Вводится строгий языковой режим

Что-то давненько ничего подобного в плане борьбы с русским языком не было. Конечно, всякого можно было ожидать, но столько злобы, ярости, желчи и такого мракобесия, как в этом документе пожалуй что, и не было вовсе.

Речь идет о так называемых «Рекомендациях круглого стола «Государственный язык – в информационное пространство Украины», проведенного Всеукраинским товарыством «Просвита» имени Тараса Шевченко, Национальным советом Украины по вопросам телевидения и радиовещания, Гостелерадио Украины и Мининформации Украины». Правда, как значится в самом документе, «от участников круглого стола» сии рекомендации подписали лишь глава «Просвиты» Павло Мовчан и заместитель председателя Нацсовета по телерадио некто М.Слободян. Осталось неизвестным, согласны ли с текстом рекомендаций два других организатора, Держетелебачення и Мининформации. Они просто поручили подписать документ Мовчану и Слободяну, или же по каким-то причинам они все-таки итоговый текст не поддержали?

Понятное дело, от такого документа шарахнется любой порядрочный человек.

Начинаются «Рекомендации» с того, что участники круглого стола оценивают «языковую ситуацию в общественном и информационном пространстве» Украины как «ненормальную, как тяжелое наследство империи».

Для «исправления» этой ситуации авторы требуют «приложить все усилия государства». Целью этих усилий должно стать «утверждение полноценного функционирования государственного языка и целенаправленное сокращение негосударственного»(выделено нами).

Заметим, что в тексте нет понятия «русский язык» (кроме одного случая). Вместо этого значится некий странный «негосударственный язык» («недержавна мова»).

Текст документа требует, чтобы в течение 1997 года все государственные и негосударственные телерадиорганизации Украины «перешли на украиноязычный режим работы». В качестиве наказания в отношении ослушников надлежит применять «соответствующие санкции» вплоть до лишения лицензий на вещание. Здесь же для особо непонятливых заботливо указывается: «Информация, полученная на негосударственном языке, должна идти в эфир в переводе на государственный язык».

Если какую-нибудь телекомпанию однажды лишат лицензии, а она после этого одумается и согласится вещать по-украински, то плата за повторную лицензию должна быть повышена вдвое. А вырученные средства надлежит направлять, согласно «рекомендациям», на введение дополнительных должностей, в частности литредакторов, чьей обязанностью будет «лучшее обеспечение языкового режима в эфире».

Кроме того необходимо, с точки зрения авторов «Рекомендаций», тщательнейшим образом следить за тем, чтобы названия отдельных теле- и радиокомпаний «были связаны с богатым украинским культурным миром».

Следующую фразу мы оставим вовсе без комментариев: «В сфере рекламы отдавать приоритет явлениям, которые принадлежат украинскому, а не чужуму культурному миру. Вместо «Теленедели» рекламировать «Говорить i показує Україна».

Кабмину рекомендовано «уменьшить тарифы на распространение печатных периодических изданий на государственном языке в 100 раз, а на негосударственном – увеличить в 100 раз».

Верховной Раде рекомендуют обложить высокой ввозной пошлиной «чужомовну» литературу и прочую печатную продукцию.

В последнем пункте авторы «Рекомендаций» требуют провести повальные аттестации «дикторов, редакторов, комментаторов… на предмет владения ими украинским языком».

Как мы говорили, русский язык помянут в документе лишь раз. В этом пункте авторы «Рекомендаций» грозят добраться до… Соединенных Штатов. От Кабмина требуют обратиться к руководству радиостанций «Свобода» и «Голос Америки», а в случае надобности даже в Госдепартамент и Конгресс США, и, не взирая на лица, прямо предложить тем, не мешкая, расширить передачи на Украину на украинском языке, «существенно сократив соответствующие передачи на русском».Отсюда становится ясным, если кто еще не понял, какой «негосударственный» язык из 5000 языков мира имеется в виду. Любопытно, что к России авторы «Рекомендаций» не обращаются. Вероятно, оттуда, в отличие от Штатов, никаких передач, книг, газет вовсе не должно быть.

Почему и откуда такая ненависть к этому самому «негосударственному языку»? Ответ на этот вопрос дает сердцевина документа, особый пункт 2, который мы приводим целиком:

«Считать вещание и печатные издания на негосударственном языке явлением, которое по своим негативным последствиям представляет для национальной безопасности страны угрозу не меньшую, чем пропаганда насилия, разврата, а также разные формы антиукраинской пропаганды».

Далее уже некуда. Разве что появятся рекомендации непременно сажать в кутузку любого, кто в общественном месте заговорит по-русски.

В языковом отношении на Украине все равны.
Но одни более равны, чем другие.

Опубликованный “Донецким кряжем” в прошлом номере материал о так называемых “Рекомендациях круглого стола” по внедрению украинского языка в информационное пространство Украины вызвал большой резонанс в Донбассе.

Оказалось, что у этой истории есть еще и продолжение. Мы давно привыкли к тому, что националисты с трудно объяснимым упрямством стремятся физически изжить русский язык. Но это рвение до сих пор оставалось их личной проблемой. Можно сказать, проблемой психического здоровья. Ибо до начала нового года то, что выплескивалось из частной националистической лохани в посудину большой государственной политики, оказалось лишь легкими дождевыми капельками по сравнению с тем антирусским потопом, который захлестнул сейчас всю Украину.

Трудно сказать, связаны ли непосредственно “Рекомендации” и поручение Президента Украины, попавшее на днях в распоряжение “Донецкого кряжа”. Поручение президента ссылается на некое “совещание по вопросам о состоянии исполнения законодательства о языках в Украине”. Мы пока не знаем, то ли президент так отреагировал на пресловутый круглый стол, разразившийся “Рекомендациями”, то ли в один и тот же день в Киеве помимо него состоялось другое, более загадочное и более широкое по содержанию, действо. Если это так, то кампания против русского языка действительно приобрела нешуточный оборот.

Некоторые из положений подписанного Л.Кучмой поручения в принципе особых возражений вызвать не могут.

Например, введение в рамках Госкомитета Украины по делам национальностей и миграции новой должности заместителя Председателя Комитета для “осуществления координации и контроля за проведением языковой политики в Украине”, а также создание соответствующего отдела может вызвать нарекания в свете все большего и большего разбухания бюрократического аппарата. Но, повторимся, в принципе против самой должности возражений нет. Если, конечно, новый чиновник будет блюсти интересы всех граждан Украины безотносительно к их национальной принадлежности.

Вряд ли кто будет спорить с тем, что надо “принять меры относительно усиления технических возможностей для принятия отечественных телепрограмм во всех районах Украины”.

Можно согласиться и с другим пунктом поручения: “Принять меры относительно улучшения финансирования подготовки и издания украиноязычных учебников и другой учебной литературы для учебных заведений”. Действительно, учебники, издававшиеся до сих пор на Украине, производили куда более жалкое впечатление по сравнению с московскими учебниками.

Но все это приемлемо лишь при одном условии: права и интересы других граждан Украины, не этнических украинцев, при этом не будут нарушаться.

Однако, как видно из других пунктов президентского поручения, национального равноправия на Украине не будет.

Вот лишь некоторые из этих пунктов:

“Рассмотреть вопрос относительно введения льготных условий для издания и реализации украиноязычной печатной продукции”.(Почему русскоязычные граждане, коих на Украине как минимум треть населения, должна платить за то, чтобы другой части того же населения было дешевле покупать газеты?)

“Рассмотреть вопрос о финансовой поддержке программ обществ “Просвита”, “Знання” и “Украина” в деле реализации языкового законодательства”. (В самом деле, почему я из своего кармана налогоплательщика должен финансировать мероприятия националистических общественных организаций? И почему эти негосударственные организации наделяются правом “реализации законодательства”? Последнее – вообще какой-то нонсенс.)

“Предусмотреть в Положении о лицензии, что обязательным условием выдачи лицензий телекомпаниям должно быть функционирование программ преимущественно на украинском языке” и др.

Многие из пунктов президентского поручения откровенно нарушают то самое законодательство Украины о языках, которое, якобы, это поручение призвано защитить.

Нелишне напомнить статью 24 Конституции Украины: “Не может быть привилегий или ограничений по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и иных убеждений, пола, этнического и социального происхождения, места жительства, по языковым или иным признакам”(подч. нами).

Почему же у части населения должно быть право смотреть передачи на своем языке, а у другой части – нет? В том, что украинские националисты всегда относились с согражданам-неукраинцам как к “врагам рейха”, ничего удивительного нет. Им дай волю, и они шустро введут что-нибудь вроде “гражданства первого и второго сорта”. Но почему президент не признает языкового и национального равноправия тех самых граждан, которые и обеспечили ему своими голосами президентский пост?

Люди, составлявшие это поручение, основательно “подставили” своего президента. Подобные документы давно не выходили из под пера руководителей цивилизованных держав мира. Причем составители, видимо, знали, о том, что их предложения не имеют законной базы. Потому-то они и предусмотрели в поручении пункт о необходимости разработки “новой редакции Закона Украины о языках”. Сделать это рекомендовано до 15 января. А вот вопрос о финансировании “Просвиты” в деле реализации этого самого закона уже должен был быть рассмотрен.

Кстати, редакции стало известно, что группа народных депутатов Украины готовится опротестовать поручение президента в Конституционном суде. Подробнее о том, насколько согласуется с украинским законодательством нынешняя волна украинизации вы сможете прочитать в следующем номере “ДК”.

Как они нас обманули!

Может, кто-то и скажет, что вопрос о языках – это нечто второстепенное. Тем более в наше тяжелое время. Может, он и будет прав.

Да вот только, когда три года тому назад сонмище кандидатов в депутаты осаждало умы и сердца избирателей Востока Украины, подавляющее их большинство упорно обещало нам бороться ни на жизнь а на смерть за равноправие украинского и русского языков.

Сейчас, если кто-либо из них вообще снизойдет до того, чтобы оправдываться, то, наверняка, он станет уверять нас в том, что, дескать, статья 10 в принципе не ущемляет прав русскоязычного населения.

Да, могло быть значительно хуже. Спасибо и на том.

Но речь не о степени суровости Конституции. Речь о принципиальности и порядочности наших избранников. Точнее, беспринципности и непорядочности. Ведь выбирали их не для того, чтобы они что-то хорошее сохранили нам из прошлого, а для того, чтобы они изменили настоящее к лучшему.

Вот передо мной ворох официальных предвыборных платформ депутатов, избранных в Донецкой области в двух турах 27 мая и 10 апреля 1994 года. А вот нигде не публиковавшийся, но чрезвычайно любопытный документ – “Результаты поименного голосования вопроса № 110. Голосование проведено 27/06/96 21 час 0 минут. О статье 10 Конституции Украины – во втором варианте”. О той самой статье, в которой государственным объявлялся лишь один, украинский, язык.

Сравним эти документы и приведем лишь несколько примеров.

“Чего я буду добиваться?” – три года тому назад задавался вопросом в своей предвыборной программе кандидат в депутаты по Пролетарскому избирательному округу Донецка Владимир Ампилогов, – и отвечал, в частности: “Статус государственного должны иметь украинский и русский языки”.

Трудно сказать, добивался ли этого действительно депутат Ампилогов, но через два года после своего избрания, он проголосовал ЗА статью, закреплявшую один государственный язык.

В 1994-ом кандидат в депутаты от Енакиево Александр Яковенко обещал: “Будут поддержаны требования миллионов граждан о придании русскому языку (рядом с украинским) статуса второго государственного языка”.

В 1996-ом депутат Яковенко голосовал ЗА один государственный язык.

В 1994-ом кандидат в депутаты от Красноармейска Петр Симоненко торжественно обещал: “Руководствуясь предвыборной платформой Коммунистической партии Украины, обязуюсь бороться за утверждение равноправия украинского и русского языков”.

То ли платформа поменялась, то ли, став депутатом, Петр Николаевич запамятовал про свое обещание, но в 1996 году уже депутат Симоненко голосовал ЗА один государственный язык.

В 1994-ом кандидат в депутаты по Куйбышевскому избирательному округу Донецка Борис Кожевников твердо заявлял: “Вторым государственным языком должен стать русский язык”.

Прошло два года, и депутат Кожевников голосовал ЗА один государственный язык.

Такие обещания и гарантии давало подавляющее большинство депутатов от Донбасса. Особенно многословен в вопросе о языках был беспартийный кандидат в депутаты по Юнокоммунаровскому избирательному округу Михаил Чечетов: “В меру своих сил и знаний всегда отстаивал, отстаиваю и буду твердо отстаивать на всех уровнях следующие принципы: …если все-таки хватит государственной мудрости высшему политическому руководству страны, следовало бы ввести два государственных языка – украинский и русский. Это сразу же снимет нарастающее межнациональное напряжение”.

Став депутатом и вступив в либеральную фракцию “Социально-рыночный выбор”, в 1996 году Чечетов ничтоже сумняшеся голосовал ЗА один государственный язык. То ли мудрости все-таки не хватило, то ли он себя, скромного труженика микрофона, не относит к политическому руководству, то ли все зажили лучше некуда – и межнациональное напряжение больше не нарастает, как это было в пору его борьбы за депутатское кресло.

Справедливости ради мы должны назвать и тех депутатов, которые голосовали ПРОТИВ статьи об одном государственном языке. Это коммунисты из Алчевска Луганской области Сергей Гмыря, из Харькова Леонид Гармаш, из Севастополя Александр Бобринев (сложивший уже с себя депутатские полномочия), социалисты из Харькова Владимир Мухин и из Славяносербска Луганской области Михаил Степанов, члены Гражданского Конгресса Украины из Харькова Владимир Алексеев и из Донецка Юрий Болдырев.

Всего против голосовало 23 человека. Наверняка, число тех, кто в предвыборной программе обещал бороться, сражаться, драться и пр. за два государственных языка, было в десять раз больше.

Мы не будем вдаваться в причины того трагичного обстоятельства, что на Украине слова “политическая честь” забыты. Но нам очень хотелось бы, чтобы хоть кто-нибудь из наших земляков, голосовавших за один государственный язык, все-таки пояснил расхождения между своей программой и своей деятельностью. Газета всегда открыта для этого.

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>