Хронология: 29 октября

16 октября 1917 г. (29 октября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев принял участие в расширенном заседании ЦК РСДРП(б) в Петрограде – в том самом, которое приняло решение о начале вооруженного восстания, известного в истории как Великая Октябрьская социалистическая революция. Резолюция о восстании поддержана 19 голосами (разумеется, и Артемом тоже) при 2 против и 4 воздержавшихся.

Общее собрание полкового и ротных комитетов большевизированного 30-го запасного полка, расквартированного в Харькове, громогласно предложило свои услуги 2-му Всероссийскому съезду Советов для захвата власти.

Заводской комитет Харьковского паровозостроительного завода потребовал от заводоуправления согласовывать все заказы продукции с комитетом.

Конференция представителей Советов, профсоюзов и рудничных комитетов Луганского района постановила: «Мы, представители революционной демократии, заявляем, что единственным спасением от надвигающегося полного экономического краха могут явиться лишь радикальные меры, которые может провести в жизнь лишь власть Советов».

Окружной инженер Юзовского горного округа В. Белов сообщил начальству о ситуации в Юзовке: «В рельсопрокатном цехе Новороссийского завода рабочие сегодня предполагают самовольно перейти на восьмичасовую рабочую смену».

29 октября 1918 г.:

На станции Тундутово Троцкий принял парад дивизии Д. Жлобы. И якобы там он произнес: «Молодцы ребята, я видел железные, чугунные и медные отряды, а это Стальная», после чего за дивизией закрепилось это название.

Сталин в этот же день выступал на пленуме Московского Совета, подводя итог Царицынской кампании советских войск: «Генералы поняли, что наша
армия представляет действительную, всё растущую силу, с которой справиться им не по плечу. В чём же сила нашей армии? Почему она так метко бьёт врагов? Сила нашей армии в её сознательности и дисциплине. Сознательность и пролетарская дисциплина – одна из причин нашего успеха на Южном фронте. Вторая причина – появление нового красного офицерства. Это большей частью бывшие солдаты, получившие боевое крещение в целом ряде сражений и хорошо знающие боевое дело. Они ведут наши войска к победе».

В Москве начался I Всероссийский съезд союзов рабочей и крестьянской молодежи, на котором было провозглашено создание комсомола. Так что всех бывших комсомольцев поздравляю с праздником!

Делегаты I съезда комсомола

В Одессе взбунтовались два австрийских батальона 48-го пехотного полка. Они арестовали своих офицеров и заперли в помещении, окружив пулеметами и заявив, что собираются уехать домой.

29 октября 1919 г.:

Конница Буденного, форсировав Дон, заняла ст. Латная, готовясь отрезать белым отступление через ст. Мармыжи. Однако, получив соответствующий приказ командования фронтом, перенаправила затем свой удар на Землянск и Ливны.

Деникинская сводка за 29 октября сообщала: «Вследствие происходящих перегруппировок наши части отошли от города Ельца. На этом же направлении нами занята деревня Чернава, где взяты пленные и пулемет… В районе Севска у деревни Пробожье Поле нашей конницей зарублен батальон 410 советского полка».

Генерал Май-Маевский издал в Харькове приказ № 61 об ужесточении наказаний за умышленную порчу железнодорожных путей.

В Харькове генерал Май-Маевский принял делегацию еврейской общины во главе с председателем общины Б. Иленским и членом Совета общины В. Бергером. Делегация обратила внимание генерала на усилившуюся в Харькове антиеврейскую пропаганду. Пресса сообщала: «Генерал Май-Маевский совершенно успокоил делегацию и категорически заявил, что никаких беспорядков он не допустит и никаких нарушений порядка в городе не будет».

В тот же день генерал Май-Маевский приказом № 62 на вверенной ему территории вел обязательную толпивную повинность. Местное население, которое и без того страдало от отсутствия отопления и угля, обязано было брать на себя отопление гарнизонных и караульных помещений деникинцев.

В Харькове был устроен «День Государственной Стражи», в ходе которого местные увеселительные заведения обязались «усилить представления» и половину выручки передать для обустройства городской стражи, на содержание которой у деникинских властей не хватало средств.

Харьковская городская управа в честь этого дня призвала «немедленно делать добровольные пожертвования на охрану г. Харькова». При этом необходимость создания отрядов самообороны объяснялась погромами, происшедшими в Киеве, Полтаве, Бердянске и т.д. В тот же день командир городской стражи встретился с местными бизнесменами, поставив перед ними задачу немедленного сбора средств для организации охранных мероприятий.

Сама городская управа Харькова пожертвовала 22800 рублей на нужды лазарета имени генерала Шкуро.

В Харькове состоялся пленум Союза Возрождения, на котором разбирался вопрос разрыва с Национальным центром накануне выборов в городскую Думу. В связи с этим из разрывом из Союза вышел один из редакторов «Новой России» профессор В. Даватц. Потеря была существенной не столько в связи с влиянием Даватца на газету, сколько тем, что он заодно являлся и главой избирательной комиссии на этих выборах.

В Харьковской общественной библиотеке состоялась лекция одного из лидеров местных меньшевиков и активного деятеля ДКР С. Девдариани (Сана). В качестве оппонентов бывший покровитель Сталина пригласил струдников харьковского ОСВАГа. Сбор от лекции поступал в пользу профсоюза фельдшеров. Любопытной была тема лекции: «Борьба за единую Россию и окраины». Любопытной потому, что вскоре Сан станет одним из лидеров грузинского сепаратизма. Вот тебе и «борьба за единую Россию»…

Харьковское губернское земство привело результаты любопытнейшего опроса общественного мнения, проведенного летом 1918 года, то есть еще в как бы «незалежной» гетманской Украине. Опрос был проведен среди сельских жителей Харьковской губернии и был репрезентативен даже по сегодняшим меркам социологической науки (выборка составила 505 корреспондентов). Так вот на вопрос об отношении к отделении от России последовали следующие ответы: «Не согласны делиться» (Купянский уезд); «Народ верит и надеется, что Россия воссоединится в одно составное государство на началах равенства всех народов» (Ахтырский уезд); «Бажало було б що бы Украіна як вільний з вільним була вільною у Россійской федерации и рівни з рівним жили в ладу» (Валковский уезд) и т.д. А вот просто шикарные ответы по поводу украинизации Харьковской губернии, против которой высказались 80% опрошенных (это ведь без городского населения!): «Украинский язык, который сейчас хотят ввести, ни один селянин не разберет. Без переводчиков дело плохо» (Купянский уезд); «Выдумывают чортовы паны чорт зна що» (Ахтырский уезд); «Сочинения Шевченка, Котляревского понятны, но украинский никак не присвою» (Сумской уезд); «Понимаем через пятое на десятое и у всех слушателей от этого смешливое настроение» (Старобельский уезд). Практически единодушно опрошенные высказались против украинизации богослужения: «Украинский язык недопустим, так как в переводе некоторые выражения вызовут смех, а не молитву: радуйся – рыгочись, аминь – эгэ» (Волчанский уезд).

Было объявлено о том, что за сентябрь в Харьковской губернии чумой заболели 1202 голов скота, пало 504.

Харьковский окружной суд приговорил к 3 месяцам тюрьмы австрийского военнопленнного (поди, галичанина) по фамилии Клемюк, который был признан виновным «в краже платья у служителей больницы Харьковского сахаро-рафинадного завода».

Из Севастополя сообщили, что белогвардейский крейсер «Генерал Корнилов» покинул Крым и отправился… в заграничные воды. Якобы он планировал пройти Константинополь и посетить средиземноморские порты. И этому плаванию деникинское командование якобы «придавало громадное значение». В чем это значение выражалось, когда бои велись на Юге России, а не в Средиземном море, лично я так и не понял.

После восьми месяцев трудов над проектом обустройства Южнорусской власти генерал Деникин предложил проект конституции, который моментально был отвергнут Кубанской Радой. Деникин вспоминал: «Кубанская делегация выразила «чувства крайнего сожаления, что Кубань была поставлена перед совершившимся фактом». Но после горячих прений и настойчивых убеждений прибывшей в Екатеринодар донской делегации кубанцы решили принять участие в дальнейших работах конференции при непременном, однако, условии, чтобы «продолжение переговоров с генералом Деникиным состоялось лишь после того, как представители Дона, Кубани и Терека примут необходимые решения по основным вопросам».

Хронология: 28 октября

15 октября 1917 г. (28 октября по новому стилю):

Собрание горнорабочих Щербиновского рудника (Енакиевский район) постановило: «Мы находим, что вся надежда революционной демократии устремлена к Всероссийскому съезду Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, который должен взять власть в свои руки для спасения революци и ее завоеваний».

На 8-й Петроградской конференции эсеров глава Харьковской городской Думы Владимир Карелин избран членом Петроградского комитета.

28 октября 1918 г.:

В Кракове создана «Ликвидационная комиссия», целью которой была передача всей власти во Львове и Галиции Польше.

Красные войска заняли Ставрополь.

Провозглашена независимость Чехо-Словакии.

Улицы Праги 28 октября 1918 г.

28 октября 1919 г.:

Эстонская дивизия красных, стремительно развивая наступление, заняла ст. Старый Колодезь и в тот же день достигли ст. Еропкино.

Деникинская сводка за 28 октября гласила: «Орловско-Кромский район. Продолжаются упорные бои. Красные вводят в бой новые силы. Брянское направление. Сосредоточив крупные силы, красные несколько дней вели настойчивое наступление на г. Дмитровск, охватывая его с нескольких сторон. Гарнизон города, состоявший из двухсот штыков под командой поручика Дынина, геройски отбивался, нанося противнику огромные потери и отошел только по приказанию, выдержав в последний день семь штыковых схваток на улицах города».

При этом деникинские информагентства еще пытались сохранить надежду среди своей аудитории по поводу того, что Орел окончательно ен потерян для белых. 28 октября они сообщали из Курска: «Прибывшие с орловского фронта лица сообщают, что половина Орла (до моста через Оку) находится в руках добровольческих частей. Из другой половины добровольцы удачно выбивают засевших там латышей».

Орел. Мост через Оку

Генерал В. Май-Маевский, вернувшись в Харьков из поездки на фронт, сразу же встретился с харьковскими журналистами, изложив свою ситуацию на бои под Орлом и Воронежем. Помимо этого он пообещал уже в течение ближайших 7-10 дней покончить с махновщиной и пожаловался на то, что само население не стремится защищать себя от банд. Генерал привел пример Лозовой: «Городской голова гор. Лозовой обратился ко мне с просьбой дать 100 винтовок для самозащиты граждан Лозовой на случай приближения банд. Я, конечно, отдал распоряжение о выдаче винтовок. Приезжаю на ст. Лозовую. Комендант спрашивает меня: что делать с ружьями? Присланных винтовок никто не берет, разобрано только 10. Потом оказалось, что из десяти защитников Лозовой, семь вернули винтовки обратно. Таким образом, из всей Лозовой нашлось только три храбреца, готовые защищать свои очаги. Граждане умеют только делать панику, для самообороны у них не хватает смелости». В качестве же примера того, как правильно нужно организовывать самооборону, генерал привел Екатеринослав. Май-Маевский не подозревал, что махновцы как раз берут Екатеринослав без особого боя и сопротивления.

После этого генерал Май-Маевский торжественно пожертвовал из своих личных средств на содеражние городской стражи Харькова аж 1 тыс. рублей.

Деникинский военно-полевой суд в Харькове приговорил 22 человека, включая эмиссара ЦК КП(б)У Михаила Черного, к расстрелу. На следующий день Черный отправил записку на волю: «Сегодня, вероятно, расстреляют нас. Я спокоен, ибо давно готов к этому. Сообщите об этом моим родным. Привет всем, дорогие друзья, целую вас. Берегите себя». Одновременно был расстрелян большевик Петр Слинько, в честь которого в Харькове названа улица – та самая, где недавно взорвался дом.

В Харькове объявлено о создании «Национальным Центром», партией кадетов и т.н. «Советом 42-х» избирательного блока для участия в выборах городской Думы. Блок получил более чем пафосное название «Национально-демократическое объединение избирателей, стоящих на платформе Добровольческой армии». Адресом блока стала редакция газеты «Новая Россия» – ул. Пушкинская, 31.

В Харькове началось совещание начальников пунктов и подпунктов ОСВАГа Харьковской губернии. Заведующий культурно-просветительной части Д. Пухальский отчитался, что в общей сложности было организовано 580 лекций. Подробный доклад об издательской деятельности харьковского ОСВАГа сделал профессор Михаил Клочков (который, кстати, потом осядет на Кубани и будет прославлять Советскую власть).

Стоимость проезда на харьковском трамвае увеличилась с 2 до 3 руб. В последний день 2-рублевого тарифа трамвай выручил 131852 руб. В первый день после повышения цены на билеты – 197960 руб.

В Харькове объявлено о выходе сборника стихов «Старая Англия» начинающего местного поэта Арго (он же – Абрам Маркович Гольденберг). Позже Арго станет активным деятелем советского агтипропа, сотрудником «Окон РОСТа», известным советским сатириком.

В связи с тем, что в последнее время в определенных кругах модно стало печатать и ссылаться на работы «теоретика русского монархизма» Ивана Солоневича, будет уместно привести краткие воспоминания о нем, опубликованные Петром Рыссом в харьковской прессе 28 октября 1919 г. и значительно расходящиеся с официальной биографией Солоневича: «Я помню странную фигуру некоего Солоневича, являвшегося ко мне в Киеве в октябре прошлого года с просьбой о работе в газете. Пройдя школу крайней правой печати, журналист этот рекомендовался «старым радикалом». Но пришли в Киев большевики, и г. Солоневич в «Коммунисте» бичевал «империалистов», «буржуазию» и «белогвардейскую сволочь». Выгнали из Киева большевиков, и Солоневич первращается в редактора «Вечерних Огней» и на крохотных страничках этой газеты ведет ту погромную агитацию, которая обратила на себя внимание даже высшей власти края. Доносы оказались ложными, но они стоили жизни десяткам людей, г. Солоневич попал в «патриоты». Так, в желании услужить любой власти, современный перемет творит разрушительно дело. Он спасает свою шкуру, предавая ни в чем неповинных людей, и злобно хохочет, думая о заслуженной им индульгенции».

Иван Солоневич

«Екатеринославский вестник» привел письмо, которое немецкий фельдмаршал П. Гинденбург направил генералу А. Деникину: «Двести лет тому назад величайший муж России император Петр Великий предостерег своих потомков от войны с Германией, указывая на неизбежность гибели России в такой войне. Пятьдесят лет тому назад величайший государственный муж Германии Бисмарка предостерегал императора Вильгельма от войны с Россией, считая такую равносильной гибели Германии. В настоящее время оба пророчества сбылись: обе великие державы побеждены и унижены. Помимо географического положения многочисленные общие интересы связывают обе державы, которые в силу этого должны неуклонно идти рука об руку в деле восстановления былого своего могущества». Екатеринославская газета сообщила, что Деникин оставил письмо без ответа.

На французском корабле «Ля Скара» в Таганрог прибыли известный российский общественный деятель, посол России во Франции Василий Маклаков и бывший премьер-министр Чехословакии Карел Крамарж.

Василий Маклаков

28 октября 1920 г.:

Советские войска начали широкомасштабное наступление против врангелевцев по всем направлениям. Совместно с махновцами они заняли Большой Токмак. К вечеру войска Врангеля в Северной Таврии оказались под угрозой полного окружения и невзможности прорваться обратно в Крым.

Советское информагентство УКРОСТА сообщило о помощи крестьян Харьковской губернии Красной армии: «Незаможные села Протопоповки дали в пользу Красного фронта 91 овчину, 13 шапок, 6 башлыков, 486 аршин холста, 38 аршин теплых суконных портянок и другие вещи».

Хронология: 27 октября

14 октября 1905 г. (27 октября по новому стилю):

В Харькове состоялись многолюдные похороны жертв трехдневных баррикадных боев рабочих и студентов с полицией. Очевидец этой процессии писал: «Растянувшееся на несколько верст грандиозное, спокойное, организованное шествие наводило ужас на душителей революции. Не было ни печали, ни слез. Была твердая решимость бороться дальше с царским самодержавием».

В связи с тем, что Харьков и Харьковский уезд были объявлены на военном положении (см. http://kornilov.name/hronologiya-26-oktyabrya), общий съезд бастующих железнодорожников, планировавшийся в Харькове, начался в Лебедине, то есть вне зоны военного положения.

14 октября 1917 г. (27 октября по новому стилю):

Полковой митинг 28-го запасного полка в Харькове постановил: «Вся власть Советам… Долой смертную казнь, долой войну, довольно крови!»

Краматорский Совет постановил: «Мы требуем немедленного перемирия на всех фронтах и передачи всей власти Совету рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, ибо мы в этом видим спасение свободы и революции».

Общее собрание Юзовской организации РСДРП(б) обязало своих большевиков подписываться на партийные газеты.

27 октября 1918 г.:

В Поисево (ныне – Татарстан) сорвана попытка теракта относительно наркома Донецкой республики Иннокентия Кожевникова, который возглавлял там партизанский отряд ВЦИК. Белые послали в штаб красных диверсионную группу с целью убийства командира, однако ее разоблачили.

Министерство иностранных дел гетманской Украины в письме представителям немецкого командования указало на факты незаконных конфискаций немцами пшеницы на станции Харьков. При этом тон послания был подчеркнуто подобострастным: «Сообщая об этом, Министерство иностранных дел любезно просит вас, сделав соответствующее распоряжение, обратить внимание на недопустимые вмешательства немецкой власти во внутреннюю жизнь железных дорог… Имея надежду на полное удовлетворение, прошу принять уверение в самом глубоком уважении».

Екатеринославский губернский староста Черников доложил в Департамент державной варты о росте повстанческого движения в его губернии: «Остатки повстанческих банд, разбитых в Александровском уезде, перешли в Мариупольский уезд, где, действуя от имени военно-революционного штаба, находят сочувствие населения… Повстанцы жгут хутора, имения, грабят, убивают… В Новомосковском уезде убит вартовой».

Французское правительство издало директиву главнокомандующему Восточной армии Антанты Франше д’Эспере начать интервенцию на Юге России.

Франше д'Эспере

27 октября 1919 г.:

Красные войска, разгромив корниловцев, заняли станцию Стишь.

А деникинская сводка за 27 октября сообщала: «Противник вчера вновь повел наступление на Стишь, но был отбит».

Череда железнодорожных крушений под Харьковом продолжилась. На этот раз в 5 ч. 40 мин. утра был пущен под откос товарный поезд на участке Змиев-Шебелинка. На этот раз, правда, обошлось без жертв.

Генерал В. Май-Маевский приказал закрыть Объединенный комитет литовских организаций Юга России» и Харьковскую Литовскую Тарибу.

Примерно в 10.00 харьковские воры похитили мануфактуру из квартиры в доме по Николаевской ул., 17. В общей сложности было унесено товара почти на 200 тыс. рублей.

Деникинские войска изгнали махновцев из Мариупольского и Бердянского уездов.

В тот же день состоялось совещание большевиков Мариупольского, Бердянского и Мелитопольского уездов. Было принято решение поддерживать «повстанческое движение, стремясь придать ему партизанско-коммунистический характер», при этом вести агитацию «против экономических мероприятий махновщины».

По словам Деникина, 27 октября Терской атаман ему написал: «…Чаша народного терпения переполнена… В то время, как казачья и добровольческая русская кровь льется за освобождение Родины, мобилизованные, снабженные русским оружием чеченцы и ингуши массами дезертируют и, пользуясь отсутствием на местах мужского населения, занимаются грабежами, разбоями, убийствами и поднимают открытые восстания…»

27 октября 1924 г.:

Постановлением ВЦИК образованы Туркменская и Узбекская ССР.

Хронология: 26 октября

13 октября 1905 г. (26 октября по новому стилю):

Распоряжением Николая II Харьков и Харьковский уезд объявлены на военном положении в связи с баррикадными боями, которые прошли в городе. Как обычно, Петербург не поспевал за событиями. Указ появился на следующий день после того, как беспорядки в городе прекратились (см. http://kornilov.name/hronologiya-25-oktyabrya).

13 октября 1917 г. (26 октября по новому стилю):

В Харькове состоялось общее собрание строительных рабочих Харькова, на котором выступил будущий нарком Донецкой республики Борис Магидов (любопытно, что он был представлен еще как «петроградский гость»). Рабочие приняли резолюцию следующего содержания: «Принимая во внимание, что происходящая русская революция может окончиться полным торжеством рабочего дела только после кровопролитных сражений с защитниками капитализма, союз строительных рабочих находит необходимой организацию боевых дружин, которые в нужный момент восстали бы с оружием в руках на борьбу за рабочие идеалы». И ведь честно же предупреждали, ничего не скрывая!

Будущий же лидер Донецкой республики Артем-Сергеев выступил перед железнодорожниками Харьковского узла, которые в итоге потребовали передачи всей власти Советам.

Свой первый отчет о пребывании в Донбассе направил Шулим Грузман, вскоре возглавивший Горловско-Щербиновскую организацию большевиков и сыгравший значительную роль в большевизации шахт бассейна. О состоянии организации Грузман докладывал: «Многие же из наших товарищей по голову погрязли в разных продовольственных, кооперативных и прочих организациях, затем всякие съезды, конференции, командировки прямо-таки раздирают организацию… Что касается меня, то я, и вся организация, считаем мое присутствие на этих рудниках совершенно необходимым, и мой отъезд явился бы ударом для партии».

Шулим Грузман (фото ЦДКФФА)

Екатеринославский Совет принял приветственную резолюцию в адрес «революционного флота Балтийского моря».

26 октября 1918 г.:

Ворошилов отдал приказ № 20 по войскам 10-й армии, сформированной преимущественно из отрядов Донецкой республики: «В огне боев, среди тревог и радостей походной жизни армия на Царицынском фронте неустанно продолжала свое внутреннее строительство. Созданы крупные боевые единицы, утверждена дисциплина. И Военно-революционный совет 10-й армии приветствует, как товарищей красноармейцев за их стремление к революционной дисциплине, так и командный состав за его усилия создать военный строй армии и поднять ее боевой революционный дух на страх врагам Российской Социалистической Федеративной Советской Республики».

В Киеве гетманская Украина подписала торговый договор с Румынией. При этом вопрос принадлежности Бессарабии, занятой румынскими войсками, было решено вынести за скобки и обсудить предметом дальнейших переговоров.

26 октября 1919 г.:

Советские войска после ночной атаки вновь овладели Кромами, после чего деникинцы начали общее отступление на юг.

В здании Совета съездов горнопромышленников Юга России (на Сумской, 18) в присутствии деникинского командования под председательством профессора В. Тира состоялось заседание Технического отдела Харьковского военно-промышленного комитета. Обсуждались вопросы сотрудничества промышленников и военных в деле ремонта железнодорожного состава. Кстати, в 20-е годы профессор Тир будет преподавать на рабочем факультете ХТИ.

Харьковский губернатор Е. Богданович выразил публичную благодарность владельцам местных сахарных заводов за выделение 1 млн. рублей ну нужды государсвенной стражи. При этом губернатор добавил: «Это очень щедро, но этого, конечно же, мало и я жду, чтобы и другие общества, учреждения и организации исполнили свой гражданский долг. Кроме денег очень нужны срочно тулупы и валенки, хотя бы и подержанные».

Напомню, когда немцы оккупировали Донецкую республику в 1918 г., марионеточные украинские власти в первую очередь кинулись украинизировать железную дорогу, отведя на это несколько недель (см. http://kornilov.name/oy-ne-hodi-gritsyu-feleton-ob-ukrainizatsii-harkova/). Деникинская администрация лишь через несколько месяцев своего пребывания в Харькове вспомнила о необходимости вернуть на железную дорогу русский язык. Под заголовком «Украинские и немецкие названия и подписи» сообщалось: «Начальникам военных сообщений Добровольческой армии предложено управлениям железных дорог заменить украинские названия станций и других помещений названиями на общегосударственном языке, а также уничтожить на вагонах надписи украинские и немецкие». А ведь почти год прошел после изгнания оккупантов!

В то же время правление Потребительского общества Юга России (Поюра) приняло решение о выделении 500 тыс. рублей на поддержку украинской школы в связи с отсутствием в казне средств на их содержание.

Харьковская городская электростанция призвала харьковцев быть бдительными и внимательно наблюдать за лампами электрического освещения, которых не так уж много осталось в городе. Харьковцев призвали: «От всех лиц, замеченных на столбах уличного освещения в ночное время, Электрическая станция просит граждан требовать удостоверения личности с фотографической карточкой, выданное Харьковской Городской Электрической станцией на имя «надсмотрщика уличного освещения» и при отсутствии такового передавать замечанное лицо в распоряжение агентов Городской стражи». Представляете эту картину? Человек на столбе, а у него каждый прохожий снизу требует удостоврение показать!

В Николаевской церкви Харькова состоялась панихида по харьковскому профессору, бывшему депутату Государственной Думы Андрею Вязигину, который был заодно и церковным старостой этого храма. Вязигин был зарублен среди харьковских заложников в Орле в ночь на 24 сентября 1919 г.

А давний соратник А. Вязигина регент Харьковской университетской церкви Иван Туроверов после 32 лет работы в этом качестве выступил последний раз как дирижер церковного хора. Туроверов был одним из вдохновителей харьковских «черносотенцев». Вместе с Вязигиным они основали первый местный отдел старейшей монархической организации Русского Собрания. Туроверов также создавал Харьковский отдел Союза Русского Народа. Хор Туроверова постоянно исполнял монархические гимны и марши, участвовал во всех крупных черносотенских акциях в городе. Дав прощальный концерт, Туроверов объявил, что уезжает на Дон. Что с ним сталось потом, неизвестно…

Похоже, гуляния белых офицеров так достали даже сторонников Деникина в Харькове, что местная белогвардейская газета «Новая Россия» опубликовала крик души известного публициста Александра Яблоновского (Снадзского) по поводу хулиганских выходок, которые дозволяли себе деникинцы. В статье «Честь России» он писал: «Так уж устроено человеческое сердце. Когда войска армии-освободительницы входят в новый город, то на всех глазах блестят слезы, и сквозь эти слезы радости и восторга все предметы поневоле вырастают до гигантских размеров… Конечно, порыв восторженной благодарности потом прходит, и мы начинаем понемногу понимать, что в город пришли не херувимы, а солдаты, и не серафимы, а офицеры. Люди, которым ничто человеческое не чуждо».

В залах Харьковского коммерческого института был организован значительный «концерт-бал». Орагнизаторы обещали перечислить часть доходов от бала в пользу лазарета имени генерала А. Кутепова, расположенного в Харькове.

А в кинематографе «Маяк» Харьковская община сестер милосердия Красного креста под патронатом учредительницы Белого креста графини Келлер состоялась «первая грандиозная лотерея-аллегри», в которой разыгрвалось 3 тыс. лотов довольно разнообразного содержания: рояль, граммофоны, лошадь (!), серебро, ковры, плуги, картины, 100 пудов муки, 10 пудов сала, 25 пудов гречневой муки и т.д. Вся выручка должна была пойти на обустройства гарнизонной лечебницы, в которой лечились раненые воины Добровольческой армии.

Театральный отдел Харьковского ОСВАГа открыл зимний сезон исторической пьесой «Измаил» в постановке Михаила Тарханова. Сотрудничество с деникинским отделом пропаганды не помешало в будущем Тарханову стать лауреатом Сталинской премии и членом ВКП(б).

А в Рабочем клубе им. Плеханова (оказывается, в деникинском Харькове он продолжал так называться!) состоялась вечеринка, в ходе которой выступил известный театральный деятель Григорий Авлов (он же – Шперлинг). Позже Авлов станет известным деятелем советского агитпропа, заслуженным артистом РСФСР.

Григорий Авлов

В аудитории № 1 Харьковского университета состоялась защита диссертации талантливейшего российского египтолога Александра Коцейовского на тему «Тексты пирамид». Эта работа была уже опубликована в 1917 г. и вызвала значительный резонанс в среде египтологов. Однако жить молодому, подававшему надежды ученому оставалось немного – вскоре он умер от тифа.

Белый генерал А. Ревишин силами Терской и Чеченской дивизий, а также бригады донцев, расположенных в районе Волновахи, начал широкомасштабную наступательную операцию против Махно. Как писал генерал Деникин, «наши войска в течение месяца наносили один удар за другим махновским бандам, которые несли огромные потери и вновь пополнялись, распылялись и воскресали, но все же катились неизменно к Днепру».

Генерал А. Ревишин с семьей

26 октября 1920 г.:

В Европе опубликовано публичное обращение «К итальянским рабочим», в написании и подписании которого принимал участие Артем-Сергеев.

Получив информацию о засильи «самостийников» среди руководства КП(б)У, ЦК РКП(б) постановил делегировать в Харьков на конференцию украинских коммунистов Сталина и Каменева (последний затем был заменен Зиновьевым).

26 октября 1951 г.:

В Москве в 72-летнем возрасте умер один из деятелей Донецкой республики и соратник Артема Исаак Израилевич Шварц. В период ДКР Шварц, известный под партийной кличкой Семен, был легендой. Социал-демократ с 1899 года, он 7 раз арестовывался и совершил 6 побегов. Как партиец с самым большим стажем, он пользовался значительным авторитетом среди коллег, принял активное участие в создании ДКР, хотя в правительственные структуры не вошел. Отстаивал интересы Донецкой республики перед центральными органами советской власти в период, когда Артем с войсками ДКР был под Царицыным. Шварц пытался добиться если не независимости от украинских партийных органов, то хотя бы автономии Донецко-Криворожской организации. В итоге вошел в состав руководства Компартии Украины, в 1919 г. стал первый главой Всеукраинского ЧК. После гибели Артема в 1921 г. занял его пост главы ЦК Союза горнорабочих. Входил в состав руководства ВЦСПС. С 1946 г. – персональный пенсионер союзного значения.

Исаак Шварц

Очередная лапша от «Лапшеснималочной»

Я не знаю, как назвать следующий уровень вранья: когда ты соврал о том, что кто-то соврал по поводу того, что кто-то соврал. Гипер-вранье? Вранье в кубе? Но случай именно такой )))

Есть такой забавный ресурс под названием «Лапшеснималочная». Создал этот ресурс известный прозападный пропагандист-грантоед Алексей Ковалев, который в свое время работал на РИА Новости, но после того, как ушел оттель, начал свою личную вендетту против сего ресурса, особо и не скрывая этого.

Данный ресурс не раз пытался уличить вашего покорного слугу, разоблачающего западные фейки о России, именно в том, против чего я активно борюсь, – в создании фейков. И сами лапшевешатели в этом стремлении постоянно прибегали к откровенной лжи и примитивному манипулированию фактами.

Читать далее

Хронология: 25 октября

12 октября 1905 г. (25 октября по новому стилю):

Трехдневное восстание рабочих и студентов в Харькове, сопровождавшееся баррикадными боями в центре города (см. http://kornilov.name/hronologiya-23-oktyabrya и http://kornilov.name/hronologiya-24-oktyabrya) завершилось. Причем завершилось полюбовным соглашением между властями и восставшими. Еще утром Комитет борьбы выпустил листовку, призывающую на баррикады:

Листовка Комитета борьбы

А в 14.00 баррикады были оставлены их защитниками в результате сделки с властями. Те настолько оказались нерешительными, что выполнили даже одно из принципиальнейших требований рабочих: возможность покинуть баррикады с оружием в руках! Вот пункты соглашения властей с бунтовщиками: «1. Свободный выход с баррикад их защитников. 2. Оружие боевых дружин остается у дружинников. 3. Неприкосновенность защитников баррикад и рабочих. 4.Баррикады занимаются войсками по истечению 15 минут с момента их оставления защитниками». Итог трехдневного бунта: массы были революционизированы, недовольными остались все, оружие сохранилось у рабочих, чтобы дождаться своего часа…

12 октября 1917 г. (25 октября по новому стилю):

В Мариуполе в кинотеатре «Вечерний отдых» состоялось первое заседание местного Совета рабочих и солдатских депутатов, на котором была зафиксирована победа большевиков на выборах. Председателем Совета был избран техник броневого завода «Никополь» большевик Василий Варганов (на фото). Была принята резолюция, среди пунктов которой был и следующее требование: «Обеспечение наций, населяющих Россию, правом на самоопределение. Немедленная отмена всех репрессивных мер против Финляндии и Украины». Мариупольцы еще не подозревали, что они – тоже Украина.

По инициативе Троцкого создан Петроградский военно-революционный комитет, который сразу же приступил к организации вооруженного восстания большевиков.

25 октября 1918 г.:

В Москве состоялось довольное бурное заседание ЦК КП(б)У, которое обсуждало судьбу партизанских формирований на оккупированной Украине. Предложение одного из представителей ДКР в ЦК Яковлева-Эпштейна о ликвидации партизанщины все-таки было решено вместо этого создавать партячейки в «повстанческих дивизиях». К вечеру на заседание ЦК КП(б)У прибыл Сталин, введенный накануне в ЦК вместе с Артемом. Он произнес любопытную фразу: «На Южном фронте со стороны Донецкого бассейна имеется не менее 50000 украинских шахтеров в наших красных войсках. Это лучшая часть армии. Украина накануне восстания». Без сомнения, речь шла об отрядах, соформированных в Донецкой республике.

На этом же заседании ЦК Сталин и Артем-Сергеев были введены в состав Загранбюро ЦК КП(б)У. Но ввиду отсутствия Артема временно вместо него в Загранбюро был введен Шулим Грузман, который вскоре был отправлен за линию фронта и погиб от рук деникинцев.

В это время Ворошилов, руководя под Царицыным теми самыми отрядами донецких шахтеров, о которых говорил Сталин, издал приказ № 19 по войскам 10-й армии с целью ликвидировать прорыв белых на северном участке обороны города. В тот же день Ворошилов приказал сформировать 1-ю Донскую стрелковую дивизию.

План операций 25-27 октября 1918 г.

25 октября 1919 г.:

Советское командование провело перегруппировку своих войск для нанесения решительного удара в районе Воронежа (см. схему).

Деникинцы же в это время скопили все свои силы для нанесения удара с целью возврата Орла. Сталин в этой связи в ночь на 25 октября телеграфировал в адрес Орджоникидзе: «Обстановка последние дни сложилась на фронте так, что противнику удалось искусным маневром растолкать ударную группу в отдельные полки и бить их поодиночке. Смысл нашей последней директивы в том, чтобы дать вам возможность вновь собрать эти полки в одну группу и истребить лучшие полки Деникина, повторяю истребить, ибо речь идет об истреблении. Взятие Кром противником — эпизод, который всегда можно исправить, основная же задача — не пускать полков ударной группы поодиночке, а бить противника единой и массивной группой, в одном определенном направлении; остальные части идущие с юга окажут вам посильную помощь».

Деникинская сводка за 25 октября сообщала: «Продолжаются бои за овладение городом Елец, западная часть которого в наших руках… Противник повел наступление от Орла вдоль железной дороги. После упорного боя противник был отброшен с большими для него потерями. Взято свыше 1000 пленных, 4-орудийная батарея и 16 пулеметов».

В преддверии выборов в городскую Думу Харьковская избирательная комиссия обнародовала любопытную статистику. Всего было зарегистрировано чуть более 79 тыс. человек. Избирком отметил «странное» явление: «враждебное или безразличное отношение к выборам со стороны лиц в возрасте от 25 до 30 лет». Еще бы! Ведь молодые люди призывного возраста либо ушли на фронт, либо прятались от призыва, а потому, само собой, не горели желанием регистрироваться как избиратели. Из избирателей 78,5% указали, что они христиане, 19,5% – евреи, 1,25% – магометане.

Попытка объединить на городские выборы основные проденикинские блоки Харькова - «Союз Возрождения» и «Национальный центр» – завершились провалом. «Союз Возрождения» решил вступить в «Демократический блок» с народными социалистами, группой «Единство» и союзом квартиронанимателей (штаб блока расположился в Пассаже). Белогвардейская газета «Новая Россия» так прокомментировала этот разрыв: «Мы, которые по удачному выражению одного из общественных деятелей, «умеем ссориться как никто» – доказали это положение и перед лицом общего врага».

Деникинскими властями Харькова после нескольких дней заключения освобожден из тюрьмы деятель кооперативного движения, меньшевик, издатель газеты «Наш путь» Борис Одер (см. http://kornilov.name/hronologiya-23-oktyabrya/). Через несколько месяцев он будет арестован уже большевиками. За сотрудничество с деникинцами!

Харьковский завод ВЭК объявил об увольнении 30 служащих.

При этом Харьковский Совет профсоюзов призвал все профессиональные организации «предостеречь рабочих от неорганизованных выступлений». В сообщении профлидеров отмечалось: «В последнее время экономические забастовки неоднократно сопровождаются порчей сырья и призывами к порче машин. Правление объясняет это всеобщим одичанием и призывает к борьбе против этого принципиально недопустимого явления».

Общество сахарозаводчиков в Харькове постановило немедленно выделить в личное распоряжение генерала Май-Маевского 1,5 млн. рублей, Харьковскому губернатору – 500 тыс. руб., а на обустройство харьковской городской стражи – 3 млн. рублей.

В Харькове от чахотки умер молодой харьковский астроном И. Божко, который, еще будучи студентом, в 1914 г. стал известным научному миру участием в научной экспедицией и предвычислением солнечного затмения.

В театре Харьковского Коммерческого клуба состоялся единственный концерт известного исполнителя цыганских романсов Василия Шумского, первого исполнителя известного романса «Отцвели хризантемы». Было объявлено, что весь чистый сбор от концерта поступал Харьковскому губернатору в целях зимнего обмундирования городской стражи.

Василий Шумский

Вдохновленные небывалым успехом рекламы киевского театра «Кривой Джимми», перебравшегося в Харьков (см. http://kornilov.name/hronologiya-22-oktyabrya), харьковские рекламисты также запустили свой аналог «Джиммиады», поместив в местной прессе свою «Рекламиаду»! «Бюро реклам» опубликовало стишок, который, уверен, будет любопытен историкам и теоретикам рекламного дела. Лично меня особенно входновила концовка: «…Ту рекламу иль иную, А успех гарантирУю» (явно с ударением на У). Креатив, однако!

Харьковская белая пресса уже успела шумно отпраздновать взятие генералом Юденичем Петрограда и даже обсудить подробности этой операции (см. http://kornilov.name/hronologiya-24-oktyabrya), а более скептично настроенная Ставка Деникина, не имеющая сведений о состоянии дел под Питером, решила зачем-то уточнить достоверность этих сообщений у первоисточника «утки» – английского радио. Взяли и обломали легковерным сторонникам Деникина такой праздник!

25 октября 1920 г.:

Приказом командования Южного фронта Таганрогский и Краматорский заводы были отведены под ремонт красных бронепоездов на время операции против Врангеля.

25 октября 1922 г.:

Владивосток занят частями Дальневосточной республики, в результате чего японцы оставили город, передав ключи от города в 10.00. Некоторые историки именно этой датой оканчивали историю гражданской войны.

25 октября 1925 г.:

«Товарищество старых большевиков» поставило вопрос о сооружении памятника «Павшим борцам при обороне Красного Луганска». В комиссию по сооружению памятника вошел и бывший нарком Донецкой республики А. Алексеев (Кум).

Хронология: 24 октября

11 октября 1905 г. (24 октября по новому стилю):

В Харькове второй день продолжались грандиозные стычки рабочих с полицией. Начали, правда, стычки студенты Харьковского университета, завязавшие перестрелку в центре города. К ним на помощь бросились боевые дружины Харьковского паровозостроительного завода, хорошо вооруженные накануне в результате разгрома оружейной лавки (см. http://kornilov.name/hronologiya-23-oktyabrya). Один из участников этих событий Саша Сидявский позже вспоминал: «У Кузнечного моста нам некстати подвернулся один из черносотенных главарей, виноторговец Леонов. Он брызгал пеной ненависти, подстрекал против нас дворников и попытался напасть на одного рабочего. Через секунду откормленный черносотенец, корчась, свалился на тротуар». Но пик противостояния пришелся на стычки рабочих с участниками многолюдной акции в поддержку монархии. Возле университета произошел настоящий кулачный бой между социал-демократами и монархистами. Вот как это описал Сидявский: «Студент Жук свалил выстрелом огромного, рыжего черносотенца, с портретом царя. Рабочий Борзенко вырвал и  стоптал черносотенное знамя. Наши боевики поливали черносотенцев залпами, черносотенцы бросились наутек. Паника была столь велика, что громилы, лавочники и прочий черносотенный сброд удирал прямо через речку Лопань, спасаясь на Благовещенский базар».

Крестный ход на реке Лопань

В ходе беспорядков в Харькове был создан Комитет борьбы, одним из лидеров которого стал Борис Авилов, который вместе с Артемом-Сергеевым создавал революционную группу «Вперед». В ту же ночь по итогам событий в городе Комитет борьбы издал листовку: «2-ой день ХАРЬКОВСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. К
10 часам собрались студенты в Университете. Всеобщее возбуждение. Единодушное решение принять деятельное участие в революционной борьбы. Сильный приток посторонних лиц в университет. Вооруженные студенты составляют отдельную многочисленную группу, остальные принялись за сооружение баррикад. Даже женщины и дети тащат бревна и камни. Баррикады сооружены, на них взвились красные знамена. Колокольный звон возвещает народу о завоеванном центре города. К 3 часам дня прибегают вооруженные товарищи. Баррикада наполняется защитниками. Но вот пришли товарищи рабочие с Паровозостроительного завода, где у них с утра шел грандиозный митинг. Победа полнейшая. Силы всех удесятеряются. Начинается организация всех умеющих хорошо владеть оружием. Отряды милиционеров отправляются в город по всем направлениям для защиты угнетенных жителей от нападения черной сотни. На баррикадах дежурят караулы. Комитет Борьбы. 11 окт. ночь».

Борис Авилов

11 октября 1917 г. (24 октября по новому стилю):

В Харькове продолжался 2-й областной съезд Советов Донецко-Криворожской области. Это был самый жаркий день съезда, поскольку выбирали областной комитет. Артем, учитывая тот факт, что большевики составляли относительное большинство предложил выбирать обком не по партийным квотам, а по простому большинству в зале, на что, конечно, не могли согласиться меньшевики и эсеры. Большевики в этой связи едва не сорвали голосование, отказавшись от участия в выборах. В результате долгих переговорой, консультаций, перерывов голосование все-таки было проведено. Обком был избран в составе 9 человек – по 3 от большевиков, меньшевиков и эсеров. От РСДРП(б) в него вошли Артем-Сергеев, Залуцкий и Ватин, кандидатами – Межлаук, Марьянов и Руднев. Честно говоря, первый и последний раз среди харьковских большевиков встретил фамилию Залуцкого. Возможно, речь идет об известном деятеле Петре Залуцком, которого могли делегировать в Харьков от имени ЦК – тогда это было обычным явлением. Во всяком случае, остальные фамилии затем встречались среди деятелей ДКР, а Залуцкий – нет.

Петр Залуцкий

Но самым главным вопросом съезда было принятие «Положения об организации Советов рабочих, солдатских депутатов Донецкого и Криворожского бассейнов», которым фактически устанавливались границы будущей Донецкой республики. Этим документом вся Донецко-Криворожская область была поделена на 11 районов: Харьковский, Екатеринославский, Луганский, Юзовский (в нем отдельный статус получило Енакиево, которое было наделено правом общаться с областным комитетом в обход своего района), Новочеркасский, Александровско-Грушевский, Таганрогский, Чистяковский, Ровенецко-Должанский, Криворожский, Ростовсдонский. Кстати, особую позицию высказали представители Мариуполя, которые и тогда не горели желанием быть административно подчиненными Юзовке (ныне – Донецку). Они просили областной комитет рассмотреть вопрос о включении Мариуполя в состав Екатеринославского района.

24 октября 1918 г.:

После неоднократных призывов Сталина и Ворошилова помочь Царицыну с вооружением Ленин телеграфировал Троцкому и Сытину: «Получаем отчаянные телеграммы Ворошилова о неполучении снарядов и патронов вопреки его многократным требованиям и настояниям. Предлагаем немедленно
проверить это, принять самые экстренные меры для удовле­творения и известить нас, что сделано. Указать ответственных в исполнении лиц».

Гетман Скоропадский утвердил новое марионеточное правительство Украины, в котором фактически установилось равновесие между сторонниками незалежности и федеративного союза с Россией.

Советское правительство специальной нотой предложила США перемирие и прекращение американской интервенции. В ноте, подписанной Г. Чичериным, по-дружески говорилось: «Русский народ в лице народной Красной Армии стоит на страже своей территории и доблестно борется против Вашего вторжения и нападения Ваших союзников. Но у Вашего Правительства и правительств других держав Согласия должны быть, несомненно, готовые выработанные планы, ради которых Вы проливаете кровь Ваших солдат. Мы ожидаем, что Вы с полной ясностью и определенностью изложите нам Ваши требования».

24 октября 1919 г.:

Советская конница М. Буденного внезапным ударом отбила у деникинцев Воронеж, заставив отряды генерала А. Шкуро спешно отступать из города за Дон, бросив там орудия и пулеметы.

Ленин, выступая перед выпускниками Свердловского университета, отправлявшихся на фронт, заявил: «Наступает момент, когда Деникину приходится бросать все на карту. Никогда не было еще таких кровопролитных, ожесточенных боев, как под Орлом, где неприятель бросает самые лучшие полки, так называемые «корниловские», где треть состоит из офицеров наиболее контрреволюционных, наиболее обученных, самых бешеных в своей ненависти к рабочим и крестьянам, защищающих прямое восстановление своей собственной помещичьей власти. Вот почему мы имеем основание думать, что теперь приближается решающий момент на Южном фронте. Победа под Орлом и Воронежем, где преследование неприятеля продолжается, показала, что и здесь, как и под Петроградом, перелом наступил».

Примерно в эти дни (в дни перелома на фронте под Орлом и Воронежом в октябре 1919 г.) в Москве начали тиражировать сатирические Окна РОСТа, в создании которых самое активное участие принял В. Маяковский. Эти агитки с яркими, броскими текстами стали мощным агитационным орудием большевиков в гражданской войне.

Одно из первых Окон РОСТа

Деникинская сводка за 24 октября гласила: «Вчера противник значительными слами перешел в наступление на ст. Стишь, но был отбит с большими для него потерями. Кромский район. Бои продолжаются. Брянское направление. Под давлением превосходных сил противника наши части оставили ст. Брасово и отошли к переправам через реку Неруса».

Совет съездов горнопромышленников Юга России (ССГЮР) объявил, что им ведутся переговоры с деникинским военным ведомством по поводу снабжения шахт Донбасса военнопленными в качестве рабочей силы. Горнопромышленники заявили: «Условия содержания военнопленных те же, что и германских пленных при оплате равной с рабочими без удержания в казну». На момент данного объявления на шахтах трудилось уже до 4 тыс. пленных красноармейцев.

Харьковская городская электростанция получила долгожданные 35 вагонов угля, необходимого для освещения и отопления города. Правда, в каждом вагоне выявлена была недостатча на 100 и более пудов угля.

Рабочие текстильной фабрики Шульмана в Харькове объявили забастовку.

В деникинском Харькове появились предвыборные агитационные объявления в связи с выборами в городскую Думу. Любопытно, что первую рекламу в белом городе стал размещать… Социалистический блок.

Харьковское Медицинское Общество приняло антибольшевистское воззвание: «Действующая от имени трудового русского народа кучка чуждых России интернационалистов не довольствуется разрушением государственности в стране и уничтожением экономических и культурных ценностей. Все множатся примеры обдуманного, холодного побиения лучших представителей интеллектуальных сил, которыми и так бедна наша родина… Харьковское Медицинское Общество считает нравственным долгом возвысить свой голос и заявить протест против неслыханных позорных деяний Советской власти».

Харьковский губернатор Е. Богданович объявил о введении предварительной цензуры на театральные постановки пьес, написанных после октября 1917 г.

В Харьковском обществе физико-математических наук местный профессор Александр Щукарев (на снимке) прочел занимательную лекцию на актуальную для деникинского Харькова тему: «Химия и игральные карты».

Около восьми вечера в районе Горяиновского переулка в Харькове сотрудники уголовного розыска застрелили двух человек. Они заявили, что это были бандиты, застреленные «при попытке к бегству».

Под Петроградом уже разворачивалось массированное контрнаступление советских войск, остановивших отряды генерала Юденича на подступах к городу на Неве, а деникинская пресса Юга России, до которой дошли слухи о взятии Питера белыми, захлебывалась от восторга. Харьковская «Новая Россия» в своей редакционной статье писала: «Теперь, в холодный октябрьский день, когда тяжелый туман стелется над разоренным, мертвым Петроградом, – войска ген. Юденича вступают в бывшую столицу российского государства. Болезнь длилась два года; маятник анархии, свершив полный круг, остановился у начала движения своего. И великая радость наполняет наше сердце. Ибо падение Петрограда есть и падение страшного строя крови, насилия и грабежа… Падение Петрограда равносильно моральному уничтожению большевизма… С того дня, как по улицам Петрограда стали мчаться большевистские комиссары, – Россия перестала существовать. Ныне она приступит к быстрому возрождению – вот что чувствуется в настоящий момент».

Председатель 4-й Государственной Думы России Михаил Родзянко на правах почетного гражданина Екатеринослава обратился с открытым письмом к екатеринославскому городскому голове Николаю Коростовцеву, в котором призывал екатеринославцев: «Славная наша молодежь, надежда будущей России, идите защищать ее честь и величие, докажите, что вы верите в свои силы и сумеете отстоять, созданную кровью наших предков в тысячелетнюю эпоху, Великую Могучую Россию, попираемую нынче дикарями и отбросами русского народа, по наущению извне наших врагов во имя их корыстных целей. И неужели Русский народ способен давать добровольный контингент только для недоброго дела, а не найдется могучей обороны, твердо убежденных в правоте своей горячей любви к родине, людей. Я этому не верю и никогда не поверю. Заблудшие должны очнуться».

24 октября 1920 г.:

Ленин направил телеграмму Реввоенсовету 1-й Конной армии: «Врангель явно оттягивает свои части. Возможно, что он уже сейчас пытается укрыться в Крыму. Упустить его было бы величайшим преступлением. Успех предстоящего удара в значительной степени зависит от 1-й Конной».

В тот же день командующий Южным фронтом М. Фрунзе, находясь в Харькове, отдал приказ № 130 о начале всеобщего наступления против Врангеля.

Хронология: 23 октября

10 октября 1905 г. (23 октября по новому стилю):

В Харькове состоялись массовые столкновения рабочих с полицией. Началось все с всеобщей забастовки местных железнодорожников и митинга рабочих Харьковского паровозостроительного завода, который решил направиться колоннами в центр города. Вскоре на Молочной улице к демонстрации присоединились рабочие других предприятий. Вот что писал участник этих событий: «Мы представляли такую мощную массу, что высланный против нас отряд казаков повернул назад и принялся наблюдать нас с боковых улиц – Царицынской, Аптекарской и т.д. С Змиевской улицы вылетел было нам навстречу отряд конной полиции. Но золотое времечко для полицейских прошло. На них двинулась боевая дружина и полицейский отряд быстро удрал в первый переулок… Таково было начало демонстрации 10 октября… Через весь город мы подошли к железнодорожному району».

Знамя харьковских железнодорожников во время событий 1905 года

На Ващенковской леваде состоялся большой (советские источники указывали численность до 20 тыс. человек) митинг. Когда, казалось бы, программа акции была завершена, события начали выходить из-под контроля. Уже ближе к вечеру рабочие неожиданно двинулись по Екатеринославской улице. Возле тюрьмы на Чеботарской улице толпу попытались разогнать казаки. Но неожиданно для властей выяснилось, что, в отличие от событий первой половины 1905 г. рабочие уже были вооружены и обучены стрельбе (в немалой степени – заслуга Артема и тренировок на Сабуровой даче). Очевидец пишет: «Здесь казаки впервые познакомились с силой наших боевиков».

Эскиз В. Серова "Разгон казаками демонстрации 1905 г."

В районе Лопанского моста завязалась уже серьезная перестрелка с полицией, возникли баррикады. Рабочие разбили витрины оружейного магазина Тарнопольского и завладели большим количеством оружия. Ночью перестрелка прекратилась, однако баррикады сохранились, а в Харьков спешно стягивались полицейские и казачьи подразеделения.

Участники революционных событий 1905 года в Харькове

10 октября 1917 г. (23 октября по новому стилю):

В Харькове продолжался 2-й съезд Советов Донецко-Криворожской области. Было зачитано немало сообщений о готовившихся забастовках рабочих Донбасса – в частности, в Кадиевском районе, в Юзовке, Макеевке. На съезде выступил будущий нарком Донецкой республики Борис Магидов (любопытно, что на тот момент он еще представлял Петроград!). Магидово заявил: «Вина за забастовки, которые могут вспыхнуть, лежит и на промышленниках, и на Временном Правительстве. Сколько бы ни повышали цены, это ничего не значит. Фабриканты, повысив плату на один рубль, повысили цену на ситец на 50
коп. Пусть правительство скажет, что в течение года будет одна цена на хлеб и на мануфактуру. Необходимо помнить, что забастовки на руку промышленникам, которые только и ждут их и даже умышленно вызывают». В конце вечернего заседания Артем-Сергеев призвал отказаться от налога, который шахты выплачивали на содержание Совета съездов горнопромышленников Юга России.

Исполком Дружковского Совета потребовал вывести донских казаков с шахт Донбасса: «Считая, что факт введения вооруженных казаков в Донецкий бассейн есть нарушение нормальной жизни и работы в Донецком бассейне, протестуем самым энергичным образом и заявляем, что мы будем стоять в активных рядах всей трудовой революционной демократии и просим товарищей макеевцев прислушиваться к голосу нашего пролетарского органа… И если этот орган скажет: пора наступила, и пусть он ударит, и мы вместе пойдем, правду святую добывать топором». Вот это штиль официальных резолюций, скажу я вам!

Сход крестьян Времьевской волости Мариупольского уезда постановил: «Все земли крупных землевладельцев в загоне нашей волости в согласии со своими местными комитетами отобрать без уплаты».

А в это время в Петрограде на квартире меньшевика Н. Суханова состоялось тайное заседание ЦК РСДРП(б), на котором 10 голосами против 2 (Зиновьева и Каменева) было принято предложение Ленина немедленно приступить к организации вооруженного восстания.

23 октября 1918 г.:

Ворошилов отдал приказ № 13 по войскам 10-й армии: «Удачными действиями наших частей на Центральном участке противник отходит к Дону, по-видимому, имея намерение привести в порядок свои расстроенные части и укрепиться на господствующих высотах правого берега реки Дона. Чтобы воспрепятствовать намеченным планам противника, необходимо развить наступление наших войск не только на левый берег Дона, но перебросить части на правый берег».

Реализация приказа Ворошилова от 23 октября 1918 г.

В Москве состоялось первое заседание ЦК КП(б)У, в состав которого накануне был избран лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев. Правда, пока еще Артем участие в этом действе не принимал. Председательствовал еще один представитель ДКР Э. Квиринг.

Эммануил Квиринг (фото ЦДКФФА)

Журнал «Голос металлиста» сообщил о начале забастовки рабочих на заводе Шапара в Харькове. Журнал писал: «Завод Шапара технически оборудован очень плохо. Труд чрезвычайно тяжел. Особенно невыносима работа вспомогательных рабочих. Некоторое время тому назад рабочие совместно с союзом выработали новые ставки и потребовали увеличения платы. На требование ответа не было получено… Переговоры были прерваны. Через пять минут завод замер». Кстати, первоначальное название завода было соответствующим – «Фабрика металлических полотен и продырявленных жестей». Что ж, «как корабль назовете»…

Представитель германо-австрийского бюро Каршевский направил грозную телефонограмму властям Беленского уезда Екатеринославской губернии с требованием немедленной выдачи урожая: «Предложить всем старостам Беленской волости, несмотря на то, что старосты обещали вывооз хлеба и до сего времени таковой не производится, предупредить население, если не начнется вывоз хлеба, то в конце будущей недели выедет вторично карательный отряд на Беленскую волость».

Советская Россия, забыв о своей гражданской войне, торжественно отметила освобождение лидера немецких коммунистов Карла Либкнехта. Свердлов в этот день направил телеграмму в Берлин: «Освобождение из тюрьмы представителя революционных рабочих Германии есть знамение новой эпохи, эпохи победоносного социализма, которая открывается теперь и для Германии и для всего мира». Стало ясно, что революция в Германии набирает обороты и, соответственно, дни немецкой оккупации и марионеточного правительства гетмана Скоропадского сочтены.

Выступление Карла Либкнехта после освобождения из тюрьмы в 1918 г.

23 октября 1919 г.:

Советская Латышская бригада вновь выбила деникинцев из г. Кромы.

В то же время деникинская сводка за 23 октября гласила: «В Ельце идет упорный бой на улицах города… Орловский район. Бои продолжаются, развиваясь успешно для нас. Кромский район. Ничего существенного».

На Николаевской площади Харькова состоялся смотр новых воинских формирований Добровольческой армии. Парад новобранцев принимали начальник снабжения армии генерал Деев и начальник гарнизона генерал Челюсткин.

Совет съездов горнопромышленников Юга России призвал углеторговые фирмы Харькова в трехдневный срок внести причитавшиеся «добровольные» пожертвования в пользу Добровольческой армии. В противном случае списки фирм, вовремя не обложившиеся себя взносом, грозили опубликовать в газетах.

Харьковская городская управа объявила о введении новго налога. Отныне устанавливался налог на рекламные объявления в газетах. Каждый рекламодатель должен был уплатить по 10 рублей с квадратного аршина публикуемой рекламы.

Известный харьковский профессор Федор Тарановский обратился с воззванием к трудовой интеллигенции, в котором призвал объединяться в профессиональные объединения с целью выживания в грядущую зиму. Профессор писал: «Необходимо прямо и откровенно сказать, что в предстоящую тяжелую зиму нашей интеллигенции угрожает голод, холод, усиленная смертность и, следовательно, вымирание».

В деникинском Харькове вышел первый номер газеты «Наш путь» (подробнее о ней см. http://kornilov.name/hronologiya-12-oktyabrya/). Напомним, накануне выхода газеты ее издатель, деятель кооперации и меньшевик по убеждениям Борис Одер был арестован деникинскими властями. Газета в первом номере попыталась определить свою идеологическую позицию, но получилось у нее это как-то неопределенно. С одной стороны, она осудила большевиком и «диктатуру слева». С другой, в первом же номере напала на идею объединения либеральной буржуазии с «демократическими» (то есть социалистическими) партиями.

Деникинская контрразведка в ночь на 23 октября арестовала в Харькове во время обыска дома на Ветеринарной ул., 16 анархиста Циса, у которого было изъято 3 револьвера и «огромное количество пропагандистской литературы».

Около 19.00 был совершен вооруженный налет на квартиру по ул. Петинской, 45 в Харькове. С десяток налетчиков связали всех жильцов полотенцами и обчистили квартиру примерно на 20 тыс. рублей.

Утром 23 октября на станцию Граково (на ветке Харьков-Купянск) был совершен налет конного отряда до 30 человек. Сводки сообщали: «Станция разгромлена, телеграфные аппараты сняты, несгораемая касса увезена. Служащие разбежались. Есть убитый. Железнодорожный поселок ограблен». Можно было бы погрешить против махновцев, да вот только на налетчиках почему-то были деникинские погоны.

А в 19.00 был совершен налет на станцию Лосево недалеко от Харькова (не исключено, что теми же лицами). В результате налета два человека были убиты, семеро ранены.

Представитель Полтавского комитета КП(б)У И. Науменко подготовил обширную безграмотную докладную записку в центр о своей подпольной поездке в Донбасс: «Юзовка. Подпольная организация очень хорошая… Луганск. Очень хорошая организация и связь имеет по всему Славяносербскому уезду, и они имеют связь с Бахмутом… Послушали пассажиров, приехавших из Ростова. Говорят, что между Ростовом и Таганрогом были обезоружены два эшелона кубанцев, которыми были выброшены на вагонах красные знамена, но офицерством и чеченцами было подавлено».

Меджлис горских народов Кавказа выразил протест в связи с резким заявлением британского полковника Роландсона в поддержку генерала Деникина (см. http://kornilov.name/hronologiya-13-oktyabrya). Меджлис заявил: «В своем воззвании полковник Роландсон находит возможным говорить не только от имени Великобритании, но он присвоил себе право выступать и от имени и других союзных стран и даже от имени России и генерала Деникина. Мало того, названный британский офицер не останавливается и перед прямыми угрозами английскими инструкторами, танками, аэропланами, пушками и пулеметами по адресу горских народов и их аулов, которые уже не раз разрушались генералом Деникиным при помощи, может быть, того же английского оружия… Союзной Меджлис просит Ваше Превосходительство довести до сведения Правительства Его Британского Величества в Лондоне о чувстве глубокого негодования по поводу совершенно недопустимого воззвания полковника Роландсона к населению Северо-Кавказской Республики».

Слухи о «скором падении Петрограда» или даже уже о «свершившимся падении Петрограда» докатились до Юга России. Военный обозреватель харьковской «Новой России» полковник Верин, еще не зная, что красные начали контрнаступление под Питером и обратили войска генерала Юденича в бегство, писал, что Петроград красным оборонять некем: «Большим упорством вероятно будут отличаться рабочие коммунистические части, однако для достаточной стойкости им не хватает самого главного – правильной боевой организации; поспешное сформирование этих организаций, конечно, не дало возможности укрепить дисциплину, порядок, необходимые для настоящей вооруженной силы… Остаются латыши - но их слишком мало для обороны такого обширного города, как Петроград».

 

Хронология: 22 октября

9 октября 1917 г. (22 октября по новому стилю):

В Харькове продолжался 2-й областной съезд Советов Донецко-Криворожской области. Основным докладчиком на этот раз выступил правительственный главноуполномоченный по топливу Карл Кирш. Он представил развернутый доклад о катастрофическом падении добычи угля в Донбассе и призвал рабочих усиленно поработать, пока проблемы будут решены: «Мы должны видеть причины и в отсутствии стимула к заработку: теперь ничего нельзя купить за какие бы то ни было деньги, но рабочие должны помнить, проработав полдня, они дадут возможность существовать всей текстильной промышленности и дадут хлеб всей России; проработав 2 дня, они не только дадут возможность работать всем металлургическим заводам, но и пустить их сильнее… Если вы увеличите число рабочих дней, то мы позаботимся о ваших нуждах, во всяком случае предпочтем вас военнопленным. Итак, кончает Кирш, подумайте о том, чтобы поработать 3-4 месяца интенсивно, а мы в это время разрешим ваши взаимоотношения с промышленниками». После этого доклада весь съезд дружно набросился на докладчика и резко раскритиковал его. По итогу заседания была принята резолюция: «Заслушав доклад гр. Кирша, съезд находит, что его призыв к увеличению добычи угля должен быть направлен не к рабочим, отдавшим и отдающим все свои силы и жизнь на благо революции и России, а промышленникам, саботирующим производство и к коалиционному правительству, поддерживающему их».

Карл Кирш

Газета «Правда» сообщила о росте влияния большевиков в Донбассе: «В отдельных рудничных организациях нашей партии работа в последнее время идет очень успешно, хотя и встречает массу препятствий. Окруженные населением, состоящим из казаков, мы встречаем среди них часто очень враждебное отношение… Повсюду наше влияние возросло и окрепло».

Главное управление по делам милиции доложило в своей сводке о ситуации в Бахмутском уезде: «5 октября в уезде начали наблюдаться насильственные захваты частновладельческих земель и конских заводов; для восстановления порядка вызываются из Харькова вооруженные силы».

22 октября 1918 г.:

В Москве на 2-м съезде КП(б)У в состав Центрального комитета украинских коммунистов избран и лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев.

Артем в 1918 г. (видимо, уже после возвращения из Царицына)

Делегаты съезда КП(б)У приняли участие в объединенном заседании ВЦИК, Московского Совета фабзавкомов и профсоюзов, на котором выступил и Ленин. Тот довольно любопытно охарактеризовал ситуацию на Украине: «Подумайте о положении ее, подумайте, как быть при теперешнем положении рабочим и сознательным коммунистам. С одной стороны, они видят возмущение против немецких империалистов, против страшного грабежа Украины, с другой — видят, что часть германских войск, и большая часть, может быть, ушла. У них, может быть, является мысль дать выражение накипевшим ненависти и злобе и сейчас же, не считаясь ни с чем, напасть на германских империалистов. А другие говорят: мы — интернационалисты, мы должны смотреть с точки зрения и России и Германии; даже с точки зрения Германии мы знаем, что власть там не удержится, мы знаем твердо, что если украинская победа рабочих и крестьян пойдет рядом с укреплением власти в России и с ее успехами, тогда социалистическая пролетарская Украина не только победит, но и будет непобедима! Такие сознательные украинские коммунисты говорят себе: мы должны быть очень осторожны; может быть, завтра от нас потребуется напряжение всех сил и потребуется поставить все на карту ради борьбы против империализма и германских войск. Может быть, будет так завтра, но не сегодня».

Сталин направил из Москвы приветственную телеграмму бойцам, оборонявшим Царицын.

В это время в Царицыне Ворошилов издал приказ № 15 по 10-й армии, в которой приказал своим войскам нанести решительный удар по северной группировке противника, используя для этого Камышинскую дивизию.

К красным войскам, оборонявшим Царицын, подошло подкрепление в виде Вольской дивизии. Вокруг этого момента потом долго спорили сторонники и противники Троцкого, приславшего эту дивизию. Троцкисты заявляли, что именно это подкрепление спасло Царицын, а сталинские историки (в частности, военный историк В. Меликов) доказывали, что Вольская дивизия подошла уже после того, как «гениальный Сталин» со своим верным помощником Ворошиловым предрешили успех операции по обороне «красного Вердена».

Нарком Донецкой республики И. Кожевников, возглавлявший партизанский отряд ВЦИК, телеграфировал Я. Свердлову в Москву: «С 8 октября отряд действует в тылу белочехов. Выбили белогвардейцев из всего Мензелинского уезда. Народ на нашей стороне. Отряд увеличился в 4 раза. Он идет по деревням под крики «Ура!»»

22 октября 1919 г.:

Деникинские войска серьезно потеснили красных возле г. Новосиль. Советский 73-й полк был окружен белыми и почти полностью уничтожен. Кроме того, деникинцам удалось захватить штаб 1-й бригады.

Деникинские сводки вынуждены были признать утрату Орла: «В связи с перегруппировкой, произведенной для встречи наступления противника контрманевром, наши части 6 октября без всякого движения со стороны противника оставили Орел. Вчера противник силою свыше 3 полков при 6 орудиях повел наступление на ст. Золотарево, но был отброшен с большими для него потерями. Нами взято несколько сот пленных».

В ночь на 22 октября возле ст. Явкино некими грабителями захвачен пассажирский поезд Харьков-Николаев. Для блокирования подъездных путей несколько вагонов из состава были сброшены под откос. Среди ограбленных пассажиров имелись жертвы.

В Харькове за номером 515 обнародован замечательный приказ генерала В. Май-Маевского, наглядно демонстрировавший серьезную проблему, с которой Добровольческая армия столкнулась в гостеприимном для себя городе: «Замечено, что некоторые военнослужащие продолжают кутить в ресторанах, устраивают скандалы, появляются в пьяном виде на улице, театрах и клубах, умаляя доброе имя воина и развивая в обществе нелестные отзывы к этому столь высокому, полному доблести званию. Опьянение иногда доходит до такого состояния, что воинские чины не отдают себе отчет в своих поступках и открывают стрельбу из револьверов, врываются в кафе с бранными словами, оскорбляют публику, катаются по городу на извозчиках в непристойных позах с пением песен и вообще ведут себя несоответственно своему званию. Пора положить конец этой разнузданности». Далее генерал, который и сам был горазд выпить, перечислял ряд мер по борьбе с пьянством среди офицеров. Интересно, отметил ли генерал сей приказ рюмашкой-другой?

Одновременно с этим приказом генерал В. Май-Маевский, вознамерившийся положить конец безобразиям в Харькове, обнародовал еще один приказ (№ 514): «Мною замечено, что воинские чины при встрече не всегда приветствуют друг друга отданием чести, как это установлено, иди делают это небрежно… Всем начальникам частей и учреждений обратить серьезное внимание на обязательное для всех отдание чести и взаимное приветствие, которое служит символом единения между всеми чинами армии… Встречаю военнослужащих без погон. Приказываю всем воинским чинам иметь установленного образца погоны. Командирам частей, начальникам гарнизонов и комендантам следить за соблюдением правил ношения формы одежды».

Приказом № 522 генерал В. Май-Маевский наградил Евгению Михайловну Кальмейер (жену генерала В.-А. Кальмейера) Георгиевской медалью 4-й степени. Награда, как гласил приказ, вручалась «за то, что, рискуя жизнью в продолжении 8 месяцев, сохранила полковой Штандарт 7-го Гусарского Белорусского Императора Александра I полка в городе Киеве от петлюровских и большевистских банд, несмотря на неоднократные тщательные обыски с угрозой расстрела, свято исполнила долг свой перед Русской Армией и родным полком». 

Попытка Харькова создать институт ночной стражи прогнозируемо потерпела фиаско ввиду отсутствия средств и людей. В этой связи местные власти объявили о намерении создать что-то вроде советского ДНД: «Ввиду недостаточности кадров ночных стражников комиссия по ночной охране приступила по примеру некоторых западноевропейских городов к организации «гражданских батальонов». Обучение в батальонах будут производить тыловые офицеры. Необходимое вооружение обещано г. губернатором».

Губернатор же Харьковской губернии Е. Богданович принял делегацию сотрудников крупнейших коммунальных предприятий Харькова, которые в категричной форме потребовали прибавки к жалованию в связи с невозможностью содержать свои семьи. Богданович согласился с необходимостью повысить прожиточный минимум для городских служащих до 1500 рублей в месяц, пообещав выбить для этих целей правительственную ссуду.

В Харьковской общественной библиотеке начал свои лекции известный публицист, сотрудник ОСВАГа Петр Рысс. Лекции делились на две части: «Социальные утопии» и «Перед судом истории». Заканчивались обязательными для деникинцев тезисами: «Неизбежность Единой России. Россия как единое отечество». В своей лекции Рысс заявил: «Большевизм – это подлинный марксизм во всей его прямолинейности, и будучи, как и прочие утопии, построен на отвлеченной идее, а не на объективных фактах, он заранее обречен на гибель. Если он смог удержаться столько времени, то лишь благодаря бунтарскому духу, присущему русскому народу, и вследствие потрясений, вызванных войной, а не благодаря поддержке «избранного» класса – пролетариата, которого у нас почти вовсе нет».

Накануне выборов в городскую Думу в Харькове редактор «Новой России» Александр Маклецов обнародовал предвыборную статью, в которой помянул и некоторых деятелей Донецкой республики: «Невольно содрогаешься при мысли, что за тех, чьими руками замучены наши сограждане, в свое время г. Харьков отдал 30000 своих голосов, что Кины и Рухимовичи, вскормившие палача Саенко, были гласными Харьковской городской Думы, и что их звали товарищами все те, кто составлял большинство в этой Думе».

Перед выборами в Харьковскую городскую Думу в город прибыла агитационная литература – книга князя Павла Долгорукова «Национальная политика и партия Народной Свободы». Продавалась по 4 рубля, а весь сбор поступал на партийные нужды кадетов. Тогда еще никто, включая самого Долгорукова, не знал, что спустя 8 лет князь лично прибудет в Харьков (теперь уже нелегально), чтобы окончить в нем свой жизненный путь.

Павел Долгоруков

В Харькове было объявлено о создании новой «демократической украинской партии». При этом подчеркивалось, что «новые украинцы» «поддерживают в украинском вопросе точку зрения декларации ген. Деникина«. Неожиданное появление украинской группы в Харькове объяснялось их желанием поучаствовать в выборах в городскую Думу, для чего они обратились с просьбой включить их в список кандидатов, формируемый кадетами. В числе учредителей этой «украинской» партии значились: бывший гласный Думы Пономаренко, бывший член управы Мереховцев, доктор Писнячевский и инженер Базькевич.

В Харьковском университете возобновила работу кафедра западно-русского права. Первую лекцию прочел заведующий кафедры профессор Федор Тарановский. В присутствии Дмитрия Багалея Тарановский «решительно высказался против известной теории проф. Грушевского о коренном различии западно-русской (украинской) и восточно-русской культуры и весьма ярко отметил моменты общности и взаимодействия двух ветвей русского права». Лекция была встречена аплодисментами, возражений от Багалея не поступило.

С приближением холодов и отсутствия перспектив бесперебойной работы городской электростанции Харьков начал резко преображаться. Как написал местный фельетонист А. Смолянов (он же Замошников), «город растротуаривался и обеззаборивался»: «Боковые и, особенно, окраинные улицы оголяются быстро и неуклонно, с каждым днем все больше утрачивая городской пошиб и сбиваясь на усадебно-деревенский жанр… Чем ближе к зиме, тем работы ведутся порывистее и экстреннее… В некоторых местах работы ведутся настолько экстренно, что за ночь родной улицы не узнаешь… Кладбищенская охрана – старички-сторожа, которые разве чуть-чуть попроворнее охраняемых ими покойников – повествует: «Как свечереет, так такой треск по всему кладбищу идет, что мертвого разбудит. А теперь, покончивши с забором, и кресты уже валять начали». Тротуары, заборы, кресты, ограды, деревья – все на пользу человеку. Потому: зима на носу… Когда еще на том свете за грехи в огне гореть будем, а пока и на этом погреться хочется».

Погодные проблемы вынудили и городского голову Харькова Н. Салтыкова обратиться к начальнику снабжения деникинской армии генералу Г. Дееву с ходатайством о выделении городу галош с целью распределения их среди населения. Не думаю, чтобы сие ходатайство было удовлетворено. Галоши – они и армии были не лишними…

А для нужд Харьковского городского самоуправления было закуплено на ст. Великий Анадоль и в Сватово 10 вагонов… сена!

Потребительское общество Юга России (Поюр) в Харькове постановило выделить 100 тыс. рублей в пользу жертв еврейских погромов.

Небывалый ажиотаж, который вызвала в Харькове «Первая Джиммиада» (см. http://kornilov.name/hronologiya-18-oktyabrya), завершился более чем холодной критикой. «Новая Россия» опубликовала разгромную статью о «Кривом Джимми»: «Поучайтесь, театры: «Кривой Джимми» побил рекорд. Он перещеголял и коньяк Шустова, и знаменитый некогда Спотыкач, крупу Геркулес, и многое из того, что путем широковещательных реклам внедрялось во время оно в наше сознание. Усилия театра не пропали даром, реклама сделала свое дело: театр ломился от публики. Хвосты у кассы, давка в конторе, приставные стулья, переполненный зал. Что и требовалось доказать… Что хуже всего: вся программа – слошь из Агнивцева, писателя насквозь пустого, с привкусом дешевой оригинальности и сентиментальности».

Красные партизаны вечером, когда деникинцы гуляли в здании Полтавского дворянского собрания, неожиданно напали на город, завладев им к утру. К вечеру они были выбиты из города.

За халатность, проявленную при занятии большевиками Киева, командующий белой Средне-Днепровской флотилией капитан 1-го ранга Сергей Лукомский предан военно-полевому суду по приказу главноначальствующего Киевской области генерала Абрама Драгомирова. Военно-полевой суд оперативно разжаловал морского офицера в рядовые.

Начальник Польской военной миссии в Париже генерал Т. Розвадовский пояснил своему командованию причины неприятия Петлюры Лодоном: «Англичане не прощают ГІетлюре того, что он, не желая подчиниться Деникину, явился причиной потери Киева 15 числа текущего месяца, который Деникин сумел отбить лишь вчера».

22 октября 1920 г.:

Первая Конная армия включена в состав Южного фронта.

Хронология: 21 октября

8 октября 1915 г. (21 октября по новому стилю):

На имя городского головы Харькова Д. Багалея поступило письмо на украинском языке, что было редкостью для харьковцев того времени. Было оно написано «группой австрийских подданных галичанами и буковинцами», эвакуированными в Харьков из прифронтовой Галиции. Галичане просили у Багалея выбить для них деньги… у вице-консула США. Вот как объясняла это газета «Утро»: «Заявители указывают, что между правительствами австрийским и Соединенных Штатов существует договор, по которому защита интересов австрийских подданных в России взята на себя американскими консулами, имеющими соответствующие ассигновки для оказания помощи военнопленным австрийским подданным. Заявители просят Д.И. Багалея исходатайствовать им материальную помощь в американском вице-консульстве в Харькове».

8 октября 1917 г. (21 октября по новому стилю):

В Харькове состоялось очередное заседание 2-го Донецко-Криворожского областного съезда Советов. В этот день с большим докладом по экономическим и социальным вопросам выступил хорошо известный харьковцам по событиям 1905 г. Григорий Циперович, тогда еще меньшевик. Доклад своего бывшего (а с 1919 г., когда Циперович вступит в РКП(б), и будущего) соратника резко раскритиковал Артем-Сергеев, заявивший: «Положения т. Циперовича вводят нас в заблуждение. Т. Циперович смотрит сквозь, очки, годившиеся 40-50 лет тому назад… Нужно сказать, что мы встречаемся с подкупом некоторой наиболее организованной части рабочего класса». Завязалась бурная дискуссия (уже по тезисам Артема о грядущей революции), на что ведущий собрания, лидер меньшевиков Арон Сандомирский заявил: «Говоря откровенно, большевики сознают, что не настало время социальной международной революции, а революция в России, во-первых, ничего не даст другим странам, во-вторых, невозможна, ибо если вы вопите об экономической разрухе, то на что же обопрется наша власть?» А до Октябрьской революции, между тем, оставалось 2,5 недели…

Григорий Циперович

Митинг рабочих заводов Нью-Йорка постановил: «Мы, рабочие Нью-Йоркских заводов… постановили требовать немедленного мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов». Не переживайте, речь идет не об американском Нью-Йорке, а о поселке Нью-Йорк в Горловском районе Донбасса.

Харьковская гимназистка Мария Вишневская обиделась, что ее не позвали на бал в училище, записав в дневнике: «Скоро будут лунные ночи и вернется тоска и в смертном томлении замечтуся воскреснувшие мечты и надежды. А пока я живо тихо, спокойно». До Октябрьской революции оставалось 4 дня…

21 октября 1918 г.:

В Пятигорске главком советской 11-й армии И. Сорокин арестовал лидеров Северокавказской республики Рубина, Крайнева, Дунаевского, Рожанского и др. Все они были в тот же день расстреляны конвоем (наверняка по приказу того же Сорокина, которого, в свою очередь, большевики объявили вне закна и спустя неделю тоже пустили в расход). Самое поразительное, что в ответ на расстрел, совершенный красным командиром, большевики в качестве ответа расстреляли массу заложников, заподозренных в принадлежности к «контрреволюционным организациям».

21 октября 1919 г.:

В результате упорных боев, длившихся с утра до вечера, белые выбили красных из г. Кроме (южнее Орла). При этом попытки деникинцев отбить Орел окончились неудачей.

Деникинская сводка за 21 октября сообщала: «Наши части находятся в 10 верстах к югу от Ельца… Орловский район. Упорные бои продолжаются. Кромский район. После многодневных упорных боев Кромы остались в наших руках… В районе Севска – упорные бои с превосходными силами противника за обладание городом».

Генерал В. Май-Маевский вернулся в Харьков после поездки на фронт, в район Орла.

Харьковский губернатор Е. Богданович обратился с призывом к населению жертвовать на содержание городской стражи. Губернатор писал: «Командующий Добровольческой армией Генерал-Лейтенант Май-Маевский высказал вчера свое удовольствие по поводу работы Харьковской Государственной стражи; с сожалением отметил, что стража плохо одета, а холода приближаются быстрыми шагами. Указав на невозможность поделиться со стражей тем обмундированием, которое далеко не в достаточном количестве имеется для армии, – Его Превосходительство внес из своих личных средств тысячу рублей на одежду и обувь для стражи и выразил полную уверенност, что его пример найдет последователей во всех слоях всегда отзывчивого населения Харькова и губернии». Пожертвования следовало нести лично губернатору либо же командиру городской стражи в Присутственные места.

Харьковское отделение «Союза Возрождения России», местная ячейка «Национального Центра» и ряд других белогвардейских организаций после бурных дебатов согласились сформировать единый список кандидатов на выборы в городскую Думу.

Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» опубликовала редакционную статью под названием «Гибельное политиканство», в которой обрушилась на донской и кубанский сепаратизм. Газета писала: «Если Россия мыслится в будущем как унитарное государство, речь может идти только о пределах автономии отдельных областей. Если кубанские сепаратисты мечтают о расчленении России, чем объясняется участике кубанской армии в походе против большевиков? Мы можем с уверенностью сказать, что население Кубани честно бьется за общерусское дело, и что поэтому Кубанская Рада не является выразительницей воли народа».

В «Новой России» был обнародован анонимный рассказ некоего господина, который заявил, что был в группе харьковских заложников, увезенных комендантом Саенко из Харькова в момент наступления Деникина. Из повествования, озаглавленного «Чудом спасенные, видно, что рассказчик был священником. Он заявил, что самым тяжелым отрезком следования заложников был маршрут Харьков-Сумы, в ходе которого Саенко выводил по несколько пленных чуть ли не нкаждой станции и лично убивал жертв: «Расстрелы производил Саенко, сам – лично, брал за левую руку и стрелял из нагана в затылок». Якобы после Сум, где Саенко остался в качестве коменданта, заложникам стало полегче. А в Орле, куда их в итоге доставили и где они были освобождены деникинцами, у них был чуть ли не режим вольного поселения.

В деникинском Харькове в течение половины рабочего дня бастовали рабочие паровозо-строительного завода. Благодаря вмешательству профсоюза «Металлист» забастовку удалось приостановить, но рабочие предупредили, что в случае нерешения их проблем в течение семи дней, стачка будет возобновлена.

Командующий советской 12-й армии Меженинов отдал приказ о подготовке к новой атаке на Киев, незадолго до этого оставленный красными: «58-й дивизии с группой Голого закрепиться на линии р. Ирпень, удерживая Фастов, и привести части в порядок для нового удара на Киев по особому приказу… Днепрофлотилии не допускать распространения противника вверх по Днепру, держа связь с левофланговыми частями 58-й дивизии у устья р. Ирпень и ведя налеты на Киев».

Сначала британские газеты сообщили радостную для себя новость о том, что войска Юденича взяли Петроград, а затем эту «утку» подхватили многие деникинские СМИ. На самом деле, с 21 октября началось беспрестанное отступление войск Юденича от Петрограда.

Ленин, подводя итоги «Партийной недели», заявил, что в ходе этой акции в Москве в ряды большевиков вступили 13600 человек.

Махновские отряды заняли Синельниково.

21 октября 1920 г.:

Фрунзе отдал приказ о преследовании врангелевцев в районе Александровска-Пологи.

При поддержке Красной армии махновцы восстановили контроль над Гуляй-Поле.

21 октября 1931 г.:

По личному указанию Л. Берия расстрелян лидер грузинских подпольных меньшевиков Сеит Сан-Девдариани, человек, во многом благодаря которому состоялся как революционер товарищ Сталин. Девдариани родился в 1879 г. в селе Миронцминда в довольно зажитчной семье. Получил шикарное образование (семинария в Тифлисе, юридическое образование в Тарту, Харькове и даже США). Обучаяясь в семинарии, на долгие годы стал покровителем своего однокурсника Иосифа Джугашвили, которого Сан и привел в революционный кружок. Сан спасал Сталина от преследования, предоставляя тому убежище в своем селе. К революции Сан оказался в Харькове, где стал одним из лидеров местных меньшевиков, активным деятелем оппозиции во времена Донецкой республики. Любопытно, что лидеров ДКР меньшевик критиковал за «сепаратизм», что не помешало ему после 1919 г. оказаться в Грузии и активно бороться за ее независимость. В 1921-24 гг. Сан возглавлял подпольный ЦК грузинских меньшевиков. Затем целиком и полностью ушел в философию и историю. Написал глобальный трехтомник «История грузинской мысли». Однако в октябре 1931 г. Сана расстреляли вместе с его тремя братьями, а рукопись книги была уничтожена. До сего дня дошло лишь несколько ее глав.