Хронология: 17 октября

4 октября 1905 г. (17 октября по новому стилю):

В Харькове началась забастовка трамвайщиков и рабочих железнодорожных мастерских.

Харьковские железнодорожники. 1905 год

4 октября 1917 г. (17 октября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев выступил с докладом на пленуме Донецко-Криворожского обкома РСДРП(б) в Харькове. Преседателем областного комитета был избран В. Ватин-Быстрянский, казначеем – И. Семен-Шварц. Во многом это было вызвано необходимостью убедить большевиков Екатеринослава более активно работать в комитете. Как доложил Артем, «Екатеринослав же обособился в особую единицу и области не помогает». Кроме того, пленум решил проявить самостоятельность и отказать Центральному комитету в выдвижению кандидатом в делегаты Учредительного собрания Андрея Бубнова, не имевшего связи с регионом. Для диалога с ЦК был командирован луганец Абрам Каменский, довольно тесно сотрудничавший тогда со Сталиным.

В Харькове открылась 1-я Донецко-Криворожская областная конференция профсоюза «Металлист», продлившаяся три дня.

Глава Енакиевского комитета РСДРП(б) Яков Друян обратился с письмом в ЦК партии с традиционным ходатайством о кадровом усилении: «Обращаемся к вам с просьбой снабдить нас работниками, которые могли бы поднять нашу органзиацию на должную высоту. В нашей организации имеется около 1200 человек, но нет теоретика, который мог бы оживить нашу организацию».

17 октября 1918 г.:

Белоказаки, занявшие накануне Воропоново и оказавшиеся в непосредственной близости от Царицына, с рассветом начали массированную атаку, пытаясь развить успех. Но в районе Садовой они встретили шквальный артиллерийский огонь батареи примерно из 200 орудий на фронте 3-4 км, которую поддержало до десяти советских бронепоездов с 40 орудиями на борту. Значимость потерь конницы Мамонтова в этой атаке вполне сопоставима со значимостью «атаки легкой бригады» в Крымскую войну. Белые были смятены и вынуждены были оставить Воропоново, началась полная дезорганизация фронта Мамонтова.

Климент Ворошилов официально вступил в должность командующего 10-й армии Южного фронта.

В Москве открылся 2-й съезд Компартии большевиков Украины.

17 октября 1919 г.:

Советская Латышская дивизия заняла переправы через Оку южнее Орла, подготовив плацдармы для развития массирванного наступления против деникинских войск.

Советской 12-й армии приказано с полуночи перейти в состав Южного фронта.

В Харьковской городской управе состоялось очередное публичное траурное собрание «в память погибших за родину». Причем «ноу-хау» данного собрания было то, что оно было… платным. То есть для того, чтобы поскорбеть по погибшим деникинцам, надо было заплатить! Присутствовало все высшее руководство губернии и города, а также генерал В. Май-Маевский. Один из выступавших, В. Елпатьевский, говоря о расстрелах в Москве (см. http://kornilov.name/hronologiya-19-sentyabrya/), заявил: «В русском либеральном движении не было мучеников. Теперь они появились».

В деникинском Харькове начали открытую публикацию списков «лиц, уклоняющихся от уплаты самообложения на нужды Добровольческой армии». Перечисленных в списках торговцев предупреждали об ответственности за уклонение от этой «добровольной» акции: «К лицам, не внесшим самообложения после указанного срока, будут приняты меры принуждения». Представляю, как указанные в данных «черных списках» люди спустя несколько месяцев, после возвращения в Харьков большевиков, радостно демонстрировали эти объявления для доказательства своей борьбы против Деникина.

Один из лидеров харьковских меньшевиков С. Девдариани (Сан) начал читать лекции «по истори общественного мировоззрения» в Народном университете деникинского Харькова.

В Харькове с задержкой на день открылся съезд Союза городов Юга России. Задержка была вызвана тем, что представители целого ряда городов не смогли доехать до Харькова вовремя ввиду бардака, царившего на железных дорогах. К дню открытия съезда прибыли представители Ялты, Пятигорска, Чугуева, Юзовки, Купянска. Затем подтянулись представители Курска, Полтавы, Екатеринослава, ряда поселений Северного Кавказа. Понятно, что присутствовало руководство Харькова и городов Харьковской губернии. Съезд прошел под председательством главы Харьковского комитета Союза городов П. Сергиевского.

Городские власти Харькова, испытывавшего серьезные проблемы с продовольствием, отправили в Орел, незадолго до этого занятый деникинцами, поезд с продуктами питания – мукой, солью, сахаром, конфетами, рисом, брынзой, мылом, кофе, табаком, чаем. Если поезд и доехал до места назначения, то скорее всего аккурат к возвращению большевиков в Орел и прибыл…

Харьковская таможня начала регулярную торговлю конфискованного товара. Любопытен перечень продуктов, выставленных на торги (цитирую полностью): «олеин, опий, пуговицы, машинки для стрижки, бритвы, ножницы, чай, квасцы, табачные изделия, спички, тесьма, ткань бумажная и шерстяная, конфеты, чулки, перчатки и другие галантерейные товары». Самогон деникинцы, как герой «Зеленого фургона», почему-то на продажу не выставляли. Видать, решили, что опия будет достаточно…

В деникинском Харькове ввиду приближения холодов начали нормированную продажу керосина. Для людей, живущих без электричества, выделялось по 3 фунта керосина на нос, для электрифицированных – по 2 фунта.

Глава Харьковского института судебной медицины, известнейший профессор Николай Бокариус призвал городскую управу разрешить захоронение трупов, поступавших в местный трупный покой, без гробов, так как стоимость самого дешевого гроба превысила уже 400 рублей. Профессор призвал также выделить трупному покою повозку для похорон, указывая на то, что трупов скопилось уже достаточно много.

Николай Бокариус

Харьковский ветеринарный институт утвердил в качестве профессора на кафедре ботаники известного исследователя и путешественника Владимира Арнольди.

Владимир Арнольди

Слобожанская учительская спилка объявила об открытии в Харькове на Нетеченской ул., 59 украинской «Учительской хаты». Было объявлено: «При доме имеется информационный отдел, библиотека, читальня и дешевая столовая. Учителям, приезжающим на время из уездов, отводится в доме бесплатное помещение».

Деникинские войска в результате тяжелейших уличных боев вытеснила красных из Киева. Сразу же начались еврейские погромы. Поручик В. Шульгин, вошедший в Киев 17 октября, вспоминал по этому поводу: «Над городом повисло разложение…Мы владели Киевом и не владели. Владели им герои „волчанцы“ и прочие „герои“. Они не повиновались уже „Драгомировскому особняку“…» Отчет Еврейского комитета помощи гласил: «Погром в Киеве, как массовое явление, продолжался 4 дня, шел на всех улицах города, на окраинах и в окрестностях, сопровождался массовыми убийствами, изнасилованиями и преимущественнно ограблениями еврейских квартир… Так продолжалось 4 дня и главным образом 4 ночи».

В тот же день деникинская пресса опубликовала интервью с генералом А. Драгомировым, главноначальствующим Киевской губернии. Интервью явно давалось еще до вступления советских войск в Киев. Генерал заявил: «Задача высшей местной власти состоит в осуществлении декларации Главнокомандующего ген. Деникина к народам Малороссии. Со всякого рода самостийничеством будет вестись самая решительная борьба. Но это отнюдь не означает, что власть намерена посягать на культурные ценности, созданные краем. Власть не ставит никаких препятствий преподаванию малороссийского языка в школе, но считает необходимым обеспечить права русского языка как государственного, который должен иметь преимущество перед другими языками».

Северо-Западня армия генерала Юденича вплотную подошла к Петрограду. В 7.30 утра Ленин телеграфировал: «Защищать Петроград до последней капли крови, не уступая ни одной пяди и ведя борьбу на улицах города». В тот же день в город для организации обороны прибыл Троцкий.

Строительство баррикад в Петрограде при подходе Юденича

17 октября 1937 г.:

Бывший нарком финансов Донецкой республики Валерий Межлаук назначен заместителем председателя Совета народных комиссаров СССР Вячеслава Молотова и одновременно – председателем Госплана СССР.

Хронология: 16 октября

3 октября 1917 г. (16 октября по новому стилю):

На конференции промышленников в Харькове директор Юзовского металлургического завода Адам Свицын заявил, что его предприятие ежедневно теряет сотни тысяч рублей и заявил о намерении закрыть завод – как минимум до тех пор, пока рабочие не согласятся пересмотреть условия оплаты труда.

Адама Свицын с семьей

В то же время Горное управление Южной России доложило о Екатеринославскому губернскому комиссару труда о проблемах на Юзовском заводе: «Окружной инженер Юзовского горного округа телеграммой от 2 сего октября донес Горному управлению о начавшейся на заводе Новороссийского общества частичной забастовке. Требования экономические».

В тот же вечер означенный инженер Юзовского округа В. Белов сообщил дополнительную информацию: «Имею честь донести, что забастовка в Новороссийском обществе отчати ликвидирована… В прибавке платы отказано. Надежда на миролюбивый исход не предвидится, и возможны осложнения вплоть до закрытия завода».

16 октября 1918 г.:

От боевых ран, полученных накануне в бою на подступах к Царицыну (см.  http://kornilov.name/hronologiya-15-oktyabrya), в госпитале скончался заместитель военного наркома Донецкой республики Николай Руднев.

Белоказаки продолжили массированную атаку на Царицын, заняв к вечеру Воропоново.

Сталин и Ворошилов подписали «Письмо к Донской бедноте», в котором писали: «Вас еще держат в цепких лапах и не хотят выпускать: насильно мобилизуют и, чтобы сделать из вас покорных рабов, набивают головы генеральско-кулацкими побасенками… Час возмездия близок, и страшен будет суд рабоче-крестьянской России против холеных барчуков, дворянских последышей, поднявших руку на Красное знамя труда».

Советская газета «Беднота» сообщила сенсационную информацию о якобы состоявшейся в Харькове массовой манифестации немецких солдат: «Через Харьков проходил поезд с немецкими войсками. Войска ехали на Западный фронт. На вокзале солдаты избили офицеров и отправили к заведующему передвижением германских войск депутацию с требованием указать, куда их везут. Заведующему депутаты заявили, что они не желают по-прежнему оставаться немыми рабами и делать все, что им прикажут. Когда солдатам сказали, куда их везут, они вместе с присоединившимся к ним немецким гарнизоном Харькова (около 30 тыс. человек) прошли по городу с развернутыми красными знаменами. По окончании шествия солдаты разошлись по казармам. Разгонять их было некому, так как в шествии участвовал весь гарнизон». Честно говоря, даже советские историки, упоминая обо этой информации, признавали, что она явно «преувеличена», так как столь массовое 30-тысячное шествие солдат не осталось бы незамеченным в самих харьковских СМИ.

Отряды Нестора Махно заняли его родное Гуляй-Поле внутри гетманской Украины, гетманом совершенно не контролировавшейся.

16 октября 1919 г.:

Продолжались тяжелейшие уличные бои за Киев. Деникинская пресса сообщала 16 октября: «Сегодня к 1 часу большая часть города была в наших руках. Красные занимают пока пассажирский вокзал Киев-1 и некоторые окраины города; Лукьяновку, часть Подола и места, прилегающие к шоссе».

Деникинская сводка 16 октября гласила: «Продолжая наступление, наши части заняли ряд деревень в 20 верстах юго-западне г. Ельца… Продолжая наступление, крупные силы красных потеснили наши передовые части из г. Кромы. Меры для ликвидации этого наступления приняты».

Накануне выборов в Харьковскую городскую Думу местная газета «Новая Россия» опубликовала интересные цифры, связанные с избирательным процессом (статья подписана «В.», но не приходится сомневаться, что автором являлся профессор В. Даватц, который в одном лице был и редактором «НР», и фактическим главой избирательной комиссии, и кандидатом в гласные Думы). Оказалось, что число избирателей в Харькове по сравнению с первыми демократическими выборами в 1917 г. сократилось вдворе – с 152471 чел. до 76959 чел.! В то время, как расходы на выборы выросли более чем в 5 раз – с 128 тыс. руб. в 1917 г. до 690 тыс. в 1919-м! Особенно обезлюдели рабочие кварталы. Так, в 12-м избирательном участке (район ул. Чеботарской) осталось лишь 24% от списочного состава избирательных списков образца 17-го года!

Деникинцы после взятия Орла настолько были уверены, что через несколько дней они будут в Москве, что 16 октября в харьковской белогвардейской прессе было опубликовано «сенсационное» сообщение: «Из Вашингтона сообщают, что советская власть обратилась к союзным державам с предожением начать мирные переговоры при условии освобождения от наказания 12 их лидеров, среди коих Ленин, Троцкий, Зиновьев и другие, которым должно быть разрешено поселиться в Южной Америке»… Во как! Жаль, не было сообщено, кто в Вашингтоне был источником информации для харьковских белых журналистов…

В Харькове состоялось заседание Совета съездов горнопромышленников Юга России, на котором был заслушан доклад об экономическом состоянии Донецкого бассейна.

Во всех синагогах Харькова состоялось заупокойное богослужение по жертвам еврейских погромов, которые продолжались по всему Югу России, занятому деникинцами и петлюровцами.

Харьковская городская управа обратилась с грозным воззванием »К населению». Воззвание было преподнесено в том же стиле, в каком в те грозные годы гражданской войны власти обычно объявляли всеобщую мобилизацию или сообщали о нависшей угрозе над городом. На самом деле, повод оказался прозаичным – настолько прозаичным, что он остается актуальным и по сей день. Городская власть сообщила: «В Управу поступают заявления от жителей о злоупотреблении кондукторов с билетами на трамвае. Для пресечения в корне этих злоупотреблений Управа просит г.г. пассажиров трамвая при уплате за проезд требовать билет обязательно отрываемый от катушки-рулона и ни в коем случае уже оторванных билетов кондуктору не возвращать». Вот такая вот проблема времен гражданской войны…

В театре Харьковского коммерческого клуба состоялся вечер чтения новых рассказов популярного в городе эксцентрика, шоумена, сатирика Ивана Руденкова. Судя по названиям рассказов, носили они слишком уж актуальный характер: «Жизнь и нравы народов, живших в Восточной Европе в период мировой войны», «Политком от Совнаркома», «В красных казармах», «Агитационная панорама Совнаркома» и т.д. Наверное, неудивительно, что после возвращения в Харьков Руденков рассказов уже публично не читал, переключившись на кукольный театр, а вскоре и совсем покинул Харьков, став в итоге известным как создатель профессионального кукольного театра Латвии.

Иван Руденков

Известный поэт, драматург, сатирик Николай Агнивцев, прибывший в Харьков со своим театром «Кривой Джимми», опубликовал в местной прессе забавное объявление: «В некоторых местных «подвалах» идут мои пьесы, не только без моего разрешения, но и без моей фамилии. Разрешите воспользоваться вашей любезностью для того, чтобы разъяснить этим подвальным предпринимателям, что: во-первых, пьеса – не носовй платок, и, во-вторых, авторское право на все мои пьесы пока что принадлежит только мне, ибо пятидесятилетия со дня моей смерти еще не исполнилось».

Николай Агнивцев

В полдень в Харькове на Старо-Московской улице, 61/63 произошла крупная кража. Подобрав ключи к квартире, воры вынесли одежды на сумму более 150 тыс. рублей.

Отряд Харьковской городской стражи обстрелял банду грабителей, пытавшихся в 2 часа ночи обворовать склад в саду «Труд» на Москалевке. Грабители скрылись, отстреливаясь, причем они увезли и часть награбленного.

Кстати, в тот же день харьковские власти постановили организовать ночную охрану города. Было решено ввести 750 ночных охранников. Правда, осталось решить несколько «пустяковых» вопросов: где брать финансирование на это (а требовалось до 1 млн. рублей) и где брать людей.

Ленин выступил на митинге с балкона Моссовета, провожая бойцов Красной армии, отправлявшихся на деникинский фронт.

Ленин выступает с балкона Моссовета 16 октября 1919 г.

16 октября 1920 г.:

Ленин направил телеграмму Фрунзе в ответ на его отчеты об успехах на врангелевском фронте: «Получив Гусева и Вашу восторженные телеграммы, боюсь чрезмерного оптимизма. Помните, что надо во что бы то ни стало на плечах противника войти в Крым. Готовьтесь обстоятельнее, проверьте – изучены ли все переходы вброд для взятия Крыма».

16 октября 1937 г.:

В Москве арестован Эммануил Квиринг, бывший деятель Донецкой республики, бывший глава Екатеринославского комитета РСДРП(б), а на момент ареста – директор Экономического института Коммунистической академии при ЦИК СССР.

Хронология: 14 октября

1 октября 1917 г. (14 октября по новому стилю):

Организация большевиков Донецко-Криворожской области, возглавляемая Ф. Артемом-Сергеевым, приобрела свою типографию, на которой стало возможно печатать газету «Донецкий пролетарий». Эта газета вскоре стала главным рупором идеи необходимости провозглашения Донецкой республики.

В тот же день под председательством В. Ватина-Быстрянского в Харькове состоялась губернская конференция РСДРП(б). Основным докладчиком был Артем-Сергеев. С мест выступили представители Харькова, Славянска, Чугуева, Краматоровки. Конференция увердила список кандидатов в делегаты Учредительного собрания. Первым в списке стоял Артем, вторым – бываший депутат Государственной Думы Матвей Муранов, третьим – представитель Краматоровки Яков Аникеев. Отдельным пунктом конференция выразила протест против интернирования «английскими палачами» ирландского коммуниста Джеймса Ларкина.

Памятник Джеймсу Ларкину в Дублине

В Екатеринославе же началась местная губернская конференция РСДРП(б), а в Ростове-на-Дону – 2-я Донская окружная конференция большевиков. В Ростове главным докладчиком по оргвопросу был будущий нарком ДКР М. Жаков. Он заявил, что в Донбассе преобладают меньшевики (29 тыс. меньшевиков по сравнению с 16 тыс. большевиками). «Слабость и сепаратизм – характерные черты нашего существования», - заявил Жаков. Кстати, на этой конференции была пресечена попытка местечкового сепаратизма. По предложению Жакова была утверждена структура подчинения Донецко-Криворожскому областному комитету партии во главе с Артемом, некоторые же делегаты пытались убедить в необходимости создать свой собственный, Донской, областной центр.

В Ахтырке местный Совет реквизирвал типографию Л. Меркуловой.

14 октября 1918 г.:

Нажим белоказаков на Царицын, оборонявшийся войсками Донецкой республики, усилился фактически по всем направлениям. Позиции в районе разъезда Басаргино (западнее станции Воропоново) в течение всего дня несколько раз переходили из рук в руки. Решающую роль в их удержании сыграли красные бронепоезда из группы Алябьева, в частности – бронепоезд «Товарищ Сталин».

Бронепоезд "Товарищ Сталин"

В разгар боев на южном участке Ворошилов выслал туда телеграмму: «Приказываю с занимаемых позиций не отступать ни шагу назад, впредь до распоряжения. Не исполнившие настоящее приказание будут расстреляны».

Вечером же Ворошилов сообщил в Центр: «14 октября. Ввиду задержки центром необходимого вооружения, снаряжения и обмундирования, положение фронта резко ухудшилось. Оставлены станции Кривая Музга, Карповка, Лог, противник переправился через Волгу у Светлого Яра, распространяясь по левому берегу против Царицына. Поторопите высылку подкреплений, пока не поздно».

14 октября 1919 г.:

Большевикам удалось на пару дней выбить деникинцев из Киева. После этого начались тяжелые бои на подступах к городу и в самом Киеве. Длились они несколько дней, завершившись возвращением деникинцев и жесточайшими еврейскими погромами. Деникинская пресса писала о положении на 14 октября: «Красные заняли центральную часть Киева. Наши войска сгруппировались в Печерске и Липках. Все головные части киевских мостов продолжали оставаться в наших руках».

Передовица газеты «Правда» писала: «Сейчас и слепой видит, что наступили решающие дни революции… На Южном фронте решается судьба всего движения».

Махновцы вновь взяли Мариуполь.

Деникинский комендант Харькова полковник Кириенко переведен на должность коменданта Курска, занятого накануне белыми. Исполняющим же обязанности харковского коменданта назначен полковник Ноздрачев.

Начальник Харьковского гарнизона генерал Челюсткин издал приказ о воспрещении быстрой езды на автомобилях. В Харькове нельзя было ездить быстрее 15 верст (16 км) в час, а на перекрестках скорость ограничивалась 5-8 верстами (соответственно, 5-8,5 км) в час.

В Харьковской городской Думе состоялось публичное заседание руководства Национального Центра, посвященное расстрелам подпольных активистов этой организации в Москве. В тот же день в Благовещенском соборе Харькова службу по расстрелянным провел отец Николай Колчицкий. Тот самый, который затем станет первым управлящим делами Московской Патриархии и в 1945-м вместе с патриархом Алексием будет принят лично Сталиным.

В том же здании состоялся Вечер Добровольческой армии, устроенный Комитетом церковно-приходских советов Харькова по оказанию помощи помощи добровольцам. В ходе вечера протоиереем Н. Липским была прочитана лекция «Из итогов русской великой революции». Одним из организаторов этой части мероприятий выступил православный богослов, профессор Иосиф Бродович.

Харьковская городская управа объявила о выделении на городском кладбище особого участка для захоронения погибших офицеров Добровольческой армии. Во многом это было вызвано тем, что по мере ожесточения боев под Орлом и Воронежем число офицерских похорон в Харькове росло с геометрической прогрессией – это видно по все возраставшему количеству печатавшихся в те дни офицерских некрологов.

И по трагическому стечению обстоятельств, в тот же день в Харькове умер полковник Генерального штаба Александр Лилье (жил на ул. Лермонтовской, 16).

Не успел известный харьковский кооператор, меньшевик Борис Одер объявить о намерении издавать им газету «Наш путь» (см. http://kornilov.name/hronologiya-12-oktyabrya), как в его квартире в Харькове деникинской контрразведкой был проведен трехчасовой обыск, после чего Одер был арестован без предъявления обвинений. Пройдет всего несколько месяцев - и Одера будут арестовывать большевики. Уже за сотрудничество с Деникиным.

В деникинском Харькове на ул. Пушкинской начала работу Мастерская скульптуры Леоноры Блох. Она на тот момент уже была признанным скульптором, постоянно подчеркивая, что является ученицей Огюста Родена. Однако расцвет ее творчества пришелся на голодные 30-е, когда она получила титул профессора и начала ваять под заказ памятники Марксу, Энгельсу – как вы понимаете, не каждый советский скульптор удостаивался такой чести. Дончане же на протяжении нескольких десятилетий любовались ее памятником Максиму Горькому, стоявшему в сквере Горького до того, как он был заменен на более известный (и на мой взгляд, гораздо более красивый) памятник в 70-е.

Первый памятник Горькому в Донецке (кстати, в этом кинотеатре меня принимали в пионеры)

В Екатеринодаре вечером неизвестными лицами убит у себя дома председатель Кубанского военно-окружного суда Лукин, участвовавший в Первом Кубанском походе. По словам Деникина, Лукин за день до этого был в Ростове, где делал доклад о прибытии на Кубань секретной петлюровской делегации.

В Новочеркасске состоялся ветеринарный съезд Юга России, посвященный вопросам борьбы со свирепствовавшей в этих регионах чумой.

В Каменец-Подольском петлюровская Директория УНР принесла торжественную присягу «на верность республике». Петлюровцы провозгласили: «Еще не все сделано, еще и поныне вокруг черной тучей обвили тебя большевики и помещичьи сынки Деникинцы. И те, и другие хотят господства над нами. Оружием и неправдой хотят они сковать нас, чтобы весь век свой мы работали на них».

Присяга Директории в Каменец-Подольском

Несмотря на то, что Петлюра официально объявил войну Деникину, по галицким частям 14 октября поступила команда прекратить всякую антиденикинскую агитацию.

В Севастополь прибыли дипломатический представитель королевства Югославии при штабе Деникина Милан Ненадич и генеральный консул Югославии Деян Суботич. Поразительно, но спустя год тот же Суботич прибудет в Сербию в качестве… русского беженца.

14 октября 1920 г.:

Командующий Южным фронтом М. Фрунзе отдал приказ командующему 6-й армии: «Командрму 6-й использовать неудачу противника у Каховского плацдарма и довершить разром морально надломленных сил его».

Журнал боевых действий 2-й Конной армии подытожил результат тяжелейших боев у с. Шолохово: «2-я Конная армия блестяще выполнила поставленную ей задачу, разгромила конный корпус Барбовича и 6-ю и 7-ю пехдивизии, Смоленский, Алексеевский пехполки, которые совершенно уничтожены. В боях 13-14 (октября – авт.) убит начдив кавалерийской генерал Бабичев и тяжело ранен генерал Барбович».

Генерал Иван Барбович

В Дерпте подписан мирный договор между Россией и Финляндией, по которому финны отказывались от прав на Восточную Карелию и Выборг (см. карту):

 

Хронология: 13 октября

30 сентября 1917 г. (13 октября по новому стилю):

Состоялось общее собрание Юзовской организации РСДРП(б) – на тот момент около 100 человек. Обсуждался вопрос отношения к Демократическому совещанию и подготовки к выборам в Учредительное собрание. О вооруженном восстании еще никто и не помышлял.

А вот в Луганске положение большевиков было гораздо более прочным, чем в Юзовке. 30 сентября газета «Правда» сообщала телеграмму из Луганска: «Все организации города в наших руках… Голова в городе, члены управы, председатель думы, Совет депутатов, профессиональные союзы, газета – все это в наших руках».

Общее собрание рабочих и служащих рудников Дарьевского Донецкого акционерного общества и рудника Колачевского Русско-Бельгийского общества (находился на ст. Колачевская Екатерининской железной дороги) постановило: «Требуем немедленного удаления с нашего и даже со всех горных районов Донецкой области казаков, давая срок на удаление оных до 10 октября сего года; в противном случае мы, рабочие вышеуказанных рудников… присоединяемся к резолюциям вышеуказанных районов и объявляем на 10 октября всеобщую забастовку».

На этом бурном фоне забавными кажутся слова харьковской гимназистски Марии Вишневской в ее дневнике: «Жизнь так бедна впечатлениями, красками и радостями, жизнь так уныла и туманна, ноюще скучна, что хочется на все закрыть глаза».

13 октября 1918 г.:

В результате массированной атаки белоказаков на юге от Царицына им удалось переправитья через Волгу в районе Светлого Яра, после чего началось развертывание для наступления на Царицын, оборонявшийся войсками Донецкой республики.

В гетманской Украине совершены массовые аресты сотрудников российских дипломатических миссий в Харькове, Бахмаче, Киеве, Одессе. В общей сложности 13 октября было арестовано 53 большевика, под прикрытием дипломатических миссий занимавшихся подготовкой антигетманского восстания на оккупированной Украине. С учетом того, что на момент этого дня уже было арестовано до 70 человек, можно себе представить масштаб подпольных структур, которые советская Россия развернула под прикрытием проведения российско-украинских мирных переговоров.

В Астрахани сформирована Астрахано-Каспийская военная флотилия под командованием С. Сакса.

13 октября 1919 г.:

Советские войска начали Воронежско-Касторненскую наступательную операцию против деникинцев - первую, в которой были массово использованы крупные кавалерийские соединения.

В тот же день деникинские войска заняли Орел, создав серьезную угрозу флангам советской ударной группы.

Деникинская пресса с восторгом ототозвалась на это событие, искренне полагая уже, что со взятием Орла ключ от Москвы у Деникина в кармане. Так, полковник Верин в военном обзоре из Харькова 13 октября писал: «Овладение Орлом отдало в наши руки еще один из важнейших пунктов на кратчайшем пути к Москве, до которой теперь остается уже всего около 300 верст. Есть все основания полагать, что Добровольцам не придется даже вести боев до самой Москвы, хотя красные и укрепляют ее с лихорадочной поспешностью и вероятно, в самом ближайшем будущем объявят ее «красной крепостью»". Да уж, «как же хотелось им в Первопрестольную въехать однажды на белом коне»…

Деникинская сводка за 13 октября гласила: «Продолжая наступление, наши части с боем вышли на линию Исаково – ст. Стишь – Ольшанка – Коровье Болто (в 10 верстах от Орла). Взяты пленные и пулеметы. Брянское направление. Между городами Кромы и Дмитровск красные перешли в наступление, меры для ликвидации которого приняты». Вечерняя сводка дополняла ситуацию по Орлу: «Разбив на подступах к Орлу упорно защищавшиеся части противника, наши войска в 13 часов вступили в город Орел, восторженно встреченные народом. Захвачены тысячи пленных, несколько батарей, несметная военная добыча, огромное количество жележнодорожного имущества и составов. Когда наши части вошли в Орел, народ на коленях, с криками «Христос Воскрес», встретил наши войска».

Гостиница "Берлин" в Орле, где расположился штаб Корниловской ударной группы после взятия города

А примерно в 16.00 деникинцы взяли Чернигов. Пресса сообщала: «Доблестные войска генерала Бредова, достигнув Черниговской переправы, форсировали р. Десну и лихим ударом ворвались на плечах противника в город Чернигов. Шоссейный и железнодорожный мосты целы. Противник в панике бежит в направлении на Новозыбков. Наши части энергично преследуют красных».

Ленин дал в этот день телеграмму командующему Туркестанского фронта М. Фрунзе, в которой говорилось: «Директива Цека: ограбить все фронты в пользу Южного. Обдумать экстреннейшие меры, например, спешную мобилизацию местных рабочих и крестьян для замены ими ваших частей, могущих быть отправленными на Южфронт. Положение там грозное».

Городской голова Харькова Н. Салтыков самолично произвел осмотр местных базаров – Благовещенского, Рыбного, Холодногорского и Гиевского. Краткий отчет прессы сообщал: «Состояние базаров признано неудовлетворительным. Решено принять меры к улучшению состояния базаров». Кратко, но емко…

Служащие и рабочие Власовского рудника Товарищества В.Г. Параманова передали через генерала В. Май-Маевского на нужды деникинцев 1754 руб. 25 коп.

Примерно в 6 часов утра грабителями обчищен склад Харьковского отделения Центросоюза (на Тюремной, 5). Было вынесено имущества на 12890 рублей.

А примерно в 19.00 в глухом переулке возле Южной железной дороги был ограблен некто А. Квятковский. Грабителей было трое, все – в военной форме. Отобрали 20 тыс. рублей, шубу и меховую шапку. А нечего, в самом деле, в сентябре (по денкинскому летоисчислению ведь еще 30 сентября было) в шубе и меховой шапке по городу расхаживать! Тем более, что, судя по фотографиям того периода, еще и не шибко-то холодно было…

В Харькове профсоюзное объединение «Югпроф» выразило протест против еврейских погромов на Юге России и призвало деникинские власти привлечь к ответственности зачинщиков этих погромов.

Еврейская делегация посетила митрополита Киевского Антония (Храповицкого), попросив его выпустить специальное воззвание к населению с призывом прекратить еврейские погромы.

Отряд некоего атмана Нечая неожиданно для всех – как для деникинцев, так и для петлюровцев – ненадолго захватил Житомир.

Представитель британской военной миссии при штабе Северного Кавказа полковник Роландсон неожиданно выпустил обращение к горским народам, в котором от имени Британии заявил: «Правительство Англии поддерживает генерала Деникина и его цели. Цели генерала Деникина – уничтожение большевизма, возрождение Великой, Неделимой России и широкое самоуправление горских народов… Конец большевизма близок, так как войска Деникина в 300 верстах от Москвы, расстояние, как от Петровска до Баку. Нет сомнения, что Россия, очищенная огнем и кровью, станет Великой и Неделимой. Она тогда справедливо воздаст тем, кто помогал ее возрождению, а те, кто мешал этому, будут наказаны, и наказаны немедленно».

13 октября 1920 г.:

В Станиславове под председательством Прокоповича состоялось заседание Совета министров петлюровской Директории, которое одобрило инструкции украинской делегации для переговоров с Врангелем о совместной борьбе против большевиков. В инструкциях не определялась граница между Украиной и «возрожденной Россией», которую представлял Врангель, но постоянно подчеркивалось: «по особо обозначенной этнографическо-политической границе, которая в случае недоразумений будет окончательно утверждена с помощью Лиги народов».

На Каховском плацдарме началось решающее сражение красных с врангелевцами, которое продолжалось три дня.

13 октября 1937 г.:

Арестован директор Института истории наука и техники Валериан Оболенский-Осинский, в прошлом – первый глава ленинского Всероссийского Совета народного хозяйства (ВСНХ), человек, сыграавший видную роль в формировании Донецкой республики и ее хозяйственного органа ЮОСНХ. Был обвинен по делу Бухарина-Рыкова. Вместе с ним был арестован и его 25-летний сын Вадим.

13 октября 2011 г.:

В Одессе состоялся комплекс мероприятий, связанных с презентацией книги Вашего покорного слуги «Донецкая республика: расстрелянная мечта».

Хронология: 12 октября

29 сентября 1917 г. (12 октября по новому стилю):

Екатеринославский Совет депутатов обнародовал устав местной Красной гвардии. В уставе значилось: «Рабочая гвардия вооружается револьвеврами, по возможности винтовками и т.п., которые выдаются за соответствующими номерами под расписки и при первом требовании Совета должны быть возвращены».

Красная гвардия Брянского металлургического завода (Екатеринослав) в 1917 г.

12 октября 1918 г.:

С утра из района Ивановки 4 пехотных и 8 кавалерийских полков белоказаков начали массированное наступление в направлении Сарепты и далее на север к Царицыну, получив команду взять город до 15 октября.

В селе Тагаеве белыми схвачены и расстреляны разведчики партизанского отряда ВЦИК Александр Яковлев и Николай Панов. Напомним, отрядом, занявшим в тот момент Набережные Челны, руководил нарком почти и телеграфов Донецкой республики Иннокентий Кожевников.

Екатеринославский губернский староста Черников сообщил в Киев гетманской варте о повышенной активности австро-венгерских оккупационных сил в конфискации и вывозе зерна из Екатеринославской губернии. Кроме того, он писал: «По сообщению Екатеринославского уездного старосты, австрийские солдаты спекулируют с продажей муки, покупая зерно по твердым ценам и перемалывая его, продают муку по 30-35 руб. пуд. Об этом известно местным австрийским комендантам, которые для устранения сего никаких мер не принимают».

12 октября 1919 г.:

Ударная группа Красной армии (в первую очередь, Латышская дивизия, отправленная на фронт) вошла в соприкосновение с деникинцами. Однако те (в первую очередь, Корниловская дивизия) нанесли поражение правофланговым частям 13-й советской армии, прикрывавшим Орел.

Конный корпус Буденного получил приказ от РВС Южного фронта начать наступательную операцию против конницы противника в районе Воронежа.

В Харькове на Пушкинской ул., 24 под председтельством генерала Май-Маевского состоялось собрание Союза увечных воинов. Был намечен план торжественных гуляний на «День инвалида».

В Харькове было объявлено о скором выходе новой «ежедневной демократической газеты» с названием «Наш путь». Ее редактором был «убежденный кооператор, меньшевик по убеждениям» (по словам писателя В. Короленко) Борис Одер. Газета выходила недолго, но, как писал уже в феврале 1920 г. Короленко, выход этой газеты при деникинцах будет поставлен в вину Одеру.

В харьковской белогвардейской газете «Новая Россия» опубликована статья известного публициста Александра Яблоновского (Снадзского) «Паутина», в которой автор писал о германских интригах и, в частности, о роли Германии в развитии русского сепаратизма: «Возьмите хотя бы наш дурацкий, наш нелепый и самоубийственный сепаратизм. Разве не в Берлине взрощено это змеиное дерево и разве не из немецкой лейки опрыскивали его русской кровью? Без немца никакой Петлюра и никакой другой «задержавнисть» никогда и не мечатли бы о Кобелякском суверенитете. Без немца ни в одну сумасшедшую голову ни за что не залетела бы гнусная мысль о войне Малороссии с Великороссией».

В харьковской гостинице «Версаль» деникинской контрразведкой арестована жена штабс-капитана М.А. Косолапова, котрая призналась, что она во времена Советов работала в особом отделе при военном комиссариате.

Бывшая гостиница "Версаль" (источник: http://streets-kharkiv.info/krasnooktyabrskaya)

Было обнародовано разъяснение Управления народного просвещения Особого Совещания по поводу украинских школ. Управление пояснило, что школы с малорусским языком обучения, ранее лишенные деникинцами государственного финансирования, имеют право претендовать на пособия из казны, как и все остальные частные школы.

В Новочеркасске состоялся экстренный съезд Совета съездов Донских горнопромышленников.

В Воронеже деникинцами расстрелян известный революционер, большевик, бывший председатель Воронежского Совета Алексей Моисеев.

12 октября 1920 г.:

Сводка Полевого штаба Реввоенсовета Республики сообщала: «В Александровском районе на правом берегу Днепра враг повел наступление в северном направлении и захватил было ряд селений в 20 верстах на северо-запад от Александровска, однако нашей контратакой был отбит и понес тяжелые потери, после чего отходит в южном направлении. Мы захватили в плен и уничтожили 2 сотни Марковской дивизии врага».

12 октября 1937 г.:

Бывший нарком Донецкой республики Иосиф Варейкис был выведен из состава ЦК ВКП(б).

Хронология: 11 октября

28 сентября 1904 г. (11 октября по новому стилю):

В Елисаветграде (ныне Кировоград) во время обыска, учиненного полицией на квартире крестьянина Елисея Поперечного, арестованы заподозренные в подпольной политической деятельности 20-летний крестьянин Иосиф Кржистоловский (он же – Кристаловский) и бывший студент Московского технического училища 21-летний Федор Сергеев (тогда он действовал под кличкой «Виктор», а в историю вошел как «Артем»). В общей сложности Артем провел в Елисаветградской тюрьме месяц. Это был второй арест юного Артема, но далеко не последний.

Елисаветград. Перспективная улица

Позже (в 1923 г.) участник революции Иосиф Кристаловский оставил мемуары о совместной с Артемом деятельности в Елисаветграде. Он писал: «Артем, явившись в Елисаветград, принял на себя как идейное, так и организационное руководство всей нашей организацией, а также все связи с местной интеллигенцией и либералами…Елисаветградской жандармерии было от чего переполошиться. В спокойном до того городе вдруг стало нарастать рабочее движение… Пожалуй, не будет преувеличением, если сказать, что Елисаветград на протяжении всей своей истории в дореволюционное царское время не знал более деятельной, более обширной и сплоченной большевистской организации, как тогда, когда там работал Артем. Он был душой, мозгом всей это довольно значительной по тем временам подпольной организации, и в то же время был ее чернорабочим, который почти все организационные тяжести вывозил на собственных плечах». 

Могила Иосифа Кристаловского в Москве

28 сентября 1917 г. (11 октября по новому стилю):

Харьковская гимназистка Мария Вишневская написала в своем дневнике: «Говорят, ночью будут погромы. На улицах тревожно. Шепотом сообщают жутко неподтвержденные факты. А я… Я жду невероятно красивых и томительно нежных, неизведанных и незнакомых встреч, таинственных слов и тонко-очаровательных улыбок».

11 октября 1918 г.:

Сталин вернулся из Москвы в Царицын и в тот же день, в 13.50 связался со Свердловым по прямому проводу, заявив: «Только что приехал в Царицын. Свидетельствую, что до сих пор не получено ни одного снаряда, ни одного патрона. Фронт переживает ужасное положение. Мне сдается, что прекращение снабжения не случайность, что чья-то умелая рука старается доканать Царицын. Кому это выгодно, понять не трудно. Заявляю, что оставить этот вопрос без немедленного разрешения немыслимо, преступно».

Вечером 11 октября Ворошилов из Царицына направил телеграмму на ст. Иловлинская начальнику участка Колпакову с описанием оперативной обстановки.

По свидетельству военного историка В. Меликова, к 11 октября силы белых, наступавших на Царицын, составляли: 1-я оперативная группа на Камышинском направлении (7 тыс. штыков и сабель при 50 пулеметах и 11 орудиях), 2-я оперативная группа на направлении Качалино-Дубовка-Царицын (13 тыс. штыков и сабель при 72 пулеметах, 36 орудиях и 2 бронепоездов), 3-я оперативная группа на направлении Воропонов-Царицын (5 тыс. штыков и сабель при 56 пулеметах, 35 легких и 15 тяжелых орудиях и 3 бронепоездах), 4-я оперативная группа на направлении Сарепта-Царицын (20 тыс. штыков и сабель, 100 пулеметов, 33 легких и 10 тяжелых орудий, 3 бронепоезда).

11 октября 1919 г.:

Командующим советскими войсками Южного фронта назначен Александр Егоров, а командующим 14-й армией – Иероним Уборевич.

Деникинская сводка за 11 октября сообщала о боях на Орловском направлении: «Наше наступление встречает небывало упорное сопротивление. Красные развернули здесь около 20 отборных коммунистических частей. Преодолевая все трудности, наши доблестные части после кровопролитного боя заняли ст. Еропкино и ряд деревень по обе стороны ее; западнее мы заняли г. Кромы… За вчерашний день на Орловском направлении взято около 4000 пленных, 4 вполне годных к бою орудия и около 40 пулеметов».

В Харьков прибыла высокопоставленная комиссия для ревизии интедантства Добровольческой армии. Возглавлял ее известный общественный деятель, сенатор Николай Таганцев, который позже станет министром юстиции правительства барона Врангеля.

В тот же день представители военной миссии Британии посетили обмундировочные мастерские Добровольческой армии в Харькове и «признали постановку дела в мастерских образцовой».

Харьковское медицинское общество выразило публичный протест в связи с «широко распространившимися в последнее время погромам и насилиям, касающимся главным образом еврейской части населения». В обращении говорилось: «Харьковское Медицинское Общество радостно приветствовало Добрармию, как избавительницу от тяжкого ига большевизма, как провозвестницу воссоединения Великой, Единой, Свободной России, несущую так долго жданные права и справедливость. Но победоносное шествие Добрармии омрачено местами происходящими еврейскими погромами. Снова льется невинная кровь по русской земле, уже достаточно увлажненной ею за последние годы. Поводом является новый навет – огульное обвинение всего еврейства в большевизме… Харьковское Медицинское Общество уверено, что правительство примет немедленно все меры к решительному прекращению и подавлению всяких попыток погромов, дабы никто в Западной Европе не мог бросить упрек, что новая Россия не вправе претенедовать на почетное место среди культурных стран мира».

Эмоциональной статьей «Памяти замученных праведников» отреагировал на расстрелы в Москве (см. http://kornilov.name/hronologiya-19-sentyabrya/) известный деятель кадетской партии, бывший депутат Государственной Думы Николай Тесленко, находившийся в то время в Харькове. Тесленко (на фото) писал: «Громят русское государство, русскую армию, русскую веру, русский язык, русскую душу, разоряют русскую землю, вырывая все скрепы, которыми держится государственный корабль, истребляют русских людей, повинных в беззаветной любви к своему народу. Теперь их истребляют целыми семьями, до основания уничтожая редкие культурные очаги, с таким трудом насажденные на нашей скудной почве. Щепкины, Астровы, Алферовы… Где же ты, европейский либерализм, стоящий на страже культурных ценностей и прав человеческой личности? Ведь погибают лучшие из лучших твоих последователей. Но он молчит… Где все они - лиги прав человека и гражданина, где собирающийся осчастливить род человеческий Вильсон, где «великая демократия»… Где они? Молчат…»

Состоялось торжественное открытие нового сезона в Харьковском драматическом театре. Премьерным спектаклем стала пьеса «Царь Федор Иоаннович». Главную роль царя играл один из самых популярнейших в Харькове актер – Александр Баров, которого еще летом деникинцы едва не расстреляли за сотрудничество с большевиками. Но наверное, не только поэтому деникинская пресса довольно критично оценила игру Барова в этом спектакле: «Г-н Баров, выступивший в роли Федора, не дал почувствовать в царе того, что дало повод Ключевскому сказать, что Ал. Толстой рисовал портрет блаженного царя с древнерусской летописной его иконы. Опытный и даровитый актер, г-н Баров выразительно читал роль, дава неплохие образцы произношения отдельных мест, но все это не возвышалось над образцово-школьным уровнем, не воссоздавало сложный душевный узор царя, душевный микрокосм Федора».

В харьковском театре Муссури состоялся концерт-кабаре «при участии лучших артистических сил города», сборы от которого должны были пойти на поддержку Сибирской армии Колчака.

Примерно в 18.00 возле Благовещенского базара деникинцами застрелен штабс-капитан Дмитриевский-Фомичев, обвинявшийся в «большевизме». Якобы застрелили «при попытке к бегству».

А примерно в 21.00 в самом центре города, возле драматического театра автомобиль наехал на майора… английской армии по фамилии… Шейлонов. Что делал английский майор на Сумской и почему носил фамилию Шейлонов, история умалчивает. Сообщалось лишь, что с переломом голени правой ноги британский офицер был отправлен в Александровскую больницу.

В Ростове во время торжественного собрания, посвященного памяти генерала М. Алексеева, с программной речью выступил глава деникинскго ОСВАГа профессор К. Соколов, который заявил: «С формулой «ни Ленин, ни Колчак» нужно покончить навсегда. Третьей силы нет. Можно идти или с Колчаком, или с Лениным, и каждый честный гражданин должен этот выбор сделать. Диктаторская власть, как видно из ее прошлого и настоящего, глубоко национальна и глубоко демократична». Демократичность диктатруы – это, согласитесь, наше родное ноу-хау…

Константин Соколов сидит за столом с генералами Романовским и Деникиным. Таганрог. 1919 год

Утром 11 октября коварные большевики обстреляли Межигорье. Что-то явно знали заранее… См.: http://kornilov.name/bolsheviki-obstrelyali-mezhigore/

11 октября 1920 г.:

Командующий советским Южным фронтом М. Фрунзе издал приказ о необходимости любой ценой удержать Каховский плацдарм. В приказе содержались такие слова: «2-я Конармия должна выполнить свою задачу до конца, хотя бы ценою самопожертвования».

Корабли Днепровской флотилии получили приказ двигаться в Екатеринослав для операций против Врангеля.

11 октября 1931 г.:

Максим Горький прочел Сталину, Ворошилову и Молотову свою сказку «Девушка и смерть». С историей Донецкой республики эта история связана разве что фигурой Ворошилова. Однако уж больно хороша картина художника А. Яр-Кравченко, запечатлевшего данный момент:

А. Яр-Кравченко. Горький читает Сталину, Молотову и Ворошилову

Хронология: 10 октября

27 сентября 1917 г. (10 октября по новому стилю):

Общее собрание большевиков Енакиево приняло резолюцию: «Мы считаем единственным выходом переход всей власти к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов».

10 октября 1918 г.:

Ворошилов послал телеграмму в Царицын с фронта: «Объехал Морозовскую дивизию. Приняты все меры для восстановления положения. Тундутово займу сегодня… Положение не так плохо, как это многим трусам и дуракам кажется». В то же утро красные заняли Тундутово. А к вечеру белые прорвали оборону защитников Царицына к югу от города, южнее Сарепты, поставив под угрозу район Астрахани.

В ночь на 10 октября партизанский отряд ВЦИК под командованием наркома Донецкой республики И. Кожевникова на трех пароходах неожиданно подошел к Набережным Челнам и после короткого боя занял город. Эту операцию заснял на кинопленку будущий известный оператор Эдуард Тиссэ, который вступил в отряд Кожевникова.

Эдуард Тиссэ

Обнародовано постановление Совета обороны Республики во главе с Лениным об изъятии шинелей у гражданского населения! Постановление гласило: «В целях увеличения запасов шинелей, необходимых для Красной Армии, а равно для борьбы с преступниками и спекулянтами, прикрывающимися красноармейской шинелью, Совет Рабоче-Крестьянской Обороны постановил: Поручить В.Ч.К. по соглашению Р.В.С.Р. в кратчайший срок отобрать у гражданского населения, а также у служащих во всех советских учреждениях, с изъятием временно для военных все шинели из серо-шинельного и защитного сукна, на основаниях, указанных в особой инструкции».

В Екатеринодаре состоялась многолюдная церемония прощания с телом создателя и командующего Добровольческой армии генерала М. Алексеева и его похороны. При отступлении белых в 1920 г. его прах по настоянию вдовы был перевезн в Сербию.

Похороны генерала Алексеева в Екатеринодаре

Российский Совнарком издал «Декрет о введении новой орфографии», который гласил: «Все правительственные издания, периодические (газеты и журналы) и непериодические (научные труды, сборники и т. п.), все документы и бумаги должны с 15-го октября 1918 г. печататься согласно при сем прилагаемому новому правописанию».

10 октября 1919 г.:

В районе Орла и Курска началось контрнаступление советских войск Южного фронта под командованием А. Егорова.

Совнарком за подписью Ленина утвердил декрет «О льготах для лиц командного состава Красной Армии и их семейств».

Деникинская сводка за 10 октября гласила: «Елецкое направление. Противник крупными силами ведет наступление на наши передовые части и местами потеснил их несколько к западу… Орловское направление. Продолжая продвижение, наши части заняли ряд деревень западнее станции Змиевка… Из дополнительных донесений выясняется блестящая работа отряда полковника Туркула в бою 25 сентября у станции Комаричи… Трофеи этого боя – три бронепоезда, санитарная летучка, несколько паровозов и около 200 вагонов».

Антон Туркул

Генерал В. Май-Маевский издал приказ № 51 с требованием провести самое строгое расследование причин состоявшегося накануне крушения литерного поезда Харьков-Ростов (см. http://kornilov.name/hronologiya-8-oktyabrya/) и предать виновных военно-полевому суду.

В Харькове состоялась панихида по председателю правления Русского паровозостроительного и механического общества, военного инженера, генерала Виктора Иванова, который на протяжении длительного времени был одним из основных руководителей ХПЗ. Накануне Иванов умер от воспаления легких в Одессе.

В харьковской белогвардейской газете «Новая Россия», обычно помещавшей пропагандистские, бравурные репортажи о едином порыве населения в деле поддержки Добровольческой армии, 10 октября опубликован поразительная для этой газеты зарисовка из жизни. Некая бабуля в Харькове, увидев пленного красноармейца, протянула ему деньги, сказав ему: «А у меня вот сын в добровольцах. Взяли… Ты-то большевик?» На что пленный ответил с горечью: «Такой же большевик, как твой доброволец. Взяли…» Такая она была – гражданская война. Без пропаганды и бравирования…

Прелюбопытнейший способ рекламы кино был применен в Харькове. Местный кинопрокатчик запустил в виде информационного сообщение о смерти знаменитого и любимого в России киноактера Вальдемара Гаррисона (настоящая фамилия – Псиландер). Вот как это было преподнесено: «В местных кинематографических и театральных кругах получено сообщение о кончине популярного киноартиста В. Гаррисона, во время съемки картины «Пляши шут несчастный… Пляши»… Картина по сюжету связана с личной жизнью Гаррисона, и во время одной из сцен он скончался от разрыва сердца. Кино-Контора Братьев Сквирских, Харьков. Екатеринославская, 49″. Самое любопытное, что в возрасте 32 лет Гаррисон-Псиландер покончил с собой еще в марте 1917 года! Но в интересах рекламы история о его кончине была, как мы видим, переиначена. Но что еще более интересно, биографы Псиландера уверены, что биографический фильм с рабочим названием «Жизнь Гаррисона» в самом деле снимался в России с его участием в 1917 г., но так и не вышел на экраны! Так что убитые горем харьковцы в 19-м могли наблюдать во всех смыслах уникальную картину, которая неизвестна современным киноисторикам.

Вальдемар Псиландер

В Харькове обнародована телеграмма, полученная из Киева от Центрального комитета помощи пострадавшим от погромов: «Центральный комитет обращается за помощью. Размеры бедствия огромны. Разгромлены, разорены целые общины. Масса убитых и раненых, детей, сирот и бездомных. Люди валяются по улицам голыми и голодными. Необходима срочная помощь всех видов. Нужны колоссальные средства… Трехсвятительская, 3″.

Поразительная (во всяком случае, для крупного города) кража произошла на рассвете в Харькове. Воры, проделав отверстие в заборе постоялого двора на ул. Старо-Московской, 109, утащили 10 голов рогатого скота крестьянина, который остановился в этом дворе. Пострадавший оценил ущерб в 125 тыс. рублей.

Неожиданный посредник объявился между большевиками и Петлюрой. Свои услуги для заключения союза между ними против Деникина предложил швейцарский коммунист Фридрих Платтен, не просто личный друг Ленина, но и человек, в 1918-м прикрывший собой Ленина от пуль. Случайно оказавшись в Каменец-Подольском, Платтен вызвался связать Петлюру с большевиками. И 11 октября 1919 г. Политбюро ЦК РКП(б), заслушав швейцарца, вынесло секретное постановление: «Соглашение с Петлюрой, как политическое, так и военно-техническое, признается желательным». Правда, вторым же пунктом этого документа определялась цель сего неожиданного хода: «Соглашение это с целью компрометации Петлюры перед Антантой должно быть гласным».

Ленин и Платтен в 1919 году

Деникинское агентство Информагентство Руссаген сообщило, что в Новороссийске по распоряжению уголовно-разыскного отделения арестован известный режиссер Всеволод Мейерхольд.

Верховный совет Антанты объявил о введении экономической блокады Советской России. Правда, длилась она недолго и была снята уже через три месяца – 16 января 1920 г.

10 октября 1920 г.:

В газете «Правда» опубликована статья Сталина «Политика Советской власти по национальному вопросу». Сталин писал: «Одно из двух: либо украинский, азербайджанский, киргизский, узбекский, башкирский и прочие языки представляют действительную реальность, причём в этих областях, следовательно, абсолютно необходимо развить родную школу, суд,
администрацию, органы власти из местных людей, и тогда – советская автономия должна быть проведена в этих областях до конца, без оговорок; либо украинский, азербайджанский и прочие языки являются
пустой выдумкой, школы и прочие институты на родном языке, следовательно, не нужны, и тогда – советская автономия должна быть отброшена прочь, как ненужный хлам. Искание третьего пути есть результат незнания дела или печального недомыслия». Так начиналась сталинская коренизация, обернувшаяся для Украины и для Донбасса дикой скрыпниковской украинизацией…

Командарм 6-й советской армии Авксентьевский отдал приказ о переходе своих частей в контрнаступление против Врангеля на Каховском плацдарме.

10 октября 1937 г.:

В ночь на 10 октября на подъезде к Москве арестован бывший нарком Донецкой републики Иосиф Варейкис. Он был обвинен в связях с немецкой разведкой и причастности к «правотроцкистской организации» на основании показаний еще одного деятеля ДКР – Яковлева-Эпштейна. Яковлев на допросе заявил: «В 1924 году я особенно сблизился с ВАРЕЙКИСОМ (децистом в прошлом), назначенным тогда заведующим отделом печати ЦК ВКП(б). Из ряда бесед с ним я убедился, что это авантюрный беспринципный человек, карьерист, менявший свои убеждения буквально на ходу. В то же время я убедился, что он стоит на позициях ТРОЦКОГО, поскольку это содействует его — ВАРЕЙКИСА — планам. ВАРЕЙКИСА я обработал и привлек в свою руководящую группу троцкистской организации. С этого периода фактически и сформировалось руководящее ядро, группа скрытых троцкистов, в которую входили я — ЯКОВЛЕВ, ВАРЕЙКИС и ПОПОВ, действовавших по указаниям ТРОЦКОГО — на положении особо       законспирированной группы двурушников, маневрировавших, приноравливавшихся, любыми путями добивавшихся своих целей в борьбе       против партии. Эти формы борьбы с партией, указанные ТРОЦКИМ, были для меня приемлемыми также и потому, что я и ВАРЕЙКИС полагали, что в случае, если даже троцкизм и не победит, мы все же останемся, благодаря нашей маскировке, на руководящем положении в партии». Попов, о котором идет речь в показаниях, это тоже деятель Донецкой республики. Правда, во времена ДКР он был активным оппонентом Артема и одним из лидером харьковских меньшевиков.

Хронология: 9 октября

26 сентября 1917 г. (9 октября по новому стилю):

Я. Свердлов от имени Секретариата ЦК РСДРП(б) ответил на просьбу Екатеринославского комитета большевиков прислать к ним для усиления Михаила Ольминского: «Мы здесь очень хорошо понимаем, насколько трудно вести работу при отсутствии работников… Но в нашем распоряжении так мало народу, что невозможно и в малой степени удовлетворить все запросы. К вам на Юг переводят некоторые заводы из Питера. Среди рабочих этих заводов вы сможете найти хорошее подкрепление… Вряд ли т. Ольминский при теперешних условиях согласится поехать куда-либо из Москвы. Но если поедет, то к вам – мы пишем ему со своей стороны об этом».

Михаил Ольминский

9 октября 1918 г.:

Развивая наступление на Царицын, белоказаки заняли ст. Тундутово (Червленая). Там ими была выделена ударная группа войск для обхода левого фланга красных со стороны Волги.

Около 12 тыс. красных бойцов из Котельниковской и Сальской групп советских войск, отрезанных от основных сил красных, оборонявших Царицын, в ночь на 9 октября начали продвижение к своим вдоль железнодорожной линии. Впереди этой массы шел отремонтированный бронепоезд «Борец».

А в это время в Киеве, где накануне провалились переговоры с Москвой о российско-украинской границе, гетманская Украина попыталась присоединить Крым себе. На переговорах с делегациями немецких колонистов и крымских татар Киев предложил свой проект Крымской краевой конституции, первый пункт которой гласил: «Крым соединяется с Украиной на правах автономного края». Что самое интересное, Украину, которая постоянно настаивала на этническом принципе формирования границ с Россией, вовсе не не смущало, что в отношении Крыма она сама идет против этого принципа.

Временное Всероссийское правительство («Уфимская Директория») в связи с наступлением большевиков покинула Уфу и перебралась в Омск.

Комично развивалось построение независимого государства в Финляндии, отколовшейся от России. 9 октября парламент этой новой страны проголосовал за то, чтобы объявить ее королевством, и тут же избрал «короля». Им стал шурин германского императора – принц Гессенский Фридрих Карл. Во многих источниках он стал фигурировать как Вяйнё I, о чем, конечно, не подозревал. В любом случае, «король» до своего «королевства» так и не доехал, а корона, заготовленная для него, так и не была никем надета на голову. Все-таки хорошо, что Артем-Сергеев провозгласил Донецко-Криворожскую область республикой, а не королевством…

Так и не использованная по назначению корона короля Финляндии

9 октября 1919 г.:

Советские войска начали подготовку к широкомасштабному контрнаступлению на деникинском фронте. 9 октября РВС Южного фронта отдал приказ о подчинении ударной группы войск командующему 13-й армии и разворачиванию к 11 октября наступательных действий.

Деникинская сводка за 9 октября сообщала: «Наш бронепоезд доходил до ст. Еропкино (20 верст от Орла и отогнал оттуда два бронепоезда красных… Прямым попадением с наших бронепоездов подбит красный бронепоезд «Советская Украина», причем командир поезда убит». Сводка также сообщала о героизме командира 2-го Корниловского полка капитана Я. Пашкевича, который был тяжело ранен у деревни Зиновьево. За этот бой Пашкевич был удостоен чина полковника (минуя подполковника). А убит он был меньше чем через год – в Северной Таврии.

Яков Пашкевич виден за генералом Май-Маевским

В здании Харьковской городской Думы состоялось траурное заседание местного отделения «Национального центра» под руководством Н. Ковалевского. Участникии заседания почтили память расстреляннных в Москве активистов «Национального центра» во главе с Николаем Щепкиным (см. http://kornilov.name/hronologiya-19-sentyabrya/). На этом же собрании выступил сенатор Сергей Завадский, бывший Петроградский прокурор, расследовавший убийство Григория Распутина, а заодно и бывший державный секретарь в правительстве гетмана Скоропадского. Он не так давно вернулся из-за границы и поведал свои наблюдения об изменении общественного мнения Франции.

В Харькове состоялось собрание общества учащих школ городского самоуправления. Учителя обсуждали сложную проблему, связанную с распоряжением деникинских властей о переводе обучения на старую, дореволюционную орфографию. Распоряжение-то было, но учебниками школы никто не снабдил. Кроме того, немало детишек уже были обучены новой орфографии, в итоге путаница была неимоверная!

9 октября 1920 г.:

Командующий Южным фронтом М. Фрунзе отдал приказ ударной группе войск Левандовского начать решительное наступление из района Бердянска и Гуляй-Поля на врангелевцев. В приказе содержалась оценка ситуации на фронте, данная Фрунзе: «Противник, по-видимому, начаал решительную операцию в районе Александровска частями 1-го армкорпуса. Есть основание предположить, что в указанный район перебрасываются и части, оттянутые из Волновахского района, на восточном участке противником, по-видимому, оставлен только заслон».

Советские самолеты, судя по сообщению штаба воздушного флота из Харькова, 9 октября совершили налет на белый крейсер «Кагул»: «Сброшено 6 пудов бомб, которые ложились около. По аппаратам открыли ураганный огонь. У аппаратов шрапнельные пробоины. Аппараты вернулись благополучно». 

В Риге подписан договор о перемирии и прелиминарных условиях мира между РСФСР и УССР с одной стороны и Польшей – с другой. Границей с Польшей была определена река Збруч. В договоре значилось: «Россия и Украина отказываются от всяких прав и претензий на земли, расположенные к западу от этой границы». Так «нарост на теле Украины» еще остался в Польше.

Хронология: 8 октября

26 сентября 1877 г. (8 октября по новому стилю):

В Тамбовской губернии в бедной крестьянской семье родился Иван Никитич Туляков, человек, прошедший с низов до должности Харьковского губернского комиссара – по сути, Харьковского губернатора, представлявшего Временное правительство. Биография Тулякова – это картина того, как в годы социальных потрясений можно стремительно взлететь на политические вершины и еще более стремительно пасть с них. Простой слесарь, примкнув к меньшевикам, был избран в 1912 г. депутатом Государственной Думы от Области Войска Донского. Толпа носила его на руках. Член Исполкома Петросовета и активный участник Февральской революции. В марте 1917-го вместе с адмиралом Колчаком в Севастополе принимал присягу Черноморского флота на верность Временному правительству. Той же весной был в качестве правительственного комиссара прислан в Харьков, где в первую же ночь был обворован (см. http://kornilov.name/hronologiya-29-marta/). И на этом политическая карьера меньшевика была окончена! С резким падением популярности Временного правительства были осмеяны и его комиссары, включая некогда популярного в среде рабочих Тулякова. Весной 1918 г., всеми преследуемый, меньшевик Туляков был расстрелян неизвестными лицами. Sic transit gloria mundi…

Иван Туляков

25 сентября 1917 г. (8 октября по новому стилю):

А. Керенским организовано Третье коалицинное Временное правительство. В него вошли 4 кадета, 2 эсера, 3 меньшевика, 1 трудовик, 1 независимый и 2 военных специалиста. И был отведен этому правительству ровно месяц. До Октябрьской революции…

Третье коалиционное правительство

8 октября 1918 г.:

Отозванный из Царицына Сталин, прибыв в Москву, сразу был введен в состав Реввоенсовета Республики.

В Екатеринодаре от воспаления легких скончался Верховный руководитель Добровольческой армии генерал Михаил Алексеев.

В Пятигорске расстрелян своими же, большевиками, командир советской Таманской армии И. Матвеев. На его место был назначен Е. Ковтюх.

8 октября 1919 г.:

Недалеко от станции Беспаловка ночью произошло грандиозное крушение курьерского поезда № 1/2Р Харьков-Ростов. По заявлению деникинских властей поезд был пущен под откос неизвестными злоумышленниками (все указывали на махновцев), которые разобрали значительный участок полотна. Было заявлено: «Из 13 вагонов 4 вагона, находившиеся посередине состава, разбиты в щепы, остальные же сильно повреждены». Было извлечено более 50 трупов, большей частью офицеры из первого вагона. Всего погибло 34 офицера и 6 штаб-офицеров. Всего же пострадало более 200 человек. Для поимки злоумышленников из Харькова была послана полицейская собака по кличке Трико. Хотя что она могла найти в этом месиве?.. Среди погибших было немало известных людей. В частности – известный российский полярный исследователь Константин Волосович, а также известный деятель российского земства Модест Резвой. Харьковская пресса в те дни пестрела некрологами…

Во всех городах, занятых деникинцами, в церквях прошли торжественные панихиды в память о генерале Алексееве. По Харькову был издан приказ коменданта города полковника Ноздрачева: «На панихиде присутствовать свободным от служебных нарядов офицерам, врачам и чиновникам». В городском театре состоялось торжественное собрание в память о генерале.

В бою против Красной армии у ст. Пологи погиб харьковец, георгиевский кавалер, полковник Петр Дюмин.

Харьковская газета «Южный край» сообщила о том, что представитель деникинского генерала В. Май-Маевского принял делегацию рабочих завода «Гельферих-Саде», бастовавшего уже две недели.

В Харьков прибыл известный оперный певец, солист московского Большого театра Феофан Павловский. Прибыл не просто так, он был сразу назначен начальником театрального отдела харьковскго отдела деникинской пропаганды.

Феофан Павловский

В то же время в Харьков прибыла еще одна оперная звезда всероссийского масштаба – солистка Большого и Мариинского театров, известный всей России музыкальный педагог Мария Дейша-Сионицкая. Она не связала свою жизнь с ОВАГом, а потому, в отличие от своего коллеги Павловского, смогла продолжить затем карьеру в СССР. В Харькове певица устроилась в качестве профессора местного Музыкального института.

Мария Дейша-Сионицкая

Примерно в 18.00 городские стражники Харькова задержали пьяного человека в форме казака, который пытался ограбить бакалейные лавки на Благовещенском базаре.

В Харькове на ул. Владимирская, 34 примерно в 23.00 стражник открыл стрельбу в грабителя, пытавшегося обокрасть булочную Аразова и затем оказать сопротивление при задержании. В итоге вор был ранен в ногу.

Более удачливыми оказались грабители, взломавшие ночью медно-слесарную мастерскую в том же Харькове. Оттуда ими было унесено 8 самоваром с дорогими подносами на сумму 8 тыс. рублей.

Генерал Деникин, находившийся в Одессе, выслал в Киев телеграмму следующего содержания: «Ко мне поступают сведения о насилиях, чинимых армиями над евреями. Требую принятия решительных мер к прекращению этого явления, применяя суровые наказания к виновным». Уж не знаю, какие меры были приняты, но пик киевских погромов наступил буквально через несколько дней…

Харьковская газета «Новая Россия» опубликовала интервью с генералом В. Май-Маевским, который особое внимание уделил слухам по поводу Махно: «Остановленные в своем движении махновцы направились в Гуляй-Поле. Бандит Махно возвращается в свою давешнюю резиденцию, напоминая раненого насмерть зверя, который прячется издыхать в свою берлогу. Окончательная ликвидация махновских банд – вопрос трех-четырех дней. Все меры для этой ликвидации уже приняты: Махно окружен и в ближайшие дни будет раздавлен».

А в это время махновские отряды, продолжавшие двигаться по тылам Деникина, заняли Бердянск (на фото – момент вступления в город).

8 октября 1920 г.:

Командующий Южным фронтом М. Фрунзе сообщал: «Сегодня утром в 4 час. 30 мин. противник под прикрытием сильного артогня переправился через Днепр в районе южной части острова Хортица, сбил наши охраняющие части и стал распространяться в западном и юго-западном направлениях. Противник занял Нижнюю Хортицу. Около 200 сабель его ведут бой у Розегнардта».

8 октября 1937 г.:

В Москве арестован активный деятель Донецкой республики Арон Сандомирский. В период ДКР он был одним из лидеров местных меньшевиков и активно спорил с Артемом и его коллегами, будучи членом Донецко-Криворожского областного комитета.

Хронология: 7 октября

24 сентября 1910 г. (7 октября по новому стилю):

Будущий лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев написал письмо своей покровительнице Е. Мечниковой, находясь в дороге во время бегства из сибирской ссылки. Артем еще не покинул пределы России, а потому писал осторожно, с тем, чтобы его нельзя было вычислить, указав свое местонахождение: «между небом и землей». В письме он подробно описал обстоятельства своего бегства, в ходе которого он повредил ногу – когда он ехал ночью на телеге, та наскочила на тумбу, зажавшую ногу. Артем писал: «Я сильно хромаю, ногу раздуло, но ничего серьезнного нет. Пока что смазал ее йодом и жду, что из этого выйдет». Кроме того, Артем подробно описал в послании свои впечатления о Сибири и сибиряках, с которыми ему довелось общатьсяв дороге. Начиналось его долгое путешествие в Китай, а потом в Австралию.

7 октября 1918 г.:

В Киеве состоялся очередной раунд российско-украинских переговоров о границах и условиях мира. Советская делегация выразила протест в связи с арестом трех «дипломатов» в Бахмаче, по дорогу в Москву. Затем от имени Советской России было заявлено о неизменности позиций относительно переговоров по границам – представители Киева настаивали на том, что будет обсуждена лишь северная граница, а восточная будет определяться в переговорах между Украиной и Донским государством, а Москва категорически с этим не сглашалась. В 16.45 был объявлен очередной (как оказалось, последний) перерыв в переговорах.

Это был последний раунд безрезультатных переговоров между Москвой и Киевом. В тот же вечер глава российской делегации Христиан Раковский выехал в Москву за инструкциями и в следующий раз появился в Киеве уже в качестве главы правительства советской Украины. Таким образом, советская Россия по состоянию на конец 1918 года так и не признала границ Украины, а соответственно, не признала и вхождение признанной ею Донецкой республики в состав этой самой Украины.

7 октября 1919 г.:

Троцкий признал правильным самоуправство Буденного, отказавшегося следовать в Донскую область и свернувшего на Воронеж.

Деникинская сводка за 7 октября сообщала: «Под давлением наших частей красные отступают на Бобров… Несмотря на упорное сопротивление противника, наши части заняли ряд деревень в 10 верстах северо-западнее г. Дмитриева. В районе Севска идет упорный бой».

В то же время было распространено официальное сообщение добровольцев: «Сегодня, 24 сентября (7 октября по новому стилю – авт.), около 6 часов вечера, 3 неприятельских парохода - «Троцкий», «Мандельштам» и «Верный» – прорвавшись по реке Днепру через наш фронт с севера, открыли дальний артиллерийский огонь по Куреневке. Вовремя обнаруженные нашими наблюдательными постами пароходы были встречены нашими тремя канонерками и огнем нашей артиллерии отогнаны к северу». Начальник деникинской Днепровской флотилии капитан 1-го ранга Лукомский вынужден был оправдываться, громогласно заявляя: «Не следует придавать происшедшему серьезного значения. Налет красной флотилии на Киев не принес тех результатов, на какие большевики, несомненно, рассчитывали. Налет этот – в смысле военных действий – пустая и глупая затея».

Командир 1-го армейского корпуса деникинцев генерал А. Кутепов направил в адрес городского головы Харькова Н. Салтыкова приветствие следующего содержания: «Прием, который население г. Харькова оказало войскам вверенного мне корпуса, и широкая материальная помощь дали корпусу новые силы в тяжелой борьбе за возрождение России. Г. Харьков всегда будет примером другим городам и местностям, как надо любить Родину и Добровольческую армию и как эту любовь воплощать в дело».

Генерал Кутепов в Харькове

Городские власти деникинского Харькова объявили о том, что ими в Воронежской губернии закуплено около 2 млн. подсолнухов, масло от которых будет продаваться горожанам по 400 рубле за пуд.

Совет съездов горнопромышленников Юга России обсудил в Харькове идею создания Харьковской фондовой биржи.

Не так уж частно в годы гражданской войны в Харькове открывались новые фирмы. 7 октября там было организовано Акционерное общество Харьковского парового мыловаренного завода и фабричных туалетных мыл Л.Г. Бураса. Уже в советском Харькове, судя по этой семейной истории, Бурас возглавлял губернское объединение «Мыло-силикат».

В Харьковской губернской земской управе состоялось совещание, посвященное вопросам борьбы с чумой, которое выявило, что борьбы никакой не ведется. Совещание констатировало: «Средств передвижения нет, карантинные меры не осуществляются. Население относится к мероприятиям недоверчиво. Торговля скотом, несмотря на запрещения, производится на ярмарках и базарах». Было отмечено, что чума обнаружена в 8 уездах и 50 населенных пунктах.

Одновременно харьковское земство констатировало отсутствие учебников и невозможность их напечатать в связи с полным отсутствием бумаги.

В связи с тем, что в некоторых районах, занятых деникинцами, начали закрывать украинские школы, ссылаясь на обращение генерала Деникина К населению Малороссии (см. http://kornilov.name/hronologiya-25-avgusta/), Управление народного просвещения вынуждено было разъяснять, что генерал не требовал закрытия украинских школ, а просто снял их с казенного довольствия, разрешив при этом уроки малорусского языка и в казенных школах, если найдутся желающие его изучать.

В Харькове деникинскими властями был закрыт журнал «Мысль». Как пояснил начальник управления внутренних дел Носович, закрыт он был… «по недоразумению». Он пообещал в ближайшее время выдать разрешение на выход журнала.

Харьковское отделение ОСВАГ организовало в зале общественной библиотеки публичную лекцию известного историка, профессора Владимира Саввы на актуальную тему «Московская смута начала 17-го века и наша современность». В свое время Савва прославился своей нашумевшей работой «Московские цари и византийские василевсы» (на снимке), которой внес совершенно новый взгляд на историю появления идеи о преемственности Москвой византийских представлений о государственной власти.

После долгих интригующих объявлений по поводу «Кривого Джимми» («Кривой Джимми хочет уехать из Киева», «Может, Кривой Джимми приедет в Харьков», «А может быть, Кривомоу Джимми не стоит ехать в Харьков?» и т.д. - см. http://kornilov.name/hronologiya-1-oktyabrya/) киевский театр «Кривой Джимми» все-таки определился с местом прописки, сообщив харьковцам: «Кривой Джимми остановился – Московская, 20″.

Группа харьковских стражников пресекла попытку ночного грабежа на Ивановской улице. Один из грабителей (а всего их было четверо) был арестован.

Махно занял свое родное Гуляй-Поле. Неудобства в связи с продвижением отрядов Махно по Югу России испытали и в Харькове. Так, на несколько дней было прервано нормальное железнодорожное сообщение с Севастополем. И.о. начальника эксплуатации Южных железных дорог Н. Мельницкий пояснил: «Учитывая возможность нападений на поезда, что так часто практиковалось «батькой Махно» в прошлом году и, желая избежать ненужных жертв, управлением Южных дорог было сперва отдано распоряжение направлять поезда, идущие из Харькова в Севастополь кружным путем от Александровска через Пологи и В. Токмак, а потом вследствие продвижения банд к Гуляй-Полю… пришлось прекратить движение и по кружному пути».

«Диктатор» ЗУНР Е. Петрушевич  прибыл в штаб 2-го Галицкого корпуса в Бердичеве. В честь его приезда там был дан парад галицких «войск». Масштаб этого парада хорошо виден на этой фотографии:

Парад "войск" перед "диктатором" Петрушевичем в Бердичеве