Хронология: 24 ноября

11 ноября 1905 г. (24 ноября по новому стилю):

Начальник Харьковского охранного отделения доложил заведующему политической частью Департамента полиции об активизиации рабочего движения в Харькове в связи с деятельностью там будущего лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева. Донесение гласило: «В Харьковском комитете Российской социал-демократической рабочей партии снова обнаружился знаменитый оратор нелегальный «Артем»… Нелегальный этот по виду рабочий, в действительности интеллигент, живущий без прописки в рабочем районе, и потому ведение наружного за ним наблюдения невозможно. Среднего роста, шатен, лет 20-25, со слабой растительностью (небольшие усы, бороды нет), телосложения среднего, в рабочей рубашке, осеннем темно-сером пальто и синем картузе. Он недавно возвратился из Петербурга, куда выбыл из Харькова в начале сентября и принимал деятельное участие в петербургской забастовке рабочих в октябре месяце. Отличаясь необыкновенной способностью убедительно говорить, он пользуется большим расположением рабочих». Красочная характеристика, не правда ли?

Артем на подпольной сходке рабочих (рисунок А. Лурье)

11 ноября 1917 г. (24 ноября по новому стилю):

На заседании Харьковского Совета будущий лидер Донецкой республики четко и конкретно пояснил причины сотрудничества большевиков с украинскими организациями: «В борьбе с контрреволюцией мы должны использовать революционное национальное движение, пусть контрреволюция встретит максимум препятствий на своем пути!» Одновременно Артем недвусмысленно дал понять, насколько серьезно местные большевики расценивают влияние украинского движения на массы: «Вопрос в том, насколько влиятельны идеи этих представителей украинской демократии в рабочей и солдатской среде украинского народа. И тут мы не должны преувеличивать значения националистического украинского движения».

От имени киевских большевиков Иван Кулик робко запросил ЦК РСДРП(б) о возможности создать украинскую партию большевиков: «Постоянные препятствия в нашей работе в виде шовинизма и разлагающего влияния украинских социалистических партий и Центральной рады, порождающих рознь среди пролетариата Украины и натравливающих друг на друга части его, заставляют нас серьезно задуматься о создании социал-демократии Украины в противовес Украинской СДРП». Питерское руководство большевиков поначалу категорически отвергло данную идею.

Иван Кулик

Донской атаман Каледин уведомил главу Генерального секретариата Центральной Рады Винниченко о том, что казаки начинают занимать полосу отчуждения Екатерининской железной дороги на территории Екатеринославской губернии, то есть в Донбассе. От Центральной Рады никаких возражений не поступило.

24 ноября 1918 г.:

В течение 16 часов советская Стальная дивизия, оказавшаяся под Варламовым в окружении в результате дерзкого утреннего маневра конных белоказаков, отбивала серьезную атаку. В итоге белые вынуждены были отступить.

Бой Стальной дивизии 24 ноября 1918 г.

Щаденко призвал Ворошилова, находившегося в расположении Стальной дивизии в районе Варламова, срочно вернуться в Царицын. На это Ворошилов к вечеру ответил телеграммой: «Целый день руководил боями. Противник кавалерией в шесть полков совершенно обошел дивизию, которая отбивалась целый день. Противник нанес большие потери, наши остановились на востоке перед Варламовкой. Я еду в Царицын».

По итогам боя Стальной дивизии Ворошилов издал приказ по 10-й армии: «Руководя и наблюдая лично боем 24 ноября в течение всего дня, отмечаю личную храбрость и прекрасное руководство артиллерийским огнем инспектора артиллерии тов. Кулика, единолично орудийным огнем прогнавшего автоброневик противника, зашедшего нам в тыл». При этом Ворошилов потребовал привлечь к суду военно-революционного трибунала начальника артиллерии Огиенко, который по неизвестным причинам отсутствовал во время боя.

Наркомпрос ввел в качестве обязательного предмета в общеоброзовательных школах музыку. Так они еще и пели в таких условиях!

В Киеве в торжественной обстановке была открыта Академия наук Украины под руководством В. Вернадского.

Англичане, высадившиеся в Севастополе, захватили несколько русских кораблей, сняв с них Андреевские флаги. Самым значительным из захваченых суден был линкор «Воля» (бывший «Император Александр III»), который был уведен в турецкий порт Измир.

Линкор "Воля"

24 ноября 1919 г.:

Командующий 13-й советской армией Геккер отдал приказ № 137 о плане боевых операций по овладению Купянском.

Большевик Семен Попов, посланный Зафронтбюро ЦК КП(б)У в Донбасс, доложил о результатах своей ревизии партийных организаций: «По прибытии в Луганский район пришлось по пути получить сведения, что организация полностью провалена в числе девяти человек, которые были через короткое время расстреляны… В Бахмутском уезде в Личанской тоже организована ячейка и в Попаснянском районе. В Изюмском уезде не пришлось организовать до сих пор ничего… За все время моей работы мне не пришлось нигде встретить хотя бы одну листовку не только в деревнях, но даже ни в одном городе».

В связи с наступлением красных в Харькове росли панические настроения. Генерал Май-Маевский в этой связи издал приказ № 78, которым подтверждал уже изданное ранее распоряжение: «Воспрещается всякое распространение слухов и сообщений, возбуждающих общественную тревогу. Воспрещается распространение ложных сведений о деятельности войск Правительственных Учреждений или должностных лиц, возбуждающих враждебное к ним отношение. Виновные в нарушении настоящего приказа будут подвергнуты тюремному заключению до шести месяцев».

На эвакуационном пункте в Харькове (располагалася в здании Управления Южных дорог рядом с вокзалом) в связи с наплывом раненых и беженцев со стремительно приближающегося к городу фронта сложилась катастрофическая ситуация. В этой связи пункт лично посетил генерал Май-Маевский. Осмотрев место, генерал отдал распоряжение Управлению дорог немедленно очистить один этаж для расширения эвакопункта.

Управление Южных дорог, где располагался эвакопункт

Известная писательница Валентина Дмитриева в рамках «литературных понедельников» в Харькове прочитала доклад «Предтечи большевизма по романам современных писателей».

В зале Харьковской общественной библитеки состоялся концерт с участием примы-балерины Мариинского театра Ксении Маклецовой.

Ксения Маклецова

Примерно в 20.00 шесть вооруженных бандитов совершили налет на харьковскую квартиру на Молочном въезде, 9. Все жильцы были связаны. Поскольку денег у них не нашли, грабители забрали одежду на 80 тыс. рублей и скрылись.

В Харькове в 22.00 на квартиру по ул. Клочковской, 9 совершен налет. Грабителей было четверо, все – в военной форме, в черкесках. У жильцов квартиры было отобрано 30 тыс. рублей.

А что же деникинцы, обитавшие в Харькове? Они тоже становились жертвами. Из комнаты некоего полковника Чичинедзе (не исключено, что имеется в виду полковник Чичинадзе) в гостинице «Метрополь» неизвестные украли 42 тыс. рублей, причем казенных рублей.

Галицкие наемники, накануне предавшие Петлюру и перешедшие к Деникину, наехали на Петлюру. Начальная команда галичан 24 «падолыста» (в смысле – ноября) издала рапоряжение по этому поводу (сохраняю высокий штиль просвещенных галичан): «Безоглядная пропаганда Петлюры и его сторонников, которому из давна уже зависело на том, чтобы уничтожить так галицкую армию как и восточную Галичину, вынудила много легковерных бодрых стрельцов украинской галицкой армии опустить ряды армии, чтобы там за – или еще и перед – Збручем быть порабощенным («обрабованым») Поляками, чтобы перебыть издевательства а потом интернирование». Фух, вот это штиль, вот это мова! Не верите? А вон смотрите:

24 ноября 1920 г.:

Артем-Сергеев выступил на заседании Московского бюро РКП(б).

Фрунзе распространил поздравительную телеграмму ВЦИК частям Южного фронта в связи с окончательной победой над Врангелем. Телеграмму подписал секретарь ВЦИК Енукидзе.

Хронология: 23 ноября

11 ноября 1892 г. (23 ноября по новому стилю):

В Петербурге родился Рудольф Сиверс, в годы гражданской войны ставший лихим советским военачальником и активно сражавшимся в районе Донецко-Криворожской республики в 1918 г. – сначала против калединцев, потом против немцев. Сиверс в юные годы угодил на фронт первой мировой, сражался там в чине прапорщика, а в 17-м году примкнул к большевикам и возглавил отряд, сыгравший решающую роль в защите Петрограда от отрядов Керенского-Краснова. Погиб Сиверс в ноябре 1918 г.

Рудольф Сиверс во главе красноармейского отряда

10 ноября 1905 г. (23 ноября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев организовал тысячный митинг рабочих на харьковском заводе «Гельферих-Саде». Согласно рапорту местного охранного отделения, Артем на митинге «в самых сгущенных красках передал события в городе С.Петербурге в октябре месяце 1905 года, призывая к борьбе рабочих и вооружению для всеобщего восстания, которое не должно допустить созыва Государственной Думы, но вместо ея объявить демократическую республику; призывал рабочих входить в сношения с крестьянами и организовывать их для общей борьбы с правительством».

10 ноября 1917 г. (23 ноября по новому стилю):

В связи с наступлением донских казаков на Донбасс харьковские большевики объявили свою первую мобилизацию. 10 ноября передовая статья газеты «Донецкий пролетарий» под заголовком «Будьте на страже» гласила: «Донецкому бассейну грозит опасность удушения. А следовательно, и всей России грозит опасность остаться без угля… На помощь к Донецкому бассейну, на выручку к Ростову, Совету которого угрожает смертельная опасность!»

В тот же день по предложению большевиков Харьковский Совет 120 голосами против 75 принял резолюцию в поддержку революции: «Харьковский Совет
рабочих и солдатских депутатов приветствует свержение рабочими, солдатами и матросами правительства буржуазно-контрреволюционного, возглавлявшегося Керенским; приветствует все резолюции, принятые II съездом Советов, и признает выбранный им ЦИК законным органом; приветствует единственное законное общероссийское правительство народных комиссаров, созданное и ответственное перед ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов, а по созыве II Всероссийского съезда крестьянских депутатов – и ЦИК Совета крестьянских депутатов; приветствует имеющие силу закона все неотмененные декреты Совета Народных Комиссаров».

23 ноября 1918 г.:

Артем, Пятаков и Затонский сообщили телеграммой Сталину из Белгорода о том, что в Рыльске, Судже и Глухове «наши сменили немцев, власть Советов восстанавливается». Они доложили, что отправляются в освобожденные от немцев районы с целью объявления восстановления советской власти на Украине. Перед выездом еще там, в Белгороде, они напечатали листовки от имени Временного рабоче-крестьянского правительства Украины.

В Мариуполе, где власть взяли в руки казаки, состоялось первое заседание новой городской Думы. Городским головой избран меньшевик Г. Способин (он уже был головой осенью 1917 – весной 1918 гг.).

Антанта опубликовала декларацию о начале интервенции на Юге России. В тот же день в Новороссийске и Севастополе появились английские и французские корабли.

Ворошилов посетил расположение Стальной дивизии в районе Абганерово, дав добро на вылазку против белоказаков. В 23.19 он выслал телеграмму в Царицын в адрес Щаденко с запросом о мерах по отводу флотилии на зимовку.

В тот же день завязлось серьезное сражение белоказаков под командованием генерала Г. Татаркина с красными в райне р. Иловли. Основной удар пришелся на Коммунистическую дивизию, сформированную в основном из отрядов Донецкой республики.

Григорий Татаркин

23 ноября 1919 г.:

Деникинская сводка сообщала: «Курское направление. Противник держится пассивно. Наш бронепоезд отбросил части противника от ст. Сараевка». Вечером пришло дополнение: «Наши части перешли в наступление на г. Тим. Бой продолжается… Наше наступление вдоль железной дороги Курск-Ржава встречает упорное сопротивление противника».

В помещении Харьковской городской Думы состоялся «съезд победителей» – собрание местного «Национального центра», накануне взявшего на выборах все места в Думу. Данное собрание в конечном итоге было объявлено «частным собранием» гласных Думы. Правда, «победителями» кадеты из «НацЦентра» чувствовали себя недолго - до возвращения большевиков в Харьков оставалось уже несколько недель.

В Харькове состоялось заседание Торгово-промышленного союза, на котором были обнародованы сведения, что из общей суммы в 40 млн. рублей, которую Харьков обещал «добровольно-принудительно» собрать в качестве «самообложения» в пользу Добровольческой армии, внесено всего 23 млн. Из них 9,7 млн. пущено на обмундирование и обувь для армии, 6 млн. – на «техническую помощь», 1,25 млн. пошли на Белый и Красный Кресты. Союз постановил обратиться к генералу Май-Маевскому с просьбой издать приказ о внесении оставшейся суммы в течение 7 дней с 25-процентной надбавкой в виде штрафа.

Известный харьковский инженер, уроженец Донбаса, создатель Веровского рудника в Енакиево (шахту даже хотели назвать Фенинской, а позже она стала «Красным Профинтерном»), глава Совета съездов горнопромышленников Юга России Александр Фенин официально вступил в должность начальника управления торговли и промышленности при деникинском Особом совещании. По вступлении в должность он выступил перед Советом по делам торговли и промышленности в Ростове, заявив, что «рассчитывает только на помощь организованной части самого торгово-промышленного класса».

Александр Фенин

Харьковская губернская земская управа возбудила ходатайство перед деникинской администрацией об освобождении арестованного накануне заведующего отдела народного образования Г. Дахно.

Редакционная статья харьковской белогвардеской газеты «Новая Россия» признала нежелание харьковцев помогать Добровольческой армии. Статья провозглашала: «Пять месяцев тому назад измученные большевистским гнетом харьковцы восторженно приветствовали на улицах вступающие в город войска Добровольческой армии. Город праздновал свое избавление от большевиков. Спасителей осыпали цветами… Харьков скоро стал тылом - тылом, где обыватель мог спокойно жить, жить под охраной государственного правопорядка… Тыл забыл, по-видимому, ужасное вчера и живет лишь спокойным сегодня. Призывы к жертвам, зов о помощи фронту, – остались по-видимому гласом вопиющего в пустыне. Призыв не помог. Необходимо приказание, необходима угроза строгой ответственности».

Академический мир Харькова пополнился еще одним доктором наук. В аудитории нервной клиники местного университета состоялась публичная защита докторской диссертации на тему «Влияния травмы на психику» врача Сабуровой дачи Владимира Анфимова. Вскоре Анфимов перебрался в Екатеринодар, где стал одним из зачинателей кубанской психиатрии.

Владимир Анфимов

В Харькове состоялось заседание местного общества «Славянское единение». Некий П. Маликов сделал доклад о деятельности организации карпато-руссов в Ростове. Харьковская пресса сообщала: «Члены этой организации еще во время войны бежали из Австрии, скрываясь от преследований австрийского правительства. В настоящее время эта организация формирует карпато-русский полк для борьбы с большевиками в рядах Добрармии. Собрание постановило отправить карпато-русской организации приветственную телеграмму».

В честь состоявшегося накануне открытия в Харькове кафе-ресторана «Белый слон» (Горяиновский пер., 7) был устроен ночной концерт, длившийся с 23.00 до 4.00 утра. О размахе мероприятия говорит хотя бы тот факт, что организовывал его известнейший российский актер Николай Ходотов, а в роли конферансье выступал популярный в Москве Владимир Хенкин. Кстати, тот факт, что сборы от концерта поступали в «артистический фонд лазарета имени генерала Шкуро», не помешал Хенкину затем стать народным артистом РСФСР.

В связи с конфликтом с генералом Деникиным сложил свои полномочия Кубанский атаман Александр Филимонов.

23 ноября 1920 г.:

Советское командование издало приказ о немедленном переформатировании повстанческих отрядов на Украине (в первую очердь, речь шла об отряде Махно) в регулярные части.

23 ноября 1997 г.:

В газете «Донецкий кряж» опубликована очень полезная и познавательная статья Дмитрия Корнилова «Кто жил в Юзовке?»

Хронология: 22 ноября

9 ноября 1917 г. (22 ноября по новому стилю):

В ночь на 9 ноября харьковские большевики провернули операцию по захвату 29-го бронедивизиона, расположенного на Мироносицкой площади. Руководитель небольшого красногвардейского бронеотряда Алексей Селявкин так вспоминал это событие: «Мой тяжелый броневик системы «Пирлис», вооруженный 45-миллиметровой пушкой и тремя пулеметами, стоявший в укрытии за зданием немецкой кирхи, на Театральной площади, должен был по этому сигналу на большой скорости подойти к воротам казармы и перекрыть их, встав поперек. Но как ни скрытно шла подготовка, враг был настороже. Его броневики стояли во дворе казармы на подогреве, готовые к выходу и бою. Наш экипаж точно выполнил поставленную задачу. Перекрыв ворота, выключил двигатель, затормозил ручным тормозом и поставил рычаг на скорость. «Пирлис» черной громадой замер на месте. Отделение оказалось в ловушке: броневики не могли выехать на улицу, чтобы, развернувшись, принять бой. Группа матросов под командованием Ховрина и красногвардейцы, прикрываемые огнем броневиков отряда, одним броском подбежали к казарме и забросали ее двор бутылочными гранатами. После небольшой пулеметной перестрелки офицеры, видя бессмысленность сопротивления, бежали под покровом ночи, а брошенные ими экипажи сдались».

Кирха на Театральной площади Харькова

В тот же день (примерно в 18.00) в клубе «Знание» харьковские большевики провели общегородскую конференцию, на которой доклад о текущем моменте сделал будущий нарком ДКР М. Рухимович. Его речь собравшиеся назвали «дышащей некоторым пессимизмом». При этом была принята резолюция в поддержку действий Ленина и его петроградских коллег.

Общее собрание солдат 30-го пехотного запасного полка в Харькове под председательством будущего заместителя военного наркома ДКР Н. Руднева, заслушав прибывших в город балтийских матросов, приняло резолюцию в поддержку Октябрьской революции. В документе, в частности, говорилось: «Общее собрание заявляет, что оно будет защищать до последней капли крови новую народную власть и не допустит никаких контрреволюционных выступлений в гор. Харькове».

Митинг рабочих и крестьян Краматорского района, заслушав выступившего перед ними Г. Петровского, принял резолюцию в поддержку Октябрьской революци.

Газета «Правда» сообщила о создании большевистской организации на станции Харцызск Екатерининской железной дороги. Как сообщила газета, «в партию тут же после собрания записались товарищи, бывшие члены меньшевистской организации и 7 бывших членов эсеровской организации, которые заявили, что они участвовали в этих партиях потому, что не был организован комитет РСДРП(б)».

Газета «Пролетарская мысль» указала на недемократический характер формирования Центральной Рады: «Представителем рабочих, солдат и крестьян всей Украины Рада не является, состав ее в значительной степени случайный, и в этом смысле по поводу выборов в раду и представительства в ней в украинских газетах можно найти самые туманные сведения».

Ленин, Сталин и Крыленко потребовали от и.о. российского главковерха генерала Н. Духонина немедленно начать мирные переговоры с Германией и Австро-Венгрией. После того, как генерал отказался, он был смещен с поста.

Харьковская гимназистка Мария Вишневская среди разбора своих любовных переживаний вдруг допустила в дневнике несколько злободневных комментариев: «Вчера была на заседании. Было бурное. Правые шумели с намеренной целью сорвать заседание. Кончилось тем, что красногвардейцы… отыскали их и 6 человек арестовано. У них найдены финские ножи, револьверы, штык и черносотенные прокламации… В начале революции я разочаровалась и меня оттолкнули узость понятий, вернее, узко-партийные интересы социалистов, а теперь мое нравственно-эстетическое чувство возмутили правые. Теперь я вполне беспартийна и думаю, что никогда не смогу заключить себя в рамки каких-либо партийных представлений. Это слишком убого. Принадлежащий к партии теряет широту и разносторонность взглядов, теряет объективное начало суждений».

22 ноября 1918 г.:

Антонов-Овсеенко телеграммой призвал Ленина поскорее начать наступление на Украину: «Владимир Ильич, нас зовут из Украины. Рабочие повсюду выносят приветствия большевикам, клеймят радовцев. И радовцы торжествуют благодаря нашему бездействию и спешно организуются. А к Киеву подтягиваются германцы, в Екатеринославе (по слухам) сидят «добровольцы», в Донецкий тянут казаки. В таких условиях я решил идти вперед. Сейчас можно голыми (да дерзкими) руками взять то, что потом придется брать лбом».

В связи с уходом австро-немецких войск в Мариуполе образовался вакуум власти (что лишний раз доказывает: власть гетмана на оккупированных немцами территориях была фикцией). В этой связи контроль над Мариуполем взял казачий отряд под командованием полковника Жирова, вскоре объявившего город на военном положении.

Похожую картину 22 ноября рисовала газета «Беднота», говоря о Екатеринославе: «В Екатеринославе бастуют все фабрики и заводы. Толпа демонстрантов шла по улицам с криками «Долой гетмана», «Да здравствует власть Советов». Австрийский гарнизон поддерживал порядок в шествии. Вся буржуазия попряталась».

Французский полковник Эмиль Энно назначен вице-консулом Франции в Киеве и наделен особыми полномочиями. Он энергично взялся за дело и сыграл значительную роль в организации интервенции Антанты на Юге России и поддержки Западом генерала Деникина. В тот же день Энно направил в Киев телеграмму о том, что «державы Антанты постановили поддержать существующую в Киеве власть господина гетмана и представителей его правительства, надеясь, что эта власть поддержит порядок в городах и селах до прихода союзных войск на территорию края».

Ворошилов, еще находясь в Царицыне, издал приказ по 10-й армии, которым закреплял артиллерийские батареи за воинские части, многие из которых были сформированы еще в Донецкой республике.

«Черниговская Жанна д’Арк» Людмила Мокиевская-Зубок, благодаря которой в апреле 1918 г. было спасено правительство Донецко-Криворожской республики (см. http://kornilov.name/hronologiya-8-aprelya/), назначена комиссаром бронепоезда № 3 «Власть Советам».

В Керчь прибыл десант генерала Деникина.

Поляки фактически полностью взяли под контроль Львов. Остатки наемников-украинцев, устроивших уличные бои, просочились сквозь окружение. Сразу после этого поляки устроили в городе традиционный еврейский погром, обвинив евреев в пособничестве украинцам. В ходе погрома было убито до 70 евреев (есть данные, что до 150), более 450 человек были ранены.

Еврейский квартал Львова после ноябрьского погрома

22 ноября 1919 г.:

Советские войска отбили попытку белых контратаковать у г. Тим и продолжили масштабное наступление по всему фронту.

Деникинская сводка за 22 ноября была краткой: «Наступление противника от ст. Солнцево нами отбито. Вчера противник в этом районе весь день держался пассивно».

Генерал В. Май-Маевский издал приказ по Добровольческой армии № 626: «В то время, как армия, напрягая все свои силы задерживает своею грудью последний бешенный натиск заклятых врагов России, в тылу безмятежно проживает масса офицеров, из коих многие с просроченными отпускными билетами и командировачными свидетельствами. Приказываю всем таким офицерам вспомнить о воинской чести и о долге своем перед Родиной и армией, немедленно явиться к Комендантам городов, которых всех их тотчас же направлять в распоряжение Коменданта города Харькова, получившего мои указания о дальнейшем их направлении. Всех офицеров, не исполнивших этот мой приказ в течение 24 часов после объявления его в городе, где они проживают, приказываю считать дезертирами, как таковых предавать Полевому Суду и карать смертной казнью».

История с потомственным харьковским дворянином Колтунским, не пустившим в свой дом по Максимилиановской ул., 15 на проживание деникинских офицеров (см. http://kornilov.name/hronologiya-17-noyabrya/), получила продолжение. Генерал В. Май-Маевский издал приказ № 76, в котором постановил: «За такое неисполнение моих обязательных постановлений и наглое отношение к одному из чинов Добровольческой армии… приказываю Харьковскому губернатору подвергнуть Колтунского содержанию под арестом в тюрьме гражданского ведомства сроком на шесть месяцв, с высылкой его по отбытии наказания, из пределов вверенной мне области на все время военного положения». При этом Май-Маевский отменил цветистый приказ начальника гарнизона генерала Лихачева «как содержащий в себе рассуждения на не относящиеся к делу политические темы». Эх, не дали Лихачеву развить свое приказное творчество – а ведь такие шедевры из-под его пера еще могли появиться!

В Харькове появились объявления Комитета быстрой помощи фронту при местном Военном обществе потребителей «Все на помощь фронту!» На углу Лопанской набережной и Благовещенской площади был открыт сбор теплых вещей для замерзающей Добровольческой армии. Принимались также перчатки, наушники, мыло, махорка и, конечно же, деньги.

Харьковские муниципальные хлебопекарни в связи с отсутствием муки прекратили работу. Городские учреждения, больницы, приюты остались без хлеба. Одновременно населению было объявлено о том, что временно останавливается выдача муки, крупы и пшена даже по карточкам.

В деникинском Харькове издана книга инженера С. Герчикова «О производительности труда горнорабочих Донецкого бассейна». В 30-е годы Герчиков станет главным теоретиком стахановского движения и издаст книгу «Стахановские методы работы в каменноугольной промышленности». О нем упомянет в своих мемуарах и Никита Хрущев: «Люди, которых я очень уважал, тоже стали «врагами народа». Один из них, горный инженер Герчиков, по национальности еврей, очень хороший математик и был сильный, между прочим,  гипнотизер. Потом он работал в угольной промышленности горным инженером. Вдруг он тоже попал в группу вредителей… Наркомом тяжелой промышленности был Каганович. Он приехал в Донбасс, произнес там громкую  речь, перечислил
несколько десятков разоблаченных врагов народа и назвал их  фамилии, в том числе и Герчикова. Мне было больно, что Герчиков, которого я хорошо знал и с уважением к нему относился, тоже оказался врагом народа. Приехав в Донбасс в конце 1938 г., случайно встретил Герчикова. Однако это был уже не прежний Герчиков, а его тень. Я  спросил: »Как  поживаете?» Он  выглядел мрачным, замкнутым. Буркнул, что плохо, что был арестован. Потом уже другие люди рассказали, что его страшно избивали, он лишился здоровья и в скором времени умер».

Чем ближе к деникинскому Харькову приближался фронт, тем разгульнее и масштабнее устраивались в нем увеселительные мероприятия. В театре Муссури в 23.00 был устроен «грандиозный бал-маскарад и кабарэ-концерт с танцами до утра». Прибыль организаторы обещали направить на приобретение зимнего обмундирование для городской стражи.

В харьковском кинотеатре «Миньон» (ул. Екатеринославская, 1) состоялась шумная премьера грандиозной «народной картины» с пометкой «только для взрослых» под названием «Вырыта заступом яма глубокая (Жизнь невеселая, жизнь одинокая»). Драма в пяти частях была снята по мотивам стихотворений некогда популярного поэта Ивана Никитина.

Деникинская пресса переопубликовала материалы анкетирования, проведенного в Париже русской эмигрантской газетой «Общее дело» среди известных французских деятелей. Французский писатель Пьер Милль в ответе предсказал появление Европейского Союза, при этом слегка ошибся со сроками, с ролью в нем Германии и России: «Спустя 40 лет мы придем, быть может, к союзу всех континентальных государств: он может стать необходимым. Германия займет в нем скромное место кающегося грешника. Для этого франко-русский союз должен существовать и быть прочным. Союз должен быть заключен с Великой Россией, вернее с Великорусской Россией, которая будет демократической многосоставной страной, какою неизбежно должна быть страна, состоящая почти исключительно из крестьян мелких собственников, без тени большевизма или даже социализма. Задача будущей России заключается в том, чтобы сочетать весьма широкую автономию областей с могущественной силой центральной власти».

22 ноября 1920 г.:

Ф. Артем-Сергеев избран в Московский комитет РКП(б).

В то же время в Харькове завершилась 5-я Всеукраинская конференция коммунистов, которая полностью переизбрала руководящие органы КП(б)У. Первым секретарем ЦК избран В. Молотов, который всего за несколько недель до этого был направлен на работу в Донбасс. Практически все основные лидеры ДКР, как Артем, были переброшены в другие регионы. Все обещания, данные харьковцам по поводу самоопределния края и широкой автономию Донецко-Криворожского бассейна в составе федеративной Украины, были уже забыты.

Вячеслав Молотов

 

Хронология: 21 ноября

8 ноября 1905 г. (21 ноября по новому стилю):

В Петербурге создан «Союз русского народа», вскоре получивший в русской либеральной прессе название «черносотенцы». Деятельность «Союза» распространилась на значительную территорию России. Причем стоит особо заметить, что наиболее мощные, структурированные и активные ячейки действовали на Юге России, на тех территориях, которые нынче зовутся Украиной.

Значок "Союза русского народа"

8 ноября 1917 г. (21 ноября по новому стилю):

Областной комитет РСДРП(б) Юго-Западного края, воодушевленный 3-м Универсалом Центральной Рады, который распространял понятие «Украина» на территории Донецко-Криворожской области (см. http://kornilov.name/hronologiya-20-noyabrya), обратился к большевикам Харькова и Екатеринослава с призывом созвать на декабрь съезд большевиков «всей Украины».

Харьковцы, само собой, Украиной себя не считали, постоянно подчеркивая необходимость привести ситуацию в Харькове в соответствии с общероссийским сценарием. 8 ноября городская конференция РСДРП(б), проходившая в клубе «Знание», единогласно постановила: «В отношении к разрешению вопроса о местной власти в Харькове усилия большевистских фракций в Советах должны быть направлены к подведению Харькова под общий знаменатель российской власти — власти Советов».

Газета харьковских большевиков «Донецкий пролетарий» опубликовала объявления Латышского культурного центра и Немецкого центра, созданных при местной организации РСДРП(б). Оба центра призывали харьковских латышей и немцев посещать их собрания в Доме трудолюбия (Конная площадь, 17).

Та же газета опубликовала редакционную статью «О рабочем контроле в промышленности», заявив: «Рабочий контроль помешает закрытию фабрик. Рабочий контроль осуществит строжайшую экономию материалов. Рабочий контроль обеспечит правильное распределение рабочих сил. Рабочий контроль обеспечит установку твердых цен на все товары».

21 ноября 1918 г.:

Антонов-Овсеенко, приступив к командованию советскими войсками, готовящимися для наступления на Украину и ДКР и изучив обстановку, доложил главкому Вацетису: «Положение 8-й армии обязывает к скорейшему наступлению на Купянск и отсюда во фланг продвижения казаков».

По итогам Ясского совещания французский посол Сент-Олер направил в Париж радиотелеграмму: «Мы считаем необходимым немедленно продвинуть отряды союзных войск в Одессу и приступить немедленно к оккупации Киева и Харькова, опубликовать специальную декларацию, в которой твердо указать на решение Согласия поддержать в России общественные круги, стоящие за порядок».

Совнарком РСФСР принял декрет «Об организации снабжения населения всеми продуктами и предметами личного потребления и домашнего хозяйства», введший государственное планирование и распределение продуктов. Этим декретом историки начинают период «военного коммунизма».

После истечения сроков перемирия между львовянами и галичанами в 6.00 поляки, подтянувшие основные силы, начали наступление на Львов. В результате уличных боев поляки под командованием львовянина Чеслава Мачиньского к вечеру контролировали большую часть города и окружили украинцев в центре. В тот же день, еще до окружения Львов покинуло руководство ЗУНР (кстати, и предок Олега Тягныбока – «министр внутренних дел» ЗУНР Лонгин Цегельский). Сначала правительство ЗУНР драпануло в Золочев, а потом – в Тернополь. При этом ни один украинский историк почему-то не оканчивает периодизацию истории данного государственнного образования оставлением столицы. В то же время многие из них почему-то стремятся закончить историю Донецкой республики переездом правительства Артема из Харькова в Луганск. Двойные стандарты украинской истории, что поделать…

Чеслав Мачиньский с польскими офицерами в центре Львова

21 ноября 1919 г.:

Деникинская сводка за 21 ноября сообщала: «Курское направление. Противник занял ст. Солнцево, ведет наступление на юго-запад и юг. Наступление противника сдерживается нашими частями. Льговское направление. Наступление 406 и 410 полков противника на Деревеньки-Любомиировка, что в 10 верстах к югу от Льгова, отбито с большими для него потерями».

Главноначальствующий Харьковской областью генерал В. Май-Маевский издал приказ о введении обязательной повинности для харьковцев в виде сдачи теплой одежды (пальто, шубы, полушубка, бушлата и шапок) в пользу Добровольческой армии. За несоблюдение приказа грозил тюремный срок до 6 месяцев. Учитывая тот факт, что не каждый житель мог себе позволить в ту суровую зиму приобрести хотя бы полушубок для себя, повинность была довольно тяжелой.

В тот же день Май-Маевский решил продемонстрировать свое стремление бороться с игорным бизнесом, буйно расцветшим в деникинском Харькове. Он издал приказ № 72, которым велел закрыть не только «Новый клуб», где было обнаружено подпольное казино, но и соседствующий с ним ресторан «Кристалл», через черный ход которого посетители казино могли заходить и выходить при любой облаве. Самое любопытное, что тем же приказом «за неосведомленность, граничащую со службеным упущением», был арестован на 7 суток командир харьковской городской стражи Тыновский. В условиях, когда харьковские власти бились в бесплодных попытках набрать добровольцев в стражу, вряд ли этот приказ добавил желающих вступить в нее.

Показателем того, как проходила широкомасштабная кампания по набору добровольцев в городскую стражу г. Харькова, стало предварительное подведение ее итогов. Они оказались плачевны – записалось менее 200 человек, в основном – гимназистов и студентов. Стражников было решено разместить в помещении женской гимназии на ул. Сумской, 14.

Дом, отведенный для роты городской стражи (ул. Сумская, 14)

Также подведены итоги выборов в Харьковскую городскую Думу. Прошедшие при минимальной явке и полностью проигнорированные рабочими, они принесли победу исключительно «Национальному центру» (то есть в основном кадетам). Среди избранных 107 гласных 22 человека были профессорами, 18 представляли предпринимательские круги, 15 чел. – муниципальные и земские служащие, 13 – юристы, по 8 – инженеры и врачи, 5 – учителя. Рабочих было аж трое! Правда, Думе этой было отпущено немного времени – всего несколько недель.

Возвращаясь после поездки на фронт, Харьков проездом вновь посетил глава специальной британской миссии генерал Ч. Бриггс, который накануне с размахом погулял уже в этом городе (см. http://kornilov.name/hronologiya-14-noyabrya/). Британец на этот раз был в Харькове всего лишь три часа (с полудня до 15.00). Но за это время успел побывать у генерала Май-Маевского, посетить городской музей, а также музей и библиотеку Харьковского университета, где встретился и с ректором П. Пятницким.

Харьковское уездное земство сообщило, что с начала 1919 г. (по состоянию на 14 ноября) в уезде в общей сложности зарегистрированы ок. 14200 больных сыпным тифом. Более тысячи человек умерло.

В деникинском Харькове начата выдача по карточкам муки (выдавалось по 2 фунта на человека).

В Харьковской общественной библиотеке состоялась лекция бывшего депутата Государственной Думы Льва Велихова. Докладчик рассказал о своем участии в рейде атамана Мамонтова в тыл красным.

В ночь на 21 ноября четверо вооруженных бандита напали на сторожа Озерянского базара в Харькове В. Трупова и ограбили ларь на базаре. Отряд стражи успел задержать одного из бандитов, отобрав у него часть награбленного.

В ту же ночь 6 вооруженных грабителей в форме кубанских казаков в Харькове совершили налет на квартиру по 2-му Чеботарскому въезду, 17. У жильцов отобрали 140 тыс. рублей. В кои-то веки городская стража успела схватить одного из нападавших. И им оказался таки кубанский казак 4-го пластунского батальона. Подозрения о том, что основное число налетов на квартиры в Харькове совершали не просто бандиты в форме, а именно солдаты деникинской армии, подтвердились. Любопытно в этой связи, что комадир городской стражи был арестован генералом Май-Маевским именно в этот день (см. выше). Уж не даннная удачная операция стражи послужила истинной причиной?

Кстати, уже вечером 21 ноября городская стража Харькова в самом деле попала в лужу. Стражники решили проверить документы у подозрительной группы лиц (в общей сложности 6 человек), которая зашла в дом по ул. Петинской, 110, и… были схвачены этими самыми лицами, оказавшимися грабителями. Бандиты преспокойно ограбили жильцов дома на 100 тыс. рублей и скрылись. Кстати, генерал Штейфон в своих воспоминаниях о Харькове времен Донецкой республики живописал налеты бандитов на квартиры обывателей, но ситуаций, подобных этой – с арестом бандитами стражников, - в Харькове периода ДКР не было.

21 ноября 1920 г.:

Примерно в 17.00 последние петлюровские отряды (уже в отсутствие «геройски» сбежавшего ранее Петлюры) под натиском красных перешли Збруч, где сразу же были интернированы поляками. Советская Украина оказалась фактически полностью под контролем большевиков.

Хронология: 20 ноября

7 ноября 1917 г. (20 ноября по новому стилю):

В газете «Донецкий пролетарий» будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев опубликовал статью «Лгунам и предателям», дав резкую характеристику эсерам и меньшевикам: «Они умерли. Умерли для рабочего класса, для революционной армии, для сознательных крестьян. Они обозвали власть народа – рабочих, солдат и крестьян – властью преступников. Они вопят: зачем вырвали власть у контрреволюции силою; будто бы сами помещики не удерживали власть при помощи самых жестоких насилий; как будто власть можно было у них выпросить; как будто власть можно взять иначе, чем только силою».

Большевики победили на перевыборах представителей Харьковского паровозостроительного завода в местном Совете.

Общее собрание рабочих и служащих завода фон Дитмара (будущий «Свет шахтера») выразило солидарность с Октябрьской революцией и потребовало скорейшего созыва Учредительного собрания.

Рабочие харьковского завода «Герлях и Пульст» отказались выполнять требование администрации о закрытии предприятия.

Юная харьковская гимназистка Мария Вишневская вдруг вскользь «заметила», что в ее городе происходят какие-то политические события. Правда, произошло это из-за того, что ее мама возмутилась поздним приходом девушки из оперы. Мария записала в дневнике: «Вернулась поздно. Мама сказала несколько резко о позднем времени, о тревожном положении в городе и о собственном беспокойстве. Были слезы, слезы без конца и сегодня утром тоже. Разнервничалась».

Центральная Рада провозгласила 3-й Универсал, в котором объявила о распространении своей власти и на территорию Донецко-Криворожской области.

20 ноября 1918 г.:

В вагоне Сталина в Курске собрался Реввоенсовет группы войск Курского направления, который обсудил формирование украинского советского правительства. Сталин сообщил собравшимся о том, что Ленин и ЦК РКП(б) утвердил в роли главы украинского правительства Г. Пятакова. По воспоминаниям В. Затонского, все собравшиеся у Сталина были ошеломлены этим известием, так как знали Пятакова как «левого коммуниста». Затонский вспоминает: «Было несколько секунд молчания, наконец, тов. Артема, как человека самого экспансивного, прорвало. Что он думал, кто его знает, но внезапно воскликнул: «Конечно же, Пятакова, он и чужие языки знает»… Это было так забавно, что я не выдержал и пошутил: «И на рояле неплохо играет»". Формальное провозглашение создания советского правительства Украины было решено объявить за демаркационной линией, на оккупированной немцами территории. В правительство были введены и деятели ДКР Артем и Квиринг. Но более важными функциями был наделен Реввоенсовет из трех человек, куда также был включен Артем. Помимо него, туда вошли Антонов-Овсеенко и все тот же Затонский. Тем самым Москва давала понять, что учитывает интересы двух центров – Киева и Харькова.

Владимир Затонский

В тот же день Реввоенсовет группы войск Курского направления издал директиву, в которой впервые упомянул еще не провозглашенное правительство советской Украины. В директиве ставилась задача: «Немедленная организация партизанских отрядов в Донецком бассейне, в частности для захвата Северо-Донецкой ж.д., в связи с занятием нами Харькова и дабы воспрепятствовать ее порче контрреволюционерами. Действия отрядов направлены к захвату военных заводов и, по возможности, портов Мариуполь, Бердянск».

Херсонский губернский староста Мустафин сообщил о том, что вооруженные рабочие нескольких криворожских рудников от имени Екатеринославского Совдепа разоружили гетманскую варту и заняли местные телефонные и телеграфные станции.

Мирные переговоры между львовянами (поляками) и ЗУНР закончились ничем. Поляки категорично заявили, что никогда не откажутся от прав на Львов. Их поддержал французский посредник на переговорах лейтенант Виллем, заявивший, что Польша, а не Украина, официально признана Антантой. В ответ галичане покинули переговоры.

20 ноября 1919 г.:

Отступление Донской армии, вызванное масштабным наступлением красных на деникинском фронте, приобрело характер паники. 20 ноября советская 15-я дивизия, рзабив бригаду Тульской дивизии у Давыдовки, захватила более 500 пленных, 10 пулеметов, вагон снарядов и т.д. В тот же день у Чесменки 40-я дивизия захватила до 400 пленных.

Белые, собрав ударную группу войск под руководством генерала Третьякова, отбили у красных город Тима и попытались организовать контрнаступление на Курск. Советский командующий Егоров написал по этому поводу: «Надо отметить, что организация этого контрманевра прошла совершенно незамеченной для красного командования, почему удар явился полной неожиданностью для 13-й армии». В тот же день Буденный получил приказ нанести удар на Старый Оскол, дабы не дать Кавказскому корпусу генерала Улагая, прибывающему с Царицынского фронта, выгрузиться из эшелонов.

Деникинская сводка за 20 ноября гласила: «Наши части вели бой в районе восточнее гор. Тим… Упоорные бои в районе гор. Курска продолжаются. Производя перегруппировку, для занятия более выгодного положения, наши части оставили гор. Курск… Красные, заняв гор. Рыльск, держатся пассивно».

Примерно в 18.00 генерал В. Май-Маевский вернулся в Харьков после экстренной поездки на фронт.

Лидер кадетской партии князь П. Долгоруков провел в Харькове очередное «народное собрание». На этот раз вместе с бывшими депутатом Государственой Думы России Л. Велиховым и популярным публицистом С. Яблоновским (Потресовым) князь в зале городской Думы выступил с докладом на тему «Фронт и задачи тыла». Помимо всего прочего, он заявил: «Городу Харькову суждено сыграть роль Парижа во времена войны 1914-1918 гг. Он должен явиться центром, где Добровольческая армия будет черпать материальную и духовную поддержку. И только при регулярной помощи тыла наступающим войскам, только тогда, когда население отдаст все силы Добрармии, возможно освобождение родины от большевистского ига».

Председатель Харьковской земской управы И. Емельянов вернулся из Ростова, куда он ездил в надежде выбить у деникинского правительства 20 млн. рублей, необходимых для функционирования земств и земских учреждений губернии. По возвращению Емельянов сообщил прессе, что правительство выделило всего 4 млн. руб., указав на то, что «земствами в настоящее время должны быть приняты все меры к изысканию местных средств».

В Харькове под председательством городского головы Н. Салтыкова состоялось экстренное совещание с участием деникинских военных властей по поводу катастрофической ситуации, сложившейся вокруг топливного снабжения Харькова после очередных изъятий деникинцами угля, шедшего для города из Донбасса.

В Харькове открылся зимний сезон театра «Ампир». В белогвардейской газете «Новая Россия» анонимный критик оставил любопытное и злободневное описание сего события: «Бродя года два назад ночью без пристанища, в ожидании поезда, по Симферополю, я попал в шантан «Олимпия», где молодой человек с бритым лицом изображал уличного слепца, поющего в Киеве о революции и большевиках. Третьего дня (то есть 20 ноября – авт.) я был на открытии театра «Ампир» и снова увидел бритого молодого человека, который проделывал то же, что и симферопольский бритый молодой человек. Впрочем, не совсем то же, а то же с добавлением: бритый молодой человек заявил, что он приехал из Киева собирать деньги в пользу Добрармии и, пропев что-то о Добрармии, на мотив известного «пупсика», с тем же характерным припевом – пошел по публике с кружкой… Надо ли жалеть о том, что бритые молодые люди оставили шантаны и перекочевали в театры, где рядом с ними подвизаются куплетисты, напевающие о «дулях с маком», исполнительницы «персидских напевов», «итальянские нищие» и «исполнительницы сцен и рассказов»? Я думаю, что не надо. Испокон веку существовали у нас «открытые сцены», где без всякого шума и рекламы проделывалось то же, что проделывается в претенциозных «Ампирах»… Одно лишь преимущество имели прежние театры этого типа: они открыто торговали своим товаром и никто из подлинных артистов драмы не бывал ими соблазняем. И никогда не бывало так, чтобы у них значилось: гавный режиссер – режиссер и артист государственного Александринского театра Ю. Л. Ракитин. Это делали другие».

Произошел сильный пожар в 1-м бараке харьковской Николаевской больницы. Как установили пожарные, потушившие огонь, причиной возгорания было «несовершенство устройства вентиляционных сооружений». Больных вовремя успели эвакуировать в соседний барак. Однако ущерб, нанесенный пожаром, составил ок. 150 тыс. рублей.

Николаевская больница

В двух харьковских квартирах (на ул. Старо-Московской, 17 и в Рогатинском пер., 9) при обыске был обнаружен весь товар, похищенный накануне в кондитерской фабрике «Лион» – сахарный песок на сумму до 50 тыс. рублей. Арестованы два профессиональных вора А. Голубкин и Ю. Лисиниченко.

Примерно в 17.30 произошло убийство в Харькове на Старобельской ул., 22. Трое вооруженных грабителя совершили налет на квартиру местного мясоторговца П. Грабару, потребовав от него «на нужды фронта» 100 тыс. рублей. Когда тот начал кричать и сопротивляться, грабители избили его жену, отобрали у них 140 тыс. рублей, а в конце концов застрелили владельца квартиры.

Деникинское Пресс-бюро в Таганроге распространило сенсационное сообщение под заголовком «Судьба Петлюры»: «По сообщению советского радио, Доброволчьеской армией взят в плен весь штаб Петлюры, разбиты все его войска, а сам Петлюра пропал без вести».

В Екатеринодаре в ночь на 20 ноября по распоряжению деникинских властей повешен «за измену России и кубанскому казачеству» член Кубанской Рады, священник Алексей Кулабухов, обвиненный в посягательстве на полномочия генерала Деникина за то, что подписал соглашение с кавказскими горцами.

Алексей Кулабухов

Генерал Деникин в тот же день выступил перед Донским Кругом с программной трехчасовой речью, в которой разъяснил свою позицию относительно отношений с Доном и Кубанью.

20 ноября 1920 г.:

Ф. Артем-Сергеев принял участие в работе Московской губернской партконференции.

Хронология: 19 ноября

6 ноября 1902 г. (19 ноября по новому стилю):

При активном участии будущего наркома Донецкой республики Семена Васильченко началась 10-дневная Ростовская стачка. Ленин заявил, что в этой стачке «пролетариат впервые противопоставляет себя, как класс, всем остальным классам и царскому правительству».

Памятник участникам Ростовской стачки

6 ноября 1917 г. (19 ноября по новому стилю):

Ленинский Совнарком по докладу Троцкого принял постановление о желательности разрешения конфликта с Центральной Радой мирным путем. При этом большевики заявили: «Соглашение с Радой возможно лишь при условии категоричного заявления Рады о ее готовности немедленно отказаться от какой бы то ни было поддержки калединского мятежа и контрреволюционного заговора кадетской буржуазии».

19 ноября 1918 г.:

Ленин обсудил с представителями оккупированных немцами территорий Юга России вопрос о будущем «государственном строительстве Украины», после чего набросал тезисы, ставшие через день решением Политбюро ЦК.

И в тот же день деятели Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев, Э. Квиринг и примкнувший к ним В. Затонский от имени президиума ЦК КП(б)У (наверняка согласовав позицию с Лениным) направили послание правительству Германии. В нем говорилось: «Мы, представители украинских рабочих и беднейших крестьян, испытавшие и Брест, и «самостоятельную» Украину под каблуком германского империализма, мы лучше, чем кто бы то ни было, понимаем всю тяжесть испытаний, которые суждено перенести германскому рабочему классу в его борьбе за социализм. Мы знаем, что социальная революция в Германии еще не победила… Но мы ставим вам, Правительству Социалистической Германии, правительству, пытающемуся быть правительством германских рабочих и крестьян, ясный и определенный вопрос. Какова политика нового германского правительства в отношении оккупированной Украины?.. Трудящиеся массы Украины в их борьбе за восстановление Советской власти должны знать, имеют ли они в лице оккупационных войск по-прежнему своих врагов, верных слуг буржуазии, или друзей, таких же как они, революционных рабочих и бедноту деревни, переодетых лишь в серо-стальные солдатские шинели».

Военный комиссар Донецкой республики М. Рухимович уже в качестве военкома Курской резервной армии подписал требование на получение оружия отрядами, готовящимися к наступлению на Донецкую республику и Украину.

Как только немцы бросили заниматься сохранением порядка в оккупированной ими Донецкой республикой, выяснилось, что никакой власти гетмана или еще каких-нибудь марионеток нет. Донбасс сразу же превратился в зону ожесточенных столкновений между вошедшими туда донскими казаками и шахтерами. Луганск был занят донцами и объявлен ими на военном положении. В Макеевке Юзово-Макеевская организация большевиков приняла решение о немедленном вооруженном восстании.

Германское командование передало управление в оккупированной немцами Эстонии Временному совету Эстонской республики.

19 ноября 1919 г.:

Командование советского Южного фронта издало директиву по армиям о преследовании отступавшей Добровольческой армии. Конным группам Примакова и Буденного был отдан приказ фланговыми ударами отсечь ударную группу белых от основных сил.

Командующий Южным фронтом Егоров в Серпухове подписал приказ о переименовании 1-го Конного корпуса Буденного в 1-ю Конную армию.

М. Греков. Трубачи Первой конной армии

Советские войска заняли Бахмач, вплотную приблизившись к Нежину и Конотопу.

Сводка деникинского 1-го армейского корпуса сообщала: «На Тимском направлении. Наш бронепоезд вел бой с красными в районе селения Шумаково и, высадив десант, оттеснил красных на северную опушку названного селения… В районе Льгова. Красные вели крупными силами наступление и слегка потеснили наши части. В названном районе обнаружено появление новой эстонской дивизии красных».

Исполняющий обязанности Харьковского губернатора Д. Синяковский издал распоржение об обязательном призыве различных категорий жителей губернии для службы в дружинах «для защиты своих очагов».

Полковник В. Руммель объявил, что он назначен военным комендантом Харькова.

Владимир Руммель

В Харькове завершилось Южнорусское совещание кадетской партии, длившееся в течение четырех дней. По итогам собрания была принята пространная резолюция в поддержку Добровольческой армии. В ней также говорилось: «Члены партии Народной Свободы, входя в состав правительства и подчиненных органов управления на основании общих тактических постановлений последних партийных совещаний, руководствуются в своей деятельности указанными постановлениями и поддерживают связь с партией для разъяснения начал своей деятельности и смысла правительственных мероприятий. Вместе с тем, ввиду политической недопустимости ставить деятельность партии в государственных учреждениях в зависимость от надзора и указаний партийных комитетов, на личную ответственность членов партии и на их политическую опытность оставляется соблюдение в своей государственной деятельности основ национально-демократической программы».

Отдельно Харьковское совещание кадетов приняло резолюцию «По еврейскому вопросу». В ней кадеты осудили погромы, при этом отвергнув обвинения в адрес деникинских властей по поводу причастности к ним. В резолюции говорилось: «Установлена в ряде случаев и прямая зависимость еврейских погромов от подстрекательства большевистских агентов, стремящихся к дезорганизации тыла. Сознательные и руководящие круги еврейства должны объявить беспощадную войну тем элементам еврейства, которые, активно участвуя в большевистском движении, творят преступное и злое дело. Совещание выражает надежду, что те здоровые течения в русском еврействе, которые стремятся вместе со всеми русскими гражданами принять участие в освобождении России от большевиков, будут деятельно поддержаны широкими кругами еврейского населения. Русское еврейство должно понять, что вне безусловного и безоговорочного признания и поддержки национальной диктатуры в Добровольческой армии, воссоздающих русскую государственность, нет спасения и что только твердый правопорядок, который стремится установить национальная власть, обеспечит надежную защиту всем гражданам без различия национальности и веры».

В Харьков прибыл Жорж Мурон, генеральный секретарь Французской национальной лиги для защиты французских интересов в России. На время пребывания в Харькове он остановился в консульстве Франции на ул. Пушкинской, 40.

Харьковские власти объявили, что деникинцы вновь реквизировали состав, везший в замерзающий Харьков (в те дни были жуткие метели и мороз) уголь, необходимый для работы электростанции и отопления. Из-за нехватки топлива было на треть сокращено количество железнодорожных рейсов на Южных железных дорогах.

В связи с тем, что в большинстве харьковских школ фактически не осталось дров и угля, температура во многих из них достигла 7-8 градусов. В этой связи был рассмотрен вопрос о прекращении занятий.

Инфляция на Юге России, занятом деникинцами, достигла неимоверных размеров. 19 ноября харьковская пресса привела данные роста цен за последние два месяца: цена на хлеб с 4 руб. за фунт поднялась до 13 руб., мяса – с 18 руб. до 35 руб., муки – с 200 до 600 руб., колбасы – с 22 руб. до 45 руб.

Выборы в Харьковскую городскую Думу обернулись интересным скандалом. Известный российский деятель земства, публицист Иван Белоконский неожиданно для себя узнал, что он, оказывается, баллотировался и избран гласным Думы. В этой связи он опубликовал письмо: «В числе избранных гласных по 3-му округу упомянута и моя фамилия, причем в скобках поставлено «к.-д.». Я никогда ни к какой партии не принадлежал и не принадлежу, а потому приписка против моей фамилии «к.-д.» не соответствует действительности. А затем, выражая глубокую признательность за оказанную мне избирателями честь, заявляю, что не имею возможности состоять гласным Думы и отказываюсь от этого звания». Но, кстати, несмотря на это опровержение, во всех советских справочниках информация о том, что Белоконский якобы был членом кадетской партии, закрепилась.

Иван Белоконский

В Харькове сложилась тяжелая ситуация в связи с резким ростом беженцев из Воронежа и Курска. Местная пресса писала: «В Харькове в настоящее время находится очень много воронежских беженцев, большинство котрых терпит острую нужду, ночуя на вокзале и не имея никаких средств к существованию». 19 ноября состоялось заседание инициативной группы воронежских беженцев, на котором было избрано бюро, начавшее регистрацию воронежцев. Главой комитета был избран председатель Воронежской губернской земской управы Петр Ростовцев.

В номере гостиницы «Россия» в центре Харькова средь бела дня застрелился выстрелом в сердце поручик деникинской авточасти А. Васильев.

Около 17.00 семь вооруженных грабителей в Харькове совершили вооруженный налет на квартиру по ул. Примеровской, 28. У владельцев было отобрано 120 тыс. рублей.

Примерно в полночь на Харьковской набережной 6 вооруженных грабителей напали на харьковцев Борзых и Рабиновича. У Борзых был отобрана одежда, а Рабинович, пытавшийся сопротивляться, был застрелен.

Хронология: 18 ноября

5 ноября 1904 г. (18 ноября по новому стилю):

Отсидев месяц в Елисаветградском замке, Федор Сергеев (будущий лидер Донецкой республики Артем) уехал к своей сестре Дарье Чернице в Екатеринославскую губернию, где был помещен под негласное наблюдение жандармерии. От которого он довольно скоро избавился, вновь скрывшись от полиции.

5 ноября 1917 г. (18 ноября по новому стилю):

Под руководством Артема-Сергеева состоялось экстренное заседние Харьковского комитета РСДРП(б) (комитет располагался в Костюринском переулке, 2).

В России восстановлено Патриаршество. Путем жребия Патриархом избран митрополит Московский Тихон (Беллавин).

Жребий с именем митрополита Тихона

В Киеве возле Мариинского дворца в торжественной обстановке, под гром орудийного салюта, были похоронены рабочие завода «Арсенал» (в общей сложности около 70), погибшие в уличных боях с юнкерами.

18 ноября 1918 г.:

В Курске расположился штаб Антонова-Овсеенко для подготовки наступления на Донецкую республику и Украину.

В Краматорске состоялся районный съезд Советов, фактически восстановивший советскую власть в районе.

В то же время отряды Донской армии атамана П. Краснова начали занимать основные города Донбасса.

В ходе Ясского совещания генерал Д. Щербачев переслал генералу Деникину щедрые обещания, данные французскими представителями, о плане широкомасштабной интервенции войск союзников на Юг России для обеспечения продвижения деникинцев на Москву. В плане была и оккупация Антантой Донецко-Криворожского бассейна.

В районе Мотовиловки (40 км от Киева) произошло первое вооруженное столкновение петлюровских и гетмаских отрядов.

Вслед за инцидентом вокруг пьяной выходки офицеров в Омске (см. http://kornilov.name/hronologiya-17-noyabrya) начальник Омского гарнизона полковник В. Волков приказал арестовать членов «Временного Всероссийского правительства». В итоге Верховным правителем России был избран адмирал А. Колчак.

Адмирал Колчак в Омске

Воспользовавшись 48-часовым перемирием между поляками и украинцами во Львов прибыл член французской военной миссии в Румынии лейтенант Виллем, который безрезультатно попытался выступить посредником между воюющими сторонами.

В Риге Наподным советом Латвии провозглашено создание независимого Латвийского государства.

Момент провозглашения Латвийского государства

18 ноября 1919 г.:

Большевики заняли Бахмач, создав непосредственную угрозу левому флангу Добровольческой армии.

Деникинская сводка за 18 ноября гласила: «Упорные бои севернее и восточнее Курска продолжаются с прежним напряжением. Льгов, временно занятый конницей красных, вновь занят доблестными частями полковника Туркула». Вечером к сводке было добавлено сообщение: «В районе г. Щигры нашим летчиком было обнаружено скопление обозов противника и около полка пехоты красных. Туда брошено несколько бомб в общем весом свыше 50 пудов. Действие бомб было чрезвычайно удачно».

Генерал В. Май-Маевский экстренно выехал из Харькова на фронт.

В Харьковской общественной библиотеке руководители российской кадетской партии князь Павел Долгоруков, Ариадна Тыркова, Николай Тесленко провели «народное собрание», на котором были зачитаны доклады на тему «Единая, Великая, Неделимая Россия». Тыркова, между прочим, отметила «исключительную энергию большевистской пропаганды на Западе, которой не противопоставляется достаточного отпора».

Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» в передовой статье признала серьезные проблемы с поддержкой деникинцев среди местного населения. Газета писала: «Много раз раздавались призыв к русскому обществу об активной поддержке Добровольческой армии… К сожалению, мы должны констатировать, что звать к исполнению элементарного нашего долга было необходимо… Обыватель склонен роптать по поводу замедления в продвижении армии на путях в Москву. Но на ком же однако лежит ответственность за это замедление? Армия доказала, что она умеет жертвовать жизнью; мы же доказали только свое себялюбие и поразительную близорукость».

В здании Харьковских судебных установлений открылась «буфет-столовая». Обеды и завтраки обещали с 13 до 17.00 «по весьма доступным ценам», при этом военнослужащим Добровольческой армии была обещана скидка.

Судебные установления в Харькове

Обнародовано обращение деникинского генерала Шиллинга к петлюровцам: «Офицеры и солдаты петлюровской армии! Объявляю вам, что галичане перешли на сторону Добровольческой русской армии для совместной борьбы с большевиками. Вы остаетесь одни и, конечно, понимаете, что дальнейшее сопротивление бесполезно и приведет лишь к вашей полной гибели… Не верьте Петлюре, если он захочет вас перевести в чужую страну, все вы там пропадете и на родину никогда не вернетесь».

Конфликт деникинцев с Кубанской Радой достиг апогея. На заседании Рады генерал Покровский в ультимативной форме потребовал от кубанцев «прекращения травли Добровольческой армии», а также выдачи священника Алексея Кулабухова, обвиненного белыми в посягательстве на полномочия главнокомандующего за подписание соглашения с горцами. Рада отвергла притязания В. Покровского, чем фактически подписала себе приговор.

Виктор Покровский

 

Хронология: 17 ноября

4 ноября 1902 г. (17 ноября по новому стилю):

При непосредственном участии Семена Васильченко (будущего наркома Донецкой республики и ее номинального «президента») в 9.30 утра началась стачка рабочих железнодорожных мастерских в Ростове, вылившаяся в нашумевшую по всей России «Ростовскую стачку». Забастовщиков призвали обращением: «Товарищи! Довольно терпеть, начинайте борьбу. Пока мы молчим, мы сами куем себе цепи, мы сами усиливаем свое рабство, мы укорачиваем свою трудовую жизнь. Кто желает жить по-человечески, кто ценит свой труд, кто сознал свое рабское состояние – тот должен начать сегодня борьбу. Кого ругательства мастеров не превратили в лакея, у кого от тяжелой работы не помутился ум, кто не желает быть бессловесным животным – тот пусть объявляет сегодня стачку!»

4 ноября 1917 г. (17 ноября по новому стилю):

В харьковской газете «Донецкий пролетарий» лидер донецко-криворожских большевиков Ф. Артем-Сергеев опубликовал статью «Власть Советов и власть ликвидаторов». Статья носила предвыборный характер в связи с начавшейся кампанией по выборам Учредительного собрания. Соответственно, Артем громил основных конкурентов большевиков в борьбе за электорат – меньшевиков и эсеров. Будущий лидер ДКР писал: «Заметая следы, они кричат о необходимости власти народа, будто народ уже не обладает всей полнотой власти. Они требуют власти социалистической, причисляя и себя к социалистам. Они требуют во имя власти народа уничтожения власти Советов и замены власти Советов, которая и есть власть самого народа, властью чиновничества, охраняемого гг. Черновыми, Церетели, Либер – Данами. Зачем? Чтобы не дать провести в жизнь законы, уже изданные новым правительством Советов. Чтобы не дать свалить войну. Чтобы иметь время подготовить новую корниловщину, новую контрреволюцию».

В Харькове состоялась встреча Рабочей фракции Донецкого комитета с товарищем министра торговли и промышленности Временного правительства, особым уполномоченным А. Орловым. Совещание постановило создать областной экономический совет по решению проблем угольной и металлургической отраслей Донбасса. В резолюции говорилось: «И впредь до кометентного решения этим совещанием вопроса о закрытии заводов, ни одно состоявшееся постановление о закрытии таковых не должно быть осуществлено».

Общее собрание шахты № 1 в Горловке постановило: «Ни в коем случае не допустить вторжения казаков в пределы рудников Южно-Русского общества, так как появление их может внести анархию с которой ведут энергичную борьбу рудничные комитеты».

К хору голосов в поддержку Октябрьской революции добавилось мнение екатеринославских… кондукторов! На общем собрании кондукторы заслушали представителя украинских социал-демократов Хлистуна и большевика Таранущенко, приняв в итоге сторону большевика и провозгласив резолюцию о необходимости передачи власти Советам. Все-таки кондуктор – это великая сила!

Кондуктор

Не успело толком сформироваться первое советское правительство Ленина, как его уже потряс первый правительственный кризис. Несколько наркомов, включая Каменева и Зиновьева, в знак протеста против разрыва переговоров с Викжелем вышли из Совнаркома и из состава ЦК РСДРП(б).

Царицынский Совет объявил себя единственной властью в городе, заявив, что всякое сопротивление этой власти «будет подавляться вооруженной рукой».

По предложению большевика Георгия Пятакова Киевский Совет разработал тактику «непрямого отстранения Центральной Рады» от власти на Украине. Было решено произвести «реконструкцию» ее состава на 1-м Всеукраинском съезде Советов.

Георгий Пятаков

17 ноября 1918 г.:

Совнарком России, готовясь к освобождению оккупированных немцами земель, официально создал «группу Курского направления» под командованием Антонова-Овсеенко, которая затем стала называться Украинским фронтом.

По некоторым данным, именно 17 ноября 1918 г. Ленин поддержал идею назначить главой формирующегося правительства советской Украины Георгия Пятакова.

Рабочие Краматорска и Дружковки разоружили державную варту Скоропадского. В городах Донбасса власть начали брать Советы.

Газета «Беднота» сообщила: «В Киеве и Харькове украинский министр торговли и промышленности восстановил 12-часовой рабочий день».

Генерал Деникин выслал телеграмму из Екатеринодара: «Генералу Ломновскому, представителю Добровольческой армии в Киеве, приказано объединить управление всеми русскими добровольческими отрядами Украины, причем ему вменяется в обязанность всемерно согласовать свои действия с интересами края, направляя все силы к борьбе с большевиками и не вмешиваясь во внутренние дела края. Раз Украина стала на путь русской государственности, представляется необходимым войти в соглашение по вопросам об образовании единого фронта, единого командования для борьбы с большевиками… В основу соглашения Добровольческая армия ставит три положения: первое – единая Россия, второе – борьба с большевиками до конца, третье – верность договорам с союзниками при полном отказе от германской ориентации».

Петр Ломновский

В Белой Церкви петлюровская Директория подписала договор с представителями Совета германских оккупационных войск о соблюдении нейтралитета в борьбе петлюровцев с гетманом. В обмен Директория обещала не препятствовать эвакуации германских войск. Подобные сделки немцы заключали в те дни со всеми, в том числе с большевиками.

После нескольких дней упорных уличных боев между львовянами и украинцами обе стороны заключили перемирие на 48 часов.

Львовский почтамт в ноябре 1918 г.

В ночь на 17 ноября в Омске на банкете в честь французского генерала Жанена произошел инцидент, значительно повлиявший на дальнейшее развитие событий в Сибири. Подвыпишвие офицеры потребовали от музыкантов исполнить гимн «Боже, царя храни». Возмутившиеся члены Директории (в основном эсеры) потребовали арестовать смутьянов. Однако те решили упредить события и арестовали… самих членов российского «правительства».

17 ноября 1919 г.:

Вечером 17 ноября в результате упорных боев советские войска взяли Курск.

Деникинская сводка за 17 ноября вынуждена была признать: «После многодневных упорных боев наши части под давлением превосходных сил противника оставили ст. Касторное».

Благодаря Булагкову, у многих как-то сложилось впечатление, что Шариковых к Преображенским подселяли исключительно большевики. Однако красочный приказ, изданнный 17 ноября 1919 г. начальником Харьковского гарнизона генералом Лихачевым за № 106, наглядно свидетельствует о том, что белые и красные ничем в этих подходах не отличались. Приказ настолько ярок, что позволю себе пространную цитату: «На днях получена жалоба на домовладельца по Максимилиановской ул., № 15, назвавшего себя потомственным дворянином Колтунским (интересно, как он называл себя при большевиках?). Еще назначенный офицер не вошел в отведенную комнату, как указанный потомственный дворянин встретил его бранью, угрозами, обещая побить все стекла в отведенной комнате и предложил ему нанять комнату для прислуги. Комиссия нашла, что указанный т. Колтунский занимает квартиру из 10 комнат и у него могут быть реквизированы 2 комнаты. Предупреждаю вместе с сим гг. интеллигентов, буржуев и дворянн, что впредь, при повторении подобного случая я буду ходатайствовать у главноначальствующего о выселении таких господ, как Колтунский в совдепию. При большевиках гг. харьковские дворяне не смели и пикнуть и уже, конечно, почли бы за особенное счастье, если бы их жертвы на пользу Советской России ограничились только реквизицией квартир, а ныне успокоившись и подкормившись, они позволяют себе грубости по адресу тех, за чьими спинами сидят».

В ночь на 17 ноября четыре человека в деникинской форме ограбили харьковца П. Багирова, совершив налет на его квартиру по Чеботарской ул. 6. Они похитили денег, золотых украшений и шубу на сумму до 50 тыс. рублей.

В Одессе подписано окончательное соглашение о найме деникинцами Украинской Галицкой Армии. Со стороны Добровольческой армии договор подписал генерал Н. Шиллинг, со стороны УГА – О. Микитка.

Деникинский наемник Осип Микитка

Петлюра со своим «правительством» передали свою «столицу» Каменец-Подольский полякам и уехали.

Последние дни петлюровской Директории в Каменце-Подольском

17 ноября 1920 г.:

В тульской газете «Коммунар» опубликована статья Ф. Артема-Сергеева «Разгром Врангеля».

Реввоенсовет Южного фронта потребовал от махновцев «немедленно произвести необходимую реорганизацию повстанческих частей и слить их с регулярными частями». Само собой, махновцев такой вариант не устраивал.

Хронология: 16 ноября

3 ноября 1905 г. (16 ноября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев получил поддельный паспорт за номером 2145 на имя крестьянина Ивана Никитовича Лихонина, приписанного к Ольшанской волости Харьковского уезда. Спустя месяц этот паспорт жандармы нашли при обыске Сабуровой дачи в Харькове.

3 ноября 1917 г. (16 ноября по новому стилю):

8-тысячный митинг харьковских железнодорожников заслушал представителей Викжеля по поводу его конфликта с Совнаркомом Ленина и постановил: «Признавая позицию, занятую Викжелем по отношению к революционному пролетариату и армии, неправильной, а посему требуем от Викжеля объявить себя сторонником революционного пролетариата и революционной армии и объявить, что власть должна перейти Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов».

Донецко-Криворожское бюро профсоюза металлистов разослало циркулярное письмо местным профсоюзам с информацией о том, что владельцы металлургических предприятий края согласились вести переговоры о заключении единого коллективного договора с рабочими.

В Никитовке организовано Центральное бюро ревкомов Донбасса.

В газете «Пролетарская мысль» представитель ЦК РСДРП(б) Григорий Петровский, объезжавший в это время Донбасс, опубликовал свою статью «По рудникам Донецкого бассейна». Он писал: «Донецкий пролетарий еще не дорос по дисциплине до Костромских, Московских и Петроградских рабочих, но он неуклонно к этому идет. И да здравстует это шествие!»

Григорий Петровский

Киевский Совет принял постановление о признании Центральной Рады верховной властью на Украине, а себя – верховной властью в Киеве. С последним Рада не очень-то согласилась.

Вестник Киевского Совета за 3 ноября 1917 г.

После упорных боев на рассвете 3 ноября Кремль окончательно захвачен красногвардейцами. Большевики объявили об окончательном установлении советской власти в Москве.

Штурм Кремля

16 ноября 1918 г.:

Харьковский губернский староста сообщил директору Департамента гетманской державной варты: «Волчанский повитовый староста донес, что в ночь на 15 ноября началось наступление большевиков по Корочанскому фронту. Большевики располагают силами более 10000 человек при семи орудиях. Немцы продолжают разлагаться и ночью пропускали большевиков около Ушаково, Белгородского уезда, и Михайловки, Корочанского уезда».

Екатеринославский губернский староста сообщил гетманскому руководству: «Между станциями Енакиево, Горловка и Государев-Байрак чины уездной варты обезоружены. Вблизи станции Дебальцево и Государев-Байрак на линии идет перестрелка».

В Румынии началось Ясское совещание между представителями Антанты, лидерами белого движения и Добровольческой армии.

В Киеве гетманцы расстреляли демонстрацию рабочих, шедшую под красными флагами. Глава гетманского правительства Сергей Гербель объявил после этого: «Совет Министров, глубоко опечаленный этим происшествием, напоминает населению, что г. Киев состоит на военном положении, что всякие манифестации и сборища воспрещены и что государственное строительство достигается планомерной организационной работой, а не выступлениями революционного характера».

А в это время Петлюра объявил о начале антигетманского восстания. В воззвании к населению содержался и такой пассаж: «Не допускать черносотенцев, злодеев и погромщиков к погромам и взрывам против евреев, потому что евреи помогают украинцам в Галичине, и у нас на Украине должны идти вместе с нами». 

16 ноября 1919 г.:

Деникинские войска попытались перейти в наступление, но красные отбили и атаку и перешли в контрнаступление, заняв станцию Таловая.

Генерал Деникин в 13.45 прибыл в Харьков. На вокзале его встречали генералы Май-Маевский, Ефимов, Меснер, Лихачев, Челюсткин. После короткого осмотра почетного караула Деникин прибыл в «Гранд-отель», где провел длительное совещание со своими подчиненными. В 21.00 главнокомандующий покинул Харьков.

В помещении Совета съездов горнопромышленников Юга России (на ул. Сумской) в 11.00 началось открытое совещание кадетской партии, на которое съехалось фактически все руководство партии. Среди участников совещания были хорошо известные всей России общественные деятели – князь Павел Долгоруков, Лев Велихов, Николай Тесленко, Ариадна Тыркова, Василий Степанов и др. Приехали также руководители кадетских организаций из Киева, Ростова, Воронежа, Чернигова, Екатеринодара, Владикавказа, других городов Юга России. В первый же день была принята резолюция о поддержке деникинцев: «Харьковское совещание партии Народной Свободы обращается ко всем партийным комитетам и ко всем членам партии с призывом принять самое деятельное участие в организации на местах планомерной и возможно более широкой помощи Добровольческой армии теплой одеждой и бельем, в которых так нуждается и еще более будет нуждаться армия во время уже начавшейся зимней кампании».

Ариадна Тыркова

В Дворянской церкви Харьковского дома призрения (на ул. Чайковской, 4) отслужена панихида по дворянам и дворянкам, умершим и погибшим за 1919 год во время помещичьих погромов.

В среде харьковской профессуры произошел громкий скандал. Директор Харьковского коммерческого института профессор Михаил Соболев подал иск в товарищеский суд Академического союза против профессора Александра Погодина. По мнению истца, Погодин оклеветал его в газете «Русская жизнь».

Харьковский университет получил долгожданный уголь, благодаря чему студенты вновь смогли заниматься в отапливаемых помещениях. Правда, руководство университета заявило, что угля хватит на первый семестр.

В Харькове на ул. Сумской, 5 открылся «театр-кабаре нового типа» «Веселая канарейка». Главным режиссером был уроженец Харькова Юрий Ракитин, который к тому времени уже поработал режиссером у Мейерхольда в МХТ и в Александринском театре. Вскоре Ракитин станет фактическим основателем современного сербского театра.

Юрий Ракитин

Петлюра спустя ровно год (день в день) после объявления себя украинской властью передал полякам последнюю столицу УНР – Каменец-Подольский.

16 ноября 1920 г.:

Лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев выступил на заседании Тульского губкома РКП(б).

Последние белые части, погрузившись на корабли, покинули Крым.

Фрунзе доложил Ленину о завершении операции по овладению Крымом: «Сегодня нашей конницей взята Керчь. Южный фронт ликвидирован». Многие историки гражданской войны заканчивали свои истории именно этой телеграммой.

16 ноября 1933 г.:

Голодомор, говорите? А ведь 16 ноября 1933 г. была пущена в строй «Запорожсталь». Ууууууу, «проклятый оккупационный режим»! До сих пор ведь дымит этот памятник тоталитаризму!

Начало строительства "Запорожстали"

Хронология: 15 ноября

2 ноября 1917 г. (15 ноября по новому стилю):

В Харькове благодаря усилиям Артема-Сергеева выпущен первый номер большевистской газеты «Донецкий пролетарий», ставшей важным инструментом подготовки общественного мнения к провозглашению Донецко-Криворожской республики. В общей сложности вплоть до немецкой оккупации вышло 114 номером газеты средним тиражом 15-25 тыс. экземпляров – довольно солидный тираж для региона. В редакцию вошли многие деятели будущей ДКР – Жаков, Сурик, Семен (Шварц). За связи редакции с партийными агитаторами отвечал будущий нарком финансов ДКР Межлаук. Но основную нагрузку по организации редакционной работы вели прибывшие из Ростова Васильченко, Жаков и Филов, будущие наркомы Донецкой республики.

В своем первом обращении к читателям редакция «ДП» сообщала: «После долгих недель вынужденного молчания наше слово может вновь пройти рабочие кварталы и солдатские казармы, будить в них живую мысль и живое дело. В грозный час, «двенадцатый час» истории, час решительной схватки с империалистической сворой корниловцев – Керенским, Калединым, Родзянко, Рябушинским и К° – мы выпускаем в свет по воле рабочих, солдат и крестьян Донецко-Криворожского бассейна рабочую газету «Донецкий пролетарий». Разрешение неизмеримо неотложных и трудных задач – задач революции – предстоит нам в нашей «последней» борьбе. В этой борьбы мы должны быть едины и тогда мы будем непобедимы».

В первом же номере «Донецкого пролетария» ставилась задача перед харьковским пролетариатом: «Ближайшая задача харьковских рабочих – привести и Харьков к общероссийскому знаменателю».

В том же номере большевики опубликовали инструкцию «Что должны сделать харьковские рабочие и солдаты немедленно», в которой, помимо общих лозунгов о передаче власти Советам, содержался призыв «добиться разорения всех контрреволюционных гнезд, расположенных вокруг Харькова» (среди основных «гнезд» значилось Чугуевское юнкерское училище). Учитывая сегодняшнюю трактовку слова «комиссар», забавно среди пунктов задач читать: «Требовать ареста бывших комиссаров, разгона контрреволюционных комитетов и ареста их руководителей». Ясно, что речь шла о бывших комиссарах Временного правительства.

В Харькове в 19.00 в клубе «Знание» состоялось общее собрание Военной организации большевиков, на котором был обсужден вопрос захвата власти в городе.

В это же время Киевский Совет постановил созвать 1-й Всеукраинский съезд Советов в противовес Центральной Раде. Данное решение сыграло потом значительную роль в судьбе Донецкой республики, поскольку этот съезд был сорван в Киеве и переместился в Харьков в тот самый момент, когда там готовились провозглашать Донецко-Криворожскую республику, чем в итоге планы создания ДКР были отложены.

За подписью Ленина и Сталина принята Декларация прав народов России, которой провозглашалось «право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства».

В Новочеркасске генерал М. Алексеев объявил о начале формирования «Алексеевской организации», вскоре ставшей Добровольческой армией. При этом в тот же день Донской атаман П. Каледин в частной беседе попросил генерала «перенести алексеевское формирование за пределы Донской области».

15 ноября 1918 г.:

В связи с полным разложением Вольской дивизии, которая пыталась поднять мятеж в районе Царицына, Ворошилов направил вместо нее на северный участок своего фронта под Камышин Уральскую дивизию. Одновременно он написал командиру камышинского участка Антонюку: «По обстановке вся ваша армия должна перейти в наступление. Главная задача ложится на вашу армию, так как она самая сильная. Прошу использовать весь ваш авторитет для поднятия настроения».

В бою под Желновкой был тяжело ранен советский комбриг Рудольф Сиверс, активный участник обороны Донецкой республики от немецких оккупантов. Спустя несколько недель от полученных ран Сиверс скончался.

Советские информагентства распространили сообщение о полном разложении немецких войск на оккупированных территориях Юга России: «В Екатеринославе, Харькове и Полтаве идут выборы представителей от воинских частей: на большевистско-украинском фронте начались выборы солдатских депутатов. Во многих пехотных частях над некоторыми помещениями вывешены красные флаги».

На улицах Киева появилось обращение созданной накануне петлюровской Директории. В документе гетман Скоропадский обвинялся в измене и в намерении ликвидировать независимость Украины.

Польская армия создала группу войск «Восток» для операций против галичан. Одновременно поляки на автомобилях ворвались в северные кварталы Львова, продолжив уличные бои с украинцами.

В Крыму сформировано Краевое правительство во главе с кадетом, бывшим депутатом Государственной Думы Соломоном Крымом.

Соломон Крым

15 ноября 1919 г.:

Судя по воспоминаниям Елизаветы Репельской-Сергеевой (жены лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева), примерно в середине ноября Ленин пообщался с Артемом. Лидер ДКР еще окончательно не выздоровел после тяжелой формы перенесенного им возвратного тифа, вместе с женой он тогда проживал в гостинице «Националь». На этой фотографии, сделанной где-то в середине осени 19-го, похоже, Артем еще находится на начальной стадии выздоровления:

Артем осенью 1919 г.

Репельская так описывает разговор Артема с Лениным: «Артем еще не был здоров, когда вечером к нам позвонил Владимир Ильич. Он справился о здоровье Артема, который, конечно, ответил, что совершенно здоров. После небольшого раздумья Ленин сказал: «Хорошо бы Вам поехать в Башкирию, там создалась очень сложная обстановка» – «Когда ехать?» – спросил Артем – «Но говорят, вы больны?» – сомневаясь, переспросил Ленин. - «Владимир Ильич, когда нужно ехать? Я готов», – повторил Артем. – Ну, тогда узнайте, когда товарищ Фомин может подготовить поезд – и езжайте, пожалуйста». Я, конечно, встревожилась: как он поедет, еще оправившись от возвратного тифа? «А ты подумай, мог ли я ответить иначе, если Ильич говорит, что он долго думал, кого бы послать в Башкирию, где создалась сложная обстановка, и решил, что хорошо бы меня. Если я поеду, тогда он сможет снять с себя этот вопрос». Да, конечно, Артем иначе ответить не мог».

Командование 8-й советской армии отдало приказ о начале масштабной наступательной операции против деникинцев, целью которой было отрезать Донскую армию от переправ через Дон у Лисок.

Одновременно, дождавшись некоторого стихания жуткой снежной бури, начал наступление Буденный, уже с утра занявший станцию Суковкино. Здесь Буденный по прямому телеграфному проводу вызвал к аппарату начальника штаба корпуса Шкуро и, представившись начальником белогвардейской дивизии, запросил срочно отправить со ст. Касторное два бронепоезда и пехотный полк. Якобы эта просьба была выполнена, благодаря чему белые резко ослабили оборону Касторной.

Деникинская сводка за 15 ноября сообщала: «Упорные бои в районе ст. Касторное продолжаются… Наше наступление на Щигры успешно развивается… В бою за Рогозна, что в 3 верстах юго-восточнее Дмитриева, нами взято 3 вполне исправных орудия, которые тотчас же были обращены против красных. К юго-западу от Дмитриева блестящей конной контратакой наши части отбросили наступавшего противника на Красную Слободу… Под давлением превосходных сил противника наши передовые части оставили город Глухов».

В честь прибывшего в Харьков представителя британской военной миссии генерала Бриггса (см. http://kornilov.name/hronologiya-14-noyabrya) в 11.00 на Николаевской площади состоялся военный парад. Англичанин выразил благодарность войскам «за бодрый вид и блестящий порядок». В 17.00 в Харьковском коммерческом клубе состоялся очередной банкет в честь англичанина. На банкете присутствовало 200 представителей местных общественных организаций. В пространном тосте, произнесенным Бриггсом, гость особо остановился на национальном вопросе, призвав «не подражать в отношении еврейского населения политике Петлюры, который, преследуя свои авантюристические цели, не борется с эксцессами против еврейского населения». Затем Бриггс покинул Харьков, пообещав передать добрые слова харьковцев своему королю. Покинул, чтобы никогда больше туда не вернуться…

В честь открытия совещания кадетской партии в Харькове лидер партии кадетов Павел Долгоруков, прибывший в город накануне, так объяснил цель данного собрания местной прессе: «Мы должны стремиться создать из партии мощный рычаг и сплоченность, которая теперь при крайне тяжелых условиях не дала бы ей распылиться. Надо всячески поддерживать и развивать партийные организации и ячейку, имелся в виду как будущую партийную политическую деятельность, так и необходимое ныне сплочение общества и населения для работы над национальными задачами строения государства, устроения тыла и помощи фронту».

В Ростове официально объявлено о назначении харьковского инженера, руководителя Совета съездов горнопромышленников Юга России Александра Фенина управляющим ведомства торговли и промышленности при Деникинском Особом совещании.

В Харькове был организован очередной День Добровольческой армии, когда все увеселительные заведения обязались перечислить свою выручку на покупку теплых вещей для деникинцев. Каждый патриот белого дела, согласно призывам организаторов Дня, должен был посетить «театры, кинотеатры, театры-подвалы, кафе, рестораны». Такой себе увеселительный патриотизм…

Харьковские деникинские власти вынуждены были признать серьезные проблемы со сбором денежных средств на содержание городской стражи. Несмотря на масштабную кампанию и обязательность обложения, власти объявили, что
деньги внесли лишь четыре домовладельца.

В Харькове похоронен Федор Федорович фон дер-Лауниц, бывший штаб-ротмистр лейб-гвардии Гусарского полка. Он был накануне убит в Полтаве.

Благополучно завершилось приключенческое путешествие делегации, посланной аптекарскими фирмами Харькова в Константинополь для закупки для местных аптек необходимых медикаментов. Делегацию возглавил заведующий городской химической лабораторией Я. Зильбер. Бедные фармацевты не подозревали, что на русские рубли, когда-то имевшие хождение по всему миру, в Константинополе уже ничего купить было нельзя. Мало того, уже прибыв в турецкий город и пытаясь где-то обменять рубли, они выяснили, что российская валюта запрещена к ввозу в Турцию. В итоге три члена делегации, включая самого Зильбера, были арестованы. И лишь вмешательство российского консула и известного харьковского предпринимателя П. Рыжова (того самого, который владел особняком, известным харьковчанам как Дом архитектора) вызволили незадачливых фармацевтов из кутузки. Деньги были каким-то образом обменяны и медикаменты закуплены.

В харьковской белогвардейской газете «Новая Россия» под заголовком «Непонятное» опубликован грустный фельетон, ярко иллюстрирующий проблемы, вызванные жуткой инфляцией в годы войны. Мальчик, решающий арифметическую задачу, никак не мог понять, что такое гривенник и блин, поскольку никогда в сознательном возрасте не видел ни того, ни другого. А в конце концов, решил, что задача никак не может сойтись, так как «в ответе сказано – восемь копеек десяток (яблок), а в лавочке за пять рублей одно дают, да и то кислое».

В связи с очередной утерей Екатеринослава Деникин уволил местного губернатора С. Щетинина.

Петлюра в Каменце-Подольском накануне его сдачи полякам провел последнее заседание своей Директории, члены которой сбежали за границу.

15 ноября 1920 г.:

Советские войска заняли Севастополь. Командарм 4-й армии Лазаревич доложил в штаб: «При занятии Феодосии оставшиеся части противника добровольно сложили оружие. Среди захваченных частей и учреждений – 100 человек офицеров, пулеметчиков инструкторских курсов… В городе осталась могучая радиостанция и экспедиция по изготовлению бумажных денег в полной исправности… Сегодня с рассветом с рейда Феодосии уплыл в море 1 миноносец, 4 транспортных суда с войсками противника. Имеются сведения, что означенные суда за недостатком угля не имеют возможности двигаться далее 50-100 верст».

В районе 14.00 десятки кораблей с Русской армией Врангеля и массой эвакуируемых покинули Ялту. «Уходили мы из Крыма…»

Врангелевские корабли покидают Крым

15 ноября 1937 г.:

В Москве по обвинению в участии в военном заговоре арестован бывший харьковский эсер, бывший нарком торговли Туркестана Всеволод Черневский. В период Донецкой республики он принимал живое участие в выработке позиции эсеров в отношении ДКР. Харьковские эсеры в феврале 1918 г. приняли именно резолюцию Черневского, которая гласила: «Донецкая республика может быть автономной внутри федеративной единицы, для нас не обязательно объединение национальности в одну территориальную единицу. В автономной области (Донецкой республике) национальную жизнь мы сможем осуществлять согласно нашей программе».