Хронология: 28 декабря

15 декабря 1905 г. (28 декабря по новому стилю):

На имя Харьковского губернатора пришла анонимка, подписанная «Служащий больницы». Автор призывал арестовать будущего лидера Донецкой республики Артема-Сергеева, скрывавшегося в психиатрической больнице Сабурова дача: «Милостивый государь господин губернатор! Обратите ваше внимание и примите меры к аресту социалиста агитатора Артема Тимофеева, который на Сабуровой даче в подвальном этаже лечебницы устраивает сходки по ночам, где собираются низшие служащие больницы, солдаты и бывали даже офицеры. Речи произносятся ужасные и заговоры кровавые против должностых лиц Харькова. Раздают оружие и делают сбор денег на покупку оружия».

15 декабря 1917 г. (28 декабря по новому стилю):

Председателем президиума Донецко-Криворожского областного исполкома избран известный ростовский большевик Семен Васильченко, вскоре ставший наркомом управления Донецкой республики (по сути, вторым человеком в иерархии ДКР после Артема-Сергеева).

На заседании Генерального секретариата Центральной Рады Симон Петлюра назвал Харьков «оплотом большевизма». На этом заседании был образован «Особый штаб обороны Украины», перед которым Рада поставила задачу разработать план наступления на Харьков. Заметьте, ни Ленин, ни Антонов, ни Артем еще не помышляли о нападении на Киев, а Петлюра со товарищи уже собирались брать Харьков. А нам теперь рассказывают о «вероломном нападении москалей» на Киев!

Матрос Балтфлота Григорьев, посланный в Никитовку для установления связи с местным ревкомом, сообщал оттуда: «Представитель горных районов… заявил, что, если мы не дадим им вооруженной силы против казаков, которые там убивают рабчих, то все рабочие бросят рудники и разбегутся. Необходимо вооружение рабочих». В тот же день отряд Сиверса направлен в сторону Никитовки.

Отряд Николая Ховрина, состоявший в основном из балтийских матросов и тверских рабочих, «после четырех орудийных выстрелов и переговоров» (выражение Антонова-Овсеенко), разоружил Чугуевское юнкерское училище. При этом, по словам того же Антонова, матросы Ховрина «предались грабежу и, вместо дальнейшего движения на Купянск… тверчане покинули Ховрина под предлогом возмущения реквизициями». В Харькове тверские красногвардейцы были разоружены и отправлены домой, в Тверь.

Николай Ховрин

В это время в Белгороде поднял бунт против большевиков польский полк. В результате Антонов-Овсеенко приказал задержать эшелоны, двигавшиеся в сторону Харькова, и направить их на подавление белгородского бунта.

В Новочеркасске освобождены 60 донецких рабочих, арестованных отрядом есаула Чернецова во время его рейда по Донбассу. Освобождение стало результатом всеобщей стачки, охватившей рудники после налета бравого есаула.

Российский Совнарком за подписью Ленина принял решение о национализации предприятий и имущества Русско-Бельгийского металлургического общества.

28 декабря 1918 г.:

Харьковская городская управа выпустила объявление о том, что у городской электростанции совсем не осталось угля. В этой связи заявлялось: «С сего числа станция будет работать исключительно нефтью и сможет давать энергию лишь для Водопровода и Канализации. Небольшой остаток энергии будет употреблен на освещение больниц и общественно необходимых учреждений, поскольку технические условия это допустят. Освещение квартир, увеселительных заведений, улиц и движение трамвая временно прекращается».

Кстати, германское командование заявило, что в связи с полным отсутствием угля для эшелонов задерживается эвакуация немецких войск из Харькова.

В Харькове издана листовка местного Совета рабочих депутатов, сообщавшая о том, что Совет переходит на нелегальное положение, и призывающая «быть готовым к вооруженному отпору демократическим насильникам».

В Харьковской общественной библиотеке состоялась лекция профессора Петра Фомина (кстати, довольно тесно сотрудничавшего с властями Донецкой республики) на тему »Итоги и перспективы экономического развития России».

Петр Фомин

В Харькове от воспаления легких умер некогда один из богатейших харьковских купцов и предпринимателей Анатолий Жмудский. В 1906 году он построил типографию на Николаевской площади, издавал и даже редактировал газету «Утро». Его родная сестра – знаменитая Варвара Каринская, обладательница «Оскара» за лучшие костюмы. На смерть Жмудского некролог написал прфессор А. Маклецов: «Все, кому приходилось встречаться с Анатолием Андреевичем в редакции «Утро», помнят его необычайную мягкость, приветливость, изобличавшую подлинную гуманность этого прекрасного человека… Имя А.А. Жмудского останется в летописи харьковской жизни, как имя безупречного общественного деятеля и руководителя газеты, имеющей несомненные заслуги перед харьковским обществом».

Ночью два пьяных военнослужащих, хорошо покутив в кафе-шантане «Танго», устроили стрельбу прямо на Николаевской площади. Служащие управления местной варты, решив, что обстреливают их, геройски открыли стрельбу в ответ. Что не помешало буянам преспокойно укатить на извозчике, не будучи задержанными.

Макеевка занята Красной гвардией.

28 декабря 1919 г.:

Первая Конная армия, продолжая наступление в Донбассе, вышла на линию Луганское – Екатериновка - Степановка – Лозовка, создав угрозу позициям белых в районе Горловки и Дебальцево.

Ленин написал «Письмо к рабочим и крестьянам Украины по поводу побед над Деникиным». Прозвучало в письме и объяснение привлечения в украинским ревком коммунистов-боротьбистов: «Пока Украина не освобождена полностью от Деникина, ее правительством, до Всеукраинского съезда Советов, является Всеукраинский революционный комитет, Всеукраинский ревком. В этом Ревкоме наряду с украинскими коммунистами-большевиками работают, как члены правительства, украинские коммунисты-боротьбисты. Боротьбисты отличаются от большевиков, между прочим, тем, что отстаивают безусловную независимость Украины. Большевики из-за этого не делают предмета расхождения и разъединения, в этом не видят никакой помехи дружной пролетарской работе. Было бы единство в борьбе против ига капитала, за диктатуру пролетариата, а из-за вопроса о национальных границах, о федеративной или иной связи между государствами коммунисты расходиться не должны. Среди большевиков есть сторонники полной независимости Украины, есть сторонники более или менее тесной федеративной связи, есть сторонники полного слияния Украины с Россией. Из-за этих вопросов расхождение недопустимо. Эти вопросы будет решать Всеукраинский съезд Советов». Так начиналось заигрывание с украинскими националистами, враставшими в советскую власть. Так появились национал-коммунисты, породившие дикую украинизацию Донецко-Криворожской области.

Генерал Деникин издал директиву об оттягивании белых войск от Царицына. Директива ставила следующие задачи: «Кавказской армии отойти за линию реки Сал для прикрытия ставропольского и тихорецкого направлений; Донской и Добровольческой — стать между реками Миусом и Северным Донцом, прикрывая Ростов и Новочеркасск; войскам генерала Шиллинга при выполнении прежней задачи главное внимание указывалось обратить на прикрытие Крыма и Северной Таврии».

Одновременно к Царицыну подтянулась 50-я Таманская дивизия красных под командованием Епифана Ковтюха.

Епифан Ковтюх

Накануне официального провозглашения СССР подписан Союзный рабоче-крестьянский договор между РСФСР и УССР, оформивший военный и хозяйственный союз между советскими Россией и Украиной.

Хронология: 27 декабря

14 декабря 1905 г. (27 декабря по новому стилю):

На шестой день вооруженного восстания в Москве меньшевики приказали своим дружинам прекратить борьбу. Затем еще долго Москва восстанавливалась после нескольких дней баррикадных боев.

В Александровске (ныне Запорожье) войска заняли Южный вокзал, окончательно подавив восстание рабочих.

14 декабря 1917 г. (27 декабря по новому стилю):

В Харькове состоялось объединенное заседание Бюро областного комитета и Харьковского городского комитета РСДРП(б). Основным докладчиком по текущему моменту был будущий военный нарком Донецкой республики М. Рухимович. Он, в частности, сказал, что местному Военно-революционному комитету во главе с Артемом предстоит определить взаимоотношения с созданным накануне ЦИК Украины. Сам Артем поведал о ситуации внутри областного Совета после 3-го областного съезда, сообщив: «Большевики и теперь не имеют в Совете большинства, но раскол украинцев и с.-р. позволяет проводить голосами блока с левыми группами этих фракций резолюции, предлагаемые большевиками».

Собрание рабочих харьковского завода Русско-французского общества потребовала закрыть местную газету «Южный край». Резолюция гласила: «Мы,
рабочие и служащие завода Русско-французского общества, обсудив вопрос о газете «Южный край», постановили: считать газету явно контрреволюционного направления, а потому предлагаем Совету рабочих и солдатских депутатов принять меры к немедленному закрытию газеты, а инвентарь и бумагу передать в народное пользование».

Советское правительство Украины, находившиеся в Харькове, присвоило себе название Народный секретариат Украинской Рабоче-Крестьянской Республики. «Народным секретарем» неожиданно для себя стал и будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев. Правда, он демонстративно не принимал участие в работе украинского правительства, подготавливая провозглашение ДКР.

На заседании ВЦИК Сталин сделал доклад о ситуации вокруг конфликта с Центральной Радой. Он заявил: «Говорят, что конфликт зародился на почве вопроса о самоопределении. Но это неверно. Рада предлагает установить в России федеративный строй. Совет же Народных Комиссаров идёт дальше Рады, вплоть до права на отделение. Следовательно, разногласие между Советом Народных Комиссаров и Радой не в этом вопросе. Совершенно неправильно также утверждение Рады о централизме, как о пункте расхождения… Совет Народных Комиссаров не может отказаться от борьбы против Каледина. Контрреволюционное гнездо Каледина должно быть разрушено. Это неизбежно. Если Рада будет препятствовать нашему продвижению против Каледина, заслоняя его собой, то удары, направленные против Каледина, падут на Раду. Совет Народных Комиссаров не остановится перед решительной борьбой против Рады, ибо для него не тайна, что Рада состоит с Калединым в тайном союзе. Советом Народных Комиссаров перехвачена шифрованная телеграмма, из которой явствует, что Рада непосредственно связана с французской миссией, в целях оттягивания мира до весны, и через французскую миссию с Калединым. Союз этот направлен против мира и революции. Этот союз должен быть и будет разрушен».

Украинские большевики в Одессе объявили о создании Украинской социал-демократической партии большевиков и приняли резолюцию как бы на украинском языке. Может, я ошибаюсь, но, по-моему, из всех большевистских резолюций и документов эта была первой попыткой принять что-нибудь по-украински.

Харьковская гимназистка Мария Вишневская между рассказом о своем музицировании и любовных переживаниях заметила и некоторые события в Харькове: «В городе большой пожар. Беспорядки».

27 декабря 1918 г.:

При военном отделе советского правительства Украины создана коллегия, которую возглавил глава Донецкой республики и куда вошли его соратники по ДКР Кин и Сурик. Постановление правительства гласило: «Все дела, касающиеся организации и управления Украинской Красной Армией, находятся в ведении этой коллегии».

Атаман П. Болбочан в качестве и.о. Харьковского губернского комиссара назначил своего помощника с характерным именем – Опполон Пэвный.

Украинские власти Харьковской губернии ввели предельные цены на мясо, сало (а як же!), крупный рогатый скот и свиней.

В связи с распространением эпидемии тифа известный харьковский врач, профессор Владимир Фавр прочел в зале Харьковского медицинского общества лекцию на тему «Тифозная эпидемия в Харькове и меры борьбы с ней». Известен этот медик был в первую очередь тем, что в 1902 г. сам привил себе малярию, чтобы доказать роль малярийного комара в распространении заболевания. А умрет он спустя два года, заразившись тем самым тифом.

Харьковская газета «Новая Россия» опубликовала письмо некоего харьковца, перебравшегося в Берлин. Описав ужасы поездки на украинском поезде без стекол, света и отопления, харьковец, как бы издеваясь над своими земляками, писал: «Жизнь в Берлине несравненно дешевле, чем в Харькове; вот маленькое сравнение. Я, например, живу в одной из самых фешенебельных гостиниц, занимаю прелестную комнату с ванной, ем в лучших ресторанах, пью хорошее рейнское вино, бываю нередко в театрах, словом, живу, ни в чем себе не отказывая, и трачу в среднем 50 марок в день… Я нарочно привел вам эти житейские сведения, чтобы показать вам, как велика в Харькове спекуляция и до чего она нас уже довела».

В течение трех дней (с 25 по 27 декабря) на улицах Харькова было найдено 15 трупов с огнестрельными ранениями.

8 вооруженнных грабителей в 18.00 совершили налет на харьковскую частную типографию Бенгиса. У владельца типографии было отобрано 15 тыс. рублей и драгоценностей на 86 тыс. рублей. Грабители назвали себя «анархистами-коммунистами».

Около 50 вооруженных людей (они назвались большевиками) совершили налет на Стрелецкий женский монастырь. Монахини разбежались. На помощь монастырю никто не пришел.

Махновцы захватили Екатеринослав.

Петлюровцы на Подоле в Киеве совершили налет на собрание большевиков. Ночью часть из арестованных была расстреляна. Возле Царского сада некоторые арестованнные большевики были заколоты штыками. На одном из раненых насчиитали шесть колотых ран.

27 декабря 1919 г.:

11-я кавалерийская дивизия Первой Конной армии в 10.00 заняла Бахмут. К вечеру того же дня 6-я дивизия отбросила белых к югу, сосредоточившись в районе Хорошего и создав угрозу деникинцам, сосредоточенным недалеко от Попасной.

Командующий 13-й советской армией Геккер издал приказ № 152 о наступлении на Донбассе: «Вверенной мне армии продолжать наступление для овладения Донецким бассейном и для выхода на берег Азовского моря на участке Бердянск – Натальевской».

В тот же день Буденный отдал приказ своим броневым частям «сделать налет на железнодорожные станции Никитовка, Горловка, где прорвать входные и выходные железные дороги». Сам Буденный в это время находился на бронепоезде «Красный кавалерист» на ст. Кременное.

Генерал Деникин в Таганроге представил Особому совещанию свою политическую программу, первые пункты которой гласили: «1. Единая,
Великая, Неделимая Россия. Защита веры. Установление порядка. Восстановление производительных сил страны и народного хозяйства. Поднятие производительности труда. 2. Борьба с большевизмом до конца. 3. Военная диктатура. Всякое давление политических партий отметать, всякое противодействие власти — и справа, и слева — карать. Вопрос о форме правления — дело будущего. Русский народ создаст Верховную власть без давления и без навязывания». Правда, Таганрог в это время уже эвакуировался.

Хронология: 26 декабря

13 декабря 1905 г. (26 декабря по новому стилю):

Начальник Харьковского охранного отделения ротмистр Аплечеев выслал любопытную депешу губернатору: «Сейчас в сборной паровозостроительного завода собралось около 300 человек рабочих, с ними человек 60 вооруженной милиции, производится суд над пятью неизвестными лицами, задержанными и доставленными рабочими на завод, за принадлежность к черной сотне. Предполагается осуждение их на смерть. Суд идет под председательством рабочего Алексея Корытина (Алексей Григорьевич Корытин – эсер, умер в ссылке – авт.) и нелегального «Артема»". То есть в Харькове только что завершились баррикадные бои, идут повальные аресты, охранка сбилась с ног в поисках Артема, а он собрал «суд» в мастерских ХПЗ. Трудно сказать, кого схватили дружинники и почему их судили (в те дни рабочие пытались вычислить предавших их планы по восстанию), но нигде в судебных и полицейских хрониках затем известий о казнях, устроенных революционерами на ХПЗ, не поступало. Не звучало таких обвинений затем и в адрес Артема. То ли «суд» завершился ничем, то ли охранка угрозой возможных революционных казней решила побудить губернатора к более активным действиям против Артема со товарищи. И на него началась буквально облава.

Самое интересное, что в тот же день Артем как ни в чем не бывало вместе с делегацией сотрудников Сабуровой дачи, где он числился разнорабочим, открыто посетил заседание Земской управы! Сотрудники выдвинули требование увольнения руководителя психиатрической больницы, а Артем вновь выступил с пламенной революционной речью на глазах у очумевших земских властей. И вновь ушел от ареста!

В Ясиноватой железнодорожники разоружили местную полицию и карательный отряд, взяв полный контроль над станцией. Отряд драгун был выбит также рабочими со станции Авдеевка.

В Москве продолжался 5-й день уличных боев между рабочими и царскими войсками. Меньшевики и исполком Московского Совета призвали восставших прекратить вооруженную борьбу.

В ходе вооруженных боев полиция отбила у восставших рабочих вокзал Александровска.

13 декабря 1917 г. (26 декабря по новому стилю):

Донецко-Криврожский областной комитет РСДРП(б) под руководством будущего наркома ДКР Б. Магидова обсудил вопрос о редакционной работе в газете «Донецкий пролетарий». Было постановлено: «Тт. Межлауку и Тинякову поручено организовать и использовать наличные агитаторские силы… В ответственную перед областным комитетом коллегию редакторов газеты входят тт. Васильченко, Жаков и Сурик. Техническая и финансовая часть остается у т. Семена, а секретарские функции в комитете выполняет т. Жаков».

Одновременно заседавшая в Харькове Цикука (ЦИК советской Украины) постановила начать издание своего печатного органа – «Вестник Украинской Народной Республики». Да-да, советская Украина тоже решила называть себя УНР! А газету решено было издавать на двух языках – русском и украинском. Редактором вестника стал Давид Эрде (Райхштейн), который вступил в конфликт с Донецко-Криворожским комитетом и переметнулся на сторону Цикуки.

 Отряд красногвардейцев, составленный в Харькове из рабочих ВЭК и 30-го запасного полка, под командованием будущего заместителя военного наркома ДКР Николая Руднева занял Лозовую. Вскоре Руднев со товарищи были торжественно встречены ликующей толпой в Харькове.

В это же время есаул Василий Чернецов вернулся в Новочеркасск после карательной «прогулки» по рудникам Донбасса. На Дону он был не менее торжественно встречен донцами. 26 декабря он выступил в Новочеркасске перед Большим Кругом, депутатом которого он был.

На станции Тарская солдатами, возвращавшимися с фронта, был растерзан известный общественный деятель, атаман Терского казачьего круга, депутат Государственной Думы двух созывов Михаил Караулов.

Михаил Караулов среди членов Временного правительства

Советское правительство открыто встало на путь экспорта большевистской революции. За подписями Ленина и Троцкого постановление следующего содержания: «Принимая во внимание, что Советская власть стоит на почве
принципов международной солидарности пролетариата и братства трудящихся всех стран; что борьба против войны и империализма может только в международном масштабе привести к полной победе, – Совет Народных Комиссаров считает необходимым прийти всеми возможными средствами на помощь левому интернационалистскому крылу рабочего движения всех стран совершенно независимо от того, находятся ли эти страны с Россией в войне или в союзе, или же сохраняют нейтральное положение. В этих целях Совет Народных Комиссаров постановляет: ассигновать на нужды революционного интернационального движения в распоряжение заграничных представителей Комиссариата по иностранным делам 2 миллиона рублей».

26 декабря 1918 г.:

В Харькове появилась масса листовок Совета рабочих депутатов с призывом к украинским солдатам в «решающий день борьбы» за власть в городе перейти на сторону Советов.

А Совет германских солдатских депутатов в Харькове расположился в доме А. Иозефовича на Сумской, 61.

Завершилась забастовка рабочих Харьковского паровозостроительного завода. Владельцы предприятия согласились на требования рабочих увеличить выплаты им на 60%.

Городские власти Харькова объявили: «Положение на городской электрической станции опять осложнилось и близко к катастрофическому. Объясняется это почти полным отсутствием твердого топлива. Запасы доброкачественного угля израсходованы полностью».

Городская управа Харькова почти одновременно объявила о том, что света в городе не будет из-за отсутствия угля, и о том, что горожанам следует организовываться в отряды самообороны для борьбы с преступностью. Газета «Новая Россия» отреагировала на это фельетоном «Не то» А. Смолянова, красочно описавшего ситуацию в Харькове: «Самоохрана для обывателя не новость. Пить чай, играть в карты и дрожать по очереди у подъезда от 18 до 43 лет – повинность не трудная. Но какая от нее польза? Городская дума ни слова не говорит об оружии. И это понятно: самоохранникам оружия все равно не дадут. Значит: без света, без оружия. Единственное средство это выучиться кричать хором «Караул!»… Если даже самоохрана и принесет какую-нибудь пользу, то эту пользу сторицею убьет отсутствие света. Исторически и глубоко верные слова: один горящий фонарь лучше защищает улицу, чем двадцать вооруженных людей»… Тем более, что давно уже стало ходячей поговоркой: уголь у всех есть, только у электрической станции нету»".

В этот день свет фактически отсутствовал. Газета «Новая Россия» назвала свою заметку «Город во тьме» (и кстати, вышла в два раза тоньше из-за того, что не успела напечатать газету до наступления этой самой тьмы).

Усилиями иностранных консульств началась эвакуация зарубежных граждан из Харькова. 26 декабря в направлении Ростова под усиленной охраной выехал поезд с гражданами Франции, Англии, Голландии и Швейцарии.

Харьковские губернские власти получили 10 вагонов лаптей для нужд военнопленных со станции Мерефа.

В Еврейском доме Харькова (Куликовская, 12) состоялось заседание Совета по вопросу о помощи евреям, пострадавшим от погромов в Галиции.

В Купянске левые эсеры подняли мятеж, ликвидировав большевистские органы власти и создав собственный ревком во главе с красным командиром Юрием Саблиным. Поразительно, всего через несколько недель тот же Саблин будет преспокойно выступать вместе с большевиками на съездах и собраниях в красном Харькове. Веселое было время! Непредсказуемое…

Советскую 10-ю армию возглавил А. Егоров.

Донская и Добровольческая армия объединены под общим командованием генерала А. Деникина.

Деникинские части заняли станции Хацапетовка и Авдеевка.

Неизвестные бросили бомбу в Педагогический музей Киева, где содержались под стражей сотни русских офицеров. В результате мощного взрыва обвалился купол, погибли и пострадали десятки пленных. Согласно одной из версий, при взрыве погиб и генерал Зураб Натиев. Исполнителей теракта петлюровские власти не нашли (да похоже, сильно и не искали). Вместо расследования трагедии они, наоборот, усилили репрессии против пострадавших, продолжив расстрелы и аресты русских офицеров в Киеве.

Вот как описал этот взрыв очевидец: «Было часов 11 ночи. Большие комнаты застланы людьми. Все укладываются спать на свои шинели, многие заняты обычным делом: сидят полуголые, рассматривают рубахи, кальсоны – бьют вшей. Многие заснули. Я, сжатый с обеих сторон другими, задремал. Но вдруг вскочил от невероятного треска, взрыва. Показалось, что падают стены, рушится здание… Вылетали, дребезжа, окна. И тут же раздался дикий крик сотен голосов. Люди вскочили с мест, бросились, побежали к дверям по лежащим. Страшный крик не прекращается. «Из пушек по нас стреляют!» – кричит кто-то. «Господа, спокойно! Это взрыв!» – доносятся голоса среди общего шума… Бежать, конечно, некуда. Но все ждут второго удара – и метнулись, сами не зная куда. В отворенные двери нашей комнаты стали входить окровавленные раненые. Забегали сестры. В соседнем круглом зале громадный купол из толстого стекла рухнул вниз – на лежащих. Стекла падали с такой силой, что пробивали насквозь стулья. Здесь – стоны, крики, паника отчаянная. Раненые с окровавленными лицами, руками, одеждой толпятся, выбегая из комнаты. Есть тяжелораненые».

Директория УНР назначило правительство во главе с Владимиром Чеховским и провозгласила Декларацию о своих намерениях, по содержанию – вполне социалистическую.

Декларация Директории УНР

Полк им. С. Петлюры устроил очередной еврейский погром – в г. Сарны.

В. Ленин встретился с писателем А. Куприным, который оставил поразительный очерк об этой встрече: ««В сущности, — подумал я, — этот человек, такой простой, вежливый и здоровый, гораздо страшнее Нерона, Тиберия, Иоанна Грозного. Те, при всем своем душевном уродстве, были все-таки людьми, доступными капризам дня и колебаниям характера. Этот же — нечто вроде камня, вроде утеса, который оторвался от горного кряжа и стремительно катится вниз, уничтожая все на своем пути. И при том — подумайте! — камень, в силу какого-то волшебства — мыслящий! Нет у него ни чувства, ни желаний, ни инстинктов. Одна острая, сухая, непобедимая мысль: падая — уничтожаю».

26 декабря 1919 г.:

Ленин направил в Харьков телеграмму в адрес губревкома: «Положение транспорта настолько тяжело здесь, что нужны героические усилия как для доставки угля сюда, так и еще более для усиленного ремонта паровозов. Двиньте на это лучшие силы, проверяйте лично, введите премирование хлебом за каждый исправленный паровоз, восстанавливайте лучшие мастерские, вводите две и три смены».

После ожесточенного боя с отрядами Первой Конной армии на берегах Северского Донца, длившегося весь день (см. http://kornilov.name/hronologiya-25-dekabrya), утром 26 декабря деникинцы отступили. В районе Брянцевка-Ореховка, наткнувшись на пулеметные засады красных , они рассеялись на юг и запад. Правда, и Первая Конная из-за начавшегося сильного дождя не смогла развить наступление, заняв лишь Попасную, возле которой шел бой накануне.

Донесение штаба 13-й советской армии, проводившей перегруппировку в районе Изюма, гласило: «По показаниям пленных, эшелоны противника отходят на юг на ст. Ясиноватая; по их же показаниям, противник предполагает оказать сопротивление нашему наступлению в районе Никитовки, около 20 верст южнее Бахмута».

В красных войсках Южного фронта введена хлебная должность начальника тыла.

Совет Народных Комиссаров принял декрет «О ликвидации неграмотности среди населения РСФСР». Что бы там ни говорили о большевиках, но неграмотность они все-таки ликвидировали, чего в течение длительных аналогичных кампаний не смогло сделать ни одно царское правительство. При этом хочу обратить особое внимание: пик кампании по ликвидации неграмотности в Донецко-Криворожской области пришелся на сталинскую украинизацию. Соответственно, многих жителей сел Донбасса (включая русскоязычных) учили грамоте на спешно создававшемся тогда украинском языке Скрыпника.

 

Хронология: 25 декабря

13 декабря 1884 г. (25 декабря по новому стилю):

В Санкт-Петербурге в семье ремесленника родился Борис Иосифович Магидов. Ему суждено было стать единственным наркомом Донецкой республики первого состава, умершим своей смертью. С 11 лет – ученик ювелира в Петербурге, в ранней юности вступил в профсоюз золотопромышленников и связал свою жизнь с профсоюзным движением. В 1905 г. примкнул к меньшевикам. В 1917 г. стал большевиком и был послан из Петербурга в Харьков для организации там профсоюзного движения. Был направлен Артемом по шахтам и заводам Донбасса для организации большевистских ячеек. Занял видное место в профсоюзном движении, организовал лекторскую школу партийного актива Донецко-Криврожской области. В 1918 г. стал наркомом труда ДКР. Вместе с Артемом и Ворошиловым участвовал в походе войск ДКР на Царицын, там отвечал за пропаганду в советских войсках. В 1919 г. вместе с Артемом пытался воссоздать Донецкую республику. С 1930 г. – в Москве на профсоюзной работе. Усыновил несколько детей испнских революционеров. В 1939 г. был арестован, но благодаря заступничеству старых большевиков освобожден в 1941 г. Затем пребывал на скромных должностях в профсоюзных архивах, старался не высовываться вплоть до хрущевской оттепели. Затем уже занял видное место в когорте партийных пенсионеров, принял активное участие в кампании реабилитации своих старых партийных товарищей. Умер в 1972 г.

Борис Магидов

12 декабря 1905 г. (25 декабря по новому стилю):

В Харькове состоялись вооруженные стычки рабочих, руководимых будущим лидером Донецкой республики Артемом-Сергеевым, и царскимии войсками. Артем проводил с утра митинг на паровозостроительном заводе, когда узнал, что военные части, на которые он рассчитывал, разоружены, а заводы окружаются казаками и полицией. В этой связи Артем лично возглавил колонну ХПЗ, двинувшуюся на Конную площадь.

Одна из участниц тех событий Мария Постоловская-Дроботова вспоминала: «Наступило утро. Пришло известие, что революционные войсковые части не вышли, так как были разоружены и заперты в казармах. План восстания, вследствие провокации, сделался известен начальству, которое и приняло свои меры, вызвав новые войска из других городов для подавления восстания. Рабочие паровозостроительного завода, шедшие на соединение с революционными войсками, были рассеяны выстрелами, а опорный пункт восстания, завод Гельферих-Саде, вместе с засевшими в нем дружинами, подвергся бомбардировке, причем часть дружин, оставшаяся в нем, была арестована».

Один из участников столкновений, рабочий ХПЗ Федор Юнюков так вспоминал этот день: «12 декабря мы всем заводом вышли на Конную площадь. И как раз около хлебной галереи у нас был бой. В этом бою участвовал и я. Я с револьвером стоял около хлебной галереи и вместе со мною тов. Борянкин. Около нас очутился торговец чаем, он нес в руке стаканы и когда он проходил мимо нас, пуля попала ему в рот и убила его наповал. Мы немедленно позвали извозчика, забрали убитого и повезли в бывшую Николаевскую больницу. Когда мы туда приехали, то там уже оказалось много убитых и раненых, человек 50 не меньше. Когда мы вернулись обратно на Конную площадь, то заметили, что восстание уже подавлено и на площади никого нет».

Одним из активных участников событий 12 декабря в Харькове был член артемовской группы «Вперед» Борис Авилов, который, по данным полиции, лично застрелил в этот день казака на Конной площади. В общей сложности во время столкновений в районе площади погибло 17 человек, более 100 были ранены.

Борис Авилов

В тот же день неподалеку продолжалось революционное выступление железнодорожников в Люботине. Восставшие захватили станцию Рыжов.

А в Киеве в этот день забастовали практически все предприятия, а в рабочих кварталах Шулявки было провозглашено создание Шулявской рабочей республики.

Памятник Шулявской республике в Киеве

12 декабря 1911 г. (25 декабря по новому стилю):

Примерно в этот день (где-то в районе Рождества по западному календарю) в австралийском Брисбене состоялось собрание Союза русских эмигрантов, или Русского клуба. Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев в который раз подтвердил свою невероятную харизматичность. Организация эмигрантов, приходившая в упадок, собиралась самораспускаться. Однако одного выступления молодого молотобойца Артема было достаточно, чтобы его сразу избрали лидером организации, в которую он моментально вдохнул новую жизнь, организовав даже выход первой русской газеты Австралии.

Революционер, путешественник, авантюрист Владиимир Наседкин, вспоминая это событие, писал об Артеме: «Я удивлялся, как он мог справляться со всеми делами и улаживать все конфликты не только среди русских, но и иностранных рабочих. Он интересовался положительно всем. Музеи, картины и галереи, австралийская флора и фауна – все это занимало его. Работая в лесах и полях, мы знакомились с бесконечными разновидностями сумчатых, а иногда на деревьях замечали маленького австралийского медвежонка – коло (так в тексте – авт!

12 декабря 1917 г. (25 декабря по новому стилю):

Будущий нарком управления Донецкой республики С. Васильченко провел 4-5-тысячный митинг рабочих Харьковского паровозостроительного завода. На митинге Васильченко как очевидец рассказал о «калединских разгромах пролетариата в Ростове и Нахичевани».

Сталин написал статью «Ответ товарищам украинцам в тылу и на фронте», на следующий день опубликованную в «Правде». Наркомнац писал: «Прежде всего нужно отметить некоторое смешение понятий у товарищей украинцев. Они изображают иногда конфликт с Радой, как конфликт между украинским и русским народами. Но это неверно. Между украинским и русским народами нет и не может быть конфликта. Украинский и русский народы, как и остальные народы России, состоят из рабочих и крестьян, из солдат и матросов… Конфликт возник не между народами России и Украины, а между Советом Народных Комиссаров и Генеральным секретариатом Рады… Нам достоверно известно, что Генеральный секретариат стягивает войска против Одессы и Харькова в целях разоружения советских войск. Нам достоверно известно, что в целом ряде других менее значительных городов советские войска уже разоружены и “отпущены домой”. Таким образом, Генеральный секретариат Рады поставил себе целью осуществить программу Корнилова и Каледина, Алексеева и Родзянко о разоружении Советов. Но Советы – оплот и надежда революции. Кто разоружает
Советы, тот разоружает революцию, тот губит дело мира и свободы, тот предает дело рабочих и крестьян».

25 декабря 1918 г.:

Реввоенсовет украинской советской армии направил в Москву телеграмму, жалуясь, что он посталвен «в исключительно неблагоприятное положениее». Среди жалоб были следующие: «Район действий Реввоенсовета Украинской Советской армии не определен, разграничительных линий как с Южным, так и с Западным фронтом не установлено… Никаких директив Совет так называемой Украинской армии от главкома не имеет… Реввоенсовет «украинской армии» совершенно не посвящен в общие планы главкома относительно Украины – на запрос об обещанной главкомом для Харьковского направления Курской бригаде, последовал ответ от 24 декабря, что «эта бригада имеет особое назначение в связи с общим наступлением». Касается ли указанное выступление Харьковского направления или нет – остается тайной». Дело в том, что еще по состоянию на конец декабря 1918 г. никто в советском правительстве не мог сказать, входит Харьков в состав Украины или все-таки нет.

Из-за необычайно сильных снежных заносов Харьков оказался совершенно отрезанным от внешнего мира – прервалось и телеграфное, и поездное сообщение. Сводка местной железной дороги за 25 декабря напоминала сводку с фронта: «Вследствие состояния погоды Харьков почти отрезан от всех даже ближайших распределительных станций – нет телеграфного действия с Лозовой, далее Люботина, Казачьей Лопани и Граково».

В Харьков прибыл хорошо знакомый харьковцам еще по весенним событиям атаман П. Болбочан. На этот раз петлюровский атаман.

В Харькове, контролировавшемся на треть немцами, на треть петлюровцами, на треть местным Советом, всерьез обсуждали слухи о возможности ориентации петлюровской Директории… на большевиков. Газета «Новая Россия» в заметке «На распутьи». Белогвардейская газета рассуждала об извечном выборе вектора украинской внешней политики: «Украина сейчас – на распутьи… Куда идти? К какой стороне обратиться за поддержкой? Политика Директории в этом отношении не вполне еще оформилась. Но те отрывочные сведения, которые имеются в нашем распоряжении, к сожалению, заставляют нас думать, что Республиканская власть склонна скорее к ориентации на Советскую Россию. В этом отношении весьма показательны сообщения о предполагаемом соглашении между Украиной и Великороссий на почве «взимного благоприятствования»". Сами большевики, уже фактически развернувшие наступательную операцию на Харьков, похоже, о такой опции не догадывались.

Безвластие, воцарившееся в Харькове, порождало поразительные картины. В то время, как городская электростанция объявила о скором отключении света в связи с нехваткой угля, на угольных складах железной дороги царил полный беспредел. «Новая Россия» так описывала картину: «На глазах получателей угля производится беззастенчивое разграбление складов. Грабят молодые парни, подростки и даже дети. Охраны складов не существует. Одному из получателей вчера пришлось выстрелом из револьвера разогнать толпу хищников».

Глава санитарной службы Харькова В. Фавр сделал доклад о санитарном состоянии города. Отчет о его выступлении гласил: «Положение в некоторых отношениях ужасное, или, как говорит проф. Фавр, кошмарное, подобного которому он не видал за время заведования санитарией гор. Харькова». По данным Фавра, на 23 декабря в Николаевской больнице находилось 48 больных брюшным тифом, 144 – сыпным, 28 – возвратным, 103 – неопределенными видами тифа.

Начальник Харьковской пожарной команды Федотов обратился к властям с мольбой как можно быстрее решить вопрос с закупкой овса для команды, так как лошади окончательно истощали и не могли нести нелегкую службу.

Харьковцы, испытывавшие тяжелую зиму и нехватку элементарных товаров, получили возможность купить себе обувь. Правда, только бракованную. И довольно задорого. Мужские ботинки с дефектами стоили 140-160 рублей, дамские – 100-160 рублей, детские – 25-85 руб. Распродажа бракованной обуви с 25 декабря производилась в Горяиновском переулке.

Поразительная лекция состоялась в зале Харьковской общественной библиотеки  доктор Л. Кисличенко и некий литератор А. Станкевич выступили с докладом «Половая чума. Венерические болезни и их влияние на психику интеллигента. Отражение их в беллетристике». Лекция сопровождалась демонстрацией Музея венерических болезней.

В Харькове совершено одно из самых дерзких ограблений. Дюжина вооруженных налетчиков примерно в 20.00 напала на контору Потребительского общества Юга России (Поюр) на ул. Рыбная, 15. Примерно 40 служащих конторы были загнаны в одну комнату и заперты там. Грабители взломали кассу и унесли около 90 тыс. рублей.

На углу Ботанической ул. и Ботанического переулка в Харькове (т.е. недалеко от места, где в 1917 г. жил Артем-Сергеев) бандитами застрелен в висок и раздет догола беженец из Купянска Найман.

Большевики захватили власть в Краматорске, выбив оттуда отряд донских казаков.

Состоялось вооруженное столкновение между немцами и махновцами у Павлограда.

В районе Владимирской горки в Киеве петлюровцами расстреляна группа арестованніх большевиков. Киевский обком Компартии так описывал расстрел: «На Владимирской горке, возле Михайловского спуска, конвойные замедлили шаг и начали расстреливать шедших впереди арестованных. На месте расстрелаеще утром имелись следы крови — валялись портянки и винтовочные гильзы». Один из большевиков А. Юрковский, раненый в ногу, живот и шею, нашел в себе силы добраться до знакомых и поведал эту историю о расстреле.

25 декабря 1919 г.:

Рабочие организации Харькова обратились к пролетариям Англии, Франции и Италии немедленно сбросить свои империалистические правительства. В обращении говорилось: «Товарищи рабочие упомянутых стран Антанты! Лучшим способом воздействия на империалистические правительства является, как мы убедились на опыте, свержение этих правительств и установление пролетарской власти». Как видим, призыв Харькова был поддержан далеко не всеми пролетариями Европы…

В районе Северского Донца с утра завязалась значительная, ожесточенная битва между красными и белыми, длившаяся целый день. В журнале «Красная Конница» Иван Тюленев так описал этот бой: «С утра части 11-й кд и 9-й сд в самом начале своего наступления подверглись атаке белых из района Федоровка, Ямы. Как 11-я кд, так и 9-й сд к вечеру ввели в бой все свои силы и остались без резервов. Белые напрягали все усилия, чтобы сбросить их в реку Северский Донец. Угроза левому флангу армии продолжала нависать до позднего вечера. 4-й кд, находясь в армейском резерве и выполняя свою задачу, двигалась в районе, указанном ей приказом. Достигнув передовыми своими частями Яблонской, Любимовки, она натолкнулась на заставы белых. В это же время главные силы дивизии, находясь на линии железной дороги Ямы – Нырково, услышали сильный бой в северо-западном направлении. Это шел бой на фронте 11-й кд и 9-й сд. Уже поздно, и 4-й кд не сворачивает на выстрелы, а двигается вперед, захватывает в Яблонской заставы, а дальнейшим движением на юго-запад в район Брянцевка, Ореховка создает угрозу белым с тыла».

Операция Первой Конной армии в Донбассе

25 декабря 1922 г.:

Чувствуя приближение смерти, в течение нескольких дней Ленин диктует свое Письмо к съезду, в котором пытается определить круг своих возможных преемников и дать им свою характеристику. Ленин заранее понимал опасность раскола в партии в ходе борьбы между Сталиным и Троцким, записав: «Эти два качества двух выдающихся вождей современного ЦК способны ненароком
привести к расколу, и если наша партия не примет мер к тому, чтобы этому
помешать, то раскол может наступить неожиданно».

25 декабря 1991 г.:

Моя родина СССР официально прекратила существование. В 19.00 Михаил Горбачев выступил в эфире с заявлением об отставке, а уже в 19.38 с флагштока Кремля спущен флаг Советского Союза. «Однажды была такая страна…»

25 декабря 1991 г.

В тот же день независимость Украины признан Вашингтоном.

Хронология: 24 декабря

12 декабря 1886 г. (24 декабря по новому стилю):

В слободе Макаров Яр (ныне – Луганская область) в семье сельского гончара родился Александр Яковлевич Пархоменко, ставший затем видным советским военачальником, одним из создателей вооруженных сил Донецко-Криворожской республики в Лугансе и участником перехода войск ДКР из Луганска в Царицын.

Дом, в котором родился Александр Пархоменко

11 декабря 1905 г. (24 декабря по новому стилю):

Федеративный Совет Харьковских комитетов РСДРП с участием Ф. Артема-Сергеева выпустил обращение «Ко всем гражданам», котрый гласил: «Революция пришла. Великая, могучая. С треском и шумом рушится старое, мерзкое… Граждане! Настал час последней битвы. Теперь преступна пассивность, преступен индифферентизм… С царем или с народом, так ставит история вопрос. Выбирайте же. Выбирайте сейчас же, немедля. И если у вас хватит честности и мужества стать на сторону народа, спешите, чем можете, помочь ему. Еще раз: спешите, ибо битва в разгаре. И чем энергичнее, чем самоотверженнее будет ваше участие, тем скорее победит народ, тем легче будет пролетариату разрешить ближайшую задачу: создать свободную Россию».

Данная листовка была расклеена по центру Харькова вечером 11 декабря. В тот же вечер она была разбросана по окончанию спектакля по пьесе Евгения Чирикова «Евреи» в городском театре. Данная пьеса была написана на тему еврейских погромов 1903 года и какое-то время была запрещена к постановке в российских театрах, поэтому многие опасались эксцессов во время харьковской премьеры со стороны черносотенцев. Для предотвращения их в театр стянулись рабочие дружинники, которые и распространили листовку Артема. По окончании спектакля многие из них направились не по домам, а по предприятиям, на которых на следующий день было назначено вооруженное выступление.

В попытках предотвратить демонстрации полиция в ночь на 12 декабря провела серию арестов подпольщиков в Харькове.

В Москве в это время продолжались уличные бои. Царские войска при поддержке артиллерии усроили штурм баррикад на Сухаревской площади, в Каретном ряду, на Страстной площади, Неглинном проезде, у Николаевского вокзала. Газета «Известия Московского Совета рабочих депутатов» опубликовала специальную инструкцию боевой организации при МК РСДРП «Советы восставшим рабочим» с описанием тактики борьбы против солдат, казаков, полиции.

11 декабря 1917 г. (24 декабря по новому стилю):

На объединенном заседании Советов Юго-Западной и Донецко-Криворожской областей в Харькове (том, что позже назвали 1-м Всеукраинским съездом Советов) выступил будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев, который резко раскритиковал Центральную Раду. В протоколе съезда значилось: «Переходя к украинскому вопросу, т. Артем указывает, что борьба на Украине разгорелась не из-за якобы непризнаваемого или нарушаемого нами принципа права нации на самоопределение. За спиной буржуазной Ц. Рады стоит всероссийская и всемирная буржуазия, которая ясно понимает, что теперь дело идет о международной борьбе. Произведя оценку текущего момента, т. Артем указывает, что мы переживаем наиболее острый момент классовой борьбы, вызванной борьбой против войны и избегнуть гражданской войны в борьбе с империалистической войной, как следствием империализма, не удастся».

Картина Савенко "Первый Всеукраинский съезд Советов"

По предложению Аретма съезд принял резолюцию по текущему политическому моменту, провозгласив: «В этой гражданской войне контрреволюция борется и разрушением аппарата государственной власти путем саботажа верхушки наемников, а главным образом путем обмана масс… В масштабе международного движения русская рабоче-крестьянская революция оказалась единственным органом, способным приостановить 40-месячную империалистическую бойню, на русской же революции лежит обязанность привести народы к всеобщему демократическому миру».

Пленум Харьковского Совета по предложению будущего наркома ДКР М. Жакова принял решение о роспуске «реакционной» городской Думы, что было принято на «ура» даже противниками большевиков – Думу к тому времени все равно уже никто не праздновал. В следующий раз данный орган городской власти собрался за день до прихода в город немцев весной 1918 г. А осенью 1919 г. при деникинцах харьковцы даже умудрились переизбрать городскую Думу, которая, правда, успела собраться всего лишь однажды и вновь канула в небытие.

Ленин по прямому проводу с Крыленко потребовал принять «все меры, вплоть до наиболее революционных, для наиэнергичнейшего движения войск и при том в большом количестве» в район Харьква для борьбы против Каледина. Харьков стал сосредоточением советских войск, двигавшихся на Дон.

В тот же день (примерно в 16.00) Антонов-Овсеенко прибыл в Харьков, попытавшись сразу взять под свой полный контроль в городе и вступив в конфликт с Артемом и местными большевиками. Вот как Антонов вспоминал свое прибытие в Харьков: «На вокзале – полный хаос. Бесчисленное число составов, между которыми затеряны эшелоны Сиверса и Ховрина. Связь этих эшелонов с городом крайне слаба. Отряд Ховрина – так называемый 1-й Петроградский сводный отряд, почти совершенно разложился на почве реквизиций, обысков и арестов… Во главе большевистской организации – член ЦК Артем (Сергеев). Сидит на проводах, разговаривая с «центром». Помаленьку соглашается с буржуазией. «Областной комитет» – с ростовскими товарищами, Васильченко и его неизменным спутниковым Жаковым – с большой претензией на руководство всем». К чести Артема, надо заметить, что Антонов был изначально поставлен в жетские условия ограничений по обыскам, арестам и реквизициям. С чем он не сталкивался затем ни в Ростове, ни в Киеве. Артем со товарищи лично ходили освобождать харьковцев, которых Антонов-Овсеенко и его отряды пытались арестовывать.

Советское командование поставило задачу Горловско-Макеевского района через Константиновку и Дружковку войти в связь со Славянском, куда по приказу Антонова планировалось отправить через Лозовую эшелон с оружием (8 тыс. винтовок, 9 пулеметов, 300 тыс. патронов).

Ленин ответил на вопросы делегации рабочих Александро-Грушевского района. На вопрос «Оставлять ли сейчас рудники и уезжать в центральную Россию?» Ленин ответил: «Не уезжать и продолжать работать, пока возможно будет держаться. Резолюция по этому вопросу Совета Народных Комиссаров: предложить рабочим Александро-Грушевского района войти в связь с Харьковом для вооружения Красной гвардии. Просить товарищей держаться, сколько хватит сил, до последней крайности, и не бросать работы». При этом на просьбу субсидировать шахты района Ленин выразил надежду на скорый приезд Артема-Сергеева и выяснение с ним вопроса о судьбе «Монотопа».

В Сочи во время разбойного нападения на дачу бывшего всесильного председателя Совета министров Российской империи Ивана Горемыкина убиты он, его жена, дочери и зять.

Иван Горемыкин

24 декабря 1918 г.:

В. Антонов-Овсеенко подготовил подробный доклад о дислокации советских войск, готовых для наступления на Харьков. Согласно этому докладу, под командованием Антонова было 14086 штыков, 1350 сабель, 139 пулеметов, 20 орудий.

Немецкий гарнизон Харькова, уже фактически собравший чемоданы для отъезда (по договоренности с большевиками, последний немец должен был покинуть город к 1 января 1919 г.), устроил напоследок празднование своего Рождества. Для остатков немецкой армии был организован парадный обед. Правда, праздничный паек оккупанта выглядел довольно скромным – 1,5 бутылки пива на человека, сигары, папиросы и сладкий хлеб.

Пока немцы праздновали свое Рождество, в ночь на 24 декабря Харьков потрясла серия кошмарных убийств. Группа хорошо вооруженных лиц в военной форме планомерно арестовывала и расстреливала отобранных ею жертв. В общей сложности к утру было обнаружено 12 трупов, расстрелянных этими людьми. Сколько же всего они застрелили за эту ночь, сказать сложно.

Городская Дума Харькова почтила память убитой накануне учительницы, историка Александры Ефименко. А главным вопросом властного органа города, разрываемого собственными коммунальными проблемами, стало обсуждение вопросов о еврейских погромах во Львове. Представители польской диаспоры Харькова выразили протест против огульного обвинения поляков. Гласный же городской Думы Зисман заявил, что «считает виновными в погроме широкие слои польского народа, так как они не сумели предупредить погрома». В итоге была принята резолюция, осудившая погромы.

Из-за жутких снегопадов остановилось движение харьковского трамвая. Городские власти заявили, что очистка путей от снега займет два дня.

Петлюровцами уволен управляющий Северо-Донецкой железной дорогой, талантливый инженер Павел Таллако.

Павел Таллако

Из Харькова в Киев выехала делегация Совета съездов горнопромышленников Юга России для переговоров с новыми украинскими властями (петлюровской Директорией) по поводу порядка провоза угля между Донской областью и УНР. Даже не знаю, успели ли они вернуться в Харьков до смены власти там.

Петлюровскими властями Харькова закрыта газета местного Совета «Известия», ее редакция захвачена, типография «Печатник», где эта газета печаталась, опечатана (уж простите за такую тавтологию).

В тот же день было объявлено, что петлюровцами на неделю закрыта харьковская газета «Русская жизнь». Хотя к забастовке она не призывала и стояла на позициях, противоположных забастовщикам. На пару дней петлюровцами был арестован профессор филологии Александр Погодин, редактировавший эту газету. У него была взята подписка о том, что «в редактируемой им газете «Русская жизнь» не бдуут появляться заметки, подрывающие авторитет украинской власти».

Зато в том же Харькове вышел первый номер журнала «Открытое слово», который его издатели обещали выпускать раз в месяц. Честно говоря, мне ничего неизвестно о том, вышел ли второй номер. Зато авторы журнала громогласно поставили себе в заслугу, что в первом номере они впервые в России опубликовали неизданный очерк Льва Толстого «Номер газеты». Довольно странно, учитывая тот факт, что первая публикация статьи Толстого состоялась в 1911 г. в собрании его сочинений.

Официозный орган петлюровской власти в Харькове газета «Республіканські Вісті» наехала на либеральную газету «Южный край», несмотря на то, что последняя проявляла чрезмерную лояльность к любой власти в регионе, включая петлюровскую. Официоз написал: «Как поступили республиканские войска с киевскими враждебными нами органами печати, так должны поступить республиканские войска и в Харькове» (имеется в виду закрытие петлюровцами фактически всей оппозиционной прессы в Киеве). На это отреагировала харьковская газета «Новая Россия», поддерживавшая Добровольческую армию: «Судьба киевской русской печати нам известна. Позволительно спросить: если сврехлояльная позиция «Южного края», доходящая до предъявления требования к инакомыслящим отказаться даже от невинного будирования против новой власти, если эта позиция не избавляет от опасности суровой репрессии, то каково положение печати, считающей право независимой критики своим священным и неотъемлемым правом?»

Харьковский фельетонист А. Смолянов в заметке «Камо бегу» описал ситуацию с беженцами в Харькове: «Никогда еще Харьков не видел такого наплыва уездных эмигрантов. Матерый белгородец чувствует себя в Харькове совсем как дома. Куда ни пойдешь, даже противно: будто и не узжаел из Белгорода. Все наши здесь на лицо. В том же порядке и не менее густо представлены: весь Купянск, весь Волчанск. А в последние дни – Грайворон, Казачья Лопань. И даже – Дергачи. «Вы-то чего?» «А еще бы… Через нас же теперь демаркационная линия проходит. Как раз в самый конец света уперлись. Отсутствует в Харькове только весь Харьков. Уезжают целыми фамилиями, домами, улицами».

Рабочие Екатеринослава объявили забастовку, на время взяв под контроль город.

24 декабря 1919 г.:

На торжественном собрании харьковских рабочих принято обращение к ВЦИК, которое гласило: «Харьковский пролетариат никогда не забудет, что только при помощи вооруженных сынов Советской России ему удалось стряхнуть с себя кошмарное владычество отбросов буржуазии и дворянства в лице деникинской банды. Полгода борьбы и страданий еще отчетливей, чем когда-либо, показали трудящимся Украины, что их враги являются одновременно врагами трудящихся всех народностей, что торжество белогвардейщины несет гибель и рабство всем трудящимся без различия национальности».

Генерал Деникин получил неожиданно трогательное письмо от барона Врангеля, с которым у него были натянутые отношения. Врангель писал: «В настоящую грозную минуту, когда боевое счастье изменило нам и обрушившаяся на нас волна красной нечисти готовится, быть может, поглотить тот корабль, который Вы, как кормчий, вели сквозь бури и непогоды, я, как один из тех, что шел за Вами почти с начала на этом корабле, я нравственно считаю себя обязанным сказать Вам, что сердцем и мыслями горячо чувствую, насколько сильно должны Вы переживать настоящее испытание судьбы. Если Вам может быть хоть малым утешением сознание, что те, кто пошел за Вами, с Вами вместе переживают и радости и горести, то прошу Вас верить, что сердцем и мыслями я ныне с Вами и рад всеми силами Вам помочь».

При этом, по словам Деникина, в тот же самый день Врангель, находясь в штабе Добровольческой армии на станции Ясиноватая, предложил провернуть операцию по смещеню Деникина с поста верховного главнокомандующего.

24 декабря 1920 г.:

Специальным постановлением Совета труда и обороны за подписью Ленина объявлено о прекращении гражданской войны в России. В документе провозглашалось: «Беззаветной храбростью войск Южного фронта РСФСР освобождена от последнего оплота  российской контрреволюции — их героическими усилиями освобожден Крым» сброшен в  море Врангель и силы его окончательно рассеяны. Страна, наконец, может отдохнуть  от навязанной ей белогвардейцами трехлетней гражданской войны, приступить к залечиванию  нанесенных ей бесчисленных ран и заняться восстановлением столь пострадавшего за  эти годы народного хозяйства». В ознаменование заслуг бойцов фронта Ленин объявил им благодарность и постановил выдать тринадцатую зарплату.

24 декабря 1922 г.:

В связи с ухудшением здоровья Ленина Сталин, Каменев и Бухарин приняли решение о фактической изоляции вождя: «1. Владимиру Ильичу предоставляется право диктовать ежедневно 5 – 10 минут, но это не должно носить характера переписки и на эти записки Владимир Ильич не должен ждать ответа. Свидания запрещаются. 2. Ни друзья, ни домашние не должны сообщать Владимиру Ильичу ничего из политической жизни, чтобы этим не давать материала для размышлений и волнений».

Хронология: 23 декабря

10 декабря 1905 г. (23 декабря по новому стилю):

По всей Москве созданы баррикады и начались уличные бои. Район Пресни фактически полностью захвачен вооруженными рабочими отрядами.

Баррикада на Малой Бронной

Полицией в Харькове проведен ряд арестов местных большевиков и социалистов.

Забастовавшие харьковские железнодорожники сформировали в Люботине боевые дружины для охраны правопорядка. На следующий день дружинниками были разоружены местные полиция и жандармерия.

В Александровске (ныне – Запорожье) объявлено начало политической забастовки и создан Боевой стачечный комитет.

10 декабря 1917 г. (23 декабря по новому стилю):

Газета харьковских большевиков «Донецкий пролетарий» обнародовала воззвание к рабочим Донецко-Криворожского бассейна с призывом бороться против Каледина. В обращении говорилось: «Победа Каледина в Ростове и Нахичивани грозит всей революционной России, а не только «Московии»… Победа Каледина грозит украинскому народу не менее чем всем остальным. Ибо только победа крестьянства и рабочих над буржуазией может обеспечить всем угнетенным народам самостоятельное национальное развитие».

Одновременно в Харькове происходило разоружение офицеров и «контрреволюционеров». Некий поручик Немцев пожаловался, что при обыске красногвардейцы утащили у него 1082 рубля. Сразу после жалобы Немцев был посажен в тюрьму за «контрреволюционность» – в связи с тем, что отказался снять погоны.

Антонов-Овсеенко приказал Орловскому ревкому разоружать любые украинские части, которые могли бы следовать в распоряжение Центральной Рады. Помимо этого, он затребовал выслать в Харьков особый отряд с одной батареей.

Газета харьковских большевиков «Донецкий пролетарий» вышла с обращением «К украинским рабочим, солдатам и крестьянам» с призывом бороться против Центральной Рады.

Генеральный секретариат по военным делам при Центральной Раде за подписью С. Петлюры издал приказ о формировании Мусульманского комиссариата и мусульманского корпуса.

Председатель Царицынского Совета Я. Ерман получил от казачьего руководства послание с предупреждением: «Имеем сведения, что проезжающие через Царицын казаки вами обыскиваются и отбирается у них оружие. Мы настойчиво просим все отобранное у них оружие собрать и сообщить, куда за ним можно командировать приемщиков. Помните, оружие казака составляет его личную собственность, и повторяю, подобные приемы мы будем понимать как акт дурного соседства».

В Москве вышел первый номер газеты железнодорожников «Гудок». Печатается до сих пор, между прочим. Я даже помню, как в былые времена проводники в купейных вагонах уламывали купить эту газету «для плана».

Первый номер газеты "Гудок"

23 декабря 1918 г.:

Газета «Беднота» сообщила о ситуации в Харькове: «Вчера должен был открыться съезд крестьянских Советов Харьковщины, но по распоряжению местной петлюровской власти съезд допущен не был… Приказом атамана Харьковской губернии рабочие, не приступившие к работам до 2 час. дня, будут рассчитаны и высланы на Дон, а зачинщики будут расстреляны в 24 часа. Митинги и собрания будут разгоняться силой оружия без предупреждения».

Харьковский Совет после угроз со стороны петлюровской власти постановил прекратить всеобщую забастовку рабочих. Тем не менее примерно в 11.00 петлюровцы захватили помещение местного исполкома, выстави возле него караул.

В связи с прекращением забастовки возобновил работу Харьковский городской водопровод. Однако, проработав несколько часов, он вновь остановился. На этот раз в связи с диверсией – неизвестные в нескольких местах повредили водопроводные трубы.

В связи с забастовкой же городских служб правление профсоюза врачей Харькова приняло обращение: «Уже не в первый раз в Харькове, в связи с забастовкой останавливается действие электрического освещения в лечебных заведениях, водопровода и канализации. Санитарные последствия такой остановки представляются неисчислимыми, что и доказывается сильным ростом в Харькове тифозных заболеваний всех видов. Профессиональный союз врачей считает, что даже в самой ожесточенной борьбе должны существовать в выборе средств борьбы пределы, перед которыми человеческие чувства должны останавливать борющиеся стороны».

В связи с уходом немцев в ряде городов Харьковской губернии царила полная анархия. Советское командование 23 декабря получило следующую телеграмму из Корочи: «Волчанску грозит анархия. Военревком изрублен бандитами. Необходим надежный гарнизон и ответственные работники для восстановления Советской власти. Людей у нас нет. Корочанским чрезвычайкам послан представитель. Немедленно примите меры». В Волчанске в это время орудовал отряд анархистов под руководством Макса Чередняка.

Анархия, вызванная безвластием в регионе, была увеличина анархией, вызванной значительными снегопадами. Сводка железнодорожных служб Харькова за 23 декбаря гласила: «В Харькове по-прежнему станционные пути занесены снегом, производится очистка… Ст. Никитовка настолько занесена снегом, что сильно затрудняет прием поездов от Запорожской дороги. Четный путь между Константиновкой и Никитовкой занесен. На уч. Константиновка – Ясиноватая и Краматорская – Попасная движение закрыто до очистки путей… Никакого сообщения с Крымом нет. Вся Северо-Донецкая дорога занесена снегом. 22 декабря ни один поезд отправлен не был. 23 декабря отправился поезд № 7 и рабочий».

В Ужгороде вышел первый номер газеты на руськом языке «Карпато-русский вестник». Редакционная статья называлась «Воскрешение Карпатской Руси».

ВЦИК утвердил декреты Совнаркома о признании независимых советских республик Латвия, Литва и Эстония.

Уполномоченный советского правительства в Стокгольме М. Литвинов направил ноту посланникам Британии, Франции, Японии и США с призывом начать мирные переговоры.

23 декабря 1919 г.:

Первая Конная армия Буденного форсировала Северский Донец и заняла Лисичанск.

Командующий 13-й советской армией, занявшей накануне Изюм, Геккер в своем приказе сообщил: «Противник перед фронтом нашей армии продолжает отходить в направлениях на Барвенково и г. Славянск, оказывая местами сопротивление своими арьергардами… Вверенной мне армии, энергично преследуя противника, продолжать дальнейшее наступление в южном направлении».

Приказом РВС Республики основана постоянная выставка «Жизнь Красной Армии и Флота», которая преобразовалась в Центральный музей Вооруженных Сил СССР.

Центральный музей Вооруженных сил СССР

23 декабря 1922 г.:

В ночь на 23 декабря с Лениным случился второй удар, последствием которого стал паралич правой руки и правой ноги.

В Москве начался 10-й Всероссийский съезд Советов для обсуждения и принятия постановления об образовании СССР.

Хронология: 22 декабря

9 декабря 1905 г. (22 декабря по новому стилю):

Поздно вечером в Москве на Чистых прудах войска начали штурм здания  реального училища А. Фидлера , в котором засели юные дружинники (в основном студенты). Штурм сопровождался артиллерийским обстрелом здания. Резонанс вызвал не сам штурм, а резня, которую уланы устроили по отношению к студентам уже после их сдачи – было зарублено до 20 человек. Уже в ночь на 10 декабря в ответ на это событие вся Москва начала покрываться баррикадами. Политическая стачка превращалась в вооруженное восстание.

9 декабря 1917 г. (22 декабря по новому стилю):

В ночь на 22 декабря передовые отряды Рудольфа Сиверса вступили в Харьков, ставший местом сбора красных войск, отправляемых на Дон для борьбы против Каледина. Сиверс попытался устанавливать свои революционные порядки в Харькове, но встретил сопротивление будущего лидера Донецкой республики Артема-Сергеева. Антонов-Овсеенко вспоминал: «Сейчас же по прибытии его в Харьков (в ночь на 22 декабря) у него пошли нелады с местным ревкомом. К отряду на вокзал прибыли члены местного Комитета большевиков, во главе с т. Артемом, добивавшиеся от отряда отказа от каких бы то ни было враждебных действий против Харьковских радовцев». На самом деле, к приезду Сиверса большевики во главе с Артемом прочно контролировали власть в городе и не хотели эксцессов. Антонов за это сильно осерчал на Артема, сдерживавшего анархизм прибывавших в Харьков отрядов. В глазах Антонова и будущих членов ЦИК Украины Артем и руководители Донецко-Криворожского обкома выглядели настоящими либералами.

В Харькове в здании Дворянского собрания открылся 3-й экстренный съезд Советов Донецкого и Криворожского бассейнов. Судя по некоторым данным, именно на этом съезде планировалось провозглашение Донецкой республики. Однако два обстоятельства помешали этому. Во-первых, выяснилось, что этот съезд не является правомочным: при необходимости наличия представителей, как минимум, 70 Советов на съезде были зарегистрированы делегаты лишь от 46. Тем не мене большинством 46 против 18 делегатов съезд сам себя признал правомочным «в силу исключительного политического момента». При этом меньшевики во главе с Я. Рубинштейном заявили о том, что они не участвуют в голосованиях и остаются на съезде лишь «с информационными целями».

Прибывшие на харьковский съезд представители Всеукраинского съезда объяснили, по каким причинам они не смогли провести своего съезда в Киеве. Вот как это описала харьковская пресса: «Представитель Киевского краевого съезда Советов делает сообщение о причинах, не давших возможности заседать в Киеве краевому съезду и заставивших большинство представителей рабочих и солдат оставить съезд. Часть из покинувших краевой съезд прибыла в Харьков и предлагает областному съезду Советов Донецкого и Криворожского бассейнов объединиться для совместного обсуждения политических вопросов». Заметьте, речь идет о двух КРАЕВЫХ равноправных съездах! В дальнейшем Донецко-Криворожский съезд продолжил работать: с утра заседал совместный с киевлянами съезда, а во второй половине дня работал Донецко-Криворожский.

В газете харьковских большевиков «Донецкий пролетарий» за подписью «Рабочий» опубликована статья «Борьба с предателями Украины», в которой автор в резкой форме предупреждает Раду о том, чтобы она не препятствовала действиям Красной гвардии против Каледина. Статья гласила: «Мы уже знаем, как в Киеве и в других местах контрреволюционная часть украинства издевалась над революционными украинцами. При разоружении авиационного парка в Киеве с солдат стаскивали сапоги и гимнастерки. Их всех 600 вывезли из Украины. Между тем там из 600 человек было 400 кровных украинцев и только 200 неукраинцев… Мы нигде не разоружили, нигде не нападали на украинские полки. Мы вместе с революционными украинскими полками дрались за землю без выкупа, за мир, против контрреволюции! На нас же нападали везде, в глухую полночь, как разбойники, одураченные Петлюрами банды людей, опорочивших своим поведением имя Украины. Нашу Красную гвардию расстреливали и обезоруживали… Ввиду того, что Харьков – база для борьбы с Калединым, ввиду того, что задержка продовольствия, угля и металла оставила бы рабочих севера России без хлеба и работы, а крестьян без орудий, железа, мануфактуры, а фронт – без пищи и поддержки – сдача нами Харькова корниловцам и калединцам из Рады была бы преступлением. Поэтому наши революционные войска (украинские и северяне) заняли прошлой ночью железную дорогу. Мы определенно заявили, что всем, кто нам будет мешать вести борьбу с контрреволюцией и спасать рабочих Донецкого бассейна, – мы окажем вооруженное сопротивление».

Большевиками закрыта популярнейшая харьковская газета «Южный край».

По распоряжению и.о. комиссара Харьковского почтово-телеграфного округа И. Кожевникова (будущего наркома почт и телеграфов Донецкой республики), уволены почтовые служащие Харькова, которые пытались объявить забастовку.

Заметила революционные события в Харькове и гимназистка Мария Вишневская: «Ночью были пушечные выстрелы. Мы бросились к окнам. На утро оказалось, что большевики взяли броневиков. Но это меня не трогает, почти не касается… С каждым днем все больше нарастает во мне уверенность, что я уродец. Если бы я была красива, о!» Вот именно, какие там пушечные выстрелы, когда на повестке дня переживания юной леди о своей внешности!

22 декабря 1918 г.:

Довольно странное ограбление было сорвано в Харькове. Четыре грабителя совершили налет на квартиру купца Мендельзона. И уже во время налета двое из них застрелили двух своих коллег. Официальная версия была такова: якобы два опытных налетчика Мошлевский и Семенов пытались нанять в качестве напарника казака Давыдова. А тот под видом опыного коллеги привел своего переодетого офицера. И уже во время налета казак с офицером напали на грабителей.

Венгры ликвидировали «Гуцульскую республику», провозглашенную накануне в селе Ясиня.

Советское правительство России признало советские правительства Латвии и Литвы.

В Омске после начала большевиками восстания против адмирала Колчака колчаковцами расстреляны 25 членов Комитета членов Учредительного собрания (Комуча). Затем в Омске в течение нескольких дней расстреливались заподозренные в причастности к восстанию. Почему-то в фильмах и передачах о ставшем ныне модным Колчаке эта тема не освещается.

Выжившие участники восстания против Колчака

22 декабря 1919 г.:

Командующий 1-й Конной армией С. Буденный отдал приказ развивать наступление в Донбассе, завладев Попасной и Дебальцево. Помимо прочего, приказ гласил: «Командиру железнодорожного броневого отряда курсировать бронепоездами на линии ст. Лисичанск – Лоскутовка, имея один бронепоезд у железнодорожного моста по левую сторону Сев. Донца».

Общее собрание коммунистов Гомеля направило в Харьков поздравительную телеграмму: «Общее собрание Гомельской организации коммунистов, получив отрадное известие о взятии Харькова вооруженными рабочими и крестьянами, шлет освобожденным рабочим от ига контрреволюционныз банд горячий привет и питает уверенность, что скоро весь украинский пролетариат и крестьянство освободятся от хищников мирового капитала и восстановят красную Советскую власть на Украине».

Всеукраинским ревкомом принято «Временное положение об организации Советской власти на Украине».

Бердянский парткомитет отчитался о положении дел в ЦК, вспоминая ужасы махновщины: «На долгое время останется в памяти гостиница «Метрополь» № 18 для членов партии и сочувствующих, а также и беднейшего населения г. Бердянска. Многие члены и сочувствующие партии коммунистов (большевиков) арестовывались за принадлежность к партии и отправлялись в гостиницу «Метрополь» № 18, где подвергались шомполованию и другим невероятным издевательствам, какие только могли устраивать бандиты батьки Махно».

Советское правительство предложило мирные переговоры Польше, которая данное предложение проигнорировало.

22 декабря 1920 г.:

В Москве начался 8-й Всероссийский съезд Советов, утвердивший план ГоЭЛРО. Это был последний съезд, на котором пока еще дали возможность выступить представителям меньшевиков и эсеров. Среди делегатов съезда был и Ф. Артем-Сергеев.

Л. Шматько. Ленин у карты ГОЭЛРО на 8-м съезде Советов

22 декабря 1922 г.:

Из-за споров о режиме лечения Ленина Надежда Крупская в хлам разругалась с Иосифом Сталиным.

22 декабря 1936 г.:

Бывший нарком Донецко-Криворожской республики И. Варейкис переведен с должности первого секретаря Сталинградского краевого комитета ВКП(б) на Дальний Восток.

Хронология: 21 декабря

9 декабря 1879 г. (21 декабря по новому стилю):

В Гори родился будущий вождь всех народов Иосиф Джугашвили (Сталин), сыгравший значительную роль и в судьбе Донецкой республики. Именно Сталину в начале 1919 г. было поручено Советом обороны: «уничтожить Кривдонбасс». И он уничтожил…

А узнаете, кто это? Это ваш покорный слуга на родине вождя, в том самом Гори:

8 декабря 1905 г. (21 декабря по новому стилю):

Началась всеобщая забастовка российских железнодорожников.

В ночь на 8 декабря полицией арестованы некоторые лидеры московского комитета РСДРП, призвавшего накануне к всеобщей забастовке.

В Москве произошли первые вооруженные стычки полиции и восставших рабочих. Полиция пыталась разогнать многочисленный рабочий митинг в саду «Аквариум» и разоружить дружинников.

8 декабря 1917 г. (21 декабря по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев, несмотря на занятость по подготовке областного съезда Советов, нашел время написать своей сестре Дарье Чернице письмо из Харькова, в котором оправдывается за невозможность навестить родных. Артем признается, что, едучи из Австралии, думал туда вернуться: «Мне кажется, не придется провести даже Рождество в кругу своих домашних. Когда я уезжал из Австралии, я не ожидал, что я так долго заживусь в России. Тем более я не ожидал, что мне придется забраться в Учредит. Собрание. Тем более, что Учредит. Собрание сейчас учреждение далеко не из весьма приятных. Во всяком случае оно довольно-таки беспокойное». В этом же письме сообщил адрес своей будущей жены Елизаветы Репельской (Харьков, ул. Ботаническая, д. 12, кв. 5) и обещал, что она как медик поможет приобрести и выслать лекарства для лечения матери Артема.

В Харьков съехались большевики, изгнанные Центральной Радой с 1-го Всеукраинского съезда Советов. По данным официозных украинских историков, их прибыло 124 человека. Хотя, судя по документам съезда, на самом деле их было гораздо меньше. Харьковские большевики, готовившие 3-й областной съезд Советов и провозглашение Донецкой республики, мягко говоря, не очень обрадовались приезду непрошеных гостей. По воспоминаниям Евгении Бош, на просьбы будущего «советского правительства Украины» разместить киевлян по квартирам, харьковцы ответили: «Устраивайтесь как хотите. Мы не обязаны предоставлять вам квартиры». В итоге делегатов съезда, а затем и членов Цикуки, разместили в… харьковской тюрьме! Бош писала: «Подшучивая над «страхами» харьковчан, очевидно, боявшихся нашего соприкосновения с делегатами «их» съезда, и своим «тюремным положением», мы направились по темным закоулкам к знакомым каменным стенам. Старая, но еще не забытая картина: часовые, пропуск, двор —каменный мешок, надзирательница и, наконец, камера… Дней 10 товарищи прожили в своем, не совсем обычном для добровольного вселения, помещении».

Харьковская тюрьма

В Харькове создан штаб Красной гвардии во главе с будущим военным наркомом Донецкой республики М. Рухимовичем. Тот на первом заседании штаба заявил: «Мы не допустим, чтобы нас разоружали и не дадим ни одного патрона, хотя бы для этого пришлось лечь костьми всем».

Ленин назначил Антонова-Овсеенко командующим советскими войсками на Юге России. В тот же день Антонов выехал в сторону Харькова. Надо отметить, что в сопроводительных документах, выданных Лениным Антонову, речь шла лишь о действиях того против калединцев. Ни словом – ни полусловом не оговаривалась возможность боевых действий против Центральной Рады. По-видимому, по состоянию на 8 декабря Совнарком еще не собирался воевать с Радой, надеясь урегулировать с ней конфликт без применения оружия.

Совет старост харьковского завода «Герлях и Пульст» постановил: «Завод Герлях и Пульст… реквизирован и ведение работ передано заводскому комитету и комиссару завода Лугановскому».

Общее собрание рабочих и служащих типографии газеты «Южный край» постановило: «Принимая во внимание возмутительную травлю этой газетой рабочего класса, что может вызвать закрытие газеты органами революционной власти, …взять газету под свой контроль явочным порядком. Для этой цели избрана комиссия из 7 лиц». Правда, от окончательного закрытия это газету не спасло.

Железнодорожные рабочие Белополья (Сумской уезд) отказались выполнять распоряжения Центральной Рады, заявив, что подчиняются Петрограду.

В Орле красными разоружен эшелон казаков, шедший на Дон (360 человек, 2 орудия). Казаки были после разоружения отпущены домой.

21 декабря 1918 г.:

Примерно в 21.00 советские войска вошли в Купянск, перед этим оставленный немцами. Вот как об этом вспоминал Антонов-Овсеенко: «Петлюровцы заблаговременно бежали. Вместе с 10-м украинским полком, в Купянск вошел и повстанческий ревком». 

Советская газета «Беднота» сообщила: «Украинскими советскими войсками занят г. Волчанск (в Харьковской губернии). Население помогает им преследовать удирающих белогвардейцев».

Советское командование передало Ударную группу войск, готовившуюся для наступления на Харьков, в ведение наркома Донецкой республики И. Кожевникова, переименовав ее в «Группу особого назначения».

Состоялось заседание харьковской городской Думы. Атмосфера этого мероприятия красочно описана местной прессой: «Заседание 21 декабря носит несколько необычный характер: тусклое освещение лампами и свечами, почти полное отсутствие публики – холодно. Настроение подавленное».

Петлюровские власти Харькова постановили не вступать в переговоры с лидерами всеобщей забастовки в городе, поскольку она была объявлена местным Советом рабочих депутатов, не признанным петлюровцами.

Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» в своей редакционной статье выразила протест в связи с закрытием петлюровской властью русских газет в Киеве. Газета писала: «Демократическая власть, празднующая свою легкую победу на Украине, ознаменовала свое торжество закрытием почти всех не-украинских газет в Киеве. Столь решительная репрессивная политика по отношению к печати, по-видимому, является первым шагом на пути к осуществлению лозунга «твердой влаасти»: «Побілш рішучости, а поменьш сантиментів, от що треба переводити в нашому житті»… Судьба царской власти, которая вела непрестанную борьбу с русской печатью, – у всех пред глазами. Нет ничего легче, как силою принудить к молчанию инакомыслящих, но нет ничего труднее, как совладать с теми настроениями, которые неизбежно создаются в атмосфере вынужденного молчания».

В той же «Новой России» опубликован примечательный фельетон «Путаница», в котором описывались переживания детей по поводу ожидания первого в истории россии «Старого Нового года»: «Детвора озадачена: в этом году два Новых Года будет! Один перед Рождеством, другой после Рождества. Новый Новый Год, который придумали взрослые. И обыкновенный Новый Год, который сам всегда бывает. Первый, конечно, не настоящий. Потому: где же это видано, чтобы Новый Год перед Рождеством случился. Это все равно, что Пасха в четверг, так что страстная суббота в среду приходится. Вообще, взрослые что-то напутали. С одной стороны – сразу два Новых Года, с другой – ни одного Рождества. Потому что Рождество будет уже в 1919-м году… Хорошая реформа, когда, по нянькиному выражению, не знаешь: не то тебе два подарка получать, не то вовсе без подарков оставаться… Вообще, со взрослыми что-то не ладно».

В ночь на 21 декабря у стены Софиевского собора в Киеве, недалеко от памятника Богдану Хмельницкому, петлюровцы зверски убили известного российского генерала, героя первой мировой войны, георгиевского кавалера Федора Келлера.

Федор Келлер

Кстати, на днях в Харькове издательство «Фолио» выпустило замечательный фотоальбом из коллекции генерала Келлера с уникальными фотографиями первой мировой войны. Правда, тираж маловат – всего 1 тыс. экземпляров. Есть надежда, что в следующем году найдутся средства на переиздание более солидным тиражом. На этом фото, опубликованном в альбоме, генерала Келлера заносят на носилках в госпиталь:

Правительство Венгрии утвердило закон о создании автономной Русской Крайны.

21 декабря 1919 г.:

Части 1-й Конной Армии, развивая наступление в Донбассе, заняли Рубежное. Отчет начальника штаба армии В. Погребова сообщал об этой операции следующее: «В районе ст. Рубежная доблестная 2-я бригада 6-й кавдивизии под командой лихого кобрига тов. Апанасенко лихим налетом атаковала противника, вырубив до 500 человек, 300 человек взято в плен (кавалеристов), захвачено шесть орудий, из них два горных, а остальные 3-дюймовые, 1000 лошадей с седлами и обоз с военным имуществом». Согласно этим сводкам, в бою у Рубежного погиб командир уланской дивизии генерал П. Чеснаков. Хотя есть данные, что он дожил до 1948 г. и умер в Сербии.

Иосиф Апанасенко

Советские войска, развивая свое наступление на Юге России, в 8.00 заняли Кременчуг.

Командующий Южным фронтом Егоров, находясь в Серпухове, издал приказ № 1957 о борьбе с бандитизмом и партизанщиной в тылу Красной армии.

21 декабря 1935 г.:

Бывший харьковский рабочий, ветеран революции по фамилии Гордиенко написал воспоминания «Вооруженное восстание в декабре 1905 года», в которых, в частности, описал решающую роль Ф. Артема-Сергеева в декабрьских событиях в Харькове. Вот что писал Гордиенко: «Видя, что на заводе набралось несколько тысяч народу и что среди присутствующих находятся люди еще не искушенные в революционных выступлениях, а также колеблющиеся, т. Артем на общем митинге в столовой завода и во дворе по решению Федеративного Совета обратился ко всем с таким предложением: «кто считает для себя честью до конца бороться с самодержавием с оружием в руках …, тот должен крепче сжать оружие в руках и оставаться на заводе до прихода паровозников и рабочих других заводов со своими боевыми отрядами, кто колеблется, не уверен в силе рабочего класса, тот может свободно и немедленно покинуть территорию завода». Якобы после этой речи Артема никто не ушел…

Хронология: 20 декабря

7 декабря 1905 г. (20 декабря по новому стилю):

В Москве по призыву Местного Совета рабочих депутатов началась всеобщая забастовка, вылившаяся в итоге в Декабрьское вооруженное восстание.

7 декабря 1917 г. (20 декабря по новому стилю):

На заседании Совнаркома создана Всероссийская Чрезвычайная комиссия – та самая ЧК. Так что с Днем чекиста Вас, уважаемые!

Решение Совнаркома о создании ВЧК

Царицынский Совет сформировал красногвардейский отряд из 100 рабочих и 200 солдат для посылки на помощь Ростову-на-Дону.

Румынские войска форсировали Прут и начали занимать населенные пункты Бессарабии.

20 декабря 1918 г.:

Оперативный доклад В. Антонова-Овсеенко главкому И. Вацетису за 20 декабря гласил: «По занятии Киева 14 декабря петлюровцами отряды германцев (добровольцев) были вытеснены со всей восточной половины Украины в течение нескольких дней. Но добровольцы в Крыму еще защищают Херсон от наступающих из Николаева петлюровцев, держит Мелитополь, Бердянск, Мариуполь, пытаются организоваться в Харькове (мобилизация офицеров), закрепляются в Изюме. Они действуют в связи и согласованности с Красновым и Деникиным и опираются на выдвинутые в Юзовку, Дебальцево, Родаково, Луганск казачьи карательные отряды».

Немцы и большевики заключили соглашение, по которому германцы обязались до 1 января 1919 г. покинуть Харьков. Одним из переговорщиков с немцами был Артем-Сергеев. Один из очевидцев тех событий, комиссар Арон Френкель вспоминал позже об этом периоде деятельности Артема: «Я встретил Артема в конце 1918 года в Курске… Все тот же неутомимый Артем приводит двух немецких делегатов. Последние на большом рабочем собрании в зале бывшего Дворянского собрания рассказывают курским пролетариям, что немецкие солдаты сочувствуют большевикам, что они не хотят угнетать украинских тружеников, что, придя домой, они последуют примеру русских большевиков, чем вызывают, конечно, неописуемый восторг и ликование присутствующих. Артем ведет делегатов снова в поезд и готовится их провожать. Любовно ухаживая за гостями, Артем сияет от радости и живо делится с окружающими своими впечатлениями от немецких солдат, которые решили уйти с Украины на родину, требуя возмездия за тяготы империалистической бойни».

Здание Дворянского собрания в Курске

Совет рабочих депутатов Харькова в связи с разгоном петлюровцами социал-демократического митинга в театре «Муссури» (см. http://kornilov.name/hronologiya-18-dekabrya) постановил с 14.00 этого же дня начать всеобщую забастовку в городе. Ряд предприятий, включая городскую электростанцию, прекратил работу сразу же.

Советские информагентства распространили сообщение о ситуации в Харькове: «Пьяными солдатами Петлюры арестован комитет железнодорожников всего Харьковского узла, Совет рабочих депутатов решил поддержать их всеобщей стачкой. Забастовка, объявленная исполнительным комитетом, в полном разгаре. Город без света и воды. Бастуют все рабочие городских предприятий».

Поезд, вышедший из Белгорода в сторону Харькова, потерпел крушение в связи с разобранными путями. Эвакуируемые немецкие войска с артиллерией из-за этого направились в сторону Харькова походным порядком.

В Харьковском окружном суде скопом была рассмотрена масса дел, связанных с самогоноварением. Судебные летописцы описывали процесс: «На столе вещественных доказательств громоздятся перегонные аппараты и бутылки с разноцветной жидкостью – спиртом. Аппараты чрезвычайно разнообразны и ясно указывают на изобретательность их хозяев. Среди этих аппаратов встречается и старый самогар, ставший орудием преступления, и простое ведро с припаянной крышкой и отводной трубой. Встречаются также и сложные кубы с кранами, холодильниками, змеевиками. Иногда на столе стыдливо уличающе стоит одна скромная бутылочка». Львиная доля дел относилась к арестам, совершенным в разгар борьбы гетманской власти с пьянством, а потому почти все обвиняемые отсидели по 5-6 месяцев в то время, как наказание за самоговарение устанавливалось в 4 месяца тюрьмы. Потому после признания виновными почти все обвиняемые освобождались прямо из зала суда.

Сергей Есенин обратился с официальным заявлением с просьбой осводобдить его от налогов. К истории Донецкой республики это никакого отношения не имеет. Но уж больно мне это письмо понравилось:

Заявление Сергея Есенина

20 декабря 1919 г.:

Сосредоточив в районе Бахмут – Попасная значительные силы (около трех кавалерийских корпусов и две стрелковые дивизии), генерал Деникин попытался организовать сопротивление наступавшим красным войскам. Начались ожесточеннейшие бои за обладание Донецким бассейном.

Хронология: 19 декабря

6 декабря 1906 г. (19 декабря по новому стилю):

На территории Донецко-Криворожской области, а именно – в Каменском (ныне – Днепродзержинск) родился человек, сыгравший затем значительную роль в истории не только этих земель, но и всего СССР – Леонид Ильич Брежнев.

Бюст Брежнева в Днепродзержинске

6 декабря 1917 г. (19 декабря по новому стилю):

В ходе Харьковской областной конференции РСДРП(б) под эгидой Артема-Сергева обсуждался вопрос «По вопросу об отношении к Украине». Итогом рассмотрения этого вопроса стала резолюция следующего содержания: «В целях выработки общего плана агитации и борьбы созвать в ближайшем будущем съезд партийных организаций Донецкого и Криворожского бассейнов и Юго-Западного края». Как видим из этого решения, харьковские большевики по-прежнему считали себя равноправным партнером соседней украинской организации большевиков, при этом готовы были координировать совместные действия. Правда, не все они знали о том, что украинские большевики уже едут к ним, в Харьков, для проведения своего съезда Советов (см. http://kornilov.name/hronologiya-18-dekabrya).

На конференции по текущему вопросу выступил и сам Артем, который заявил: «Сепаратистские стремления, развившиеся теперь в России, хранящие в себе хорошие зерна, все-таки вредны и опасны… Как мы должны относиться к вопросу о создании центра краевой власти в Киеве? И подлежит ли этой власти и Харьков? Украинский вопрос, поскольку он жизненен и важен для широких кругов, выражается, главным образом, в следующем: мелкая буржуазия борется за желудочные интересы, чтобы пристроить на государственные местечки своих сынков. Киев не мыслит себя связанным какими-либо российскими границами. Бедная Галиция является для них желанным куском, а о Донецком бассейне и говорить нечего». Насчет «бедной Галиции» – неплохо, да?

Однако основным вопросом большевистской конференции был вопрос о событиях на Дону. Артем со товарищи объявили мобилизацию рабочих и красногвардейских отрядов на борьбу против Каледина.

В этой связи в Харькове был создан Центральный штаб Красной гвардии во главе с Рухимовичем и Рудневым. По сути дела, этот штаб в феврале 1918 г. и стал военным наркоматом Донецкой республики. Рухимович стал военным наркомом, а Руднев – его заместителем.

В тот же день в Харьков прибыл Северный отряд под командованием Р. Сиверса для операций советских войск против калединцев. В Харьков вслед за ним начали подтягиваться основные силы для операций на Дону.

Общее собрание работников Харьковского почтово-телеграфного округа большинством 934 против 1 голоса выразили доверие Временному революционному совету почтового округа во главе с будущим наркомом почт и телеграфов Донецкой республики Иннокентием Кожевниковым.

Митинг рабочих Екатерининского рудника (Лисичанский горный округ) принял резолюцию о поддержке сразу и Совнаркома, и Учредительного собрания, и даже Центральной Рады, но последней «только в том случае, если она будет выделена Всеукраинским съездом Советов».

А над Харьковом играла музыка! Харьковская гимназистка Мария Вишневская 6 декабря в промежутке между своими любовными переживаниями упоминула немного и о том, что происходило вокруг нее: «Сегодня на Николаевской площади духовой оркестр играл знакомый мне вальс. Стало грустно, как всегда, когда слышу духовую музыку».

Николаевская площадь

В Новочеркасск прибыл генерал Корнилов, сразу включившийся в процесс формирования Добровольческой армии, начатый генералом Алексеевым. Вся военная власть была передана Корнилову. При этом между Алексеевым и Корниловым сразу установились довольно натянутые отношения.

19 декабря 1918 г.:

Харьковский губернский комиссар Сергей Тимошенко дал интервью местной прессе, признав, что связи с украинской Директорией у местной власти пока фактически нет, хотя петлюровцами уже присланы местные комиссары по продовольствию и железной дороге. На вопрос о готовности защитить Харьков от большевиков Тимошенко заявил: «На территории правобережной Украины уже имеется армия в 400000 чел., армия полная энтузиазма и желания защищать Украину от покушений на ее самостоятельность. Войска Директории прибвают в Харьков и уже значительное количество их проследовало через Харьков на фронт».

В Харькове петлюровцы устроили пышные похороны Вовчанского украинского коменданта сотника А. Гаврющенко, якобы расстрелянного большевиками.

Немецкие войска покинули Купянск. А геройские петлюровские части, как обычно, геройски… бежали из Купянска сразу за немцами, даже не дожидаясь подхода красных.

В связи с репрессиями против социал-демократов в Харькове была отменена лекция бывшего главы местной городской Думы, одного из лидеров российских левых эсеров Владимира Карелина. Он должен был выступить в зале общественной библиотеки на тему «Борьба политических партий в Советской России».

Это сейчас все восторгаются А. Вертинским. А в Харькове 1918 года его «интимные вечера» получили разгромную прессу. «Новая Россия» снабдила отчет о концерте Вертинского более чем красноречивым заголовком: «Вечер дурного вкуса». Газета сообщала: «Может быть, в интимной обстановке маленькой комнаты, устланной коврами, где можно уютно расположиться на полу, у камина с чашкой черного кофе и рюмкой Шартреза, – может быть, в этой обстановке песенки г. Вертинского произведут некоторое впечатление. Но когда это выносится на эстраду, где страдающий Пьеро появляется на фоне самой лубочной декорации и партнером его является г. Юргенсон, под видом «музыкальных юморесок» рассказывающий пошлые анекдоты, – от всех печальных песенок остается только одно впечатление – музыкальной бессодержательности. А страдающий Пьеро, не замечая этой художественной нищеты, поет сентиментально-слащавые песенки, от котрых одновременно пахнет и альковом, и ладаном, и развратом, и наивностью».

Кстати, именно в это время, примерно в декабре 1918 г., в ходе своих «интимных вечеров» в Харькове, Вертинский написал свою известную песню «За кулисами», посвященную Татьяне Павловой, хозяйке «Актерского подвала» на Сумской, 6. Не случайно в словах песни есть и такое: «Парикмахер, суфлер и актеры с актрисами потихоньку ругали меня»…

Татьяна Павлова

Вышел в свет первый сборник стихов молодого харьковского поэта Александра Гатова. Сборник назывался «Барельефы из воска». Поэзия получила снисходительную, но вполне доброжелательную прессу. Белогвардейская «Новая Россия» писала: «Пожелаем молодому поэту, обладающему явной любовью и навыком к стиху, скорее выйти на вольную дорогу искания живых тем, живого поэтического волнения». Вскоре Гатов стал одним из красноармейских агитаторов, писал лозунги, речевки, плакаты, агитки для большевиков.

В харьковской газете «Новая Россия» появилась заметка «Герб украинской державы?», в которой критиковались известные нам и ныне версии происхождения украинского «тризубца». Автор заметки Раевский утверждает: «Тот же «трезубец» изображался не только на монетах Владимира и некоторых его преемников… Она встречается и вне Киева – например, на монетах Борспорского царства. Почему? Да потому, что «трезбуец», герб Украинской державы, есть не что иное, как греческое монограмма из букв «ВАСИЛЕУС». Буквы эти образуют слово, которое в русском переводе значит «Царь»… Пришлось ли бы ему стать гербом Украинской державы, если бы было известно, что этот герб лишь монограмма слова «Царь»?»

Генерал Деникин направил в район Юзовки 3-ю дивизию Добровольческой армии под командованием генерала Май-Маевского. Дивизия насчитывала всего 4000 штыков. Правда, она была усилена бронесилами и авиацией.

Командующий французскими войсками на Юге России генерал А. Бертело обратился с воззванием к населению Южной России: «Мы, ваши союзники, никогда не збывшие усилий, которые вы приложили во имя общего дела и желающие вновь увидеть вашу страну умиротворенной, процветающей и великой, - решили, что наши войска высадятся в южной России, чтобы дать возможность благонамеренным жителям восстановить порядок».

Анри Бертело

В Киев торжественно прибыла петлюровская Директория. С часу дня Петлюра устроил на Софийской площади парад своих войск. А киевские большевики в тот же день объявили о начале выборов в Совет.

19 декабря 1919 г.:

Командующий 13-й советской армии Геккер, находясь в Белгороде, отдал приказ «ускорить движение вперед для скорейшего занятия всех переправ через р. Сев. Донец на участке армии и для овладения районом г. Изюма».

Генерал Деникин отдал распоряжение «Особому Совещанию» и иным правительственным учреждениям, базировавшимся в Таганроге и Ростове, срочно эвакуироваться за Дон. Вот как вспоминал это Деникин: «Это известие произвело большое впечатление на членов «Особого совещания», не вполне ясно воспринимавших грозность военного положения. Они считали свою эвакуацию преждевременным «бегством» — обидным и зазорным для правительства. В конечном результате с запозданием началась эвакуация правительственных учреждений, личный состав которых было приказано сократить наполовину и больше, в Черноморскую губернию и Крым. Вследствие враждебности кубанского правительства на Кубани оказалось возможным разместить только одно Военное управление… Ввиду отсутствия крупных центров в тылу и предстоявшей поэтому разбросанности расквартирования главы ведомств должны были обосноваться в Новороссийске лишь с небольшими ячейками своих управлений. До последнего дня они оставались в Ростове. Это решение, продиктованное чувством патриотизма и которому я не воспротивился, повлияло, однако, на планомерность общей эвакуации».

19 декабря 1921 г.:

Приказом Реввоенсовета Республики создатель броневых войск Донецкой республики Алексей Селявкин награжден вторым орденом Красного Знамени.

Алексей Селявкин в 1920 году