«Украина есть нечто непонятное и темное»

Харьковский профессор Я. Диманштейн, участвовавший в поездке делегации Совета съездов горнопромышленников Юга России на встречу с правительством УНР в Киев, 1 мая 1918 г. описал в газете «Возрождение» свою поездку.

Как и все независимые наблюдатели, профессор отметил полное отсутствие украинских войск: «Всю дорогу встречаем идущие в направлении Харькова поезда с германскими войсками, хорошо одетыми и с довольными физиономиями… Примечательно было то, что на всем пути, длившемся двое суток, мы совершенно не видели украинских войск, существующих больше на бумаге, чем в действительности».

Столица УНР Киев весной 1918 года

Но самыми любопытными являются впечатления харьковца от Киева и общения с украинским правительством:

Читать далее

Правительство ДКР: «Никакого мира без признания нашей Республики обеими сторонами быть не может!»

7 апреля 1918 г. правительство Донецкой республики распространило заявление, которое было ретранслировано по всем возможным каналам, в том числе посредством радиообращения ко всем правительствам мира. В этом обращении Совнарком Артема обвинил Центральную Раду и Германию во вторжении на территорию суверенной Донецкой республики.

Обращение гласило: «Киевское Правительство Рады вторглось в пределы нашей Донецко-Криворожской Республики. В то же время оно предлагает Правительству Федеративной Российской Республики прекратить братоубийственную войну и начать переговоры о демократическом мире. Как будто оно воюет с Великороссией, а не с рабочими и крестьянами нашей Республики. Миром демократическим, миром без насилия Киевское Правительство соглашается считать такой мир, по которому территория нашей Донецко-Криворожской Республики будет наводнена войсками Киевского Правительства и воля народа нашей Республики будет задавлена силою германских и австрийских штыков. Мы, Правительство Республики, заявляем: никакого мира без признания нашей Республики обеими сторонами быть не может.

Читать далее

Артем: «Мира без признания Донецкой республики быть не может!»

На последнем перед отступлением правительства ДКР заседании Харьковского Совета Артем выступил с большой речью, в которой особенное внимание уделил взаимоотношениям с Центральной Радой и принцпиальной позицией относительно факта признания Донецкой республики.

Артем-Сергеев (шестой слева в первом ряду) с соратниками по правительству Донецкой республики перед эвакуацией из Харькова

Он однозначно назвал вторжение войск Рады под прикрытием немцев оккупций, заявив: «Рада, вторгшаяся в пределы Донецкой республики, предлагает Советской власти прекратить братоубийственную войну, Рада считает демократическим миром такой мир, по которому территория нашей республики будет наводнена войсками Рады, и воля народа будет раздавлена силою германских штыков. Но мира без признания Донецкой республики обеими сторонами быть не может».

Читать далее

Харьковская газета 1918 года – о страданиях чиновников незалежной Украины

В газете «Донецкий пролетарий» от 26 марта 1918 года опубликован фельетон М. Орлика «Мученыки», рассказывающая о муках чиновников Южной России, которые внезапно для себя обнаружили, что они после прихода немцев оказались гражданами незалежной Украины. Статья написана почти сто лет назад – а до чего ж актуально описаны все эти превращения чиновников!

Привожу основную часть статьи:

«Что ни говорите, а чиновникам в эти времена, времена борьбы классов, тоже не легко живется. Отгадай, чей верх будет – или богатых…, или работников и крестьян…

Понятно, что в душе он самый ярый монархист, потому как иначе не может и быть. Может, когда-то в старые времена он был и либеральным человеком, но теперь от этого выздоровел и кается, что «когда-то и я ошибался и был в душе против монархии» и исправляются тем, что он думал, что русский народ, скинув царя, будет жить себе тихо и мирно…

И это правда. До революции большая часть чиновников была ну… левее черносотенцев, а с начала революции так некоторые даже позаписывались в социалистические партии; только не из-за идеи, а так и модно было и безопаснее, нельзя же было тогда быть не социалистам, ну и записывались…

От русской буржуазии теперь ждать нечего, донская тоже никакой пользы для чиновников не принесет и все надежды остались на Украинскую, которая так повела дело, что можно еще ждать чего-нибудь. И вони покупают портреты Т. Шевченко, которого еще так недавно, когда центральная буржуазная рада была против правительства Керенского, называли хохлацким мужицким поэтом. Учатся украинскому языку, коверкают украинские слова и один другому расстроенно жалуются, что дела идут плохо: никак не могу выговаривать по-мужицкому.

Работают, понятно, одни канцелярские, а чиновники только сидят, читают газеты и переводят их на украинский язык и среди молчания иногда слышится: «Мефодий Андреянович, как по-украински неделя?» «Не знаю, я сам хотел это слово знать, но у кого не спрошу – никто не знает».

Через несколько минут снова кто-нибудь спрашивает новое слово, а там снова… Бедные чиновники аж потеют с теми переводами.

Так ведь еще бы знать, что не напрасный это труд, ну тогда б еще ничего. А как гайдамаки не придут, а придут одни немцы, что тогда делать? По-немецки так быстро не выучиться. Ну, по-немецки некоторые из чиновников понимают… Ну, а если придут мадьяры? Ну, а если никто не придет и Советы останутся в Харькове?

При этой мысли у бедного чиновника и газета выпадает из рук, глаза его смотрят вперед, ничего не видя, он весь побледнел, челюсти дрожат… «Вот мученье», тихо бормочет он, вытирая с чела холодный пот.

Канцелярские служащие пересмехаются.

Что ни говорите, а чиновники страдают».

«Може вони примусють всю Украіну згодитися будте іхніми холопами, алеж робітніків та селян Донецко-Криворожской республики вона не здоліє»

До прихода немцев в харьковской прессе редко появлялись творения на украинском языке. Но если появлялись, это всегда было событием! К примеру, как статья «За ласим шматком», появившаяся в «Донецком пролетарии» от 8 марта 1918 года.

Чтобы осознать, что представляла собой украйынська мова на Юге России в тот период, рекомендую ознакомиться с выдержками из этой статьи, приводимой мною на языке оригинала, без правок:

«А як же діло обстоіть у нас на Украіні і в Донецко-Криворожской республикі? А так, центральна рада після того як іі прогнали з Украіні, бачучи що вона сама нечого не може зробити, кінулась до німцев за допомогою і теперь гайдамакі и німці ідуть на Украіну і силую примусюют народ визнавати центральну раду…

Тепер украінско-німецкі банди після того як заняли Кіівску і Волинску губ. двинулись на Полтаву і Харьків. Шо вони йдуть на Полтаву то цеіі повинно будте, бо Полтава в украінской республикі і коли вони хочут прибрати до своіх рук всю Украіну, то певно і Полтаву не мене участь Кііва та іншіх міст Украіни.

Алеж шо ім треба в Харькові, яке вони мают право чипати город другоі республикі, не той, на котру вони накладають свою грязну руку і німецкий сапог, а другоі: Донецко-Криворожской, республикі. Республикі рабітників та селян…

Алеж хить якому імперіалістічному государству та не хотілось би мати в своіх руках такій ласий шматок як Криворожскій басейн з Харьковом, на чали і Украінска буржуазія нехоче залишити ту думку що народ не мае право на саме визначення що він повинен те робите що воле уряд і вона хоче завоювати Украіну у іі народа в тіх гряницях які були поличени в 3 уневерсалі. І тепер не дивлячись на те що Криворожскій басейн з Донецкім составили окрему республику, вона на це не уважає, і хоче примучити його до своіх маетків. Все добре. Може вони примусють всю Украіну згодитися будте іхніми холопами, алеж робітніків та селян Донецко-Криворожской республики вона не здоліє бо це народ якій роблячи під землею в темряві, де кожну хвилину можна чекати смерті, іі не злякається і як один вони повині стати і стануть захищати свою республику від кровожадних украінскіх павуків котри хочут свои пазури простягти до неі.

І як вам пани Віниченкі та Грушевскі не хочеться возстановити самостійну «вільну» Украину вам це не прідеться зробити, бо простий народ цією історіческою хворобою не заболів як ви його не хотіли заразити, і на ваши витребенькі дивиться з прикристью, а на вас самих як на своіх ворогів і шо ви не кажить, шо ви не робіт, а народ всеж такі скаже, що свобода персональна дороже від усякоі самостійной республикі і історическими традіціями».

Подписан сей шедевр тоже вполне по-украински – М. Орлик.