Харьковская пресса о Петлюре: «Суверенитет е, а территории черт-ма!»

31 августа 1919 г. харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» опубликовала замечательную антипетлюровскую статью «Дым», выдержки из которой я привожу здесь:

«Войска подходят к Киеву и, надо полагать, уже скоро, очень скоро последует тот тяжелый удар, который сразу убьет двух зайцев. Зайца советского и зайца самостийного.

Правда, за самостийным зайцем никто, как будто, даже не охотится. Но он сам, неизбежным образом, попадет под выстрел, потому что хочет перебежать дорогу Великой и Единой России и потому что цель, которую ставит себе страна теперь, совершенно ясна: покончить с насильниками и захватчиками.

Не только советская хамщина, но и самостийная барщина. Не только красноармейский сапог, наступивший на лицо России, но и сшитый в Берлине петлюрин «чобот». Говоря с полной откровенностью, я затрудняюсь даже определить, кто больше надоел и больше «осточертел» русскому обществу и русскому народу – сапог или «чобот»?

По крайней мере, когда я вспоминаю триумфальный въезд в Киев г-на Винниченки и все поведение его надменной галицийской свиты, я готв отдать предпочтение даже большевикам, ибо и «злая тварь милее твари злейшей». Те издевались над классом, а эти плевали в лицо целой нации. Те хотели вырвать с мясом чужой кошелек, а эти пытались урезать народу язык…

Вы помните, как жгли на кострах русскую газету?.. Каким-то удушливым чадом заволокло тогда весь город и всякий, кто считал себя русским по языку, по крови и по духу, ясно почувствовал на своей шее удавную петлю. Но трагедия скоро сменилась водевилем… Пришел большевик и сдунул, убил плевком всю директорию.

С этого времени правительство Коновальца и Винниченки потеряло постоянный адрес и занималось только тем, что переносило свою «резиденцию» со станции на станцию… Со стороны это было очень забавное зрелище. Люди точно в куклы играли и все старались доказать «Клемансови», что они уже образовали вполне самостоятельное государство.

«Держиться, хлопци, Петлюры, бо вин президентом буде!»

У них были министры, был печатный станок для производства карбованцев, были даже свои политические преступники, которых они таскали за собой, как корейцы своих покойников.

Но не было безделицы – не было территории и подданных. Суверенитет е, территории черт-ма!..

Всего удивительнее, что эта немецкая ставка на русскую глупость имела успех. В книжных магазинах города Киева я сам видел «мапу» или карту самостийной Украины, куда входила и Новороссия, и Крым, и Дон, и Кубань. А в самостийных киевских газетах я сам читал статью о Туркестане как о «природной» украинской колонии. Не берусь сказать с точностью, кто именно чертил эту «мапу»: доктор Горбах или государственные хлопци, окружавшие г-на Винниченку. Но сам по себе этот факт, как нельзя яснее говорит, что ставка на глупость далеко не была лишена известного политического расчета.

Впрочем, легко может быть, что при нынешних обстоятельствах ни г-н Петлюра, ни его сторонники уже не будут больше настаивать на Туркестане и откажутся даже от Новороссии и Дона. Но и за всем тем я не вижу для них психологической возможности мирно отойти от политики приключений и, так сказать, возвратиться в первобытное состояние. Это, конечно, был бы самый лучший исход, если бы г. Петлюра занялся честным трудом и снова сел на свое забытое бухгалтерское кресло. Но это невозможно именно психологически.

Помилуйте, серенькая обывательская жизнь этого человека вдруг сменилась волшебным сном. Вместо постылого, будничного труда он стал во главе «государства»!..

И таких людей на Руси теперь очень много. Я даже думаю, что некоторый успех окраинного сепаратизма объясняется у нас именно обывательским авантюризмом и мечтой о головокружительной карьере. Согласитесь, что это большая разница – быть ли членом бакинской водопроводной комиссии или быть председателем азербайджанского парламента!..

Скоропадский, может быть, вполне чистосердечно считал себя избранником народа. Точно так же, как и Петлюра с Винниченкой, быть может, с полной искренностью полагали, что это народ хочет отделения Малороссии от России и что это народ послал их в «директорию». Но нужно ли говорить, что народ в таких случаях играл роль дышла: куда повернул, туда и вышло?

Кто, когда и где спрашивал украинский народ о его желаниях?»

«Новороссию присоединил к нам Потемкин, а не Петлюра»

30 апреля 1918 года харьковское «Возрождение» перепечатало обширное публичное письмо известного всей России публициста, критика, фельетониста Александра Яблоновского (Снадзского), ответившего главному спонсору украинских националистов Харькова Христине Алчевской.

Александр Яблоновский

Христина Даниловна, жена одного из самых богатых людей Харькова, того самого Алексея Алчевского, в честь которого назван город Алчевск, никакого отношения к малороссам не имела. Отец ее Данил Журавлев был русским, мать вышла из семьи российского генерала Вуича, серба по происхождению. Но уже в молодом возрасте девушка воспылала страстью к украинству, приложив максимум усилий (как правило, бесплодных) для пропаганды украинской идеи в русском Харькове. Она спонсировала безуспешные украиноязычные газеты, которые загибались уже после первого номера и даже, по слухам, финансировала неудавшихся террористов, пытавшихся взорвать памятник Пушкину в Харькове.

Христина Алчевская

Пыталась она под разными псевдонимами и пописывать. Но, не обладая талантами, в итоге сосредоточила свои усилия на написании массы рецензий, аннотаций, открытых писем и воззваний.

Удостоила она своим вниманием и Яблоновского, активно призывавшего в те годы к сохранению российского единства. Алчевская отправила ему послание, полное различных комплексов и фобий – тех, которые для нас нынешних стали уже привычными, а публике 1918 года еще казались дикими. Она писала: «Всякий искренний и неподкупно честный украинец в данное время предпочитает российскому игу все, только не «сиамскую близость к великороссам». Не только варварство цивилизованных милитаристов после этого ему милее, но если бы даже дикари Полинезии захватили Украину, то нынче нам это показалось бы раем, сравнительно с тем, что мы выстрадали до сих пор».

Как это напоминает нынешнего борца за украинизацию В. Яворивского: «Мы 350 лет были подстилкой России, и ни одного дня – Америки, а стоило бы попробовать»! Им хоть чьей-нибудь подстилкой быть!
Читать далее