Хронология: 27 июля

14 июля 1906 г. (27 июля по новому стилю):

Владельцы Краматорского металлургического общества объявили о закрытии своего завода (ныне – Старокраматорский машиностроительный завод) в связи с непрекращающимися забастовками рабочих.

14 июля 1909 г. (27 июля по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев после завершения суда над ним отправлен из Харькова в Пермь, где ему должны были определить место ссылки. В следующий раз увидеть свой любимый Харьков Артем смог спустя ровно 8 лет.

14 июля 1917 г. (27 июля по новому стилю):

Харьковская большевисткая газета «Пролетарий» отчиталась, что получила от сборов в фонд газеты всего 409 р., из которых львиную долю (178 р.) был получен от Латышского культурного центра.

27 июля 1918 г.:

По распоряжению гетманских властей С. Петлюра арестован в связи с обоснованным подозрением в подготовке антирпавительственного заговора.

Державная варта Украины потребовала повторного ареста 30 большевиков, ранее задержанных в Киеве на ул. Большой Васильковской, 13. Задержанные были переданы немецким властям, которые быстренько выпустили их из Лукьяновской тюрьмы. Гетмановская варта потребовала их возврата обратно.

Наркомат продовольствия РСФСР принял решение о классовом продовольственном пайке.

27 июля 1919 г.:

Командующий 12-й советской армии Н. Семенов сообщил: «В Екатеринославском направлении противник продвигается правым берегом Днепра вниз по реке».

Деникинские информагентства распространили сообщение из Екатеринодара: «Главное командование согласно на создание Южно-русской власти на следующих основаниях: 1) К государственному строительству будут допущены представители как казачества, так и освобожденных русских областей. 2) Будет создан «Высший Совет» – законосовещательный орган. 3) Казачьи автономии будут сохранены. 4) Источником власти на Юге России признается Верховный Правитель России адмирал Колчак».

В Харькове на Куликовской, 6 (я так понимаю, в здании, которое сейчас называется Домом художественного и технического творчества) состоялось общее собрание членов Трудовой народно-социалистической партии.

Дом, в котором заседали "трудовики"

В Харькове на Садово-Куликовской, 6 сотоялось торжественное открытие парка «Добровольческая армия» (при большевиках он назывался парком Володарского).

В Харькове на Екатеринославской ул, 1 открыта столовая для чинов Добровольческой армии.

В Университетском саду Харькова состоялся День дроздовцев – концерт и бал, все сборы от которого пошли в пользу 2-го Офицерского Дроздовского полка Добровольческой армии.

Хорошевский женский монастырь пожертвовал в пользу Добровольческой армии 1 тыс. рублей, за что получил благодарность от генерала А. Кутепова.

Харьковский уездный воинский начальник публично объявил: «Все офицеры иудейского вероисповедания, проживающие в городе Харькове и Харьковском уезде, обязаны явиться к нему в управление (Кацарская, 56)… для принятия на особый учет, отобрания сведений об окончании училищ, времени производства в офицеры и подписки о невыезде, после чего они будут распущены по домам, впредь до особого распоряжения».

Обнародован прелюбопытнейший приказ вступившего в должность коменданта Харькова полковника Кириенко: «Получено донесение, что какие-то лица, одетые в военную форму, являются в аптеки и, часто грозя оружием, требуют отпуска спирта, эфира и кокаина. Такие случаи особенно часты в ночное время. Для пресечения насилий приказываю Городской Страже иметь надзор за аптеками, особенно ночью».

В деникинском Харькове возобновлена работа Общества деятелей печати. В ходе заседание было решено создать Фонд имени погибшего Константина Рябцева. Самое интересное, что Рябцев был накануне застрелен корниловцами (см. http://kornilov.name/hronologiya-22-iyulya/). Поэтому предложение вызвало возражение со стороны ряда публицистов и издателей, сотрудничающих с деникинской администрацией и, в частности, с инженером Я. Диманштейном.

Известный российский историк права профессор Федор Тарановский опубликовал в харьковской прессе статью «Преодоление умственной анархии». Профессор писал: «Господствуют среди нас одни крайние мнения, которые только сами себя утверждают и все остальное отрицают. При таком состоянии умов ничего нельза созидать и ничего нельзя строить. Такое состояние умов есть ничто иное как умственная анархия, ибо оно основывается на отрицании обязательных для всякого ума требований разума… И нет у нас иного пути для выхода из социального распада, кроме преодоления умственной анархии. Только упорядочение в умах поведет нас к водворению порядка в обществе». Не отсюда ли Булгаков черпал фразы для профессора Преображенского?

Федор Тарановский

В Харькове по инициативе армянского консульства состоялся доклад на армянском языке по теме «О современном положении Армении в связи с вопросом о беженцах». Доклад состоялся почему-то в Польском доме на ул. Гоголя.

В Харькове началась холерная паника. 27 июля выяснилось, что холерой заболела жена служащего городского водопровода В. Дмитренко. В результате чего на водопроводе был введен жесткий карантин. Панике способствовало и сообщение о том, что холерой заболел дезинфектор городского санитарного отдела.

Примерно в 20.00 в районе станции Лихачево произошла железнодорожная катастрофа. Курьерский поезд Севастополь-Харьков столкнулся с воинско-санитарным поездом. В результате столкновения несколько человек из воинского поезда погибли, пассажиры курьерского поезда не пострадали.

Интересная реклама появилась в прессе деникинского Харькова. Виноторговая компания «Лемер и Ко» (располагалась на ул. Московской, 4) радостно объявляла, что в продаже шампанского не имеется! Вроде как, и «сухой закон» формально соблюден, и все покупатели знают, где все-таки искать шампанское…

В Мелитопольском и Бердянском уездах зарегистрирован 21 случай заболеваний холерой, 11 из которых на тот момент закончились смертельным исходом.

В сельсовете села Сентово ближайшими сподручными Н. Махно убит атаман Н. Григорьев, обвиненный «батькой» в закулисных связях с деникинцами. Некоторые утверждали, что Махно лично застрелил своего «заклятого друга». В любом случае, пострелял в тот день и Махно, якобы лично застреливший телохранителя Григорьева, который пытался выстрелить в «батьку».

Самое интересное, что деникинцы публично признавали свои контакты с Григорьевым. Буквально накануне этого убийства генерал В. Ирманов, командовавший деникинскими войсками на Екатеринославском направлении, прямо говорил о Григорьеве: «Это авантюрист. Он нам полезен, так как разлагает советскую власть. Силы у него незначительные… Движение его носит не самостийный, а чисто личный характер». Возможно, подобные заявления сыграли не последнюю роль в конфликте Махно и Григорьева.

Владимир Ирманов

27 июля 1921 г.:

В эти дни в различных изданиях СССР соратники и друзья погибшего Артема-Сергеева делились своими воспоминаниями о нем. Заклятый враг Донецкой республики и лично товарища Артема Николай Скрыпник также выдавил из себя «мемуар». Привожу его тут целиком. Объем «воспоминаний», честно говоря, впечатляет: «Украинский пролетарий, донецкий шахтер, помни всегда о
своем верном вожде, тов. Артеме. Н. Скрипник».

Гораздо более подробное интервью о встречах с Артемом-Сергеевым дал в газете «Правда» лидер Профинтерна Соломон Лозовский. Он поделился своими воспоминаниями о поездке, соверешнной с Артемом по странам Западной Европы в середине 1920 г. И, в частности, заявил, что Артем отделился от советской делегации и съездил в Чехо-Словакию (нигде, кроме данного интервью, нет подтверждения данной поездке).

Соломон Лозовский

27 июля 1924 г.:

В этот день на Святых горах был торжественно заложен первый камень на месте сооружения второго величетвенного памятника Артему-Сергееву. Тогда никто не знал, какой шедевр соорудит Кавалеридзе. Тот самый шедевр, который и поныне украшает Святогорский пейзаж:

Обнародована телеграмма от имени Реввонесовета СССР Донецкому губкому в связи с открытием грандиозного памятника Артему в Бахмуте: «В день открытия памятника одному из лучших – коммунистов-бойцов тов. Артему от души приветствуем Донецкий пролетариат и его вождя Донецкую организацию РКП. Тов. Артем вместе с пролетариями Донбасса бился на фронтах гражданской войны. Памятник этому редкому революционеру-коммунисту и товарищу будет вселять в сердца рабочих и крестьян твердую волю к завершению дела, которому отдал свою славную жизнь т. Артем. Красная Армия склоняет свои знамена перед памятью коммунара-бойца». Подписали Фрунзе, Ворошилов и Бубнов.

Фрунзе и Бубнов на параде 1924 года

Обнародована телеграмма Общества авиации и воздухоплавания Украины и Крыма (ОАВУК): «Донецкий пролетариат уже создал два самолета – «Донецкий Шахтер» и «Сталинский Пролетарий», которые являются основанием отряда. Сегодня же закладывается аэродром имени тов. Артема». А нынче в Донецке долго спорили о том, как назвать новый аэропорт… Почему бы не возродить старое название? Кстати, самолетами, о которых идет речь, были закупленные в Британии самолеты DH.9A. Средства собирались ОАВУК для создания «Эскадрильи Ильича». Сначала один из этих самолетов назвали «Юзовский Пролетарий», но «по требованию трудящихся» он быстро был переименован в «Сталинский».

Знак ОАВУК "На эскадрилью Ильича"

В газете «Кочегарка» вышла статья «Жизнь и борьба тов. Артема» о биографии лидера Донецкой республики. Статья, в частности, гласила: «Артем хотел создать всемирный красный Интернационал горнорабочих. Он уже заложил фундамент этому делу, но преждевременная смерть не дала ему полностью осуществить свою идею».

В той же газете активист Союза горнорабочих В. Хмара опубликовал статью «Перед памятником т. Артему». Автор писал: «К его голосу прислушиваются Донбассовцы. Они помнят, как в труднейшие дни он их формировал в боевые красные дружины и с ними вместе неудержимым потоком обрушивался на белогвардейскую сволочь… В тот момент, когда растерявшиеся голодные рабочие и часть их руководителей настаивали разрушить Донбасс, топить шахты, чтобы не досталось неприятелю, он умел решительным образом разбить эти доводы, влить струю бодрости, доказать и убедить, что скоро вернемся обратно, где нам все это пригодится».

В харьковской газете «Коммунист» опубликованы воспоминания известной большевички Серафимы Гопнер о ее общении с Артемом-Сергеевым: «Артем – старый большевик-ленинец, подпольщик, неутомимый борец; одновременно и солдат и вождь революции… Артем был редким экземпляром нового человека – человека будущего».

Серафима Гопнер

Хронология: 26 июля

13 июля 1917 г. (26 июля по новому стилю):

В Екатеринославе началась 3-дневная Южно-Русская областная конференция большевиков, в которой принял участие прибывший недавно из Австралии Ф. Артем-Сергеев. Делегаты представляли 13,6 тыс. членов партии. При этом любопытна географическая представленность организаций: Екатеринослав, Харьков, Юзовка, Ростов, Таганрог, Новочеркасск, Луганск, Бахмут, Мариуполь, Горловка, Макеевка, Енакиево, Кривой Рог и ряд шахт Донбасса. Таким образом, большевики, как и горнопромышленники, формируя свои структуры, не привязывались к административным границам губерний - многие города из этого перечня находились в Области Войска Донского. Эти же местности вошли в 1918 г. в состав Донецкой республики.

Солдаты 30-го запасного полка под руководством молодого прапорщика Николая Руднева (будущего заместителя военного наркома ДКР) провели митинг в Харькове, приняв большевисткую резолюцию: «Единственным выходом из положения мы считаем окончательный разрыв с контрреволюционной буржуазией, т.е. переход всей власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Только тогда возможна на деле, а не на словах, борьба с контрреволюцией».

26 июля 1918 г.:

Сталин, находившийся в Царицыне, сообщил Ленину о ситуации на Кубани: «Положение всей Кубанской армии отчаянно неприглядное: армия осталась без необходимых предметов вооружения; она отрезана, и гонят ее к морю. Если мы с севера не пробьемся и не соединимся с ними в ближайшие дни, то весь Северный Кавказ, закупленный хлеб и всю тамошнюю армию, созданную нечеловеческими усилиями, потеряем окончательно».

26 июля 1919 г.:

Деникинская сводка за этот день гласила: «На Сумском направлении красные со стороны Хотмыжска повели наступление одной ротой при поддержке артиллерии и, потеснив наше сторожевое охранение, заняли ст. Ново-Борисовку. Контратакой Марковцев красные отброшены в исходное положение».

В Харьков из Екатеринодара прибыл лейтенант В. Новак, представитель Чехо-Словакии при Деникинском командовании.

Территории, занятые деникинскими войсками, были охвачены кампанией «добровольного самообложения» зажиточных людей в пользу Добровольческой армии. То, насколько данная кампания была «добровольной», свидетельствует официальное объявление Центральной комиссии по сбору средств на нужды деникинцев, опубликованное 25 июля: «Комиссия… извещает вех плательщиков, которым вручены повестки ранее 8 июля с.г., что вследствие аннулирования в этот день советских денег, Комиссия находит возможным отсрочить платежи по этим повесткам до 17 июля. Имена лиц, не уплативших в указанный срок, будут опубликованы и против них будут приняты соответствующие меры».

На Городском кладбище Харькова была отслужена панихида в связи с 9-м днем со дня кончины председателя Совета Съездов горнопромышленников Юга России Николая фон Дитмара.

Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» в редакционной статье, полемизируя с либеральным «Южным краем», отстаивала идею «демократической диктатуры»: «Диктатура пролетариата… не может, естественно, смениться на следующий день чистым «народоправством». Диктатура должна остаться. И долг демократической партии состоит в том, чтобы диктатура эта не вылилась снова в диктатуру класса, не преобразовалась в национальную диктатуру. С этой точки зрения, мы приветствуем ее и призываем к ее поддержке всех тех, чье сознание не затуманено демагогией и отвлеченными построениями».

В здании Харьковской Духовной семинарии состоялся Вечер докладов в поддержку деникинцев. Были прочитаны доклады на тему «Декларация генерала Деникина» и Большевизм и его крушение».

В журнале «Мысль» вышла статья активного деятеля Донецкой республики, лидера харьковских меньшевиков С. Девдариани (Сан) под названием «К смене власти». Сан писал: «Советская власть поставила социалистические задачи и тем не менее в данной исторической обстановке она стала реакционной силой. То, что пришло ей на смену, конечно, преследует антисоциалистические цели. Но при условиях переживаемого момента она может сыграть революционную роль. Возрождение промышленности и производительных сил – это такая задача, без разрешения которой нельзя сделать ни одного шага на пути к социализму… Никогда идеологи рабочего движения не были так изолированы, как теперь».

Либеральная харьковская газета «Южный край» внезапно выдала панегирик в адрес Льва Троцкого: «Пора уже оставить ребяческую манеру рисовать партийных или политических врагов непременно бандитами и темными личностями. Заслуги людей, ведущих вооруженную борьбу с большевистскими армиями, только увеличатся от того, если мы откровенно признаем, что Троцкий – пожалуй, самый способный военный министр, какого когда-либо имела Россия».

В Харькове начался выход газеты «Заря», »посвященной еврейским национальным интересам». Редактором газеты был Исаак Туркельтауб.

В Харьковском городском театре состоялся прощальный бенефис местного популярного актера Александра Барова, который после арестов решил покинуть Харьков. Хоть он и попрощался, но осенью снова участвовал в премьере на харьковской сцене, хотя жить ему оставалось, судя по биографической справке, совем немного.

В Мариуполе состоялись похороны 13 солдат и 1 офицера австро-венгерских оккупационных войск (преимущественно галичан), погибших в ходе восстания рабочих.

Харьковская пресса перепечатала заявление профессора Михаила Чубинского (сына автора текста «Ще не вмерла Украина»), который, будучи обер-прокурором в администрации Деникина отбивался от обвинений в насильственной украинизации в бытность его министром юстиции у гетмана Скоропадского. Чубинский заявил: «Категорически заявляю, что я делал на Украине совершенно обратное тому, что мне приписано, за что и подвергался систематическим нападкам украинских газет… Я никогда не делал ни одного шага в направлении насильственной украинизации суда; я не только не боролся против признания русского языка вторым государственным языком в сенате, а отстаивал как раз противоположную точку зрения». Интересно, нынешние украинские политики тоже вскоре будут такие же покаяния и оправдания писать?

26 июля 1920 г.:

Советские войска заняли Тернополь, где сразу же расположился большевистский ревком Галиции.

26 июля 1921 г.:

Советская пресса опубликовала сообщение о трагической гибели Артема-Сергеева.

Одновременно было распространено сообщение о том, что в ближайшее время будет запущено новое чудо техники – аэро-поезд из Москвы в Крым. Пресса сообщала: «На Александровском заводе заканчивается сооружение аэро-поезда по системе инженера Махонина. Поезд будет приводим в движением двумя моторами внутреннего сгорания и двумя пропеллерами». Однако трагедия аэровагона, в которой погиб Артем и изобретатель аэровагона Абаковский, прекратила все исследования и разработки в данном направлении. Талантливый российский изобретатель Иван Махонин не перенес гибели своего уже почти готового детища и в том же 1921 году эмигрировал из Советской России, став талантливым французским изобретателем.

Хронология: 25 июля

12 июля 1910 г. (25 июля по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев написал свое первое письмо сетре Дарье с места ссылки в Иркутской губернии.

12 июля 1917 г. (25 июля по новому стилю):

Екатеринославский комитет РСДРП(б) постановил учредить на паях издательство «Звезда» для облегчения финансового состояния партийной газеты с одноименным названием. В решении было сказано: «Чтобы издательство не могло принять нежелательного направления, пайщиками его могут быть только члены Российской социал-демократической рабочей партии и сочувствующие по рекомендации комитета». Екатеринославцы в тот момент еще надеялись, что они станут центром создававшегося Донецко-Криворожского обкома, поэтому писали: «Наше издательство будет обслуживать не только Екатеринослав, но и весь Донецкий бассейн». Однако усилиями Артема центром стал Харьков, где вскоре был создан мощный печатный орган большевиков всего края – «Донецкий пролетарий».

25 июля 1918 г.:

Журнал «Коммунист» сообщил о процессе структурирования областного бюро Донецко-Криворожского обкома Компартии. Несмотря на решение КП(б)У о расчленении Донецко-Криворожской области на Харьковскую и Екатеринославскую, бюро пока еще соблюдало границы ДКР (губернии Харьковская, Екатеринославская, часть Области Войска Донского).

Отряды Добровольческой армии овладели станцией Торговая (ныне – Сальск), создав непосредственную угрозу Царицыну, оборону вокруг которого занимали войска Донецкой республики.

Совнарком РСФСР утвердил в качестве декрета постановление «О борьбе с антисемитизмом и еврейскими погромами».

25 июля 1919 г.:

Под председательством профессора Вадима Тира в Харькове сотоялось заседание Особой комиссии Союза инженеров по оказанию технической помощи Добровольческой армии. Профессору Александру Соломко было поручено «принять на себя проектирование и составление плана оборудования поездов-бань для армии».

Отдел призрения Харьковского губернского земства обратился с призывом открыть в бывшем доме местног ЧК (знаменитом «Доме на Чайковской») приюта для детей. Инициаторов идеи не смутил тот факт, что в эти дни во дворе здания еще шли раскопки с целью выявления трупов расстрелянных. Проблемой стало не это, а необходимость обустройства канализации в доме, на что городская управа потребовала 600 тыс. рублей.

Раскопки в Доме на Чайковской

Экстренное заседание Харьковского профсоюза учителей потребовало от деникинских властей немедленного освобождения и выдачи на поруки арестованных накануне учителей средней школы.

Ввиду нехватки средств Харьковское общество грамотности вынуждено было закрыть детский сад и школу кройки и шитья, открытые при большевиках в Народном доме. Городским властям было сообщено, что на грани закрытия и само Общество, занимавшееся ликвидацией безграмотности в Харькове.

В Харьков из командировки в Екатеринодар вернулся председатель земской управы помещик В. Акишев.

Харьковский губернатор Богданович издал приказ о временном порядке цензуры за газетами, издававшимися в губернии. Все экземпляры газет должны были поставляться в канцелярию губернатора и прокурору. За невыполнение приказа грозил арест сроком до полугода.

В Харькове деникинской контрразведкой арестован известнейший антерпренер, куплетист, автор пародий Станислав Сарматов, многие актеры его театра миниатюр, управляющие и крупье клуба. Сам клуб Сарматова закрыт и опечатан.

Станислав Сарматов

Шумное преступление произошло в Харькове на углу Екатерининской и Москалевской улиц. Ночью грабители совершили налет на квартиру некоего Уткина. Однако, вопреки обычной картине, на место преступления довольно быстро прибыли представители городской стражи. Грабители обратились в бегство. Завязалась перестрелка, в ходе которой бандиты бросили три гранаты, одна из которых разорвалась. Грабители скрылись, никто в итоге не потрадал.

Банда из шести вооруженных грабителей ночью совершила налет на меблированные комнаты Шапиро в Харькове на ул. Конторской. Бандиты ограбили приезжих купцов, забрав у них 14275 рублей.

В то же время совершена кража одежды и белья из комнат гостиницы «Метрополь» в Харькове.

В ходе ночных облавов, устроенных деникинцами в харьковских гостиницах, было арестовано 5 чел.

Состоялись первые выборы президента Финляндии. Главой государства стал Каарло Стольберг, опередивший Густава Маннергейма.

Каарло Стольберг

Советское правительство обратилось к китайскому народу с официальным заявлением: «Советское правительство отказалось от всех завоеваний, которые сделало царское правительство, отобрав от Китая Маньчжурию и другие области. Пусть народы, обитающие в этих областях, сами решат, в границах какого государства они желают быть у себя дома… Советское правительство уничтожает все особые привилегии, все фактории русских купцов на китайской земле. Ни один русский чиновник, пол и миссионер не смеет вмешиваться в китайские дела». Любопытно, что до Сунь Ятсена это обращение дошло лишь весной 1920 г.

25 июля 1922 г.:

Газета «Правда» опубликовала статью «Памяти тов. Артема (Сергеева)», посвященную годовщине со дня гибели лидера Донецкой республики: «Есть деятели, память о которых долго сохраняется среди их товарищей по работе. О которых вспоминают изо дня в день. Тов. Артем принадлежит к числу таких работников… Всем своим складом он был предназначен не к организационной работе, замкнутой в стенах учреждения, а к живому общению с рабочими…»

Хронология: 24 июля

11 июля 1906 г. (24 июля по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев выступил в Киеве с рефератом о текущем моменте.

11 июля 1917 г. (24 июля по новому стилю):

В харьковской газете «Донецкий пролетарий» опубликована первая после возвращения в Россию статья будущего лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева под заголовком «Горе-объединители», в которой он отверг идею объединения большевиков с меньшевиками и эсерами. Артем писал: «Если вы за подчинение нас социал-империалистам вроде Либера, Дана, Чхеидзе; если Вы желаете, чтобы мы одобрили действия Черновых, Керенских и Церетели – тщетная надежда. Если же Вы интернационалисты… Если Вы за освобождение рабочего класса от засилия Либеров и Ко. Если Вы открыто заявляете Керенскому, Церетели, Чернову, что они не Ваши представители, что они ренегаты, поскольку дело касается рабочего класса; если Вы зовете рабочий класс объединиться против них, против не-рабочей (буржуазной) демократии, которая вызывает всех этих горе-социалистов, то вы наши товарищи справа, мы снова назовем вас товарищами без кавычек. Но только долой маски! Не надо маскарадов!»

Общее собрание Екатеринославской организации РСДРП(б) приняло резолюцию: «Проповеди шовинизма мы противопоставим пропаганду интернационализма будем указывать, что вне классовой борьбы пролетариата и международной социалистической революции нет пути к избавлению человечества от ужасов войны, разрухи и голода».

В Екатеринославе началась забастовка рабочих махорочной мастерской Пистунова.

24 июля 1918 г.:

В Мариуполе жестоко подавлено восстание рабочих, поднятое накануне (см. http://kornilov.name/hronologiya-23-iyulya). Сначала успех восстания объяснялся тем, что в городе стояли галицкие подразделения австрийцев. Однако 24 июля для подавления бунта в город была введена конница Баварской дивизии и венгры. Город был подвергнут артобстрелу. В порту было арестовано до 150 участников восстания, каждый десятый из которых был расстрелян. На город была наложена штрафная контрибуция в размере 337500 рублей. Мариуполь объявлен на осадном положении.

На оккупированной немцами Украине продолжалась забастовка железнодорожников. 24 июля Екатеринославский губернский староста Черников доложил правительству гетмана: «Забастовка Запорожской железной дороги продолжается, электрическая станция, водокачка работают. Пассажирские поезда частью отходят с машинистами, арестованными, охраняемыми австрийскими солдатами. В Екатеринославе арестован член Совета солдатских и рабочих депутатов Громан-Духонина, у которой обнаружены списки красногвардейцев. В Бахмутском уезде двести рабочих Голландского рудника и соляных копей забастовали. Вооруженные ограбления продолжаются».

В 14.50 Ленин направил Сталину в Царицын телеграмму: «Царицын, Сталину.
Посылайте рыбу, мясо, овощи – вообще все продукты, какие только можно и как можно больше. Ленин». После этого Сталин еще имел и беседу с Лениным по прямому проводу. Примерно в это время из поездки по Северному Кавказу в Царицын вернулся и лидер Донецкой республики Артем-Сергеев.

В это время на Северном Кавказе росла «бичераховщина». А. Шляпников провел в станице Котляревской безуспешные переговоры с Г. Бичераховым. В Котляревскую Шляпников прибыл на том самом поезде, в котором за несколько недель до этого колесил с ним и лидер Донецкой республики Артем-Сергеев.

Германия официально ратифицировала Брестский договор с Украиной.

Гетман Скоропадский издал закон »Об уголовной ответственности за превышение предельных цен и спекуляцию». Этим документом дела по спекуляции относились к ведению окружных судов без присяжных заседателей и права обжалования приговоров.

Дипломатический корпус стран Антанты дружно выехал из Вологды и направился в Архангельск, контролируемый союзными войсками. В тот же день нарком РСФСР Г. Чичерин заявил, что решение дипломатов «уехать в Архангельск означает уехать из России».

24 июля 1919 г.:

Политбюро ЦК КП(б)У в присутствии Троцкого утвердило решение о временном подчинении Харьковского военного округа Реввоенсовету 14-й армии. Командующим округом был утвержден Сергей Нацаренус.

Полковник Борис Штейфон, находясь в Харькове, объявил о начале формирования Олонецкого, Шлиссельбургского и Ладожского полков Добровольческой армии.

В первом ряду справа налево - Штейфон, Кутепов и Витковский

Центральное бюро связи и информации при Наркоме военных дел УССР доложило о ситуации в деникинском Харькове: «Город охраняется исключительно полицией и жандармерией. На станции стоит бронепоезд имени Корнилова… Шкуро говорит о передаче власти Учредительному собранию, а Деникин – открыто о монархии. Между донцами, стоящими за монархию, и кубанцами, настаивающими на Учредительном собрании, – раскол. Мобилизация проходит слабо».

Генерал Иван Беляев провел в Харькове совещание с виднейшими инженерами края, которых представлял профессор Вадим Тир. Беляев, заявив «Время – кровь!», призвал как можно быстрее наладить технические работы, необходимые Добровольческой армии: «Таковы ремонт автомобилей, изготовление сабель, ремонт винтовок, револьверов, приспособление бронепоездов и т.д. Словом, Харьков, как первый русский город, от которого доложна быть проложена дорога на Москву, должен превратиться в громадный сплошной завод, работающий для военных нужд… Харьков должен стать Нижним Новгородом и дать своих Минина и Пожарского».

Генерал Иван Беляев

В харьковском офисе Совета съездов горнопромышленников Юга России (на Сумской ул.) состоялось учредительное собрание Харьковского отделения Национального центра. Единогласно председателем отделения избран бывший депутат Госдумы 1-го созыва Николай Ковалевский.

В Харькове под председательством профессора Леонида Таубера состоялось общее собрание членов партии кадетов. Основным докладчиком был Алекандр Маклецов, который заявил: «Члены партии должны влиться в творческий процесс гражданского устроения родины… Россия как великая держава мыслима лишь как демократическое государство. Партия должна выйти из состояния безответственной оппозиции. Критика власти необходима, но критика должна быть благожелательной. Нужно не обличать, а исправлять, помня, что власть творит великое национальное дело».

Леонид Таубер

В деникинском Харькове произведены аресты нескольких известных учителей.

В газете «Новая Россия» В. Даватц попытался разобраться в причинах резкой смены настроений харьковской публики, которая не так давно в театре Муссури рукоплескала выступлениям Троцкого, а спустя несколько месяцев в том же театре устроила овации Пуришкевичу. Даватц писал: «Толпа всегда была изменчива и легковерна. Сегодня поклонялись, завтра свергали. Но едва ли где-нибудь в мире существует такая толпа, как у нас… Она всегда немного сумрачна и много злобна. И не восторг руководит ею, но злоба. И рукоплещет она от злобы. То она зла на «буржуев» – и рукоплещет Троцкому; то – зла на «евреев» и рукоплещет Пуришкевичу. И рукоплескания ее - не выражение восторга, но выражение злобы. И страшно подумать, на кого будет зла эта «Россия - завтра» и кому она будет рукоплескать».

А харьковская газета «Южный край» все сравнивала большевиков образца Донецкой республики и тех же самых большевиков периода их короткого пребывания в Харькове в 1919 г.: «От прежнего Кина не осталось и следа. Есть Кин жестокий как раньше, твердый характером и сильный волей, но где-то пропала его относительная человечность, куда-то ушло все то, что примиряло с ним буржуазные группы» (см. статью Эдуарда Зуба «Твердая Рука – друг буржуинов?»)

В театре Харьковского Коммерческого клуба состоялась парадная оперетта «Маскотта» и канцерт-кабаре, сбор от которых пошел в пользу марковцев.

В Харькове на ул. Сумская, 5 состоялось торжественное и шумное открытие ресторана «Танго».

По состоянию на 24 июля в Харьковской губернии зафиксировано 45 тыс. случаев заболевания холерой, сыпным и брюшным тифом.

24 июля 1921 г.:

Трагически оборвалась жизнь легендарного революционера, создателя и лидера Донецко-Криворожской республики Федора Артема-Сергеева. Примерно в 17.00 члены только что созданного им Международного Комитета пропаганды и действия революционных горнорабочих после череды торжественных мероприятий, проведенных ими в Туле, выехали оттуда в сторону Москвы на аэровагоне Валериана Абаковского.

Аэровагон Абаковского

Трагедия произошла в 18.35 буквально в версте от станции с характерным названием Свинская (южнее Серпухова).

В статье «Как он погиб», опубликованной на годовщину смерти Артема, говорилось: «Его нашли мертвым на полотне железной дороги с разбитой
головой, но с той же улыбкой, которая будто бы говорит: любите друг друга,
работайте без устали».

У Артема-Сергеева осталась вдова и 4-месячный сын Артем Сергеев. Известие о смерти семье погибшего привез его близкий друг Михаил Фрунзе.

До сих пор не до конца понятны причины аварии аэровагона, который к тому времени уже прошел успешные испытания и имел немало километров пробега. У потомков Артема (об этом свидетельствуют и интервью его сына, и мои беседы с его внуком) существует конспирологическая теория. Они утверждают, что комиссия, расследовавшая причины аварии, установила, что железнодорожный путь был завален камнями. Наследники Артема подозревают Троцкого в том, что тот мог ликвидировать серьезного конкурента, чей авторитет в международном рабочем движении стремительно набирал силу. Но возникает закономерный вопрос: а почему спустя годы, когда троцкистам приписывали убийства, отравления, теракты, взрывы, данный случай не был использован против них? Пока что я безуспешно пытаюсь найти в российских архивах результаты работы комиссий по расследованию катастрофы…

24 июля 1924 г.:

В Бахмуте (ныне – Артемовск) в торжественной обстановке открыт величественный памятник-мавзолей Артема работы знаменитого скульптора Кавалеридзе. Сам Кавалеридзе считал эту работу вершиной своего творчества. К сожалению, памятник был разрушен немцами и не был восстановлен.

 24 июля 1926 г.

В газете «Пролетарий» (орга Всеукраинского совета профсоюзов) опубликована статья профсоюзного шахтерского активиста И. Кудрявцева, посвященная 5-й годовщине со дня смерти Ф. Артема-Сергеева. Автор писал: «Тов. Артем, как никто, знал искусство наладить товарищеские отношения. Все мы, знающие его, можем сказать, что каждый из нас считался товарищем Артема и Артем каждому из нас был наилучшим товарищем. Его образ – это лучший пример для воспитания грядущих поколений. Это истинный представитель старой ленинской гвардии. Солдат и вождь Революции, один из могучих творцов Великого Октября, он величественно стоит перед нам таким же ярким, каким был пять лет тому назад. Память о нем, о мастере революции, властителе дум рабочего класса Донбасса и Украины, также грозно и настойчиво, как и при жизни, зовет нас на дальнейшие решительные, упорные битвы за рабочее дело – за коммунизм».

24 июля 1991 г.:

В газете «Вечерний Донецк» опубликована статья Дмитрия Корнилова «Артем», посвященная гибели лидера Донецкой республики.

Хронология: 23 июля

10 июля 1917 г. (23 июля) 1917 г.:

Прибывший всего лишь за неделю до этого в Харьков Ф. Артем-Сергеев принял участие в Харьковской общегородской конференции РСДРП(б) и сразу же (наряду с М. Мурановым и С. Буздалиным) был делегирован от имени харьковцев на областную Южно-Русскую конференцию большевиков в Екатеринославе. Отдельным пунктом харьковцы поручили своим посланникам: «Делегатам на конференцию поручено отстаивать, чтобы областной центр был в Харькове». Так во многом был предопределен столичный статус Харькова в будущей Донецкой республике.

Вдова Артема Елизавета Репельская позже вспоминала, что сближение с ним у нее началось как раз после этого решения конференции. Она писала: «Когда Артем с другими харьковскими делегатами стал собираться в Екатеринослав на областную партийную конференцию Донбасса и Криворожья и я узнала, что у него плохо с бельем, с одеждой, нет денег, я раздобыла деньги и купила ему все необходимое. Это вовсе не было признаком особой личной близости. Мы еще не были мужем и женой и у нас не завязалось даже то, что называется «романом». Мы были – товарищи».

В этот же день в Киеве началась областная конференция РСДРП(б) Юго-Западного края, который еще не считал себя Украиной. Согласно решению конференции, в область вошли губернии: Каменец-Подольская, Волынская, часть Могилевской, Черниговская, Киевская, Полтавская и Херсонская. При этом Херсонкие большевики отказались признавать себя частью этой области.

23 июля 1918 г.:

В Мариуполе началось восстание рабочих, которые захватили орудия артиллеристов, а возле городского банка обратили в бегство австрийцев, захватив их пулемет. В порту рабочие заняли штаб-квартиру оккупантов. Успех восстания во многом объяснялся тем, что в Мариуполе в основном стояли галицкие части австрийской армии, которые дружно бежали при первых же выстрелах.

Во Владикавказе, уже со всех сторон охваченном мятежами, С. Орджоникидзе провел съезд народов Терека. Напомним, что лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев накануне посещал Владикавказ.

Министр иностранных дел гетманской Украины Д. Дорошенко пожаловался в письме В. Липинскому на немцев, чья политика якобы «колебалась между украинской и российской ориентациями», из-за чего Киев не мог достичь соглашения с Москвой по границам.

Дмитрий Дорошенко в студенческие годы

23 июля 1919 г.:

В 10 часов утра в Харьков прибыл главноначальствующий Харьковской, Екатеринославской и Таврической губерний генерал В. Май-Маевский. Генерал поселился на ул. Пушкинской, 57. Дом и место штаба для генерала подыскивал его адъютант и шпион Павел Макаров, ставший прототипом Кольцова в фильме «Адъютант его превосходительства». Судя по воспоминаниям Макарова, они с генералом, проживая в Харькове, частенько хаживали в дом предпринимателя Андрея Жмудского, расположенный тут же – на Пушкинской. Якобы Май-Маевский приударил за гувернанткой Жмудских, а сам Макаров – за младшей дочерью бизнесмена Катенькой (см. http://kharkov.livejournal.com/769719.html).

Дом Жмудских на Пушкинской

Комендант деникинского Харькова генерал Шевченко вступил в исполнение обязанностей начальника Харьковского гарнизона. ВрИО коменданта был назначен полковник Кириенко. Википедия утверждает, что речь идет об известном корниловце Иване Кириенко, хотя в той же статье утверждается, что Иван Кириенко стал генералом еще во время Кубанского похода.

Иван Кириенко

В тот же день генерал Шевченко издал приказ о борьбе с азартными играми: «До моего сведения дошло, что не только в клубах, но и ресторанах и даже увеселительных садах ведутся азартные игры, каковые ни при какиех условиях недопустимы. Приказываю Коменданту города строго следить за этим и, в случаях обнаруживания азартной игры, подвергать аресту не только владельцев означенных мест, но и лиц, ведущих игру; а обнаруженные во время игры деньги отбирать… и представлять мне для зачисления их в фонд Добрармии».

Харьковское отделение ОСВАГ анонсировало скорое прибытие в город… британской авиации: «На днях в Харьков прибывают отряды английских самолетов с английскими летчиками. Среди них один летчик, сбивший до 75 германских аэропланов. Аэропланы обслуживаются исключительно волонтерами».

Харьковская городская управа призвала население, пользующееся городским трамваем, не предъявлять кондукторам для уплаты проезда купюры более 5-10 рублей, «чтобы не усложнять работы кондукторов разменом крупных денежных знаков».

В Харькове состоялось общее собрание членов партии кадетов.

Трое грабителей в деникинской форме совершили налет на квартиру по ул. Фесенковской, 3 в Харькове. Жилец квартиры Беланов был ограблен на сумму 60 тыс. рублей.

В Харькове состоялось интимное кабаре «Five o’clock Tango-tea». Было объявлено, что часть средств, полученных за билеты, должна была пойти на нужды Добровольческой армии.

В Харькове умер известный врач и общественный деятель Александр Филипс.

Александр Филипс

Начальник отдела политического департамента петлюровского МВД В. Сирко, находясь в Каменец-Подольском, сделал доклад о разложении Галицийской армии: «Среди Галицийской армии распространяется дезертирство… Среди галицийских старшин можно услышать часто голоса неверия в украинское дело… Украинская интеллигенция вообще убеждена, что теперешнее правительство не в силе поставить украинский вопрос на положение европейского значения и не сумеет придать Украине значение в политических кругах Европы». Знакомая ситуация, не правда ли?

23 июля 1921 г.:

Ф. Артем-Сергеев с группой иностранцев из созданного только что им самим Международного Комитета пропаганды и действия революционных горнорабочих едет в Тулу для ознакомления с работой подмосковных шахтеров. По просьбе самого Артема иностранцев решили удивить чудом техники – аэровагоном Валериана Абаковского.

Артем со товарищи посетили Тульский райком, спустились в Щекинские угольные шахты. Вот как это описано в статье «Как он погиб»: «12 часов дня, летний день, равномерно раздается стук машины – двигателя. Сердитое урчание пропеллера. Поезд катится по железнодорожным рельсам 40-45 верст в час, вызывая удивление прохожих. Как и чем он двигается? Без трубы, без дыма. Из вагона льются звуки Интернационала, несутся ввысь, разливаются среди столетних дубов засеки, по которой проходит поезд-вагон. Пропеллер замедляет ход и мы на ст. Щекино. Иностранные гости обступают тов. Артема и с расспросами; т. Артем спускается в шахту, а за ним и гости. Долго остаются там под землей, изучают темп работы и сравнивают каждый по-своему с заграничной работой. Всем дает объяснения т. Артем. Его зовут в каждый забой. К счастью, он владеет немецким, английским, болгарским и немного французским языками. Осмотр окончен».

Во второй половине дня вся группа вернулась в Тулу и сфотографировалась на тульском вокзале возле чудо-вагона, который вскоре погубит практически всех этих людей, изображенных на снимке. Этот снимок станет и последним снимком самого лидера ДКР Ф. Артема-Сергеева:

На этом снимке почти весь Комитет пропаганды: сам Артем (от России), Гельбрих и Стрюпар (от Германии), Фридман (Австрия), Хьюлет (Англия), Константинов (Болгария). На подножке вагона в кожанке – изобретатель Абаковский, который тоже вскоре станет жертвой.

Поздно вечером 23 июля в тульском театре состоялось торжественное расширенное заседание местного горсовета с участием Артема и высоких зарубежных гостей. Пресса описывала: «Полный театр публики. Говорят иностранные гости о значении русской революции, о жизни горняков за границей, о впечатлениях от поездки по рудникам и вообще по России. Все их речи переводит т. Артем». Жить лидеру ДКР и его зарубежным гостям осталось меньше суток…

23 июля 1922 г.:

«Луганская правда» опубликовала статью бывшего наркома Донецкой республики Бориса Магидова «Памяти тов. Артема», в которой автор вспоминал и отступление войск ДКР на Царицын: «Отступать от немцев нам пришлось вместе с товарищем Артемом. Здесь он показал и доказал еще раз свой недюжинный талант способного на все, действительного солдата революции. Мы видели Артема в Штабе, в отделе снабжения, и еще чаще на передовых позициях. В трудную минуту Артем неожиданно для всех появлялся в самом опасном месте, на бронепоезде, броневике и своей бесстрашностью заражал и увлекал всех».

Газета «Коммунист» опубликовала статью К. Черняева «Как он погиб» в связи с годовщиной гибели Артема-Сергеева. В статье писалось: «Приблизительно за день-два до смерти им был организован в Москве международный Союз горнорабочих. Это колоссальная, трудная работа была проделана т. Артемом, она была нелегкая, но эту свою мечту, еще родившуюся до русской революции в копях Австралии – он осуществил ее. С этим он спешил, как будто бы предчувствовал скорую кончину…»

В том же номере газеты опубликована статья «Пламенное сердце», написанная сотрудиком ЦК Всероссийского союза горнорабочих Семеновым: «Среди родных своих горняцких масс т. Артем вырастает в яркую, редкой силы величину, из пропагандиста и агитатора превращается в испытанного вождя рабочего класса… Для рабочих Донбасса тов. Артем был воином-вождем, учителем и революционером, руководителем… Только год прошел со дня трагической кончины т. Артема. Сознание уже примирилось с его смертью. Но не год, а десятки и сотни лет имя т. Артема, как вождя горняцких масс, их руководителя и учителя, не забудется среди рабочих горняков» 

Хронология: 22 июля

9 июля 1905 г. (22 июля по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев организовал панихиду по погибшим в «Кровавое воскресенье» (9 января 1905 г.) в связи с полугодом с момента события. Один из участников событий Ф. Юнюков заявил, что настоятель храма якобы отказывался проводить молебен, тогда «мы заставили попа насильственным путем отслужить молебен, а пока длился молебен, явились казаки и начали нас лупить нагайками». Другой же большевик И. Юпанов заявил, что батюшка не только не сопротивлялся, но даже «с большим подъемом служил панихиду». Все советские историки утверждали, что рабочие организовали прямо в церкви митинг протеста, после чего были жестоко разогнаны казаками. Юпанов же  утверждает, что драку начал рабочий ХПЗ Егоров. Вот как это описано: «Все было как будто бы хорошо, но некоторые наши товарищи заметили кругом шпионов и переодетых жандармов. Егоров не выдержал и начал бить шпионов. Другие шпионы, переодетые в рабочую одежду, бросились на защиту и тут началось побоище».

Мироносицкая церковь, где в 1905 г. произошла стычка рабочих с полицией

9 июля 1907 г. (22 июля по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев написал письмо родителям из Пермской тюрьмы, в котором просил опознать его для проведения следственных действий против него (в противном случае ему грозила бы статья за бродяжничество и каторжные работы). Явно успокаивая своих родителей, которые проживали тогда в Акбулаке, Артем расписывал чуть ли не райские условия содержания в тюрьме: «Камера большая, светлая. Пища неплохая, прогулка в день чуть ли не на 2 часа, еженедельно баня, а что главное – я могу иметь здесь столько книг, сколько хочу, и имею очень много времени для занятий. Собственно говоря, на воле никогда не бывает таких благоприятных условий для работы. И на меня вообще тюремный режим действует неплохо. Я не маленький мальчик и не красная девица, и на воле я бывал гораздо в худших условиях довольно часто». В одном из писем на волю он переслал и данный рисунок, сделанный сокамерником:

Рисунок Журавлева "Артем в Пермской тюрьме" (Артем - крайний справа)

9 июля 1917 г. (22 июля по новому стилю):

Состоялись выборы в Харьковскую городскую Думу, в ходе которых явную победу одержали эсеры, получившие 54 места из 116. Большевики, проведшие эту кампанию без Артема, получили всего 11 мест (гласными стали и некоторые будущие активные деятели ДКР – Кин, Рухимович и др.). Учитывая, что уже в сентябре они вышли на лидирующие позиции в Харькове, лишний раз свидетельствует об организационных и пропагандистских талантах Артема-Сергеева.

Интересное описание дня выборов 9 июля 1917 г. было приведено в белогвардейской газете «Новая Россия» спустя два года: «Город напоминал тогда военный лагерь: около избирательных участков были раскинуты солдатские палатки – то были агитационные пункты партии эсеров. По улицам мчались автомобили, принадлежавшие и государственным учреждениям, и частным лицам, и почти все без исключения захваченные для целей агитации советом солдатских и рабочих депутатов… В городе царила атмосфера, создаваемая господством буйствующей черни. Были употреблены все усилия, чтобы запугать, застращать обывателя и привести его к избирательным урнам на большевистско-эсеровском поводу… 9 июля 1917 года были посеяны тет ядовитые семена, из которых выросло большевистско-эсеровское «древо смерти»".

22 июля 1918 г.:

Екатеринославский губернский староста сообщил гетманскому правительству о том, что австрийскими оккупационными властями закрыта меньшевистская газета «Вперед» и арестованы несколько местных журналистов, а также лидеры Екатеринославского железнодорожного профсоюза, организовавшего забастовку. В тот же день командование Австро-Венгерской армии на Востоке издало приказ: «Немедленно прекратить всякие собрания, сходки и манифестации впредь до особых распоряжений. Немедленно прекратить забастовки в предприятиях, имеющих общественное или государственное значение… Все рабочие должны немедленно приступить к работам. Защищать их против забастовщиков будут союзные войска». А нам теперь доказывают, что гетман Скоропадский имел какую-то реальную власть на Украине.

Войска Шкуро и Слащева захватили Ставрополь.

22 июля 1919 г.:

В Харькове при большом стечении публики состоялись похороны полковника Константина Рябцева, который в 1917 г. командовал Московским военным округом, участвовал в сопротивлении корниловскому мятежу и руководил сопротивлением большевикам в Москве в октябре 1917 г. С сентября 1918 г. Рябцев с семьей жил в Харькове, где под псевдонимами К. Киров и Е. Алексеев писал политические статьи в газетах «Южный край», «Утро». С приходом деникинцев был арестован по обвинению в слишком активном сопротивлении Корнилову и сдаче Москвы большевикам. Был убит корниловцами «при попытке к бегству» на углу Благовещенской и Тюремной улиц.

Объявлено о том, что в Харькове на Дмитриевской улицы арестован советский комиссар г. Грайворона Г. Копильник, переодетый в форму деникинской армии. У него найдено 12 удостоверений и денег на сумму 12533 руб.

На Петинской улице Харькова неизвестными грабителями убиты два человека.

В Харькове ночью совершено дерзкое ограбление в здании зубоврачебной школы Кривопускова (располагалась в начале нынешнего Московского проспекта, сейчас на его месте – здание, известное харьковчанам как «Дом со шпилем»). Грабители проникли в здание через пустующую школу, по веревочной лестнице спустились в офицерский магазин «Марс», обчистив его на 70 тыс. рублей. Затем проломили стену, проникнув в соседнюю офицерскую артель, взломали сейф и вынесли драгоценностей и вещей на сумму до 3 млн. руб.

Деникинскими властями проведены повальные обыски и аресты в домах по Екатеринославской улице Харькова.

Белогвардейская харьковская газета «Новая Россия» в редакционной статье «Политические задач момента» призвала приветствовать «диктатора не только как диктатора-освободителя, но и как диктатора-устроителя: необходимо утвердить порядок, пресекающий возврат большевизма слева и проявление большевизма справа. Задача эта возможна только для диктатора, опирающегося на разумную демократическую политику, но не боящегося непреклонной силой власти сломить бунтарство и анархию».

В Харьковском театре Муссури начал читать курс своих лекций известный российский политик, монархист, лидер «Союза русского народа» Владимир Пуришкевич. С 22 по 24 июля он прочитал три лекции «Россия вчера», «Россия сегодня» и «Россия завтра». Лекции вызвали бешеный ажиотаж у публики. Пуришкевич под гром аплодисментов заявил, что в России обязательно возродится монархия.

Владимир Пуришкевич

Харьковский санаторий, расположившийся в здании бывшей частной психиатрической лечебницы доктора Платонова, объявил о благотворительной акции – бесплатном электролечении и водолечении раненых офицеров Добровольческой армии.

Известный харьковский врач-психиатр профессор Сергей Давиденков опубликовал обширную статью «Психиатрическое в большевизме», в которой писал: «Стольких наших прежних пациентов, алкоголиков или кокаинистов, бывало, оборванными и избитыми привозимых время от времени в психиатрические больницы, и считавшихся всегда решительно не способными к какому-либо самостоятельному заработку, мы вдруг
встречали теперь в роли то комиссара, то советского служащего… Большевизм – явление уродливое, но не психопатологическое. Допуская садистов к исполнению своих задач, большевизм действует с хладнокровной последовательностью, это нужно ему, призывающему к гражданской войне и к убийству богатых бедными».
Любопытно,
что профессор Давиденков в конце концов стал заслуженным деятелем наук РСФСР, членом Академии медицинских наук СССР, был награжден орденами ненавистного ему Ленина и Красной звезды.

Сергей Давиденков

22 июля 1920 г.:

Большевистская сводка сообщила о преодолении «политического бандитизма» в районе Екатеринослава: «Многие банды разгромлены, и положение улучшилось».

Польское правительство предложило советской России начало мирных переговоров.

22 июля 1922 г.:

Газета «Луганская правда» опубликовала редакционную статью «К годовщине смерти т. Артема». В статье провозглашалось: «Годовщина смерти т. Артема совпадает с годовщиной 3-летия коммунистического союза молодежи. Молодежь рабоче-крестьянская! Равняйся по Артему!… У тов. Артема черпай волю, энергию, уверенность, стойкость и революционную выдержку!»

Хронология: 21 июля

8 июля 1906 г. (21 июля по новому стилю):

Будущий активный деятель Донецкой республики Александр Пархоменко собрал в своем родном селе Макаров Яр (ныне – Пархоменко) сельскую сходку, выдвинувшую требование снижения арендной платы за землю от местного помещика Ильенко. Митинг попытались разогнать казаки, пустив в ход нагайки, а местный пристав даже открыл стрельбу в толпу. Начались стычки, выросшие в серьезные беспорядки и длившиеся почти неделю.

Макаров Яр в 1903 г. (источник: http://fotki.yandex.ru/users/pwkon134/view/121814/?page=27)

8 июля 1917 г. (21 июля по новому стилю):

Юзовская организация РСДРП(б) постановила отклонить предложение эеров и меньшевиков о создании единого блока на выборах в городскую Думу.

21 июля 1918 г.:

Находясь в Царицыне, Сталин послал в адрес С. Шаумяна в Баку телеграмму с жестким требованием: «Я требую от Бакинского Совнаркома безоговорочного проведения в жизнь независимой международной политики и решительной борьбы с агентами иноземного капитала».

Газета «Киевская мысль» поместила описание киевского вокзала в связи с забастовкой железнодорожников: «Вдоль перронов расположились с вещами толпы застигнутых в пути пассажиров, которые вынуждены жить эти дни под навесами вокзала. На станционной территории не заметно никакого движения, не слышно паровозных свистков».

21 июля 1919 г.:

Красная армия отбила у денкинцев Константиноград (ныне – Красноград).

В Харькове началась необычайная паника, вызванная намерениями деникинской администрации прекратить хождения советского рубля. С утра выстроились значительные очереди у зданий Госбанка и городского казначейства, однако выяснилось, что те обмен денег не производят.

Деникинский комендант Харькова генерал Шевченко издал приказ № 17, которым ввел значительные штрафы (до 1 тыс. рублей) и даже 3-месячный арест за нарушение правил движения. Приказ гласил: «Замечено, что при езде на автомобилях или других самодвижащихся экипажах по г. Харькову и его окрестностям не соблюдается никаких правил. Сплошь и рядом приходится наблюдать прямь бешеную недопустимую езду, которая не только грозит порчей самой машины, жизни шофера и его пассажирам, но и небезопасня и для частной публики». Комендант ограничил скорость езды до 15 верст в час (примерно 16 км/ч), а на поворотах и перекрестках - 5-8 верст «с предупреждением гудком, кляксоном или свистком».

В Харькове создана комиссия по увековечению памяти умершего накануне председателя Совета съездов горнопромышленников Юга России Н. фон Дитмара. Возглавил комиссию активный деятель Совета инженер Н. Фенин.

Харьковская газета «Южный край» поместила некрологи в память о председателе Харьковской земской управы В. Акишева, подписанные семьей «покойного». На следующий день выяснилось, что некрологи – это подлог, а Акишев находился в командировке в Екатеринодаре.

В здании Харьковской городской управы вновь вывешены портреты городских голов Харькова, снятые ранее большевиками.

Городская управа Харькова

Харьковское общество приказчиков отправило приветственную телеграмму в адрес Колчака и Деникина, а также выделило 50 тыс. рублей в пользу Добровольческой армии.

21 июля 1920 г.:

От имени Реввоенсовета Первой конной армии К. Ворошилов направил в Харьков телеграмму: «От имени Красной Конной армии шлем поздравление украинским рабочим и крестьянам по случаю первых славных побед, одержанных армиями Республики над войсками белой Польши».

Хронология: 20 июля

20 июля 1918 г.:

В Царицыне состоялись торжественные похороны застреленного председателя губернского Совета Якова Ермана. Участник похода войск Донецкой республики на Царицын Анатолий Долин вспоминает: «Царицын встретил нас… похоронами убитого накануне белогвардейцами юного председателя губисполкома Якова Ермана». По воспоминаниям Долина, уже после похорон он общался с главой ДКР Артемом, который направил бойца в Самару, дабы укрепить оборону волжских речных путей для обеспечния безопасности маршрута до Москвы.

Сам Артем где-то в эти дни как раз пробивался в Царицын с Северного Кавказа. От Святого Креста (ныне – Буденновск) до Волги станицы уже контролировались мятежными казаками. Сопровождавший Артема Е. Кустолян писал об этом: «Впереди солончаковая степь. Расстояние около 400 километров. У Артема созрел проект: на автомашине, развивая большую скорость, проскочить через территорию, занятую белогвардейскими отрядами. Из Святого Креста на автомобиле Артем с Беляковым благополучно добираются до Астрахани». Говорят, в одной из станиц машина была обстреляна, но все-таки проскочила.

С 10 часов утра к всеобщей забастовке железнодорожников на оккупированной немцами Украине присоединились Екатерининская и Харьковская железные дороги. Харьковская газета «Голос Юга» писала: «По мнению даже высших кругов дороги, в забастовке прежде всего повинно само министерство – из-за равнодушного отношения к насущным требованиям железнодорожников».

20 июля 1919 г.:

В Харькове на Городском кладбище похоронен глава Совета съездов горнопромышленников Юга России Николай фон Дитмар. Вот как выглядела церемония: «Гроб с телом Н.Ф. утопал в венках. Городская депутация явилась со стягом городского самоуправления. В 9.30 утра в Мироносицкой церкви началось архиерейское служение. Протоиерей проф. Буткевич произнес речь о значении Н.Ф. фон Дитмара, как общественного и государственного деятеля. По окончании поздней литургии тело покойного было вынесено из Мироносицкой церкви и процессия двинулась по направлению к городскому кладбищу. В 15.30 тело было предано земле».

Протоиерей Тимофей Буткевич

В харьковском театре Муссури состоялась публичная лекция на тему «Обман, предательство и утопия большевизма».

В харьковском Доме рабочих на ул. Петинской состоялся «День докладов по вопросам государственного и экономического строительства России». Доклады проводились в поддержку Добровольческой армии.

Харьковская пресса по просьбе консула Франции разместила текст приветствия в адрес генерала Деникина от французского генерала Франше д’Эспре, командующего войсками Антанты на Востоке: «Блестящее наступление, освобождающее народы России от гнета самой кошмарной тирании, является лучшей наградой беспримерной храбрости и неутомимой энергии войск, которым вы лично всегда давали пример высших военных качеств».

В Харьков прибыл председатель Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков Георгий Мейнгард. В этой связи гость дал интервью местной прессе, сообщив, что помимо убийств и расстрелов комиссия будет расследовать «преступления большевиков» по многим пунктам, связанным с «вмешательством большевистской власти во все области государственной и общественной жизни», а также «картину разрушения, получившуюся в результате этого вмешательства».

Георгий Мейнгард

Публично объявлено о переводе Главного управления по делам главноуполномоченного по Донецкому топливу из Ростова в Харьков. Управление разместилось в здании бывшего «Монотопа» на Епархиальной ул., 56. Боюсь ошибиться, но я так понимаю, что это здание нынче – это Дворец студентов ХПИ. Надеюсь, харьковцы поправят, если это не так.

Дворец студентов ХПИ

О самообложении в пользу деникинской армии заявила харьковская Комиссия секции дамских шляп! В качестве чего вносили свой взнос любительницы соломенных шляпок, непонятно.

В харьковском театре и саду «Гротеск» (по Екатеринославской улице, 17) состоялся бенефис известного музыканта, автора маршей и романсов Дмитрия Покрасса. Любопытно, что к тому времени он уже написал «Марш Дроздовского полка«. Что не помешало ему вместе с харьковским коллегой Д’Актилем примкнуть уже в 1919 г. в Первую Конную армию и написать вместе с ним знаменитый «Марш Буденного«. Все-таки исскуство не знает границ… В том числе моральных…

Официально сообщено о том, что в Купянском уезде зафиксировано 28 случаев заболевания холерой, 13 человек умерло.

В деникинском Харькове оживился рекламный рынок. Стали появляться и такие вот креативные рекламные объявления:

20 июля 1920 г.:

В Петрограде продолжился 2-й конгресс Коминтерна, проводившийся с необычайной помпой. На этом конгрессе Артем встретился с массой своих бывших соратников по Донецкой республике. В частности, он пересекся с Исааком Шварцем (партийная кличка – Семен), который в 1917-18 гг. принял активное участие в подготовке к провозглашению ДКР. Вскоре после конгресса Артем перетащил Шварца в ЦК Всероссийского союза горнорабочих.

Артем и Шварц в 1920 г.

Сталин прибыл в Харьков после поездки по фронту.

Парад харьковских ветеранов 9 мая 2012 г. (фото tochka.net)

Махновцы захватили Изюм, подвергнув город разграблению.

20 июля 1924 г.:

Елизавета Сергеева-Артем, вдова Ф. Артема, направила приветствие в адрес донецких рабочих в связи с открытием памятника своему мужу в Бахмуте. Она выразила сожаление в связи с тем, что не может приехать на торжественную церемонию, так как заболел сын Артем Сергеев. В письме она написала: «Где бы ни был Артем, его никогда не покидала мысль о Донецких рабочих и Донецком бассейне. Всякая неудача Донецкого бассейна, всякая невзгода донецкого рабочего глубоко и больно волновала Артема. Его постоянной мыслью было поднять Донецкое хозяйство, создать лучшие условия жизни Донецким рабочим, организовать детские дома, школы, ликвидировать неграмотность и создать из Донбасса культурный и лучший оплот революции и на эту борьбу нас обязывает теперь память об Артеме». Обратный адрес Репельской был: Москва, Дом ВЦИК (тот самый известный «Дом на Набережной»), кв. 415.

Дом на Набережной, в котором жили вдова и сын Артема-Сергеева

 

Хронология: 19 июля

6 июля 1908 г. (19 июля по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев написал из Пермской тюрьмы письмо своей покровительнице Екатерине Мечниковой (проживала в Москве, в Третьем Троицком переулке, ныне – переулок Васнецова). В письме Артем говорит ей, что у следствия против него ничего особого нет: «То, что есть – имеет пока самую относительную ценность. То, что я уклонился когда-то от воинской повинности – это знают. Предполагают, что был знаком с двумя-тремя лицами, что прозывался различными именами, то есть меня называли, а не я сам себя называл. А больше ничего достоверного». При этом Артем признается, что, даже несмотря на это готовится к тяжелому приговору – пяти годам каторги.

6 июля 1917 г. (19 июля по новому стилю):

Фракция большевиков Харьковского Совета попытлась внести резолюцию с протестом против действия властей в ходе июльских беспорядков в Петрограде: «Мы протестуем против подавления революционного движения петроградской демократии вооруженной силой правительственных войск и обещаем ей полную поддержку в борьбе за создание такой революционной власти». За резолюцию проголосовал всего 21 депутат и в итоге она была отвергнута Советом.

Екатеринославская большевистская газета «Звезда» опубликовала статью местного большевика Н. Копылова (Мартын) «К созыву партийной областной конференции Донецкого бассейна». Копылов призвал: «Пусть не будет ни одной хотя бы самой маленькой партийной организации, которая не связалась бы с областным центром». Екатеринославцы на тот момент надеялись, что этим самым центром станет именно их город. Но харьковцы при помощи Артема настояли на своем столичном положении.

19 июля 1918 г.:

Создан Военный совет Северо-Кавказского военного округа во главе со Сталиным.

Правительство гетмана Скоропадского восстановило действие царского закона от 1905 г., согласно которому участников забастовок можно было сажать в тюрьмы. Закон был принят для подавления начавшейся на Украине, оккупированной немцами, забастовки железнодорожников.

Несмотря на это, в тот же день стачком Екатеринославского узла призвал приосединиться всех к забастовке железнодорожников. Воззвание гласило: «Помните, товарищи, либо победа, либо вы вечные рабы».

В Екатеринославе бастовали рабочие химических предприятий. В поддержку бастующих Харьковский союз химиков перечислил 300 рублей.

19 июля 1919 г.:

В Харькове состоялась массовая церемония прощания с телом умершего от тифа Николая фон Дитмара. В 12.00 в здании Совета съездов горнопромышленников Юга России прошла панихида, в 17.00 из квартиры Дитмара по ул. Рыбной, 22 тело было вынесено в Мироносицкую церковь. На церемониях присутствовал весь харьковский бомонд.

По состоянию на 19 июля в харьковских больницах числилось до 300 человек, больных сыпным тифом.

Деникинская сводка за 19 июля гласила: «В районе Богодухова бында красных силой до 500 человек при 2 пулеметах была разбита доблестными белозерцами под деревней Соколов. Деревня занята нами. Красные бежали на деревню Дмитриевку. Наши части, преследующие противника, заняли ст. Кириковка, что 15 верст к западу от гор. Ахтырки».

К вечеру того же дня сводки сообщали: «На Сумском направлении вчера красные повели наступление со стороны дер. Бутово, Ямное и Мащеное на Тамаровку. Доблесными ингерманландцами, при поддержке пооезда «Офицер», противник был отброшен в исходное положение. Ввиду ожесточенности боя с красными, оказавшимися коммунистами, пленных не взято».

Бронепоезд "Офицер"

А в это время командарм 12-й советской армии Н. Семенов предложил командарму-14 А. Егорову ударить «во фланг противнику с юга». Одновременно Семеновым был издан приказ: «С целью улучшить наше оборонительное положение овладеть линией Валки-Богодухов».

Городской голова Харькова Н. Салтыков запросил деникинскую администрацию о порядке хождения советских денег. Местная пресса отмечала: «В городской управе большие недоразумения и неудобства вызывает вопрос об обращении т.н. советских денег. Население вносит в уплату за пользование водой, электрической энергией, канализацией и пр., почти исключительно советские денежные знаки, которые, однако, крайне неохотно принимают кредиторы управы, в кассе городской управы советские деньги не принимались».

Харьковская городская управа приняла решение сохранить 14 детских летних площадок из числа 21, открытой большевиками.

Новый попечитель Харьковского учебного округа С. Блинов поделился своим отношением к вопросу о развитии украинской школы: «Никакого отрицательного отношения к ней сейчас не наблюдается. Но, будучи ограничено в средствах, правительство Добровольческой Армии находит возможным отпускать средства только на создание общегосударственной школы».

В Харькове вышел первый номер сатирического журнала «Танк» под редакцией А. Смолянова (настоящая фамилия – Замошников).

В залах управления Южных железных дорог в Харькове был устроен бал-концерт, устраиваемый в пользу Добровольческой армии. Музыку обеспечивал оркестр под управлением Виктора Левшакова. В советские времена Левшаков был известным в Харькове дирижером коммунарского оркестра, исполнявшего советские маршы. О нем не раз упоминал Антон Макаренко.

Ночью в харьковском районе Москалевка состоялась перестрелка местной стражи с неизвестной группой лиц, которая после этого скрылась.

Украинское советское агентство БУП распростанило сведения о положении в Харькове: «По сообщениям из Харькова, цены на продукты растут с каждым днем, подвоза продуктов по-прежнему нет… Буржуазия при поддержке городской управы, губернатора, казаков энергично разыскивает реквизированные Советвластью вещи. В рабочих кварталах происходят постоянные обыски, аресты. Судьба арестованных неизвестна».

Власти Дона приняли решение выслать за пределы Области Войска Донского бывшего начальника охраны Г. Распутина, генерала Михаила Комиссарова, которого обвинили в «распространении волнующих население о подрывающих престиж власти слухов о перемене в составе высшего командования и правительства».

Михаил Комиссаров

19 июля 1920 г.:

В Петрограде начался 2-й Конгресс Коминтерна, в котором активное участие принял Ф. Артем-Сергеев.

Картина Б. Кустодиева "Праздник в честь 2-го Конгресса Коминтерна"

На этом конгрессе Артем познакомился со многими деятелями международного рабочего движения, с которыми намеревался организовать Профинтерн. В частности, будущий основатель и лидер Британской Компартии Уильям Галлахер (уникальный человек – коммунист, избиравшийся депутатом парламента!) оставил краткое описание о встрече с Артемом на данном Конгрессе: «Сергеев-Артем, руководитель советских шахтеров. Я представлял горняков Шотландии и, вполне естественно, подружился с ним. Оказалось, он провел несколько лет в эмиграции в Австралии и бегло говорил по-английски. От него я многое узнал об истории партии большевиков… Артем рассказывал мне и об опыте подпольной работы в России».

Уильям Галлахер

19 июля 1921 г.:

С 20.00 до 23.30 в Москве Ф. Артем-Сергеев провел свое последнее заседание Центрального комитета Всероссийского Союза горнорабочих. Он доложил об амбициозных планах по созданию Международного Комитета горнорабочих, получив одобрение ЦК. Кроме того, сообщил о намерении посетить Тулу.

19 июля 1924 г.:

Елизавета Сергеева-Артем, вдова Ф. Артема, направила в адрес Донецкого губкома самый удачный, по ее мнению, портрет своего мужа, написав: «Портрет этот написала наш старый партийный товарищ Евстафьева мне, но т.к. это, по-моему, один из самых удачных портретов, то мне хочется его передать
самым близким и родным товарищам Артема – ДОНЕЦКИМ РАБОЧИМ и я с разрешения Евстафьевой послала его Донецкому Губкому». Очень хотелось бы знать, какова дальнейшая судьба этого портрета…

19 июля 1934 г.:

Бывший нарком Донецкой республики И. Варейкис назначен первым секретарем Воронежского обкома ВКП(б).

Хронология: 18 июля

5 июля 1917 г. (18 июля по новому стилю):

Митинг рабочих харьковского завода ВЭК принял резолюцию, поддержавшую митинги протеста в Петрограде: «Считаем, что революционная армия и пролетариат вызваны на улицу полной бездеятельностью Временного правительства, которое в большинстве своем буржуазное и ничего до сих пор не предприняло в урегулировании хозяйственной разрухи, а потому требуем немедленного перехода всей власти в руки Советов».

Общее собрание заводских комитетов Харькова приняло решение о небходимости ввести рабочий контроль на предприятиях. Кроме того, было решено о созыве в двухнедельный срок областной конференции Донецко-Криворожского бассейна.

В Екатеринославе победой рабочих завершились забастовки рабочих деревообделочников и обувщиков.

В Киеве состоялось вооруженное выступление солдат полка им. гетмана Полуботка.

18 июля 1918 г.:

Под Алапаевском вместе с другими членами царской семьи был расстрелян великий князь Сергей Михайлович.

Великий князь Сергей Михайлович

18 июля 1919 г.:

В 11 ч. 30 мин. утра в Харькове умер один из самых известных всей России харьковцев Николай фон Дитмар, глава Совета съездов горнопромышленников Юга России, человек, внесший значительный вклад в развитие самого Харькова и индустриального Донбасса. Причиной смерти стал брюшной тиф.

Харьковская пресса была забита некрологами в память фон Дитмара

Сподвижник Дитмара по Совету горнопромышленников инженер Александр Фенин написал на смерть своего лидера: «Умер человек, имя которого извесно всей грамотной России, чьей кипучей энергии и творчеству обязан не только наш горнопромышленный Юг, весь расцвет и развитие которого на протяжении последних тридцати лет неразрывно связаны с именем Н.Ф., но и вся Россия… Биография Николая Федоровича – это история всего общественного развития России и в первую очередь ее Юга, промышленность которого была в значительной степени плодом его деятельности. Эта деятельность воздвигла Николаю Федоровичу всероссийский памятник. В расцвете сил умер одиз из тех очень немногих людей, которым история присвоит наименование создателей Великой России». Любопытно, что имя Дитмара предано забвению не только в России, но и в родном ему Харькове, который обязан этому человеку званием индустриального центра. И лишь канализационные люки в центре города кое-где еще напоминают харьковцам и харьковчанам об этом имени.

Имя Дитмара, запечатленное в харьковских люках

По состоянию на вечер 18 июля деникинские сводки сообщали: «1-я терская дивизия ведет бой за овладение г. Ахтырки… В районе Екатеринослава наши части, наступая, потеснили противника от Екатеринославских дач».

Правление союза городских работников Харькова обратилось к деникинской администрации с призывом скорейшего освобождения работников городского водопровода, которые были арестованы без предъявления им обвинений.

Харьков продолжал собирать иностранных дипломатических представителей. По состоянию на 18 июля в нем находились следующие консульства: Швейцарии (Максимилиановская ул, 3), США (Сумская, 21/23), Польши (Сумская, 44), Италии, Персии, Армении (Воскресенская пл., 5), Грузии. Кроме того, в Харькове находились диппредставители Франции, Британии, Бельгии.

Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» с юмором вспомнила о тех временах, когда русский язык в Харькове был понижен в статусе: «Русский язык сразу из общерусского, всем равнодоступного и родного, обратился в «язык национального меньшинства», и Харьковская городская дума, имевшая в своем составе самостоятельную украинскую фракцию в составе двух членов, робко ходатайствовала перед украинскими властями о том, чтобы приказы и объявления печатались, кроме украинского, еще и на языках национальных меньшинств, в том числе на русском. Все это было не только нелепо, но в основе своей фальшиво и неискренно. Жизнь оказалась сильнее партийного доктринерства, и не характерно ли, что после новой победы самостийников в лице Петлюры и памятного Харькову атамана Балабачана, новые власти, несмотря на свой совершенно необузданный шовинизм, вынуждены были обращаться к населению на двух языках – на украинском, чтобы манифестировать украинскую национальную идею, и на русском, чтобы быть понятыми населением. Как тяжелый сон, прошло это время попрания общерусской национальной идеи и идеи государственного единства». Прошло, говорите? Ничего эти комичные описания не напоминают из дня сегодняшнего?

На Харьковском паровозостроительном заводе деникинским отделом пропаганды была проведена лекция «Основные положения декларации генерала А.И. Деникина».

В Сергиевской церкви Второй мужской гимназии Харькова был совершен торжественный молебен «о даровании здравия и победы Добровольческой армии».

Вторая мужская гимназия

18 июля 1920 г.:

В Юзовке подведены итоги проведенной «Недели красного добровольчества молодежи»: «Записалось 350 добровольцев, среди которых более 20 женщин-работниц. Все записавшимся были устроены торжественные проводы, на которых ярко выразился революционный подъем рабочего населения».

На съезде в Харькове официально прекратила свое существование партия левых «боротьбистов», решивших слиться с большевиками.

В Подволочиске Галицкий оргкомитет коммунистов-большевиков издал обращение к галицийским (отнюдь не украинским!) крестьянам и рабочим с призывом поддержать борьбу Красной Армии, вступившей в Галицию. Отдельно было принято и обращение к галицийской интеллигенции: «Ваше место с рабочими массами! Вы должны искупить тот позор и стыд, которые бросают на вас недавни дни нашего прошлого!»