в 20.00 три бандита с револьверами и бомбой напали на бакалейную лавку на углу Колчигинской ул. и Змиевского переулка. Сначала они застрелили находившегося там покупателя, затем скрутили и обезоружили прибежавшего на выстрелы стражника. А затем, ничего не взяв в лавке, пошли безобразничать и дальше, застрелив на Змиевскойо улице встреченного ими очередного представителя городской стражи.

А спустя пару часов неизвестные ранили в голову еще одного представителя городской стражи Харькова.

Московское радио сообщило, что на сторону большевиков перешло уже около 2 тыс. галичан, которые всего за несколько недель до этого предали Петлюру и перешли на сторону Деникина.

26 ноября 1920 г.:

Фрунзе, расправившись с Врангелем, издал приказ, в котором объявил Махно «и его отряды врагами Советской республики и Революции». Он приказал в кратчайшие сроки очистить территорию от махновцев.

26 ноября 1937 г.:

В здании Военной коллегии Верховного суда СССР приговорен к казни и сразу же расстрелян один из деятелей Донецкой республики Эммануил Квиринг. В годы ДКР Квиринг был лидером екатеринославских большевиков.

 

Хронология: 25 ноября

12 ноября 1904 г. (25 ноября по новому стилю):

Фатежское Присутствие по воинской повинности уведомило жандармерию о том, что Федору Сергееву (он же – будущий лидер Донецкой республики Артем) отсрочена воинская повинность в связи со следственными действиями по его делу.

12 ноября 1905 г. (25 ноября по новому стилю):

Начальник Харьковского охранного отделения выслал донесение заведующему политической частью Департамента полиции о создании в Харькове Временного организационного комитета Курско-Харьковско-Севастопольской железной дороги с целью подготовки акций протеста железнодорожников. Помимо всего прочего, охранка забила тревогу: «Представитель социал-демократического комитета в Харькове организации «большинства» нелегальный «Артем» вошел в непосредственную связь с Временным организационным комитетом и по поручению последнего отправляется по станциям для пропаганды среди линейных служащих в духе социал-демократической программы».

В тот же день тот же представитель охранки сообщил о брожениях среди рабочих Харьковского паровозостроительнго завода, вновь привязав к этому будущего лидера Донецкой республики Артема: «На паровозостроительном заводе усиленно распространяется слух, что акционерное общество намерено закрыть завод ввиду неудовлетворительного его состояния. Надо сознаться, что действительно за последнее время, когда завод сделался очагом революционных организаций, работы на нем идут отвратительно… Ценные пропагандисты под видом рабочих принимаются на завод, где они, конечно, ничего не работают, ибо не умеют, но зато успешно агитируют на заводе. Таким был на заводе одно время нелегальный «Артем». Администрация завода и местный полицейский надзиратель это хорошо знают, но умалчивают из страха». Охранка также донесла о том, что ей известно о подготовке на заводе рабочих дружин (чем активно занимался Артем), которые готовили акцию на декабрь.

12 ноября 1917 г. (25 ноября по новому стилю):

Начались выборы во Всероссийское Учредительное собрание (не всюду их удалось провести). По итогам выборов эсеры (еще не разделенные на левых и правых) получили 40,4% голосов, большевики – 24%, украинские эсеры - 7,7%, кадеты - 4,7%. Катастрофой эти выборы закончились для меньшевиков, всего за несколько месяцев до этого бывших на топе популярности, но в итоге скомпрометировавших себя отношением к Временному правительству. Они получили всего 2,6%.

Предвыборные плакаты в Петрограде

Уверенно победил на выборах в Учредительное собрание и будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев. 12 ноября (в день выборов агитация не была запрещена) в «Донецком пролетарии» под заголовком «Наш кандидат – Сергеев (Артем)» вышла подробная биографическая справка на него, содержащая ряд любопытных фактов. Например, сообщается, что в 1902-03 гг., когда Артем учился в социалистической школе в Париже, он также посетил Германию и Швейцарию. Приводятся сведения о том, что в 1905 г., вынужденный на время покинуть Харьков, Артем работал в подполье в Костроме (документов по этому поводу исследователи не обнаружили). О его австралийском периоде биографии написано: «В Австралии в Квинсленде организовал марксистский кружок, который потом превратился в отдел австралийской социалистической партии». Ну, а про харьковские периоды биографии местной легенды сказано: «Деятельность Артема в Харькове слишком известна, чтобы ее описывать».

В день выборов Харьковский комитет РСДРП(б) выпустил воззвание с призывом голосовать за список большевиков (№ 3). В воззвании говорилось: «Государство – большое хозяйство, которое принадлежит народу, но не только нам одним, но и будущим поколениям. Придетс перед ними держать ответ: что вы сделали для устроения страны в великие дни революции 1917 года».

Будущий нарком почт и телеграфов ДКР Иннокентий Кожевников от имени Совета рабочих депутатов линейных работ Харьковского почтово-телеграфного округа призвал: «Если вы хотите, чтобы в России установился порядок, братство, равенство и любовь, если вы этого хотите – голосуйте только за список № 3 – большевиков».

В Харькове обнародована схема организации местной Красной гвардии – той самой, которая спустя несколько недель возьмет Киев и создаст основу вооруженных сил Донецко-Криворожской республики.

В газете «Правда» опубликована статья Г. Петровского по итогам его агитационной поездки по Донбассу. Автор писал: «Подавляющее большинство рабочих приветствует свержение правительства Керенского и готово всеми средствами дать помощь Народным Комиссарам… Претензии казаков и раны ими нанесенные еще при царском режиме моментально сплотили и оживили всю Юзовку с прилегающими местностями: «Ига казацкого не допустим! Довольно!..»"

25 ноября 1918 г.:

Донецко-Криворожский областной комитет большевиков обратился к населению края с призывом объединения Украины и России. Наличие этого обращения опровергает заявления некоторых украинских историков о том, что на момент возвращения большевиков на Юг России Донецко-Криворожской организации уже не существовало, поскольку, влив ее в состав КП(б)У, она была разделена на Донецкую и Екатеринославскую.

Лидер екатеринославских большевиков Э. Квиринг сообщил Сталину: «Нашими частями занят Хутор Михайловский, Ямполь, Рыльск, Коренево, Суджа, Мирополье и др. В Михайловском, Рыльске, Судже и др. взяты сахарные заводы с громадным запасом сахара. В Рыльске полмиллиона пудов. Наши части продолжают наступление и охрана заводов очень ненадежна, тем более, что в Михайловском сконценнтрировано 5 тыс. беженцев на Украину, которые все растаскивают».

Начальник штаба Военного совета группы войск Курского направления Виллер доложил из Курска о подготовке к наступлению на Юг России, освобождаемый от немцев. Помимо всего прочего, он доложил: «В Новом Осколе создается штаб Донецкой колонны». На Харьков и Донбасс готовились идти, в том числе, и отряды, сформированные весной в Донецкой республике и ушедшие при наступлении немцев не на Царицын, а в район Курска.

А те же отряды ДКР, которые пробились в Царицын, 25 ноября на участке Калач-устье Иловли отбросили казаков на правый берег Дона.

На подступах к Киеву произошли столкновения отрядов Петлюры и гетмана – начались события, известные нам по «Белой гвардии» и «Дням Турбиных».

25 ноября 1919 г.:

Советские войска в результате массированного наступления конницы Буденного заняли Новый Оскол.

Одновременно командующий 12-й советской армии С. Меженинов отдал приказ «перейти в решительное наступление левым флангом правым берегом Днепра с целью овладения г. Киевом».

Сергей Меженинов

Деникинская сводка за 25 ноября сообщала: «Наши части… отбросили 19 советский полк от ст. Солнцево и заняли эту станцию. За эту операцию нами взято свыше 400 пленных, 6 орудий, свыше 600 снарядов и другие трофеи… Наступление 5, 6, 7 и 8 латышских полков противника на наши части в районе к северу от Обояни отбито с большими для него потерями. Нами взяты пленные».

Главноначальствующий Харьковской областью генерал В. Май-Маевский своим обязательным постановлением № 5 прекратил игры в добровольность «самообложения» местных капиталистов в пользу Добровольческой армии. В этом документе генерал указал, что в порядке «самообложения» харьковцы должны были сдать на эти нужды 43 млн. 887 тыс. 650 рублей, «причем к раскладке были привлечены лица, для коих уплата сбора ни в коем случае не могла быть обременительна». Констатировав, что собрано чуть больше половины этой суммы (24 млн. рублей), Май-Маевский категорично приказал: «Всем лицам, уклонившимся от уплаты сбора на нужды Добровольческой армии… уплатить таковой в недельный со дня издания приказа срок, с начислением штрафа за несвоевременную уплату в размере 25% от суммы раскладки. В случае неуплаты в назначенный настоящим постановлением срок, Губернатору взыскать с неплательщиков принудительным порядком сбор в двойном размере… и подвергнуть неплательщиков тюремному заключению на срок до шести месяцев». В принципе, ничем в этом смысле деникинцы от большевиков периода Донецкой республики не отличались.

Генерал Май-Маевский вслед за введением обязательной сдачи теплой одежды ввел новую повинность для харьковцев. Приказом № 79 он постановил: «Приказываю населению города Харькова в течение недельного со дня распубликования сего приказа срока представить исправные и чисто вымытые комплекты белья нательного (рубашка, кальсоны и пара носков) или комплекты белья постельного (простыня, наволочка и полотенце). Население каждого домовладения… обязано представить не менее двух комплектов белья нательного или постельного».

Приказ генерала Май-Маевского о введении обязательной повинности в виде сдачи теплой одежды в пользу деникинской армии (см http://kornilov.name/hronologiya-21-noyabrya/) неизбежно породил панику среди харьковцев, которым грозили карами за несдачу вещей. А в связи с нехваткой теплой одежды в городе сразу появилась масса спекулянтов, предлагающих домовладельцам покупать у них вещи за баснословные деньги. В этой связи городская стража призвала арестовывать этих предприимчивых людей и сдавать ей.

Харьковский областной военно-промышленный комитет обратился к харьковцам с призывом жертвовать в пользу Добровольческой армии… тряпья. При этом «не стесняясь количества его». ВПК заявил, что тряпки будут использованы для производства ваты, необходимой для теплой одежды, изготовляемой для деникинцев.

В Харьков прибыл новый начальник дружины по ночной охране города – генерал Павловский (боюсь ошибиться, но, похоже, это – тот самый генерал, который за несколько дней до прибытия в Харьков был уволен с поста коменданта Киева за попустительство еврейским погромам!). Сразу же по прибытию генерал устроил смотр жалкой дружине, которую так и не удалось толком сформировать в Харькове.

Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» в своей редакционной статье «Ответственный исторический момент» в который раз пожаловалась харьковцам на равнодушие харьковцев же относительно судьбы Добровольческой армии. Газета сетовала: «Общество… принимало подвиги армии, как должное, горячо приветствуя их, оно нередко этим и ограничивалось. Из сорока миллионов – этой более чем скромной суммы добровольного самообложения по г. Харькову – до сих пор собрано, кажется, немногим более половины. Острая потребность армии в теплой одежде и белье удовлетворяется обществом в ничтожной степени, и власть поэтому втупила на совершенно правильный путь, прибегнув к мерам принуждения там, где добрая воля проявила себя с такой вялостью».

В Харькове состоялось объединенное заседание общественных организаций, на котором профессор Алексей Анцыферов представил властям доклад о грядущем голоде на Юге России. В ходе оживленного обмена мнениями было решено рекомендовать правительству смешанное акционерное общество для срочных закупок за границей зерна и семян. По задумке Анцыферова, это общество должно было оперировать капиталом в 1 млрд. рублей. Где их взять, профессор не посоветовал.

В харьковской театральной среде разразился нешуточный скандал. Режиссер городского театра Владимир Вильнер был обвинен известным режиссером Александринского театра (тоже, кстати, харьковцем) Юрием Ракитиным в плагиате. Ракитин заявил, что Вильнер полностью слизал своего «Мнимого больного» с ракитинских постановок в Киеве и Одессе. На это Вильнер 25 ноября гневно ответил в прессе: «Заявляю: постановок Ракитина я нигде и никогда не видел, лиц, участвовавших в его постановках, никогда о них не расспрашивал, о режиссере Ракитине знаю только по афишам харьковских театров-миниатюр. Ни в какую дальнейшую полемику с г. Ракитиным вступать не буду». Позже Вильнер станет народным артистом УССР, а Ракитин – основателем югославского театра.

Владимир Вильнер

Харьковский ОСВАГ объявил о том, что им начаты репетиции пьесы «Юлий Цезарь» по Шекспиру (в самом деле, какие еще пьесы должны были ставить в отделе пропаганды деникинской армии!). В главной роли готовился выступить популярный в России артист Борис Путята, лучший друг певца Александра Вертинского.

В ночь на 25 ноября шесть вооруженных грабителя совершили налет на квартиру в Харькове на Кладбищенской ул., 92. У жильцов было отобрано денег и вещей на 150 тыс. рублей.

В Мариуполе объявлена мобилизация в Добровольческую армию.

Известный российский ученый, экономист, историк, профессор Петр Струве приказом Деникина назначен членом Совета начальника управления земледелия и землеустройства. Кстати, Струве в 1917 г. возглавлял экспертную группу, определявшую от имени Временного правительства границы Украины и однозначно решившую, что Донецко-Криворожская область никак не может считаться этой самой Украиной. Затем на решение этой комиссии ссылалось правительство ДКР при определении границ своей республики.

Петр Струве

25 ноября 1920 г.:

В Харькове начались массовые аресты лидеров анархистского движения, которые начали съезжаться туда на свой Всероссийский съезд, запланированный на 1 декабря. В общей сложности тут было арестовано 346 анархистов. Среди арестованных был и лидер харьковской федерации анархистов «Набат» Всеволод Волин.

Всеволод Волин

Георгий Пятаков решением ВСНХ назначен главой Центрального правления каменноугольной промышленности Донбасса.

25 ноября 1921 г.:

Ленин одобрил план Сталина по образованию федерации республик Закавказья, но при этом предложил несколько недель повременить с реализацией плана с тем, чтобы использовать это время для соответствующей обработки общественного мнения.

25 ноября 1930 г.:

Начался крупный политический процесс по «делу Промпартии«, в ходе которого обвинения во вредительстве были выдвинуты против крупных инженеров и технических специалистов, многие из которых создавали угольную отрасль Донбасса. Кстати, один из основных фигурантов процесса - профессор Л. Рамзин – был судом приговорен к расстрелу, а позже получил Сталинскую премию и орден Ленина!

Зарисовка с процесса по делу Промпартии из газеты "Правда"

Хронология: 24 ноября

11 ноября 1905 г. (24 ноября по новому стилю):

Начальник Харьковского охранного отделения доложил заведующему политической частью Департамента полиции об активизиации рабочего движения в Харькове в связи с деятельностью там будущего лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева. Донесение гласило: «В Харьковском комитете Российской социал-демократической рабочей партии снова обнаружился знаменитый оратор нелегальный «Артем»… Нелегальный этот по виду рабочий, в действительности интеллигент, живущий без прописки в рабочем районе, и потому ведение наружного за ним наблюдения невозможно. Среднего роста, шатен, лет 20-25, со слабой растительностью (небольшие усы, бороды нет), телосложения среднего, в рабочей рубашке, осеннем темно-сером пальто и синем картузе. Он недавно возвратился из Петербурга, куда выбыл из Харькова в начале сентября и принимал деятельное участие в петербургской забастовке рабочих в октябре месяце. Отличаясь необыкновенной способностью убедительно говорить, он пользуется большим расположением рабочих». Красочная характеристика, не правда ли?

Артем на подпольной сходке рабочих (рисунок А. Лурье)

11 ноября 1917 г. (24 ноября по новому стилю):

На заседании Харьковского Совета будущий лидер Донецкой республики четко и конкретно пояснил причины сотрудничества большевиков с украинскими организациями: «В борьбе с контрреволюцией мы должны использовать революционное национальное движение, пусть контрреволюция встретит максимум препятствий на своем пути!» Одновременно Артем недвусмысленно дал понять, насколько серьезно местные большевики расценивают влияние украинского движения на массы: «Вопрос в том, насколько влиятельны идеи этих представителей украинской демократии в рабочей и солдатской среде украинского народа. И тут мы не должны преувеличивать значения националистического украинского движения».

От имени киевских большевиков Иван Кулик робко запросил ЦК РСДРП(б) о возможности создать украинскую партию большевиков: «Постоянные препятствия в нашей работе в виде шовинизма и разлагающего влияния украинских социалистических партий и Центральной рады, порождающих рознь среди пролетариата Украины и натравливающих друг на друга части его, заставляют нас серьезно задуматься о создании социал-демократии Украины в противовес Украинской СДРП». Питерское руководство большевиков поначалу категорически отвергло данную идею.

Иван Кулик

Донской атаман Каледин уведомил главу Генерального секретариата Центральной Рады Винниченко о том, что казаки начинают занимать полосу отчуждения Екатерининской железной дороги на территории Екатеринославской губернии, то есть в Донбассе. От Центральной Рады никаких возражений не поступило.

24 ноября 1918 г.:

В течение 16 часов советская Стальная дивизия, оказавшаяся под Варламовым в окружении в результате дерзкого утреннего маневра конных белоказаков, отбивала серьезную атаку. В итоге белые вынуждены были отступить.

Бой Стальной дивизии 24 ноября 1918 г.

Щаденко призвал Ворошилова, находившегося в расположении Стальной дивизии в районе Варламова, срочно вернуться в Царицын. На это Ворошилов к вечеру ответил телеграммой: «Целый день руководил боями. Противник кавалерией в шесть полков совершенно обошел дивизию, которая отбивалась целый день. Противник нанес большие потери, наши остановились на востоке перед Варламовкой. Я еду в Царицын».

По итогам боя Стальной дивизии Ворошилов издал приказ по 10-й армии: «Руководя и наблюдая лично боем 24 ноября в течение всего дня, отмечаю личную храбрость и прекрасное руководство артиллерийским огнем инспектора артиллерии тов. Кулика, единолично орудийным огнем прогнавшего автоброневик противника, зашедшего нам в тыл». При этом Ворошилов потребовал привлечь к суду военно-революционного трибунала начальника артиллерии Огиенко, который по неизвестным причинам отсутствовал во время боя.

Наркомпрос ввел в качестве обязательного предмета в общеоброзовательных школах музыку. Так они еще и пели в таких условиях!

В Киеве в торжественной обстановке была открыта Академия наук Украины под руководством В. Вернадского.

Англичане, высадившиеся в Севастополе, захватили несколько русских кораблей, сняв с них Андреевские флаги. Самым значительным из захваченых суден был линкор «Воля» (бывший «Император Александр III»), который был уведен в турецкий порт Измир.

Линкор "Воля"

24 ноября 1919 г.:

Командующий 13-й советской армией Геккер отдал приказ № 137 о плане боевых операций по овладению Купянском.

Большевик Семен Попов, посланный Зафронтбюро ЦК КП(б)У в Донбасс, доложил о результатах своей ревизии партийных организаций: «По прибытии в Луганский район пришлось по пути получить сведения, что организация полностью провалена в числе девяти человек, которые были через короткое время расстреляны… В Бахмутском уезде в Личанской тоже организована ячейка и в Попаснянском районе. В Изюмском уезде не пришлось организовать до сих пор ничего… За все время моей работы мне не пришлось нигде встретить хотя бы одну листовку не только в деревнях, но даже ни в одном городе».

В связи с наступлением красных в Харькове росли панические настроения. Генерал Май-Маевский в этой связи издал приказ № 78, которым подтверждал уже изданное ранее распоряжение: «Воспрещается всякое распространение слухов и сообщений, возбуждающих общественную тревогу. Воспрещается распространение ложных сведений о деятельности войск Правительственных Учреждений или должностных лиц, возбуждающих враждебное к ним отношение. Виновные в нарушении настоящего приказа будут подвергнуты тюремному заключению до шести месяцев».

На эвакуационном пункте в Харькове (располагалася в здании Управления Южных дорог рядом с вокзалом) в связи с наплывом раненых и беженцев со стремительно приближающегося к городу фронта сложилась катастрофическая ситуация. В этой связи пункт лично посетил генерал Май-Маевский. Осмотрев место, генерал отдал распоряжение Управлению дорог немедленно очистить один этаж для расширения эвакопункта.

Управление Южных дорог, где располагался эвакопункт

Известная писательница Валентина Дмитриева в рамках «литературных понедельников» в Харькове прочитала доклад «Предтечи большевизма по романам современных писателей».

В зале Харьковской общественной библитеки состоялся концерт с участием примы-балерины Мариинского театра Ксении Маклецовой.

Ксения Маклецова

Примерно в 20.00 шесть вооруженных бандитов совершили налет на харьковскую квартиру на Молочном въезде, 9. Все жильцы были связаны. Поскольку денег у них не нашли, грабители забрали одежду на 80 тыс. рублей и скрылись.

В Харькове в 22.00 на квартиру по ул. Клочковской, 9 совершен налет. Грабителей было четверо, все – в военной форме, в черкесках. У жильцов квартиры было отобрано 30 тыс. рублей.

А что же деникинцы, обитавшие в Харькове? Они тоже становились жертвами. Из комнаты некоего полковника Чичинедзе (не исключено, что имеется в виду полковник Чичинадзе) в гостинице «Метрополь» неизвестные украли 42 тыс. рублей, причем казенных рублей.

Галицкие наемники, накануне предавшие Петлюру и перешедшие к Деникину, наехали на Петлюру. Начальная команда галичан 24 «падолыста» (в смысле – ноября) издала рапоряжение по этому поводу (сохраняю высокий штиль просвещенных галичан): «Безоглядная пропаганда Петлюры и его сторонников, которому из давна уже зависело на том, чтобы уничтожить так галицкую армию как и восточную Галичину, вынудила много легковерных бодрых стрельцов украинской галицкой армии опустить ряды армии, чтобы там за – или еще и перед – Збручем быть порабощенным («обрабованым») Поляками, чтобы перебыть издевательства а потом интернирование». Фух, вот это штиль, вот это мова! Не верите? А вон смотрите:

24 ноября 1920 г.:

Артем-Сергеев выступил на заседании Московского бюро РКП(б).

Фрунзе распространил поздравительную телеграмму ВЦИК частям Южного фронта в связи с окончательной победой над Врангелем. Телеграмму подписал секретарь ВЦИК Енукидзе.

Хронология: 23 ноября

11 ноября 1892 г. (23 ноября по новому стилю):

В Петербурге родился Рудольф Сиверс, в годы гражданской войны ставший лихим советским военачальником и активно сражавшимся в районе Донецко-Криворожской республики в 1918 г. – сначала против калединцев, потом против немцев. Сиверс в юные годы угодил на фронт первой мировой, сражался там в чине прапорщика, а в 17-м году примкнул к большевикам и возглавил отряд, сыгравший решающую роль в защите Петрограда от отрядов Керенского-Краснова. Погиб Сиверс в ноябре 1918 г.

Рудольф Сиверс во главе красноармейского отряда

10 ноября 1905 г. (23 ноября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев организовал тысячный митинг рабочих на харьковском заводе «Гельферих-Саде». Согласно рапорту местного охранного отделения, Артем на митинге «в самых сгущенных красках передал события в городе С.Петербурге в октябре месяце 1905 года, призывая к борьбе рабочих и вооружению для всеобщего восстания, которое не должно допустить созыва Государственной Думы, но вместо ея объявить демократическую республику; призывал рабочих входить в сношения с крестьянами и организовывать их для общей борьбы с правительством».

10 ноября 1917 г. (23 ноября по новому стилю):

В связи с наступлением донских казаков на Донбасс харьковские большевики объявили свою первую мобилизацию. 10 ноября передовая статья газеты «Донецкий пролетарий» под заголовком «Будьте на страже» гласила: «Донецкому бассейну грозит опасность удушения. А следовательно, и всей России грозит опасность остаться без угля… На помощь к Донецкому бассейну, на выручку к Ростову, Совету которого угрожает смертельная опасность!»

В тот же день по предложению большевиков Харьковский Совет 120 голосами против 75 принял резолюцию в поддержку революции: «Харьковский Совет
рабочих и солдатских депутатов приветствует свержение рабочими, солдатами и матросами правительства буржуазно-контрреволюционного, возглавлявшегося Керенским; приветствует все резолюции, принятые II съездом Советов, и признает выбранный им ЦИК законным органом; приветствует единственное законное общероссийское правительство народных комиссаров, созданное и ответственное перед ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов, а по созыве II Всероссийского съезда крестьянских депутатов – и ЦИК Совета крестьянских депутатов; приветствует имеющие силу закона все неотмененные декреты Совета Народных Комиссаров».

23 ноября 1918 г.:

Артем, Пятаков и Затонский сообщили телеграммой Сталину из Белгорода о том, что в Рыльске, Судже и Глухове «наши сменили немцев, власть Советов восстанавливается». Они доложили, что отправляются в освобожденные от немцев районы с целью объявления восстановления советской власти на Украине. Перед выездом еще там, в Белгороде, они напечатали листовки от имени Временного рабоче-крестьянского правительства Украины.

В Мариуполе, где власть взяли в руки казаки, состоялось первое заседание новой городской Думы. Городским головой избран меньшевик Г. Способин (он уже был головой осенью 1917 – весной 1918 гг.).

Антанта опубликовала декларацию о начале интервенции на Юге России. В тот же день в Новороссийске и Севастополе появились английские и французские корабли.

Ворошилов посетил расположение Стальной дивизии в районе Абганерово, дав добро на вылазку против белоказаков. В 23.19 он выслал телеграмму в Царицын в адрес Щаденко с запросом о мерах по отводу флотилии на зимовку.

В тот же день завязлось серьезное сражение белоказаков под командованием генерала Г. Татаркина с красными в райне р. Иловли. Основной удар пришелся на Коммунистическую дивизию, сформированную в основном из отрядов Донецкой республики.

Григорий Татаркин

23 ноября 1919 г.:

Деникинская сводка сообщала: «Курское направление. Противник держится пассивно. Наш бронепоезд отбросил части противника от ст. Сараевка». Вечером пришло дополнение: «Наши части перешли в наступление на г. Тим. Бой продолжается… Наше наступление вдоль железной дороги Курск-Ржава встречает упорное сопротивление противника».

В помещении Харьковской городской Думы состоялся «съезд победителей» – собрание местного «Национального центра», накануне взявшего на выборах все места в Думу. Данное собрание в конечном итоге было объявлено «частным собранием» гласных Думы. Правда, «победителями» кадеты из «НацЦентра» чувствовали себя недолго - до возвращения большевиков в Харьков оставалось уже несколько недель.

В Харькове состоялось заседание Торгово-промышленного союза, на котором были обнародованы сведения, что из общей суммы в 40 млн. рублей, которую Харьков обещал «добровольно-принудительно» собрать в качестве «самообложения» в пользу Добровольческой армии, внесено всего 23 млн. Из них 9,7 млн. пущено на обмундирование и обувь для армии, 6 млн. – на «техническую помощь», 1,25 млн. пошли на Белый и Красный Кресты. Союз постановил обратиться к генералу Май-Маевскому с просьбой издать приказ о внесении оставшейся суммы в течение 7 дней с 25-процентной надбавкой в виде штрафа.

Известный харьковский инженер, уроженец Донбаса, создатель Веровского рудника в Енакиево (шахту даже хотели назвать Фенинской, а позже она стала «Красным Профинтерном»), глава Совета съездов горнопромышленников Юга России Александр Фенин официально вступил в должность начальника управления торговли и промышленности при деникинском Особом совещании. По вступлении в должность он выступил перед Советом по делам торговли и промышленности в Ростове, заявив, что «рассчитывает только на помощь организованной части самого торгово-промышленного класса».

Александр Фенин

Харьковская губернская земская управа возбудила ходатайство перед деникинской администрацией об освобождении арестованного накануне заведующего отдела народного образования Г. Дахно.

Редакционная статья харьковской белогвардеской газеты «Новая Россия» признала нежелание харьковцев помогать Добровольческой армии. Статья провозглашала: «Пять месяцев тому назад измученные большевистским гнетом харьковцы восторженно приветствовали на улицах вступающие в город войска Добровольческой армии. Город праздновал свое избавление от большевиков. Спасителей осыпали цветами… Харьков скоро стал тылом - тылом, где обыватель мог спокойно жить, жить под охраной государственного правопорядка… Тыл забыл, по-видимому, ужасное вчера и живет лишь спокойным сегодня. Призывы к жертвам, зов о помощи фронту, – остались по-видимому гласом вопиющего в пустыне. Призыв не помог. Необходимо приказание, необходима угроза строгой ответственности».

Академический мир Харькова пополнился еще одним доктором наук. В аудитории нервной клиники местного университета состоялась публичная защита докторской диссертации на тему «Влияния травмы на психику» врача Сабуровой дачи Владимира Анфимова. Вскоре Анфимов перебрался в Екатеринодар, где стал одним из зачинателей кубанской психиатрии.

Владимир Анфимов

В Харькове состоялось заседание местного общества «Славянское единение». Некий П. Маликов сделал доклад о деятельности организации карпато-руссов в Ростове. Харьковская пресса сообщала: «Члены этой организации еще во время войны бежали из Австрии, скрываясь от преследований австрийского правительства. В настоящее время эта организация формирует карпато-русский полк для борьбы с большевиками в рядах Добрармии. Собрание постановило отправить карпато-русской организации приветственную телеграмму».

В честь состоявшегося накануне открытия в Харькове кафе-ресторана «Белый слон» (Горяиновский пер., 7) был устроен ночной концерт, длившийся с 23.00 до 4.00 утра. О размахе мероприятия говорит хотя бы тот факт, что организовывал его известнейший российский актер Николай Ходотов, а в роли конферансье выступал популярный в Москве Владимир Хенкин. Кстати, тот факт, что сборы от концерта поступали в «артистический фонд лазарета имени генерала Шкуро», не помешал Хенкину затем стать народным артистом РСФСР.

В связи с конфликтом с генералом Деникиным сложил свои полномочия Кубанский атаман Александр Филимонов.

23 ноября 1920 г.:

Советское командование издало приказ о немедленном переформатировании повстанческих отрядов на Украине (в первую очердь, речь шла об отряде Махно) в регулярные части.

23 ноября 1997 г.:

В газете «Донецкий кряж» опубликована очень полезная и познавательная статья Дмитрия Корнилова «Кто жил в Юзовке?»