«Ни дать, ни взять – старик Катон!»

Сегодня - 148-летие Феликса Кона, одного из ярких деятелей и критиков Донецкой республики (см. http://kornilov.name/hronologiya-30-maya/).

Его разгромные и едкие речи вызывали постоянный отклик у оппонентов и критиков. Известнейший российский фельетонист Анатолий д’Актиль в харьковской газете «Возрождение», к примеру, так отреагировал на какой-то выпад Кона в свой адрес:

С зубовным скрежетом и злобой
(Ни дать, ни взять — старик Катон!)
Моею скромною особой
Занялся ныне Феликс Кон.

Огнями глаз сердито блещет,
Атаку бравую ведя,
И мечет громы и клевещет
Партийной злобой исходя.

Оно б хлестнуть его сподручно…
В ком нет прорух и нет грешков?
Да сечь почтенных старичков
Так утомительно и скучно!

Киявляне немцам: «Привезли ли вы с собою украинцев из Берлина для Украины?»

10 мая 1918 г. харьковская газета «Возрождение» напечатала пересказ репортажа Рольфа Брандта, специального военного корреспондента немецкой газеты «Tagliche Rundschau», о его пребывании в оккупированном Киеве. Очень занимательная заметка, скажу я вам. Итак, «Немецкий писатель о Киеве и украинских делах»:

«Статья написана вдумчиво и свидетельствует о полной осведомленности автора в делах и настроениях украинской столицы. Автор отмечает особое оживление Киевского Крещатика; изобилие праздношатающейся публики поражает его…

50 процентов населения признает себя русским, однако в умах граждан господствует такой хаос, оставленный в наследство революцией, что вывести отсюда какие-либо заключения весьма трудно. Нередко встретить диаметрально противоположные суждения у одного и того же человека. Люди, которые ни за что не уступят дороги немецкому офицеру, приходят в неистовый восторг, когда куплетист какого-нибудь Variete-театра поет:

От Киева до Берлина
Ще не вмерла Україна,
Гайдамаки ще не здались -
Deutschland, Deutschland uber alles.

Между прочм киевляне задавали вопрос: привезли ли вы с собою украинцев из Берлина для Украины?…

Автор с изумлением… приводит цены на продукты (по его словам, они сильно упали после оккупации) и поражается тем, как эта публика сорит деньгами, источник получения которых неизвестен, между тем, как крестьяне зарывают в землю кредитки, меряя их на фунты.

Отсутствие желания работать и страсть к бессмысленному гулянию – вот черты, отмеченные корреспондентом.

Для нас, конечно, все это не ново; мы привыкли к этим угнетающим зрелищам периода упадка и разложения»…

«Украина есть нечто непонятное и темное»

Харьковский профессор Я. Диманштейн, участвовавший в поездке делегации Совета съездов горнопромышленников Юга России на встречу с правительством УНР в Киев, 1 мая 1918 г. описал в газете «Возрождение» свою поездку.

Как и все независимые наблюдатели, профессор отметил полное отсутствие украинских войск: «Всю дорогу встречаем идущие в направлении Харькова поезда с германскими войсками, хорошо одетыми и с довольными физиономиями… Примечательно было то, что на всем пути, длившемся двое суток, мы совершенно не видели украинских войск, существующих больше на бумаге, чем в действительности».

Столица УНР Киев весной 1918 года

Но самыми любопытными являются впечатления харьковца от Киева и общения с украинским правительством:

Читать далее

Киев 1918-го: «Все на украинском говорите?» – «Куда там!»

27 апреля 1918 г. харьковская газета «Возрождение» опубликовала путевые очерки своего журналиста Алексеевского о поездке в столицу Украинской Народной Республики Киев.

Вот выдержки из этого любопытного очерка:

«Получив после двухдневного дежурства «перепуск» в Киев, обрадованный и гордый спешу на вокзал. Около кассы тысячная очередь. Оказывается, что пропусков уже не нужно, проезд свободный для всех желающих. Разом теряю гордое чувство привилегированности и в душе нарастает обида. С какой же радости я два дня толкался у подъезда комендатуры? Кому было нужно, чтобы я целые дни глотал уличную пыль, поднимаемую нетерпеливыми ногами чающих «перепуска»?..

Едем дальше, и чем ближе к Киеву, тем больше растут какие-то неопределенные тревожные слухи, чем-то пугают, чего-то ожидают. Разговоры начинают вертеться около одной и той же темы: Германия, Украина, Россия. Чувствуется, что приближаемся к какому-то центру, к какому-то клубку, который каждому мучительно хочется разобрать по нитке. Путешественники усиленно распрашивают недавно севших о местных настроениях.

- Ну, как у вас украинизация?

- Да, так ничего, все по-прежнему.

- Все на украинском говорите?

- Куда там! У нас в деревне и то все новые законы и наказы на русском языке сходом читаются.

- Почему же?

- Да крестьяне на русском-то плохо разбираются в этих законах, а на украинском совсем ничего не понимают. Как на украинском начнут читать, так все смеются. Ведь это же язык литературный и масса незнакомых слов для народа.

В соседнем отделении какое-то движение и крики. Высказывает возмущение студент и заявляет:

- Господа! арестовали одного пассажира.

Оказывается, что в том отделении ехал какой-то украинский офицер, и на просьбу курсистски одолжить ножичек, спокойно ответил: «Евреям я принципиально ничего не даю». За девушку заступились. Разгорелись страсти. И в конце концов, офицер арестовал одного из заступников и отправил к коменданту ближайшей станции…

Наконец, на третьи сутки показался и Киев…»

Ой, не ходи Грицю – фельетон об украинизации Харькова

В апреле 1918 года столица Донецкой республики, оккупированная немцами, впервые столкнулась с дикими проявлениями украинизации. Харьков вдруг узнал, что он находится за пределами России и что немедленно должен заговорить на языке, который был неведом подавляющему большинству населения города. Первыми с проблемой, связанными с этим, столкнулись служающие почт, телеграфов и железных дорог, которым под страхом жесточайших наказаний было велено немедленно украинизировать все вывески и надписи.

16 апреля 1918 г. харьковская газета «Возрождение» опубликовала в этой связи фельетон «Ой, не ходи Грицю», который я полностью переопубликовываю тут:

«Железнодорожник Иван Иваныч Иванов, социал-демократ по вероисповеданию и украинец по профессии, повертел в руках телеграмму, почесал в затылке и сказал:

Читать далее

О заседании городской Думы от 10 апреля 1918 года

Специально для Дмитрия Губина, замечательного исследователя популяризатора (исправлено по просьбе самого Дмитрия!) истории Харькова и его городской Думы, привожу скан из газеты «Возрождение» о заседании харьковскокй Думы от 10 апреля 1918 г. (касательно г-на Агабекова и г-на Стефановича):

И, Дмитрий, в первый же день немецкой оккупации, когда городская Дума собралась на свое первое заседание, Ага-Беков уже числился и.о.