Хронология: 11 июля

28 июня 1905 г. (11 июля по новому стилю):

В Екатеринославе завершилась недельная общегородская стачка.

28 июня 1917 г. (11 июля по новому стилю):

Большевики Екатеринослава постановили созвать у себя в июле первую конференцию РСДРП(б) Донецко-Криворожской области. Большевик Н. Копылов (Мартын) по этому поводу писал: «Имея областной центр и орган, наша партия в этом районе смогла бы широко развить свою деятельность и поставить агитационно-пропагандистскую работу… Местные организации обычно испытывают острый недостаток в идейных руководителях и пропагандистах. Отсутствие связи по области не дает возможности использовать агитационные силы из других районов». Екатеринославские большевики были уверены, что вопрос областного партийного центра предрешен. Однако в Харькове думали по-иному. Вопрос о том, где будет находиться партийный центр Донецко-Криворожской области – в Харькове или Екатеринославе – стал самым жарким на конференции.

11 июля 1918 г.:

Сталин телеграфировал Ленину и Троцкому о том, что использовал прибывших деятелей Донецкой республики (в частности, Рухимовича, Ватина-Быстрянского (Вадима) и Пархоменко) для усиления Царицына и наведения там порядка: «…Тот факт, что продовольственный вопрос на юге (моя сфера) уперся в военный, заставил меня вмешаться в дела штаба. Я уже не говорю о том, что делегации фронтов и участковых штабов требовали от меня вмешательства, ввиду явной небрежности штабов Севкаокра, в дела снабжения. Я послал в штаб (по рекомендации местных людей) трех товарищей, из коих одного по моему требованию утвердили заведующим военно-контрольным отделом (Рухимович), двух (Вадим и Пархоменко) помощниками. Эти товарищи открыли ряд недопустимых упущений, нашли пушки крупного калибра и броневые автомобили, наличность которых Зедин отрицал и без которых фронт страдает уже 2–3 недели. Найденное пущено в ход».

В ходе российско-украинских переговоров, проходивших в Киеве, на заседании комиссии по определению границ выступил харьковский профессор Д. Багалей, который настаивал на исконном украинском характере Новороссии: «Весь так называемый Новороссийский край – это есть старое гнездо запорожцев и был заселен первоначально исключительно запорожцами. Такой пример, как Славносербский уезд, есть ничто иное как местность, заселенная чужим элементом – сербским – во времена Елизаветы Петровны. И нужно сказать, что этот элемент целиком украинизировался, его нет совсем, они все превратились в украинцев… Наконец пара слов о Харькове. Не только Харьков, но и все другие города современой Харьковской губернии, все слободы, все хутора – результат и продукт украинской колонизации».

В ответ на телеграмму Г. Чичерина послу США Д. Фрэнсису (см. http://kornilov.name/hronologiya-10-iyulya/) с требованием перебраться из Вологды в Москву американец ответил: «Почему Вы считаете наше дальнейшее пребывание в Вологде небезопасным или неуместным? Мы не боимся русского народа, с которым мы всегда были в дружеских отношениях…, и мы имеем полное доверие к населению Вологды… В Москве, с другой стороны, согласно сведениям, германцы уже получили разрешение на ввод своих войск для охраны своих представителей, и город во всех отношениях непосредственно угрожаем германцами. Если Ваше сообщение должно означать то, что Советское Правительство, без предварительного обсуждения с Союзными миссиями, решило, что последние обязаны переехать в Москву и что Вы посылаете г. Радека для приведение в исполнение такого решения, мы желаем уведомить Вас, что мы считаем это чрезвычайной к нам неучтивостью и что мы этому решению не подчинимся». Несмотря на «полное доверие» к Вологде, американский посол поспешил после этого переехать в Архангельск под прикрытие оккупационных сил.

11 июля 1919 г.:

Харьковское отделение ОСВАГ обратилось с воззванием к молодежи, в котором призвало ее «к посильной помощи в деле идейной брьбы с большевизмом». Посильная помощь принималась по адресу: Петровский переулок, 13.

Опубликован отчет о состоянии дел на харьковском заводе ВЭК: «Денег в заводской кассе не имеется – рабочие и служащие работают в кредит. Из прежде имевшихся 2000 человек осталось 600 чел… Изыскивая средства для уплаты жалованья служащим заводоуправление распродает арматуру».

В Харьков прибыл главноуполномоченный по донецкому топливу, горный инженер Алексей Мономахов. Главной целью визита, по его словам, была «ликвидация топливных организаций, созданных большевистской властью и восстановление прежних органов». Своим помощником в Харькове, куда Мономахов рассчитывал перевести все топливные организации деникинской администрации, он назначил профессора Харьковского технологического института Григория Буракова.

Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» в своей редакционной статье «Пути к национальному объединению России» осудила местную Земскую управу за снятие портрета Тараса Шевченко, пояснив: «Мы не сомневаемся, что ни в одной части России, русский язык не может трактоваться, как «язык национального меньшинства»: это противоречило бы идее единого государства, от которой никто из государственно мыслящих людей не может отступить. Но нужно сейчас же показать, что никакое третирование других языков не может быть допущено. Вопрос этот стоит чрезвычайно остро. И бестактные шаги, которые имели место у нас в земской управе с демонстративным снятием портрета Шевченко, должны заслужить резкое общественное осуждение».

В Харькове совершен вооруженный налет на квартиру по адресу ул. Чернышевская, 56. Из четверых грабителей трое были в военной форме.

На Дону произошло радостное событие – резко возрос курс донских денег… относительно грузинских бон.

11 июля 1920 г.:

Министр иностранных дел Великобритании Дж. Керзон направил советской России ноту, в которой ультимативно потребовал от большевиков прекратить наступление в Польшу на линии, обозначенной в этой ноте (показана на карте). В противном случае Керзон угрожал вмешательством стран Антанты в советско-польский конфликт.

11 июля 1921 г.:

Ф. Артем-Сергеев выступил в Москве на 8-м заседании 1-го конгресса Профинтерна при обсуждении устава и целей создающейся организации. Артем выступил против закрытого («сектантского», как он выразился) характера этой организации. Артем заявил: «Мы должны по возможности проникнуть в массы, чтобы найти среди них сочувствие нам…; чтобы суметь построить такую организацию, такой авангард, который был бы способен объединить эти массы и руководить ими в борьбе… Мы не сможем победить буржуазию, если мы не сумеем привлечь на нашу сторону широкие рабочие массы и стать во главе их…»

В тот же день Артем вел заседание руководимого им Центрального комитета Всероссийского союза горнорабочих.

Хронология: 10 июля

27 июня 1905 г. (10 июля по новому стилю):

При участии будущего лидера Донецкой республики Артема-Сергеева в Харькове была организована массовая 2-дневная забастовка, в которой приняло участие до 75% всех харьковских рабочих.

27 июня 1917 г. (10 июля по новому стилю):

Большевики Екатеринослава объявили о проведении лекций на тему «Ленин и его роль в революции» в Интимном театре (известном ныне как Гранд-отель «Украина»).

Интимный театр в Екатеринославе

10 июля 1918 г.:

Примерно в эти дни лидер Донецкой республики Артем-Сергеев прибыл на корабле из Туапсе в Сочи в поисках железнодорожных специалистов для реализации его проектов по снабжению Царицына. Получив заверения в содействии, Артем курсировал между Сочи и Туапсе. Сопровождавший его Е. Кустолян вспоминал: «Артем использует новые возможности, открывшиеся в Туапсе. Здесь оказалось 2 истребителя, 18 моторных лодок. Их можно использовать на побережьи Каспийского моря как для целей строительства, так и обороны. Он забирает также Туапсинскую радиостанцию, устанавливает ее на железнодорожной платформе с тем, чтобы организовать связь с Центром».

Сталин, находясь в Царицыне, выдал командующему группе войск ДКР К. Ворошилову удостоверение следующего содержания: «Сим удостоверяется, что тов. Климент Ефремович Ворошилов является Командующим частями бывших 3-ей и 5-ой армий, бывшей армии Царицынского фронта и частями, сформированными из бойцов Морозовско-Донецкого округов».

Одновременно Сталин послал Ленину письмо с жалобой на Троцкого: «Если Троцкий будет, не задумываясь, раздавать направо и налево мандаты Трифонову (Донская область), Автономову (Кубанская область), Коппе (Ставрополь), членам французской миссии (заслужившим ареста) и т.д., то можно с уверенностью сказать, что через месяц у нас все развалится на Северном Кавказе, и этот край окончательно потеряем. С Троцким происходит то же самое, что с Антоновым одно время. Вдолбите ему в голову, что без ведома местных людей назначений делать не следует, что иначе получается скандал для Советской власти».

В донесении Екатеринославского губернского старосты Черникова в гетманское министерство внтуренних дел Украины говорилось: «Положение Славяносербского уезда и города Луганска ввиду полного отсутствия хлеба катастрофическое, грозит бедствиями; с апреля не получено ни одного вагона хлеба. На почве голода рудники и заводы закрылись… В Павлоградском и Бахмутском уездах убийства, грабежи продолжаются».

Нарком иностранных дел советской России Г. Чичерин потребовал от посла США. Д. Фрэнсиса немедленно перебраться в Москву из Вологды, куда якобы для защиты от германской угрозы перебрался ряд иностранных миссий. Чичерин гарантировал безопасность послу и направил для сопровождения его в столицу К. Радека.

Находясь на Дальнем Востоке, уроженец Кременчуга, потомок древнего югославского рода (кстати, того самого, который в свое время осваивал Славяносербию в Донбассе) генерал Д. Хорват объявил себя Временным Верховным Правителем России.

Дмитрий Хорват

10 июля 1919 г.:

После занятия Харькова деникинцами в город потянулась череда дипломатических представителей иностранных государств. 10 июля в этой связи все они были собраны старейшиной дипломатического корпуса Харькова персидским консулом В. Дубинским у него в канцелярии (Николаевская пл., 2). Целью собрания была выработка порядка предсатвления дипломатов командованию Добровольческой армии. Среди консулов были и представители государственных образований, которые деникинские власти не спешили признавать – Армении (Я. Авдалов) и Грузии (К. Цагарелли).

Новоиспеченный генерал-лейтенант А. Кутепов издал приказ № 116: «Продолжается преступная агитация, выражающаяся в распространении темными лицами вздорных слухов о победах большевиков, о скором возвращении их в места, занятые ныне Добровольческой Армией и т.п. Эта агитация имеет несомненно целью подорвать доверие в населении к ныне существующей власти и прочности ее положения. Из этого я заключаю, что на местах осталось еще много членов большевистских организаций или лиц, сочувствующих большевикам. Ввиду сего органам контрразведки и страже принять самые срочные меры к розыску и задержанию вышесказанных лиц».

Харьковсикй губернатор Богданович издал приказ: «Голод и продовольственная разруха – главные пособники врагов России. Объявляю, что все содействующие этой разрухе будут рассматриваться впредь как прямые пособники противника и как таковые будут предаваться военно-полевому суду».

В тот же день губернатор Богданович своим приказом № 5 выразил благодарность харьковской городской страже за обеспечение «образцового порядка» в день торжественной встречи в Харькове генерала Деникина. Губернатор отдельно поблагодарил харьковцев: «Я считаю себя обязанным сказать, что такому порядку мы в значительной мере обязаны самим харьковским гражданам, которые свое любовное и бережное отношение к дорогому гостю выявили также активной помощью чинам стражи».

Начальник харьковского гарнизона генерал Витковский распорядился: «Всем воинским частям и отдельным воинским чинам, реквизировавшим в городе Харькове и его пригородах автомобили и аавтоимущество, сообщить подробным донесением о месте реквизиции и характеристике машин и реквизированных материалов».

В деникинском Харькове объявлено о ликвидации школьных летних лагерей, созданных большевиками. Объяснение было банальным: «Ввиду полного отсутствия средств».

В Харьковском Народном доме на Старо-Московской улице состоялся Вечер докладов о Добровольческой армии, завершившийся бесплатным концертом.

Правление Харьковского епархиального свечного завода перечислило на нужды деникинской армии 70 тыс. рублей, за что получило публичную благодарность коменданта города генерала Шевченко.

В деревне Костомаровка Змиевского уезда соврешено вооруженное нападение на имение С. Григорова. В ходе нападения был ранен 11-летний сын владельца имения. Сводки сообщали, что «причина нападения – недоразумения на аграрной почве».

На страницах белогвардейской прессы Харькова разгорелась острая дискуссия по поводу беспринципности артистов, служивших разным властям. Газета «Родина» обвинила Шаляпина и Глаголина в том, что они пели то «Боже, Царя храни!», то «Дубинушку», и сделала вывод: «Одна из типичнейших черт актера – есть угодливость». На что В. Даватц в «Новой России» ответил: «Артист отражает нашу жизнь. И если в этой жизни была муть, то трудно было для артиста сохранять ясность и чистоту. И вина тех, которые только «служили», не так уж велика».

10 июля 1920 г.:

Преследуюя поляков, советские войска вступили на территорию Галиции, которая нонче себя Галичиной любит называть. В этой связи командующий Юго-Западным фронтом А. Егоров выпустил обращение к красноармейцам с просьбой дружески относиться к «галицийским рабочим и крестьянам». Любопытно, что пространное обращение об уважительном обращении с «галицийцами» даже не содержало намека на то, что их, этих «галицийцев», можно считать украинцами или каким-то братским народом.

Егоров и Сталин в 1920 году

10 июля 1921 г.:

Ф. Артем-Сергеев написал письмо Ленину, в котором резко раскритиковал Г. Пятакова.

Хронология: 9 июля

26 июня 1905 г. (9 июля по новому стилю):

Подпольный лидер большевиков Харькова Ф. Артем-Сергеев выпустил прокламацию «В городе неспокойно», в которой содержался призыв ко всеобщей стачке.

26 июня 1917 г. (9 июля по новому стилю):

Конференция заводских комитетов Харькова постановила: «Для решения вопроса об окончательном переходе производства всего Юга России в руки государства созывается немедленно южная конференция» (речь шла о конференции профсоюзов Юга России).

9 июля 1918 г.:

Войска Донецкой республики, пробившиеся с Донбасса в Царицын, не получив особой передышки, приступили к развертыванию оборонительных позиций вокруг «Красного Вердена». На станции Кривая Музга расположился штаб 1-й Коммунистической дивизиии. Командующий группой войск К. Ворошилов 9 июля посетил станцию, распорядившись отправить поврежденный в боях бронепоезд «черепаха» в Царицын для ремонта, сопроводив это запиской: «По исправлении орудий поезд и поименованные товарищи обязаны вернуться в 1-ю Коммунистическую дивизию». Видимо, был риск, что после ремонта бронепоезд могли использовать для других нужд.

Братская могила воинов ДКР на станции Кривая Музга

5-й Всероссийский съезд Советов принял специальное постановление в связи с убийством посла Германии В. Мирбаха, в котором, в частности, провозглашалось: «В отношении партии левых эсеров Всероссийский Съезд заявляет, что, поскольку те или иные части этой партии солидаризуются с попыткой вовлечения России в войну путем убийства Мирбаха и восстания против Советской власти, этим организациям не может быть места в Советах Рабочих и Крестьянских Депутатов».

9 июля 1919 г.:

Опубликовано программное воззвание Ленина «Все на борьбу с Деникиным

В Харькове приступила к работе Особая комиссия по расследованию злодеяний большевиков, состоящая при главнокомандующем вооруженными силами Юга России А. Деникине. Комиссия расположилась в гостинице «Россия» (Екатеринославская ул.) и публично объявила там прием граждан.

Обер-прокурор Владимир Носович вызван из Харькова в Екатеринодар для назначения его начальником управления внутренних дел Особого совещания при Главнокомандующем Вооруженными силами Юга России.

Состоялся митинг сотрудников железнодорожных мастерских Харькова, который принял резолюцию: «Мы, служащие, мастеровые и рабочие харьковских Паровозных мастерских Южных дорог, выражаем сердечную благодарность доблестным героям Добровольческой Армии за спасение нашей родины от большевистско-коммунистического ига и выражаем свое презрение участникам в неслыханных во всем мире зверских злодействах и разорении родины».

Белогвардейская харьковская газета «Новая Россия» в своей редакционной колонке выступила с критикой кадровых назначений на местах и, в частности, назначений лиц, запятнавших себя работой на незалежную Украину: «Чувство невольного смущения овладевает… многими, когда на ответственные должности по местному управлению назначаются лица, являющиеся живыми символами старого, отжившего и не подлежащего восстановлению. Вспомним хотя бы некоторых гетманских повитовых старост, связанных в представлении населения с немецким режимом и к тому же своей полной неумелостью, бестактностью, а нередко прямыми злоупотреблениями, дискредитировавшими власть и подготовлявшими почву для большевизма. Появление вновь на сцене этих лиц представляется, по меньшей мере, непонятным».

Все преподаватели вузов Харькова обложены обязательной «бельевой повинностью для нужд Добровольческой армии» – каждый должен был сдать по комплекту носильного и постельного белья.

В деникинском Харькове начались концерты известной российской певицы Анастасии Кольчевской.

9 июля 1929 г.:

Сталин написал письмо бывшему активному деятелю Донецкой республики Феликсу Кону, в котором заступился за брошюру Е. Микулиной «Соревнование масс». Правда, известным это письмо стало благодаря характеристике, которую Сталин дал «Тихому Дону» Шолохова: «Знаменитый писатель нашего времени тов. Шолохов допустил в своем «Тихом Доне» ряд грубейших ошибок и прямо неверных сведений насчет Сырцова, Подтёлкова, Кривошлыкова и др., но разве из этого следует, что «Тихий Дон» – никуда негодная вещь, заслуживающая изъятия из продажи?»

Хронология: 8 июля

25 июня 1917 г. (8 июля по новому стилю):

Федор Артем-Сергеев публично уведомил харьковцев о своем скором приезде. В газете «Социал-демократ» была опубликована его телеграмма: «Возвращаясь из Австралии, шлю привет товарищам и соратникам в борьбе за освобождение рабочего класса от всякого гнета и эксплуатации. Надеюсь скоро быть в вашей среде. С братским приветом когда-то Артем, а ныне Ф. А. Сергеев». Многие отметили, что свое послание Артем направил в орган харьковских меньшевиков, а не большевиков. Некоторые мемуары указывают, что поначалу он даже направился в меньшевистский штаб и редакцию «Социал-демократа», но «быстро разобрался в ситуации». Надо понимать, что Артем был арестован за десятилетие до этого в момент, когда большевики и меньшевики как бы объединялись, в тюрьмах, ссылках и бегах социал-демократы часто не делали между собой различий. По мере продвижения по России Артем сталкивался с бурной дискуссией о необходимости объединения РСДРП. Вполне возможно, что до прибытия в Харьков он думал, что едет работать в объединенной структуре.

Во многих городах Юга России прошли массовые рабочие демонстрации с требованием мира. В Юзовке большевистская демнстрация была разогнана милицией, а местный комитет РСДРП(б) подвергся разгрому. Комиссар Иоников арестовал рабочих, прибывших отбивать своих коллег, и грозил расстрелять их, ссылаясь на некое распоряжение Керенского. Согласно жалобе арестованных юзовцев, один из комиссаров якобы заявил им: «Вы требуете мира без аннексий и контрибуций, а мы думаем, что если наше правительство получит контрибуцию, то и мы кое-что получим из этого».

Демонстрация юзовских рабочих 25 июня (источник: infodon)

В Луганске, наоборот, председатель Совета меньшевик Нестеров, выступивший с призывом “держать грудь единения с Временным правительством”, был стащен с трибуны негодующими демонстрантами. А большевика Червякова, выступившего против продолжения войны, луганцы встретили громом оваций.

В Екатеринославе состоялось первое собрание поляков и литовцев, входящих в партию большевиков. Была принята резолюция «Долой войну!»

8 июля 1918 г.:

В связи с подавлением эсеровского мятежа большевики объявили об арестах 650 левых эсеров в различных городах страны. Несколько лидеров мятежа в Москве были расстреляны. Среди них – заместитель председателя ВЧК Вячеслав Александрович. Кстати, спустя полгода Христиан Раковский, выступая в Харькове, заявит: «Героем был Александров, которого, увы (он был моим другом), пришлось расстрелять в Москве за июльский мятеж».

8 июля 1919 г.:

Руководство советской Украины перед угрозой деникинского наступления моментально забыло о всех своих амбициях и претензиях на самостийность. ВУЦИК принял постановление: «Впредь до окончательной выработки форм объединения советских республик… провести в срочном порядке передачу войсковых частей, управлений и учреждений УССР Реввоенсовету РСФСР как верховному руководителю всеми вооруженными силами всех советских республик».

Деникинские сводки сообщили о боях под Екатеринославом: «В районе Запорожье-Воскобойня красные разбиты на голову частями генерала Шкуро и в панике бегут. В этой битве захвачены: 19 орудий с полной упряжью, 30 пулеметов, много винтовок, два вагона снарядов, три автоброневика с пулеметами, пушка Гочкиса, 9 автомобилей…, 9 паровозов, 7 подвижных составов, 20 повозок, 13 походных кухонь, два мотоциклета, много патронов».

Пушка Гочкиса

Генералы Деникин, Май-Маевский и Шкуро из Екатеринослава прибыли в Ростов-на-Дону.

Новый председатель Харьковской губернской земской управы помещик В.В. Акишев распорядился снять портреты Тараса Шевченко в зале собрания управы. Как отмечали газеты, «при Гетманской власти, во время кратковременного пребывания В.В. Акишева в должности председателя управы последний также отдал распоряжение о снятии портрета Шевченко, который при Петлюре был опять водворен на место». Прошу заметить, большевикам этот портрет тоже не мешал…

Владелец шахт и угольных складов на луганских станциях Ирмино (ныне – Теплогорск) и Кипучая С. Манашев объявил о том, что жертвует на нужды деникинской армии 25 тыс. рублей.

Харьковский профессор, кадет В. Даватц в редактируемой им белогвардейской газете «Новая Россия» напечатал статью »Мысли», в которой рекомендовал деникинцам учиться у большевиков: «Возрождающаяся Россия должна учесть многое из того, что пронеслось над нами и – скажу прямо – должны некоторые методы взять от большевиков. Конечно, не те, которые создавали им кажущуюся несокрушимость: подкуп и террор. Но те, которые создавали им настоящую силу  сделали бы их действительно несокрушимыми, если бы вся их работа не строилась на фантастических предпосылках. Прежде всего для новой власти нужен тоже размах и тоже масштаб. Конечно, не мировой; но во всяком случае всероссийский!»

Харьковский отдел пропаганды Добровольческой армии переехал из «Гранд-отеля» в постоянное помещение по адресу Петровский переулок, 13.

По распоряжению деникинских властей арестовано полтора десятка харьковских пожарных. Причины арестов не сообщались.

В 11 часов вечера совершено дерзкое ограбление квартиры на улице Черноглазовской (ныне – маршала Бажанова), дом 19. В квартиру ворвались 6 вооруженных грабителей, связали всех жильцов и обчистили их на сумму 60 тыс. рублей.

В деникинском Харькове частично возобновлена работа трамвая. Ввиду отсутствия топлива было пущено всего 20 вагонов. Да и те ходили с перебоями. Проезд был повышен с 5 копеек до 1 рубля. Если до войны доходность одного трамвая в день составлял 50 рублей, то теперь составил 1500 руб.

Харьковский трамвай

Харьковская газета «Новая Россия» под заголовком «Евреи и Добровольческая Армия» сообщила «эксклюзивную» новость : «Из высоко-авторитетного источника нам сообщено, что никаких распоряжений о неприятии евреев добровольцами в какие бы то ни было части Добровольческой Армии не делалось».

Деникинскими властями распущена городская Дума Купянска.

В Бахмутском и Старобельском уездах объявлено о начале эпидемии чумы рогатого скота.

8 июля 1920 г.:

Под председательством Ф. Артема-Сергеева в Луганске состоялось заседание президиума Донецкого губернского исполкома, на котором рассматривался вопрос создания курортов на Азовском побережье. Кроме того, председателем губернского Революционного трибунала был назначен бывший управделами Совнаркома Донецкой республики (и кстати, бывший меньшевик) А. Повзнер.

В Харькове создан Галицкий ревком во главе с В. Затонским.

Хронология: 7 июля

24 июня 1917 г. (7 июля по новому стилю):

В украиноязычной харьковской газете «Рідне слово» бандурист Гнат Хоткевич опубликовал статью «Грязная статья», в которой обрушился на харьковскую прессу за всеобщее осуждение Первого Универсала Центральной Рады (в газете Харьковского Совета статья об этом документе называлась «Вздорный поступок»). Хоткевич обрушивался на идею определять принадлежность территорий и язык учебных заведений демократическим путем, прекрасно понимая, что Харьков и харьковцы не поддержат «украинский вопрос». Он писал: «Дурят нас Учредительным Собранием, чтобы мы сидели тихо, а потом покажут нам знак из трех пальцев и скажут — это знак авторитетный, потому что показало нам его само Учредительное Собрание… И что ж нам ждать теперь от того Учредительного? Попадут туда не наши люди — а будут решать нашу судьбу. У нас силу агитации и сознание народа отобрали». Прошло уже почти сто лет – а они по-прежнему плачут по «отобранному», но так и не возвращенному сознанию…

7 июля 1918 г.:

Сталин, находясь в Царицыне, куда прибыли войска Донецкой республики, написал письмо Ленину: «Спешу на фронт. Пишу только по делу. Линия южнее Царицына еще не восстановлена. Гоню и ругаю всех, кого нужно, надеюсь, скоро восстановим. Можете быть уверены, что не пощадим никого, ни себя, ни других, а хлеб все же дадим. Если бы наши военные «специалисты» (сапожники!) не спали и не бездельничали, линия не была бы прервана, и если линия будет восстановлена, то не благодаря военным, а вопреки им». 

Лидер кадетской партии П. Милюков провел совещание своих однопартийцев на одной из квартир в Киеве. Осведомитель сообщал об этой встрече: «В первой части своей речи Милюков говорил, что ои пришел к выводу о необходимости ныне стать на точку зрения сближения с германцами».

7 июля 1919 г.:

В Киеве А. Бубнов доложил ЦК КП(б)У о развертывании подпольной деятельности большевиков в тылу деникинцев. Он сообщил, что финансирование деятельности Зафронтового бюро партии из политотдела 14-й армии было прекращено и «Бюро было вынуждено прибегнуть к получению денег, имевшихся в распоряжении летучки беженцев Донгубисполкома». То есть финансирование засылки нелегалов в тыл деникинцев осуществлял председатель Донецкого губернского исполкома Артем, находившийся тогда в Сумах.

На станцию Харькова впервые прибыл агитационный поезд ОСВАГ во главе с известным российским журналистом Алексеем Ксюниным. Вот как описывала поезд местная пресса: «Все вагоны поезда выкрашены в серую краску, с продольными полосами цветов национального флага. На стенах вагонов – агитационные плакаты, картины и воззвания. В поезде имеется хорошо оборудованная типография, в которой печатается газеты «Призыв», воззвания, листовки и последние телеграммы… Один из вагонов приспособлен под кинематограф. При остановке поезда экран устанавливается под открытым небом и публике демонстрируются эпизоды гражданской войны, танки и т.п. картины. Очень хорошо оборудован вагон-театр, в котором выступают артисты поезда, куплетисты, балалаечники». Поезд прибыл в Харьков после вояжа по Донбассу и в первый же день его пассажиры организовали митинг в театре Муссури.

Деникинские власти Харькова объявили, что передают огороды, высаженные горожанами с разрешения большевиков за городским парком города, переданы в управление Белозерского полка Добровольческой армии. Приказ гласил: «Огороды Коммунистов будут конфискованы полностью».

В Харьковском Медицинском обществе (на ул. Пушкинской) состоялось заседание Харьковского еврейского комитета по самообложению в пользу Добровольческой армии.

В деникинском Харькове впервые открылось Армянское консульство, которое располагалось на Воскресенской пл., 5 (бывшая Урицкого, ныне – Ирины Бугримовой).

В Екатеринославе, занятом деникинцами, состоялось первое заседание городской Думы. Председатель Думы открыл заседание словами: «Я предлагаю приветствовать доблестную Добровольческую Армию, пришедшую к нам с целью закрепления широких демократических свобод».

7 июля 1920 г.:

Под председательством Ф. Артема-Сергеева в Луганске прошла Донецкая губернская конференция КП(б)У.

7 июля 1921 г.:

В президиум 1-го конгресса Профинтерна от России избирают Ф. Артема-Сергеева. В тот же день он выступил со своими предложениями в устав данной структуры.

Логотип Профинтерна

7 июля 1933 г.:

В центре Харькова, в своем кабинете в здании Госпрома застрелился глава Госплана УССР Николай Скрыпник, сыгравший значительную роль в ликвидации Донецкой республики и присоединении ее к советской Украине. Скрыпник покончил с собой после очередного заседания Политбюро ЦК КП(б)У, на котором от него требовали покаяния за его националистическую деятельность. Ни у кого не было особых сомнений, что вслед за этими требованиями должен был последовать арест.

Николай Скрыпник среди пионеров в 1929 году

Хронология: 6 июля

23 июня 1917 г. (6 июля по новому стилю):

Дружковский Совет рабочих и солдатских депутатов постановил организовать «полевые дружины из рабочих и солдаток» для помощи крестьянам в сборе урожая. Решено было снимать рабочих с предприятий, которые не трудятся на оборону государства: «кирпичных, зеркальных, стекольных и других, не касаясь рудников и угольных шахт». То есть в июне в этой стране еще кто-то заботился об обороне…

6 июля 1918 г.:

Примерно в 15.00 в Москве левым эсером Я. Блюмкиным убит посол Германии в России В. Мирбах. Это убийство послужило сигналом для начала эсеровского мятежа. Советская версия этих событий изложена в фильме «Шестое июля».

Яков Блюмкин

6 июля 1919 г.:

Генерал Деникин прибыл в Белгород, где был встречен приветственной демонстрацией горожан и парадом Марковского полка. В Белгороде он посетил женский монастырь. После чего поехал в Екатеринослав, вновь проездом заехав в Харьков.

Маркоквский полк встречает Деникина в Белгороде

Белогвардейская сводка, подписанная генералом А. фон Гоерцем, гласила: «Севернее Константинограда обозначилось наступление значительных сил красных; меры для ликвидации принимаются… Одна из наших казачьих дивизий вышшла в тыл красным, пытавшимся наступать на Екатеринослав».

Приказом Деникина командир 1-го армейского корпуса генерал-майор А. Кутепов «за боевые отличия» произведен в генерал-лейтенанты.

Распоряжением деникинских властей власть Харьковского губернатора распространена на территории Курской губернии «впредь до ее полного освобождения от большевиков».

Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» пылко отреагировала на заявление генерала А. Деникина о приказе идти на Москву: «Роковое слово сказано… Весть эта разнесется по городу и отзвется в тысячах сердец новой надеждой. Большевизм не умер, пока стоит Москва – этот Карфаген. Он должен быть разрушен, и сердце России должно очиститься и забиться новой жизнью… И с верой в этой возрождение мы провожаем уходящих от нас на Север».

Комендант деникинского Харькова генерал Шевченко издал приказ о борьбе со спекулянтами: «Мною замечено, что на базарах города цены на продукты первой необходимости вследствие спекуляции растут. Предупреждаю господ крупных и мелких спекулянтов, что я приму все меры к устранению этого».

В саду Коммерческого клуба в Харькове состоялся грандиозный концерт, организованный отделом пропаганды Добровольческой армии. В концерте приняли участие звезды всероссийского масштаба В. Качалов, И. Берсенев, В. Блюменталь-Тамарин, В. Петипа, И. Слатин, М. Тарханов, П. Павлов и многие другие. В анонсах значилось: «Чистый сбор поступит на цели отдела пропаганды Добровольческой Армии».

Состоялась торжественная церемония возвращения воспитанниц харьковского Института благородных девиц в помещение своего заведения, ранее отобранное у них большевиками. Церемония сопровождалась благодарственным молебном в церкви Института.

Одновременно Харьковская женская гимназия получила приказ об увольнении семи учителей, обвиненных в «большевистской пропаганде».

В Харькове грабителями в военной форме был совершен налет на квартиру некоей Н. Дубовой, которая была жестоко избита. Бандиты забрали 12 тыс. рублей, золотые украшения, 4 пуда сахара, 1 пуд мыла и др.

Белогвардейские сводки сообщили о казнях большевиков, совершенных деникинцами в Белгороде. В частности, было сообщено, что среди повешенных - начальник белгородской милиции В. Саенко, якобы родной брат знаменитого харьковского С. Саенко. Газеты буднично сообщали о казнях, как о некоем шоу: «Место казни с неубранной висилицей привлекает толпы народа».

Белогвардейская пресса на Дону распространила сообщение о том, что Зиновий Пешков (приемный сын Максима Горького) «расстрелян французскими властями за пораженческую пропаганду». На чем основывалась эта «утка», никому неизвестно.

6 июля 1920 г.:

Ф. Артем-Сергеев выступил на открытии 2-й Донецкой губернской конференции КП(б)У с большой речью о внутреннем и международном положении. Артем, в частности, сказал: «Самой главной задачей Советской власти является организация многомиллионного населения России и сплочение пролетарских масс. Об эти организованные массы разобьются все помыслы мировой буржуазии… Война отрывает у нас творческие силы, но, тем не менее, удесятерив свою энергию, мы преодолеем все препятствия на своем пути и выйдем победителями».

Хронология: 5 июля

22 июня 1917 г. (5 июля по новому стилю):

Военная организация Екатеринославского комитета РСДРП(б) рассмотрела неотложный вопрос: проходившие через город маршевые роты обратились к большевикам с просьбой одолжить красное знамя при проводах на станции. Было принято решение: «Просьбу маршевых рот удовлетворить».

5 июля 1918 г.:

Примерно в эти дни лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев, который, находясь на Северном Кавказе, пытался организовать снабжение Царицына продовольствием, выдвинул план строительства железнодорожной ветки от Кизляра до Брянской пристани. А поскольку необходимые специалисты и техника находились на постройке Черноморской железной дороги, он направился за ними в Туапсе. Сопровождавший его Е. Кустолян писал: «С небольшой летучкой, с малым отрядом, всего с одним трехдюймовым орудием мы отправляемся в Туапсе. Путь лежал по железной дороге, которая проходила возле восставших станиц, а от Моздока до Туапсе вообще был неизвестен. Никто не знал, есть ли там контрреволюционные банды или нет».

В Москве состоялся 1-й съезд Компартии Украины, который был дружно проигнорирван представителями Харьковской губернии и Донбасса. Тем не менее 32 голосами против 12 была принята резолюция «По организационному вопросу», которая обязывала не только включить в КПУ Донецко-Криворожский обком, но и раздробить его на Харьковский и Екатеринославский. Н. Скрыпник протолкнул формулировку: «Отдельные областные бюро, организовавшиеся в России для работы на Украине, и партийные комитеты отдельных областей, действующие вне пределов Украины, распускаются, и все дела их передаются ЦК КПУ; все их работники поступают в распоряжение ЦК КПУ для посылки на партийную работу на Украине или для работы в Заграничном бюро КПУ. Областные партийные комитеты никаких заграничных представительств или бюро или вообще каких-либо агентов в России не имеют и сносятся с ЦК РКП и с советскими властями в России через ЦК КПУ и через Заграничное бюро КПУ».

5 июля 1919 г.:

В районе 12.30 на Харьковский вокзал прибыл генерал Деникин, который был встречен большой толпой. Через Екатеринославскую улицу и Павловскую площадь он проехал на автомобиле на Соборную площадь, где архиепископом Тихоном был отслужен молебен, после которого Деникин принял парад своих войск (за полторы недели пребывания в Харькове деникинцев они провели столько парадов, сколько харьковцы не видели за всю свою жизнь). В параде приняли участие два броневика – «Полковник Войналович» и «Россия». По призыву городского головы Харькова Н. Салтыкова утром учреждения и учебные заведения города были закрыты с тем, чтобы сотрудники и учащиеся смогли лично поприветствовать генерала.

Харьковцы встречают генерала Деникина

В 14.45 Деникин прибыл в здание городской Думы, где состоялся прием общественных депутаций и иностранных дипломатов (были представлены США, Франция, Англия, Бельгия, Швейцария, Польша). Состоялся обмен пышными речами и приветствиями. Кстати, среди тех, кто приветствовал Деникина, был и местный прокурор А. Ющенко. Самую яркую речь сказал глава горнопромышленников Н. фон Дитмар (это было чуть ли не последнее публичное его выступление), сказавший: «Честно и грозно, через великие испытания, при нечеловеческих страданиях, при сверхчеловеческих подвигах, несли вы свое знамя и водрузили его теперь здесь, на первой станции большой Московской дороги. На этом вашем знамени написано слово, которое одни повергает в страх и ужас, других в страх и радость. Это слово – «Россия». С вами, носителями этого знамени, наши сердца, наши помыслы, вместе с вашими высокими деяниями будет наша работа». Только как «Верховным Вождем» называл Деникина проректор Харьковского университета профессор Т. Кравец (это не помешало ему получить орден Ленина в СССР). Кстати, выступавших разбавили и представителем «сознательных рабочих» с ХПЗ С. Наливайко, который поблагодарил генерала «за возвращение рабочим действительной свободы». В ответ Деникин заявил: «Господа! С глубоким волнением выслушиваю я ваши приветствия старорусского города Харькова, одного из старых центров Великой России». После этого под гром оваций генерал публично объявил, что им подписан приказ о начале наступления на Москву. Затем генерал вышел на балкон городской управы и обратился к большой толпе харьковцев, вновь сделав акцент на русском характере города: «Я не нахожу слов, чтобы благодарить население старорусского г. Харькова, которое так тепло и ласково отнеслось ко мне».

Балкон городской управы, с которого выступал Деникин

Примерно в 17.00 Деникин прибыл в сад Коммерческого клуба, где состоялся торжественный обед, в котором принял участие весь цвет Добровольческой армии: Деникин, Май-Маевский, Плющик-Плющевский, Романовский, Кутепов, Витковский, Штейфон и др. Первый тост Деникин поднял за адмирала Колчака.

После 19.00 генерал Деникин посетил спектакль Московского художественного театра «Дядя Ваня». После первого акта торжественно объявил о присутствии генерала известный харьковский хирург А. Гаврилко. Зал ответил овацией. Поздно ночью Деникин уехал в Белгород. Правда, через день он снова появился в Харькове.

Вместе с поездом Деникина в Харьков прибыл командующий Добровольческой армии генерал В. Май-Маевский вместе со своим штабом. Соответственно, начались события, легшие в основу сюжета «Адъютанта его превосходительства«.

Деникинский комендант Харькова генерал-майор Шевченко объявил: «Мною замечено, что среди населения города Харькова злонамеренно распускаются слухи об успехах красных на фронте и о якобы возможном занятии ими вновь Харькова и т.д. Всех лиц, замеченных в распространении подобных слухов, немедленно задерживать и препровождать в мое распоряжение для предания военно-полевому суду».

В саду Коммерческого клуба в Харькове вечером состоялся первый концерт Александра Вертинского, который он озаглавил «Печальные песни». Гвоздем программы была песня, написанная на смерть белогвардейцев, «То, что я должен сказать«.

Белогвардейская харьковская газета «Новая Россия» опубликовала статью «Большевизм и искусство», в которой попыталась разобраться в сути советской политки в области культуры, придя к некоторым парадоксальным выводам: «Справедливость требует отметить, что в период большевизма художественная жизнь Харькова, по крайней мере, с внешней, показной стороны (театры, концерты, выставки), обстояла не хуже, если не лучше, чем до них… Большевизм – и в этом его невольная заслуга – поставил во всей остроте ряд важных проблем, не вызывавших к себе доныне достаточно вдумчивого отношения. Таковы, хотя бы, вопросы об отношении государства к искусству ио возможных формах покровительства ему, или о художественном воспитании народа. Но способ, каким большевизм попытался разрешить эти вопросы, мог привести лишь к полному и позорному банкротству».

Деникинские газеты сообщили о голоде в Донбассе. По их сведениям, в Лозово-Паловском районе зафиксированы 47 случаев голодной смерти.

В Харькове обнаружено несколько трупов мужчин (преимущество в заводских районах) с характерным пулевым отверстием в затылке. В тот же день пятью грабителями был совершен налет на квартиру по Конторской ул, 12. Похищено до 4 тыс. рублей.

В Харьковской губернии, занятой деникинцами, объявлено о начале эпидемии холеры.

Сталин назначен членом Реввоенсовета Западного фронта.

Белогвардейские газеты сообщили о выходе интервью польского премера И. Падеревского американской газете «Нью-Йорк Геральд», в которой тот попросил не путать Украину Петлюры, с которым Варшава готова вести диалог, и Галицию: «С другой строны существует Восточная Галиция с 3.200.000 русин, войска которой осадили Львов и заставили Польшу двинуть только что сформированные части польской армии на защиту этого города… Русинские отряды сражаются под начальством австрийских и германских офицеров и творят жестокие насилия над поляками». Приводятся слова Падеревского: «Мы вполне готовы заключить мир с Петлюрой, но мы не можем заключить мир с галичанами, тянущимися к Австрии и Германии».

5 июля 1920 г.:

Председатель Донецкого губернского исполкома Ф. Артем-Сергеев распорядился провести ревизию шахтных паровозов и передвижного состава.

В Луганске состоялись торжественные проводы 232 коммунистов на фронт. Агентство УКРОСТА сообщало: «Отправляющиеся поклялись не возвращаться до тех пор, пока не погибнет черная контрреволюция. На вагонах отъезжающих были надписи: «Луганск-Варшава» и «На Варшаву»".

В Дебальцево при большом стечении народа состоялись похороны местного красноармейца Федора Рязанцева, погибшего при штурме Перекопа. УКРОСТА сообщал: «При захвате танка, получив пулю в спину, истекая кровью, т. Рязанцев продолжал наступление».

5 июля 1921 г.:

Председатель ЦК Всероссийского союза горнорабочих Ф. Артем-Сергеев провел заседание президиума этой структуры, на котором рассматривались вопросы демилитаризации угольной промышленности.

5 июля 1935 г.:

В Луганске состоялись празднества в ознаменование двух юбилеев – 30-летия стачки рабочих завода Гартмана и 10-летия награждения орденом Красного знамени луганских рабочих. В честь юбилеев приветствие луганцам прислал Клим Ворошилов, который написал: «Два юбилея… между собой тесно связаны – это звенья одной великой цепи большевистских боев, уронов, поражений, достижений и конечных великих побед. Луганск - его люди, замечательные люди. Они дрались в прошлом за пролетарское дело хорошо и честно. Они и теперь дерутся за наше дело Ленина-Сталина упорно, умело и честно. Пусть живут славные традиции пролетарского Луганска – этой большевистской цитадели».

Так выглядела награда, врученная луганскому пролетариату

Хронология: 4 июля

21 июня 1905 г. (4 июля по новому стилю):

В Народном доме Харькова состоялась лекция томского инженера-технолога Петра Козьмина на тему «Очерки Америки» (Козьмин некоторое время провел в Вашингтоне, ставя опыты на сибирской сосне). Эту лекцию будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев использовал для агитации собственных взглядов. Вот как представил данный случай начальник Харьковской охранки: «На означенной лекции присутствовало около 2000 человек преимущественно рабочих. Лектор говорил о положении рабочих в Америке, о существующей там свободе стачек, полной свободе личности и пр. и о желательности того же в России. Около 11 часов ночи по окончании означенной лекции присутствующие потребовали удалиться полиции, что таковая и выполнила, после чего… в таком же роде говорили речи «Артем» и другие. Во время произнесения речей в среде присутствующих собирались на революционные цели деньги и распространялись преступные воззвания». Мероприятие продолжалось до часу ночи.

Выступление Артема в 1905 году (по версии иллюстратора А. Лурье)

21 июня 1917 г. (4 июля по новому стилю):

Примерно в эти дни (плюс-минус несколько дней) Ф. Артем-Сергеев прибыл в Краснопавловку, где жила его старшая сестра Дарья Черница. Она позже вспоминала: «Он первое время подбирал русские слова, много забыл и говори по-русски медленно с английским акцентом. Так что на английском брат говорил лучше, чем по-русски. За 6 лет отвык от русского языка. К нам он приехал ночным поездом. Мы спали. Постучал в окно, я подошла к окну и, не видевши лица его (было темно), узнала его по голосу. 7 лет с половиной не видела и узнала по голосу, что Федя». У сестры он погостил последние числа июня, после чего отправился в Харьков. По воспоминаниям Дарьи, именно в период пребывания Артема в Краснопавловке по ее просьбе он сделал фотографию, ставшую чуть ли не единственным дошедшим до нас изображением Артема от 1917 года:

Артем в 1917 году

4 июля 1918 г.:

В оккупированной немцами Горловке шахтеры начали забастовку.

В Москве, в Большом театре, открылся 5-й Всероссийский съезд Советов, на котором произошел открытый разрыв левых эсеров с большевиками.

4 июля 1919 г.:

ЦК РКП(б) утвердил план контрнаступления Южного фронта против Деникина, подтвердив назначение А. Егорова командующий фронтом.

В докладе «О современном положении и ближайших задачах Советской власти» Ленин заявил: «Украина вылечивается тяжелее, чем мы, но она вылечивается. Уроки распада, партизанщины Украина осознала. Это будет эпохой перелома всей украинской революции, это отразится на всем развитии Украины».

Городской голова Харькова профессор Н. Салтыков официально объявил о готовящемся приезде в город генерала А. Деникина. Профессор провозгласил: «По инициативе общественных групп города для организации встречи прибывающего генерала А.И. Деникина и выработки программы чествования в его лице всей Добровольческой Армии образован из представителей общественных организаций города под моим председательством Комитет».

Харьковская газета «Новая Россия» в передовой статье сравнивала два видения будущего объединения России – централизованное объединение вокруг Добровольческой армии и федеративное объединение уже существующих и признанных административных образований. Газета писала: «Можно теоретически и отвлеченно признавать значение федеративной идеи в деле восстановления нарушенного государственного единства. Совершенно необходимо бережно относиться к культурно-бытовым и национальным особенностям отдельных областей и к краевым самоуправлениям. Но нельзя повернуть вспять колесо истории… Возрождение России началось только тогда, когда, чуждая и национальной исключительности, и служению узкому областничеству, Освободительная Народная Армия вступила на путь собирания всей России».

В Харьковском Доме учащихся известный астроном Борис Герасимович прочел лекцию «Космогонические теории».

Борис Герасимович

4 июля 1920 г.:

У белорусской деревни Зябки (на железнодорожной линии Полоцк-Молодечно) состоялся бой с участием советских танков. Этот день считается днем рождения советских танковых войск.

Хронология: 3 июля

20 июня 1905 г. (3 июля по новому стилю):

Заведующий политической частью Департамента полиции Рачковский разослал телеграммы на Московско-Курскую, Нижегородскую и Муромскую железные дороги о необходимости разыскать и отловить будущего лидера Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева: «Упоминаемого №4532 донесении нелегальнаго «Артема» немедленно обыщите арестуйте и передайте Начальнику Губернского Жандармского Управления для дознания предупредив его случае прекращения таковаго «Артема» подлежит передать полиции на предмет преследования за бродяжничество».

На Брянской площади Екатеринослава состоялся рабочий митинг, после чего рабочие начали стачку в знак солидарности с бастующими рабочими Одессы и Николаева. На следующий день бастовало до 80% рабочих города.

20 июня 1906 г. (3 июля по новому стилю):

В Луганске состоялась забастовка в знак протеста против суда над членами Петербургского Совета рабочих депутатов.

20 июня 1917 г. (3 июля по новому стилю):

Произошло событие, которое значительно повлияло на политические расклады в Харькове и во многом предопределило события осени 1917 года: из Тулы в Харьков прибыл 30-й запасный полк, уже революционизированный и разагитированный большевиками. Власти тем самым попытались «разгрузить» Тулу от революционного элемента, но тем самым добавили такового в Харьков. Офицеры в этом полку к моменту приезда сюда уже были не в чести. По сути, всем там руководил глава солдатского комитета 22-летний прапорщик Николай Руднев. Артем позже вспоминал: «Все знали, что 30-й полк был полком Коли Руднева. Молодой энтузиаст, непримиримый противник всякого компромисса, строгий к другим и еще более строгий к себе, он организовал свой полк как настоящий достойный своего имени, единственный в России революционный полк».

Николай Руднев

Наличие 30-го полка моментально усилило позиции большевиков в Харьковском Совете. Руднев со товарищи сразу же включился в работу по организации Красной гвардии, ставшей основой будущих войск ДКР, начал вооружать рабочих. При этом многие советские авторы, подробно описывая значение 30-го полка в революционировании Харькова, скромно опускают тот факт, что те же большевики в разгар наступления немцев (когда, казалось бы, полк нужен был больше всего) его… распустили! Вызвано это было, что 30-й полк был и наименее дисциплинированным, его бойцы постоянно были замешаны в каких-то скандалах и дебошах. После расформирования многие солдаты полка перешли в боевые части Донецкой республики и вмесе с Рудневым были участниками знаменитого похода на Царицын.

3 июля 1918 г.:

Закончился беспримерный переход войск и десятков эшелонов Донецкой республики из Луганска в Царицын. В условиях непрекращающихся боев (сначала с немцами, а потом с белоказаками) десятки тысяч людей, включая солдат, рабочих и членов их семей из Донбасса в течение более чем двух месяцев проделали, казалось бы, небольшой путь – примерно 500 км. Многие историки отмечают, что этот переход если не предопределил, то уж точно повлиял на исход гражданской войны. Если бы не армии ДКР, прибывшие в мирный, тихий Царицын уже закаленными в боях, «красный Верден», конечно же, не устоял бы. Артем писал: «В Царицын он (Руднев) привел не отрядики, а дивизии. Царицын не дал армии передышки, в которой она нуждалась. В Царицыне мы нашли несколько деморализованных отрядиков, неспособных воевать с казаками». Именно эти армии и вооружение, привезенное из ДКР, стали основой успеха обороны Царицына.

Штаб Ворошилова в Царицыне (по левую руку от Ворошилова - нарком ДКР Б. Магидов)

Передовая статья казачьей газеты «Дон» выступила против предоставления казакам и «иногородним» равных прав, поясняя это так: «От некоторых «иногородних» приходится слышать заявления, что для устроения Донского края следовало бы созвать представителей не только казачества, но и всего населения области. Чтобы таким образом достичь полного объединения казаков и неказаков… Но в том-то и беда, что получать права все готовы, а об обязанностях, сопряжённых с этими правами, никто не думает. Равенство прав должно сопровождаться равенством обязанностей, а где это последнее равенство у казачьего и неказачьего населения? Казачье население одно несет всю тяготу войны с большевистскими бандами, и лишь небольшая часть «иногородних» примкнула к казачьим отрядам… Что же касается коренных донских крестьян, то для них путь к участию в донском народоправстве не закрыт. Надо только взять на себя равные с казаками обязанности. Доказать на деле, в бою с большевиками, готовность защищать казачий уклад государственной жизни Дона».

3 июля 1919 г.:

Командующий Украинской группой войск советского Южного фронта Семенов издал приказ: «В районе Александровска провести активную оборону и сохранить за собою плацдарм на левом берегу».

Генерал Деникин прибыл в Царицын, занятый накануне Врангелем. Там он подписал «Московскую директиву», в которой отдал приказ о выдвижении войск, «имея конечной целью захват сердца России — Москвы».

Генерал Деникин в Царицыне летом 1919 года

Комендант 1-го Армейского корпуса капитан Печковский разослал объявление: «Сим оповещается население города Харькова, что 22-го сего июня (5 июля по новому стилю) приезжает в г. Харьков Главнокомандующий вооруженными силами юга России генерал-лейтенант ДЕНИКИН».

Советские информагентства распространили сообщение: «Подлый палач Деникин казнил в Екатеринославе три тысячи пролетариев. На площади Розы Люксембург он вешает в Харькове борцов за рабочий класс. Своими казацкими бандами он замучил донецких рабочих, убил Донецкий бассейн. Злое бешеное животное в генеральском мундире должно быть уничтожено».

В деникинском Харькове под председательством городского головы профессора Н. Салтыкова состоялось собрание «представителей общественных групп». Они единогласно приняли телеграмму в адрес генерала А. Деникина: «Собравшиеся для помощи армии представители общественных групп г. Харькова шлют героям-добровольцам в лице их доблестного вождя выражение восторга и благодарности за избавление от позорного ига большевиков. Твердо верим в дальнейшие успехи крестового похода русских людей на врагов России и всего культурного человечества».

Под председательством ректора Харьковского университета профессора Порфирия Пятницкого состоялось заседание Совета профессоров, которое приняло приветственное обращение в адрес Добровольческой армии: «Совет Харьковского Университета, отстаивая в течение последних двух лет общенациональные и государственные принципы жизни, которым в эти годы нанослись тяжкие сокрушительные удары, ныне, в исторически важный момент, когда так счастливо началось собирание разрушенной храмины – нашего отечества, - с чувством патриотической радости, живейшей благодарности и веры в лучшее уже недалекое будущее горячо приветствует героическую Добровольческую Армию, взявшую на себя тяжелую и ответственную задачу воссоздания велкиой единой, неделимой России на началах права, порядка и справедливости».

В Харьков прибыла британская военная миссия во главе с полковниками Халлом и Смитом. Официально визит объяснялся необходимостью «обследования состояния железных дорог».

Харьковская газета «Новая Россия» в статье «Два большевизма» попыталась проанализировать разницу между харьковскими большевиками периода Донецкой республики и ими же периода 1919 года: «Тогда декреты были так бессистемны, случайны, противоречивы. Тогда что ни город, что ни деревня, особая республика с особой своей властью… Основая черта «новой системы» - беспримерный бюрократизм и крайняя централизация. Местной самодеятельности полагался конец и выборное начало сохранялось лишь как безвредная бутафория для обмана наивных душ… «Совнарком» поглотил прежний «совдеп». Водворилась сложная, страшная машина, управлявшаяся одним рычагом, находившимся в Москве».

Там же был опубликован фельетон о том, как Харьков несколько недель был столицей советской Украины: «Все учреждения были Центральные. Все, что ни делалось, делалось во всеукраинском масштабе. Плоть до: «Товарищ комиссар, необходимо организовать у нас чай для служащих» – «Да, да, организуйте и, пожалуйста, во всеукраинском масштабе»". По уверениям автора, на третьем этаже ул. Сумской, 6 даже был создан Главный штаб планомерного орошения Туркестана. Автор фельетона явно не подозревал, что пройдет всего-то полгода – и Харьков станет столицей советской Украины уже на полтора десятка лет.

3 июля 1921 г.:

В Москве при непосредственном участии и руководстве Ф. Артема-Сергеева состоялся учредительный конгрес Профинтерна, структуры, которая по задумке ее организаторов и самого Артема должна была взять на себя функции координации и руководства всего забастовочного движения мира. Участник конгресса Александр Аросев вспоминал об Артеме: «Своей простотой, весьма редкостной, он поражал иностранцев. Кто-то скзаал при мне делегату испанцу: «Не правда ли, хорош товарищ!» (про Артема). А испанец ответил (по-французски): «Plus que ça» («Нет, болььше этого»)».

Бывший лидер Донецкой республики вошел в состав руководства Профинтерна, а также в созданный тут международный Комитет пропаганды и действия, став играть важную роль в развитии »мировой революции». Но Аннушка уже разлила… жить ему оставалось считанные дни… Как и большинству членов созданного на конгрессе Комитета пропаганды и действия.

Хронология: 2 июля

2 июля 1918 г.:

В течение всего дня под периодическими обстрелами продолжалось продвижение эшелонов Донецкой республики через восстановленный большевиками Рычковский мост через Дон. После прохождения моста они концентрировались в районе станции Ляпичев, охраняемой передовым отрядом. В этот же день отряды царицынских рабочих, находившиеся на станции Кривая Музга, соединились с войсками ДКР, которые провели операцию по занятию хуторов Кумовской и Колпачевский, которые по состоянию на утро 2 июля конролировались 44-м казачьим полком белых. Последний отступил в Калач. Железнодорожный путь на Царицын окончательно был очищен для провижения эшелонов из ДКР.

Братская могила воинов ДКР, погибших у станции Ляпичев

В Москве состоялось совещание украинских коммунистов с целью создания Компартии Украины. Как бы ни старался Н. Скрыпник затащить в эту организацию представителей ДКР, совещание вынуждено было констатировать: «Многие области, как Донецкая Республика, не представлены своими лучшими силами, часть которых находится за границей Украины». Обратите внимание, уже июль – а даже скрыпниковцы, упорно втягивающие ДКР в состав советской Украины, вынуждены писать именно о Донецкой Республике!

Гетман Скоропадский утвердил закон «О гражданстве Украинской Державы». Согласно закону, все российские подданные, которые находились на территори Украины в момент издания закона, автоматически становились украинскими гражданами. Не желающие становиться таковыми должны были до 2 августа подать соответствующие заявления. Как и в нынешнем украинском государстве, двойное гражданство на Украине Скоропадского было запрещено.

Закон гетмана Скоропадского о гражданстве

Газеты сообщили, что 2 июля в оккупирванном немцами Харькове на улице Куриловской (ныне – Ленинградская) арестован известный грабитель Иван Бондаренко, державший в страхе город на протяжении длительного времени. Правда, Бондаренко «арестовывали» и «убивали» неоднократно и до этого сообщения, и после.

Начальник морского Генерального штаба советской России Евгений Беренс направил директиву советским участникам российской мирной делегации в Киеве по поводу притязаний Украины на Черноморский флот. Директива гласила: «Украина ни на первую, ни на вторую часть флота не имеет прав… Имя в виду неопределенность положения самой Украины и вновь созданного Германией самостоятельного Крыма, представлялось бы наиболее желательным и выгодным нам занять в вопросах Черноморского флота выжидательное положение и самим не поднимать с Украиной вопроса о его принадлежности в будущем».

Верховный военный совет Антанты призвал США принять участие в военной интервенции в России.

2 июля 1919 г.:

Городской голова Харькова профессор Н. Салтыков издал обращение к жителям города с призывом поддержать деникинцев. Обращение гласило: «Вступив в исполнение своих обязанностей, я обращаюсь с призывом к всему населению города придти на помощь для восстановления общественной жизни и Харьковского городского хозяйства, приведенного в полное расстройство и лишенного денежных средств. Армия Русская Добровольческая, отдав свою жизнь для воссоздания России, показала всеми миру пример того, что могут сделать истинные граждане, сплоченные одной мыслью о благе государства и населения. Граждане города Харькова горячими приветствиями Русской Армии засвидетельствовали единение с нею. Этого мало, необходимы дела и неустанная работа. Я призываю всех на помощь Армии и городу, памятуя, что никто другой кроме нас самих не в состоянии восстановить разрушенной городскойо и государственной жизни».

Советские информагенства распространили заявление: «Вырвавшийся их Харькова железнодорожник сообщает, что в городе применяется белый террор к рабочим и советским работникам. Полтора дня трупы были развешены на фонарных столбах. Восстановлен 12-часовой рабочий день… Буржуазия ликует. Толстосумы в день помощи добровольцам опускали в кружки серьги, бриллианты… В ресторанах исполняют «Боже, царя храни»".

Командующий Добровольческой армии генерал В. Май-Маевский назначил атамана Шкуро командующим Западным фронтом, сопроводив это назначение следующей телеграммой: «Действия частей вверенного Вам корпуса дают яркий образец высокой воинской доблести, в которой Вы воспитали славных кубанцев и терцев. Поручая Вам командование Западным фронтом армии, я не сомневался, что вновь подчиненные Вам части окажутся достойными своего вождя, и они подтвердили это блестящими делами по овладении Екатеринославом, Александровском и Мелитополем. От души благодарю Вас за прекрасное командование и блестящее руководство ответственными операциями и прошу передать вверенным Вам войскам мое преклонение перед их подвигами…»

При Харьковском отделении пропаганды деникинцев создан агитационно-театральный отдел. Его главной задачей определялась «пропаганда идей Добровольческой Армии путем лекций, концертов, спектаклей и т.д.» Отдел возглавил известный актер Всеволод Блюменталь-Тамарин. После возвращения большевиков он был арестован и, как это ни поразительно, вскоре отпущен, а затем обласкан советской властью. Он даже стал заслуженным артистом РСФСР. Что опять-таки не помешало ему после 1941 г. служить нацистам и заниматься пропагандистской работой уже в качестве главы театра русской драмы в оккупированном немцами Киеве.

Всеволод Блюменталь-Тамарин

Начальник Харьковского гарнизона генерал Витковский издал приказ о предании военно-полевому суду ряда бойцов Красной армии. Среди них оказался и 50-летний полковник Петр Булгаков, обвиненный в сотрудничестве с советской властью.

В Харькове при довольно загадочных обстоятельствах умер довольно молодой полковник А. Нелидов, командующий Сводно-гусарским полком 1-й Кавказской дивизии деникинцев. Накануне полковник жаловался на боли в сердце.

В харьковской прессе опубликовано интервью с главой Совета съездов горнопромышленников Юга России (ССГЮР) Н. фон Дитмаром, накануне вернувшимся в родной Харьков. Дитмар сообщил, что в период нахождения в Харькове большевиков работа ССГЮР продолжалась в Новочеркасске и Ростове. Там же горнопромышленниками был организован Донецкий комитет содействия вооруженным силам Юга России. По словам Дитмара, на деньги, собранные этим комитетом, был построен бронепоезд «Генерал Дроздовский». А отделение ССГЮР в Юзовке организовало сбор медикаментов для нужд армии. Дитмар сообщил о катастрофическом положении промышленности Донбасса, о том, что сейчас добывается едва ли 10 млн. пудов (до революции до бывалось до 150 млн.): «Железные рудники частью затоплены, частью не работают. Металлургические заводы стоят: из 65 доменных печей, находящихся на юге России, не работает ни одна».

Бронепоезд "Генерал Дроздовский", сооруженный на деньги горнопромышленников

Харьковская парикмахерская «Жорж» объявила, что целый день работала в пользу Добровольческой армии.

В саду Коммерческого клуба Харькова начались концерты Большого симфонического оркестра под управлением извеснейшего дирижера Ильи Слатина.

Илья Слатин

Общее собрание рабочих Царицына единогласно приняло резолюцию с благодарностью барону Врангелю за освобождение от большевиков. Текст обращения гласил: «Мы, рабочие царицынских заводов, считаем нравственным долгом выразить ВАШЕМУ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ (Ген.Врангелю) нашу безмерную благодарность за избавление от Советской власти как власти ГУБИТЕЛЬНОЙ, НАСИЛЬСТВЕННОЙ и РАЗРУШИТЕЛЬНОЙ ДЛЯ НАШЕЙ РОДИНЫ… Распространяемые и распространяющиеся слухи большевистской властью, что ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ ЗАНИМАЕТСЯ РАССТРЕЛОМ НАС, РАБОЧИХ, НАШИХ ЖЕН И ПЛЕННЫХ, ОКАЗАЛИСЬ НАСТОЯЩИМ ВЗДОРОМ И ОЧЕРЕДНОЙ ГНУСНОЙ КЛЕВЕТОЙ БОЛЬШЕВИСТСКИХ КОМИССАРОВ».

Благодарность рабочих Царицына Врангелю (источник: http://kaminec.livejournal.com/45280.html)

Советские же источники дают иную картину во врангелевском Царицыне: «Кратковременное господство белых в Царицыне ознаменовалось исключительными зверствами над рабочими и коммунистами. Виселицы, расстрелы и тюрьмы были массовыми мерами расправы с рабочим населением».

2 июля 1920 г.:

Глава Донецкого губернского исполкома Ф. Артем-Сергеев выступил на митинге красноармейцев Луганска, отправлявшихся на польский фронт.

Донецкий губернский исполком под председательством Ф. Артема-Сергеева рассмотрел любопытный вопрос: «О трофейном имуществе товарища Ворошилова». Было решено выделять это самое имущество в качестве премии ударным бригадам рабочих.