Выступление Корнилова в суде по делу о незаконности бандеровского указа

Выступление Владимира Корнилова в Апелляционном суде г. Киева

В первую очередь, я хотел бы указать суду на серьезное, принципиальное нарушение Кодекса административного судопроизводства Украины (КАСУ), которое было допущено при рассмотрении дела Окружном судом Киева по иску Натальи Витренко к президенту Украины в отношении оспаривания указа  «О чествовании участников борьбы за независимость Украины в ХХ веке».

Хочу процитировать п. 2 ст. 71 КАСУ: «В административных делах о противоправности решений, действий или бездействия субъекта властных полномочий обязанность по доказыванию правомерности своего решения, действия или бездействия налагается на ответчика, если онвозражает против административного иска».

Заметьте, это принципиальное положение! Это ответчик должен доказывать законность своего указа, а не истец – его незаконность! К сожалению, суд первой инстанции проигнорировал данное требование закона, обязав истца приводить массу доказательств незаконности оспариваемого указа и не приложив должных усилий для обеспечения соблюдения упомянутой статьи КАСУ. Апелляционный суд Киева не должен проигнорировать принципиальное требование закона. Я надеюсь, он приложит все усилия для того, чтобы ответчик доказал правомерность своих действий в суде, как того требует ст. 71 КАСУ. В противном случае законность данного указа не будет доказана! Заметьте, это – однозначное требование Кодекса, не предусматривающее двояких трактовок и допущений!

Теперь что касается самого указа президента и необоснованности решения Окружного суда.

Согласно ст. 106 Конституции Украины, президент государства издает указы, «которые являются обязательными для исполнения на территории Украины». Таким образом, неправомерен подход Окружного административного суда г. Киева, зафиксированный в его Постановлении №2а-6732/10/2670 от 15.07.2011 (в дальнейшем – Постановление Окружного суда), по поводу того, что 1-й пункт оспариваемого Указа президента лишь «декларирует отношение президента Украины… к определенным событиям истории Украины и ее участникам», а потому «не может нарушать чьих-либо прав и интересов». Данный вывод опровергается тем же Указом, а точнее 2-4 его пунктами, содержащими нормативно-правовые распоряжения прямого действия, то есть обязательные для исполнения Кабинетом министров Украины, министерствами и государственными ведомствами Украины, местными органами власти. Таким образом, частное, субъективное мнение президента Украины Виктора Ющенко (а именно это следует из Постановления Окружного суда) одним и тем же документом определено как решение, обязательное для исполнения на всей территории Украины, и напрямую задевает интересы украинских граждан, налогоплательщиков, обязанных обеспечивать и финансировать мероприятия, которые основываются лишь на субъективном мнении, даже если с этим мнением налогоплательщики не согласны.

Логика Постановления Окружного суда, признавшего п. 1 Указа президента лишь субъективным мнением президента Украины в отношении определенных событий истории, опровергается самим составом участников судебного процесса. Иск подан к действующему президенту Украины Виктору Януковичу, а субъективное мнение (согласно Постановлению Окружного суда) выражал президент Украины Виктор Ющенко. Оспариваемый Указ является действующим, его никто не отменял, его пп. 2-4 по-прежнему являются обязательными для исполнения государственными органами власти и носят нормативный характер, а потому ответчиком по делу является не гражданин Украины Виктор Ющенко, а ныне действующий президент Украины. Соответственно, можно предположить, что Окружной суд г. Киева допустил, что частное субъективное мнение ушедшего президента Украины может передаваться «по наследству» действующему президенту, что является юридическим нонсенсом в правовом демократическом государстве. 

Заметьте, Окружной суд указал на признаки, которые должны быть в правовом акте, чтобы считать его нормативно-правовым. Эти признаки указаны в Постановлении суда:

- актом устанавливаются, изменяются или прекращаются права и обязанности

- акт распространяется на широкий круг лиц

- действие акта не исчерпывается одноразовым применением

- акт имеет общеобязательный характер.

Но ведь абсолютно все эти признаки есть у оспариваемого указа! К примеру, Окружной суд абсолютно неправомерно пришел к выводу о том, что указ адресован исключительно местным органам исполнительной власти. Но название улицы или объекта культуры касается широкого круга граждан, а не только и не столько исполнительных органов власти. Масса людей не хочет жить на улице Степана Бандеры! Соответственно, каждого из этих граждан касается п. 4 упомянутого указа!

И простите, если суд считает, что указ касается лишь исполнительные органы власти, а не некий круг людей, то кто эти люди в зале суда? Почему суд тогда согласился привлечь широкий круг людей в качестве третьих лиц? Ведь сам факт этого уже противоречит выводам суда, свидетельствует о том, что оспаривание указа напрямую повлияет на правовой статус данных лиц. Ведь согласно п. 2 ст. 53 КАС, третьи лица вступают в процесс, если «решение по делу может повлиять на их права, свободы, интересы или обязанности». Как объяснить данное противоречие в решении Окружного суда? Он привлек в качестве третьих лиц широкий круг людей, определив, что отмена данного указа повлияет на их права и интересы. И при этом определил, что указ не задевает интересов и прав конкретных лиц! Разве такое противоречие можно объяснить с правовой точки зрения?

Еще один признак нормативно-правового характера данного указа: мероприятия, определенные им, необходимо проводить постоянно, а не одноразово. Истец перечислила решения местных органов власти, принятых и принимаемых во исполнение решения данного указа. Обратите внимание на даты этих решений – они начали приниматься буквально сразу после опубликования указа и принимаются по сей день! Нет граничного срока для его исполнения, а стало быть, он полностью содержит признаки нормативного акта, на которые указал и Окружной суд.

Сама природа оспариваемого Указа – это нонсенс. Президент Украины, согласно ст. 106 Конституции Украины, имеет право издавать указы и распоряжения исключительно в рамках полномочий, предусмотренных Основным законом. Закрепление частного субъективного взгляда президента на те или иные исторические события в качестве нормативной нормы указа не предусмотрено Конституцией. Кроме того, Конституцией, ни одним законом или подзаконным нормативным актом не предусмотрено понятие «участники борьбы за независимость Украины», каковым титулом «наградил» президент Украины оспариваемым Указом некий перечень неопределенных лиц.

Пункт 1 оспариваемого Указа является нонсенсом и с исторической точки зрения. Президент Украины в данном пункте, не поясняя своей позиции, не ссылаясь ни на одно исследование, ни на один исторический или юридический источник, смешал воедино исторические термины совершенно разного порядка. Им в один ряд, без разбора, поставлены признанные некоторыми государствами и абсолютно никем не признанные административно-территориальные образования (Украинская Народная Республика, Западно-Украинская Народная Республика, Украинская Держава), некоторые из их органов власти (Центральная Рада), полуподпольные и подпольные политические формирования (Организация украинских националистов), их военные подпольные подразделения (Украинская повстанческая армия), отдельные военные подпольные формирования («Карпатская Сечь») и т.д.

Исторический нонсенс такого эклектичного смешения неизбежно приводит к юридическому нонсенсу, который и оспаривается ныне в суде. К примеру, кем считать бойца боевого подразделения Центральной Рады, являвшейся законодательным органом Украинской Народной Республики? Он вполне логично в один и тот же момент был бойцом Центральной Рады и УНР, поскольку эти понятия – совершенно разного административного и юридического порядка. Значит, на основании оспариваемого Указа данного бойца следует признать «дважды борцом за независимость Украины».

Историческая необоснованность оспариваемого Указа порождает целый ряд проблем нормативного свойства. К примеру, на основании п. 4 данного указа местные органы власти обязаны чествовать «борцов за независимость Украины» из числа боевых формирований, перечисленных в п. 1 того же указа. Но дело в том, что Украинской Народной Республикой в период конца 1917 – начала 1918 гг. назывались сразу два административных образования: Украинская Народная Республика, провозглашенная 7 ноября 1917 г. в Киеве универсалом Центральной Рады, и Украинская Народная Республика, провозглашенная 25 декабря 1917 г. в Харькове решением I Всеукраинского съезда Советов. Президент Украины не расшифровывает в п. 1 оспариваемого Указа, какое из двух этих образований с двумя одинаковыми названиями он имеет в виду, говоря о чествования «борцов за независимость Украины». Местным органам власти, выполняя распоряжения прямого действия пункта 4 оспариваемого указа, остается лишь по собственному усмотрению чествовать «борцов» одной из двух УНР, боровшихся между собой. Или же им надо догадываться, какую из двух республик имел в виду президент.

Так, властями города Киева уже подготовлено постановление, согласно которому улицу Киева, названную в честь командира боевых формирований советской Украинской Народной Республики Юрия Коцюбинского, переименовывают в улицу одного из руководителей антисоветской Украинской Народной Республики Владимира Винниченко. В связи с исторической необоснованностью оспариваемого указа остается лишь догадываться, совершают ли депутаты Киевсовета действие во исполнение данного Указа или вопреки ему. И соответственно, это порождает юридические последствия – в дальнейшем любое решение Киевсовета по вопросу названия данной улицы может быть обжаловано в суде на основании оспариваемого Указа президента как сторонниками старого названия, так и сторонниками нового. Поскольку и Коцюбинский, и Винниченко были деятелями двух противоположных, антагонистических государственных образований, носящих одинаковое название – Украинская Народная Республика.

Решения местных органов власти, направленные на выполнение оспариваемого Указа, – лишнее свидетельство того, что юридически необоснованное Постановление Окружного суда о ненормативном характере Указа расходится в том числе с правоприменительной практикой, сложившейся на Украине и направленной на неукоснительное выполнение указов президента, вне зависимости от того, считает их какой бы то ни было суд выражением субъективного взгляда на исторические события или нет.

Даже краткий анализ правоприменительной деятельности органов местной власти Украины, то есть процесса издания подзаконных нормативных и индивидуальных правовых актов, обеспечивающих реализацию законов и указов, свидетельствует о том, что оспариваемый Указ породил целый ряд неоднозначных решений и действий, чья правовая легитимность основывается исключительно на оспариваемом Указе (то есть по мнению Окружного суда г. Киева, – на субъективной оценке исторических событий, представленной бывшим президентом).

Так, уже 28 января 2010 г. Святошинской районной администрацией г. Киева был утвержден за № 75/2010 «План мероприятий по организации выполнения Указа президента Украины от 28.01.2010 года», то есть того самого оспариваемого Указа. Планом, помимо всего прочего предусмотрены организация книжных выставок, воспитательных часов в учебных заведениях района, экскурсии для школьников, создание экспозиции в местном музее и т.д.

Согласно сообщению пресс-службы Тернопольской областной государственной администрации от 1 февраля 2010 г., во исполнение оспариваемого Указа, заместитель председателя Тернопольской областной администрации Ф. Шевчук провел выездное совещание с заместителями глав районных государственных администраций. Согласно сообщению пресс-службы, «участники совещания прошли походом по местам боевой славы Украинской повстанческой армии, в частности, побывали в музее штаба военной округи УПА «Волынь-Юг»» и т.д.

12 декабря 2011 г. исполнительный комитет Ивано-Франковского горсовета за подписью городского головы В. Анушкевичуса принял решение №  694р121211, в котором говорилось, что «во исполнение указа Президента Украины от 28.01.2010 г.» (то есть оспариваемого Указа) в Ивано-Франковске учреждается оргкомитет  по подготовке сооружения в городе памятника Евгению Коновальцу, одному из основателей и лидеров Организации украинских националистов.

12 января 2012 г. Львовская областная государственная администрация издала распоряжение № 7/0/5-12 за подписью главы обладминистрации М. Костюка «Об отмечании в 2012 году Дня Соборности и Свободы Украины, 93-й годовщины провозглашения Акта «злуки» Украинской Народной Республики и Западно-Украинской Народной Республики». Среди правовых оснований для этого распоряжения – два указа президента, включая оспариваемый в суде.

1 марта 2012 г. подписано распоряжение председателя Каменка-Бугской районной государственной администрации № 71 «Об отмечании в 2012 году Года хорунжей Сичевого Стрелецтва Елены Степанив-Дашкевич». Данное распоряжение также, согласно его тексту, издано во исполнение оспариваемого Указа президента.

Это – лишь небольшой перечень из массы решений местных органов власти, изданных во исполнение указа. Каждое из этих решений задевает права и интересы значительного числа граждан Украины.

Можно по-разному оценивать данные акты с моральной и исторической точки зрения, однако бесспорным является то, что для местных органов власти Украины данный Указ президента однозначно является нормативно-правовым. Таковым он и является по сути. Причем стоит обратить внимание, что Постановление Окружного суда, по не объясненным до конца причинам признавшее данный указ не нормативным, не послужило основанием для аналогичного подхода к Указу со стороны местных органов власти – и после данного Постановления суда местные органы продолжают издавать распоряжения и решения во исполнение оспариваемого Указа и воспринимая его таким, каким он есть на самом деле, то есть нормативным актом, обязательным для исполнения на территории государства.

При этом практическое применение оспариваемого Указа ввиду его неисторичности и субъективности уже породило серьезные общественные конфликты, свидетельствующие о том, что Указ принят без учета общественного мнения и, наоборот, вопреки ему. Согласно всеукраинскому репрезентативному опросу общественного мнения, проведенному Всероссийским Центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) по заказу Института стран СНГ 17-18 ноября 2005 г., на вопрос «Как Вы лично относитесь к Реабилитации воинов Украинской повстанческой армии (сторонников Степана Бандеры) и уравниванию их в правах с ветеранами войны» положительно ответили 23,5% опрошенных, а отрицательно отнеслись к этой перспективе более половины – 52%.

Все опросы общественного мнения последних лет свидетельствуют, что данные пропорции значительно не меняются. Так, опрос с большой для Украины выборкой респондентов (4000 человек), проведенный с 10 по 24 февраля 2012 г. украинской социологической группой «Рейтинг», продемонстрировал, что лишь 24% жителей Украины готовы признать организации ОУН и УПА «участниками борьбы за государственную независимость Украины», притом, что 57% опрошенных выступают против этого.

Кстати, Виктор Ющенко до издания своего Указа прекрасно был осведомлен о неприятии УПА населением. В докладе Национального института стратегических исследований, который лег в основу ежегодного послания Виктора Ющенко в Верховную Раду за 2008 год, выражается сожаление по поводу того, что до сих пор более 50% украинского населения гордятся «Победой в Великой отечественной войне» (в кавычки этот термин взят самими президентскими аналитиками), и лишь 6% населения поводом для национальной гордости считают «историю создания и борьбы УПА».

Эти цифры свидетельствуют о фактически однозначном осуждении субъективных оценок Виктора Ющенко, изложенных им в оспариваемом Указе, подавляющим большинством граждан Украины. Но, как показывают примеры, приведенные выше, данный Указ вынуждает местные органы власти, вопреки мнению населения и закона «О местном самоуправлении», исполнять субъективную волю ушедшего президента, почему-то, по мнению Окружного суда г. Киева, перешедшую «по наследству» нынешнему президенту. Из этого следует, что оспариваемым Указом откровенно дискриминируется подавляющее большинство жителей Украины, вынужденное соглашаться с выделением бюджетных средств на реализацию субъективных исторических фантазий подавляющего меньшинства населения и гражданина Виктора Ющенко.

Общественный конфликт, к примеру, вызвало сообщение о намерении Киевского совета переименовать улицу Воровского и назвать ее именем лидера УПА Степана Бандеры. Комиссия по переименованию улиц при Киевском совете, обосновывая необходимость появления улицы Бандеры в Киеве, сослалась именно на оспариваемый Указ президента, что лишний раз подчеркивает: данный указ носит именно нормативный характер и не может считаться самими органами власти лишь частным мнением ушедшего президента.

Данный конфликт порожден, в частности, незаконным требованием п. 4 оспариваемого Указа, в котором президент явно вышел за пределы своих конституционных полномочий, обязывая областные (а не городские или сельские) органы власти называть в честь «борцов за независимость» улицы, площади, бульвары, парки и скверы в населенных пунктах. Данное требование является прямым нарушением п. 1. ст. 37 закона Украины «О местном самоуправлении», согласно которому вопрос о «наименовании (переименовании) улиц, переулков, проспектов, площадей, парков, скверов, мостов и других сооружений, расположенных на территории соответствующего населенного пункта», относится к исключительной компетенции местных органов власти данного населенного пункта и не может рассматриваться на уровне президента или областной государственной администрации. Именно поэтому данный иск следует рассматривать по статье 171 КАС Украины.

Еще один пример общественного конфликта, заложенного незаконной природой оспариваемого указа: 20 марта 2012 г. житомирская организация партии «Свобода» публично потребовала от властей Житомира переименования улицы Якира в честь одного из создателей и лидеров Организации украинских националистов Николая Сциборского. Как сообщает пресс-служба партии, «свободовцы мотивируют свои требования исполнением Указа Президента Украины № 75/2010», то есть оспариваемым Указом.

Между тем, Сциборский является одним из идеологов украинского фашизма, явным коллаборационистом, напрямую сотрудничавшим с германскими нацистами. Именно Сциборский написал проект «Конституции Украины» и труд «Нациократия», пронизанные человеконенавистнической нацистской, ксенофобской идеологией. Первой же статьей его проекта «Конституции» было установлено, что «Украинская держава является авторитарным, тоталитарным, профессионально-сословным государством», которое управляется Вождем нации (то есть фюрером), ответственным лишь «перед Богом, историей и собственной совестью». В этом вожде, по мнению идеолога ОУН, должна «концентрироваться авторитарная суть нациократической державы, которая соединяет в себе здоровые элементы монократизма и ответственности».

Вот один из основных догматов Сциборского: «Фашизм — это прежде всего национализм, любовь к своей отчизне и патриотизм чувств, доведенных до самоотречения и культа жертвенного фанатизма. Источником его происхождения является национальный инстинкт, национальный дух и национальное сознание».

Особо следует подчеркнуть, это – не мнение одного из активистов ОУН. Это – идеология ОУН, той самой организации, деятелей которой, согласно оспариваемому Указу, теперь следует признать «борцами за независимость Украины» и чествовать на государственном и местном уровнях. Именно оспариваемый Указ породил вполне закономерное (если следовать логике данного документа) требование назвать улицу в Житомире именем Сциборского.

Но при этом данный Указ требует, чтобы чтили и веротяных убийц означенного Сциборского – представителей ОУН Степана Бандеры. Согласно версии, озвученной лидером другой ветви ОУН Андреем Мельником в листовке, выпущенной на смерть своего соратника, его палачами были «каины-братоубийцы» из ОУН(б). По логике Указа, Украина должна чествовать коллаборационистов, которые большей частью боролись друг против друга, то есть одни «борцы за независимость» – против других «борцов за независимость».

Однако оба крыла ОУН активно сотрудничали перед войной с нацистской Германией, что более чем полно освещено в материалах, представленных по рассматриваемому делу, и против чего не спорили и сами идеологи ОУН. Предоставление данным лицам любого титула (как бы его ни называть), влекущее за собой нормативные акты по их чествованию, увековечению в памятниках или в названиях улиц, вполне резонно нужно оценить как героизацию нацизма и нацистских коллаборационистов.

Кроме того, необходимо отметить, что ни президент Украины, издавая свой Указ, ни Окружной суд, рассматривая иск по этому Указу, не учли факт наличия на территории нынешнего украинского государства иных административно-государственных образований и их воинских формирований, существовавших в разный период. Современная территория Украины сложилась большей частью из объединения трех советских республик – Украинской Федеративной Советской Республики, Одесской Советской Республики и Донецко-Криворожской республики. Именно они, а не Центральная Рада или УПА, сформировали Украинскую Советскую Социалистическую Республику (УССР). Согласно закону «О правопреемственности Украины», Украина является полным правопреемником именно этого административно-государственного образования, а не Украинской Народной Республики, чьим органом власти была Центральная Рада.

Органы власти УССР, включая высшие, неоднократно принимали законы и постановления, которые осуждали Центральную Раду и ее союзников, и никогда не отменяли данные законы. Так, на II съезде Советов, высшем законодательном органе Украинской Советской Республики, 18-19 марта 1918 г. был принят декрет «О государственном устройстве», который гласил: «Стремясь объединить для борьбы с контрреволюционной Центральной Радой всех трудящихся на всей территории Украины, завладеть которой стремится Центральная Рада…, трудящиеся массы Украины рассматривают Украинскую Советскую Республику как республику федеративную, объединяющую все советские объединения – вольные города и республики, как автономные части Украинской Федеративной Советской Республики».

19 апреля 1918 г. высший исполнительный орган УССР – Центральный исполком Советов Украины (ЦИК) – принял манифест, в котором объявлял Центральную Раду и ее боевые формирования врагами трудового украинского народа. Манифест гласил: «Мы, Советское правительство Украины, призываем всех вас, рабочие и крестьяне Украины, всеми силами противодействовать незаконному лжеправительству, именуемому Радой министров и Центральной Радой. Не платите ему налогов, не давайте ему солдат, не давайте хлеба, не исполняйте его распоряжений и постановлений, уничтожайте немецких агентов, очищайте Украину от гайдамацко-германских разбойничьих банд. Рада министров и Центральная Рада, пытающиеся управлять Украиной милостью Вильгельма и против воли громадного большинства украинского народа, – незаконное, немцами поставленное правительство и потому все его постановления и распоряжения незаконны и не обязательны для украинского народа. Это лжеправительство должно быть изгнано и оно будет изгнано».

Каждый гражданин, включая президента, вправе оценивать исторические события тех лет со своих субъективных позиций. Однако эти позиции не могут выражаться в виде нормативных документов, противоречащих принятым и действующим законам. Из приведенных здесь цитат видно, что УССР, официальным правопреемником которой является нынешняя Украина (хочет того кто-то или не хочет), не признавала законность Центральной Рады, Украинской Народной Республики и объявляла их боевые формирования врагами украинского народа. Пока действует закон «О правопреемственности Украины» в нынешней редакции, не признающей иных административных образований, правопреемником которых выступает нынешнее украинское государство, на Украине действуют не отмененные законы и законодательные акты именно УССР, боровшейся против Центральной Радой.

Хочу заметить, что на сегодняшний день для Украины не отменена и является действующей Конвенция о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 года. Она ратифицирована Президиумом Верховного совета УССР (той самой, чьим правопреемником является нынешняя Украина) 25 марта 1969 г. И очень странно, что Окружной суд Киева, признав, что согласно ст. 8 закона Украины «О международных договорах Украины» обязательность договора для Украины наступает лишь после его ратификации здесь, не учел данной Конвенции, ратифицированной Украиной.

А ведь оспариваемый указ напрямую нарушает ряд принципиальных положений данной Конвенции, так как допускает героизацию и фактическую реабилитацию лиц, которые судом признаны военными преступниками и приговоры по которым не отменены и не могут быть отменены согласно упомянутой Конвенции. Абсолютно необъясним тот факт, что Окружной суд, проигнорировав ссылку истца на необязательную для Украины (по мнению Окружного суда) резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 1946 г., не обратил внимание на то, что именно определение военных преступлений, данные этими резолюциями, повторены в упомянутой Конвенции, которая ратифицирована Украиной, действует по сей день и является обязательной для исполнений.

А ст. 1 Конвенции от 26 ноября 1968 г. определяет, что военные преступления не имеют сроков давности. Военные преступники не подлежат реабилитации и тем более героизации. Наделяя же всех, без персонификации, воинов названных в Указе подразделений, не существующим званием «борцов за независимость Украины», президент Украины тут же дает распоряжение увековечить память этих «борцов», вне зависимости от того, совершали ли они военные преступления, были ли осуждены, реабилитированы или нет. 

В материалах дела, представленных Окружному суду, к примеру, приводится приговор от 21 марта 1952 г. по делу боевика ОУН И. Ленива. Согласно этому приговору, «всего за время своего пребывания в банде украинских буржуазных националистов подсудимый Ленив лично сам убил, замучил и удушил различными способами около двухсот человек советских граждан – мужчин, женщин и стариков, а также присутствовал и принимал участие вместе с другими бандитами в убийстве свыше 50 человек советских граждан. С целью удушения советских людей подсудимый Ленив всегда носил в кармане веревку». Ленив и ему подобные не реабилитированы и не могут быть реабилитированы ввиду тяжести совершенных ими преступлений. Однако теперь, согласно оспариваемому Указу, людей, которые не отмененными доселе решениями судов признаны преступниками, Украина обязана чествовать, возводить им памятники и называть улицы в их честь. Такой неперсонифицированный подход п. 1 Указа входит в противоречие с самим понятием «реабилитация» и явно противоречит упомянутой международной Конвенции о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества.

Кроме того, абсолютным нонсенсом с юридической и исторической точкой зрения является еще более расплывчатая и неконкретная фраза «и других воинских формирований, партий, организаций и движений, которые ставили целью достижение Украиной государственной независимости». Под это понятие может попасть любая организация, которая в тот или иной исторический отрезок декларировала приверженность идее независимости Украины.

Но ведь на определенном этапе (к примеру, в марте-мае 1918 года) за независимость Украины выступали и большевики. 3 апреля 1918 г. председатель всероссийского Совнаркома В. Ульянов-Ленин официально от имени своего правительства и партии РКП(б) приветствовал «объявление Украинской Народной Республики самостоятельной Федеративной Советской Республикой». Накануне, 1 апреля 1918 г., глава советской Украины Н. Скрыпник в Москве торжественно представил себя «чрезвычайным и полномочным послом независимой Украинской республики». Вплоть до начала 1919 г. большевики и сформированная в России Компартия большевиков Украины публично выступали за освобождение независимой Украины. Таким образом, под неперсонифицированный перечень, определенный п. 1 оспариваемого Указа, могут подпадать и украинские большевики, декларировавшие приверженность идее независимости Украины.

Однако на основании оспариваемого Указа власти Киева хотят переименовать улицу, названную в честь большевика Артема-Сергеева, который в начале 1919 г. входил состав правительства независимой советской Украины и даже в течение нескольких дней возглавлял его, в честь Сичевых Стрельцов, которые успели послужить и на стороне сторонников независимой Украины, и на стороне противников этой идеи. В итоге, как и в случае с переименованием улицы Коцюбинского, ни один историк или суд не смогут однозначно сказать, какое из переименований будет соответствовать незаконным требованиям п. 1 оспариваемого указа, а какое будет им противоречить.

Если же развить логику данного неперсонифицированного перечня, то местные органы власти Украины теперь обязаны называть улицы в честь бойцов формирований СС. В частности – бойцов подразделения СС «Галичина», которое также декларировало своей целью борьбу за независимость Украины, а соответственно полностью подпадает под размытую формулировку «другие воинские формирования…, которые ставили целью достижение Украиной государственной независимости». Подразделения СС, как это показано в документах, представленных в деле, признаны военными преступниками Нюрнбергским трибуналом. Теперь же, согласно п. 1 оспариваемого Указа, военные преступники должны быть увековечены в названиях улиц украинских городов только на том основании, что они якобы боролись за независимую, пусть и нацистскую, Украину.

К примеру, материалы уголовного дела А. Мельничука, занимавшего руководящие посты в украинской охранной полиции Киева с 1941 по 1943 гг. и имевшего прямое отношение к массовым расстрелам евреев в Бабьем Яру, свидетельствуют о том, что в конце войны он служил в чине капитана в дивизии СС «Галичина», попал в плен под Бродами и был осужден как военный преступник. Согласно п. 1 Указа, этот человек также должен быть признан «борцом за независимость Украины» только на том основании, что СС «Галичина» в некоторых документах и воззваниях декларировала свою приверженность идее независимости. В честь него, вне зависимости от его военных преступлений и доказанной вины, также должны называться улицы и площади.

Но, более того, согласно этой размытой, юридически не выверенной, неперсонифицированной формулировке п. 1 оспариваемого Указа, под перечень «борцов за независимость Украины» должны подпадать и военные подразделения иностранных государств, в разный период истории оккупировавших Украину, если они декларировали своей целью «освобождение» и будущую «независимость». Исторической науке хорошо известно высказывание начальника германского штаба генерал-майора М. Гофмана в 1918 году о том, что это он «выдумал Украину». Многие представители немецкого и австро-германского командования во время оккупации этого периода декларировали своей целью помощь Украинской Народной Республике в обретении ею независимости. Соответственно, согласно п. 1 оспариваемого Указа, под категорию «другие воинские формирования…, которые ставили целью достижение Украиной государственной независимости», вполне подпадают немецкие и австрийские оккупационные силы, завоевавшие Украину.

А под понятие «другие партии…, которые ставили целью достижение Украиной государственной независимости», вполне подпадает и гитлеровская национал-социалистическая партия (НСДАП), поскольку во время оккупации Украины нацистской Германией органы оккупационной печати, контролировавшиеся отделом пропаганды Геббельса, также неоднократно указывали на то, что их целью является «освобождение Украины» от коммунистов и евреев, а также достижение ею независимости. Соответственно, на основании п. 1 оспариваемого Указа местные органы власти обязаны называть улицы в честь Гитлера, Геббельса, Розенберга и других нацистских преступников, в том числе осужденных Нюрнбергским трибуналом. Таким образом, п. 1 оспариваемого Указа явно способствует разжиганию межнациональной розни, ксенофобских настроений в обществе, героизации нацизма.

Абсурдность данной ситуации предопределена абсурдной – и с юридической, и с исторической точки зрения – формулировкой п. 1 оспариваемого Указа, которым президент Украины явно вышел за пределы своих конституционных полномочий и, наделив некое, неконкретное сообщество людей не существующим званием «участников борьбы за независимость», обязал следующими пунктами Указа местные органы власти совершить конкретные действия, которые согласно закону Украины «О местном самоуправлении» могут совершаться лишь на усмотрение местных общин и местных органов власти. Причем

Таким образом, подводя итог, можно сделать следующий вывод:

Оспариваемый указ президента безусловно имеет нормативно-правовой характер, что доказано самим списком участников процесса и решениями местных органов власти в его исполнение.

Президент вышел за рамки своих конституционных полномочий, определенных ст. 106 Конституции Украины.

Президент грубо нарушил п. 1 ст. 37 закона Украины «О местном самоуправлении» и часть 2 ст. 19 Конституции Украины, определяющей, что органы местного самоуправления и их должностные лица должны действовать лишь на основании и в порядке, предусмотренном законами Украины.

Указ президента антиисторичен, принят вопреки мнению общественности и при этом напрямую задевает ее права.

Указ президента способствует героизации нацистов и нацистских коллаборационистов, военных преступников и людей, совершивших преступления против человечности, что противоречит международным обязательствам Украины.

И наконец, в нарушение п. 2 ст. 71 КАСУ президент или его представитель в суде не доказал законность указа, что он был обязан сделать.

Соответственно, указ должен быть отменен, исковое заявление должно быть удовлетворено полностью.

                                                Владимир КОРНИЛОВ

Социальные сети:           


Выступление Корнилова в суде по делу о незаконности бандеровского указа: 39 комментариев

  1. «Современная территория Украины сложилась большей частью из объединения трех советских республик – Украинской Федеративной Советской Республики, Одесской Советской Республики и Донецко-Криворожской республики.» Цікава думка, але від цих республік повинні бути офіційні представники, а Н. Вітренко ніхто від них не уповноважував.
    Щодо Сціборського, пане Корнілов, ну про який фашизм ви стверджуєте? Фашизм – це ідеологія, державних націй, в час коли жив Сціборський, Україна ще не мала своєї незалежності. І взагалі це суто італійське явище.
    Щодо Вінниченка та Юрка Коцюбинського, вони обидва соціалісти, і дуже близькі ідеологічно.

  2. Олексий. Так ведь и представителей УНР, вроде как, на суде не было…

  3. Покійний М.Плав’юк передав всі регалії Л. Кравчуку, в історичному плані Україна і є продовженням УНР, а в юридичному аспекті Радянської України.
    Нікому у нас представляти ідеологію Радянської України.
    КПУ – перетворилася на партію, яка обслуговує олігархів, від соціалізму там нічого не залишилося. Про
    ПСПУ, я вже писав.

    • Простите, Олексий, но в суде понятия «в историческом плане» не существует. Для суда есть закон, который никто не отменял…

  4. Закон у нас, що дишло. Он відмінили Укази по Бандері і Шухевичу, що вони нібито не були громадянами, хоча території де вони народилися, входять до сучасної України. Правовий нонсенс.

    • Олексий. Но ведь они таки не были гражданами Украины! Кстати, и Шухевич, и Осьмак на этом настаивали в суде!
      К примеру, я родился на территории России. Но я никогда не был гражданином России! В чем же тут нонсенс???

  5. Можна не любити Україну, але ніколи не вдасться відібрати в неї її героїв. Пане Корнілов, Ви скотилися на маргінес української політики. Бути поруч з Вітренко – просто непристойно. Це не Ваша вагова категорія.

    • Анатолий. А тот факт, что Шухевич и Бандера оказались на стороне Януковича, Вас не смущает?

  6. Януковича – я особисто не сприймаю, але його обрали люди, з різними політичними поглядами, і у кожного з них була своя мотивація. Демократія в дії, людина з таким минулим досягла такої посади, і Ви пане Корнілов, теж до цього руку приклали.

  7. Нонсенс в тому, що Героєм України повинен і може бути не лише громодянин України.
    Наприклад Денікін, Колчак , Врангель – Герої Росії, хоч і не народилися в сучасній РФії.
    За такою логікою всі хто народився в СРСР і помер до його розвалу, не може бути героєм. Чому Юрій Гагарін, Корольов, Скрипник або Хвильовий не може бути Героєм Росії або України?

  8. А де тут брєд, за Януковича і ПР голосували реалні люди, хоча знали його біографію?

    • Олексий. Бреда много:
      1. С чего вдруг в этой ветке Вы решили обсуждать свое отношение к Януковичу, если речь шла не об отношении к нему, а о том, как относиться к факту, что Шухевич и Бандера в суде оказались на стороне Януковича? Каким боком Ваша реплика о Януковиче касается данной темы??
      2. Вы положение о звании «Герой Украины» читали? Там черным по белому написано, что его можно присваивать лишь гражданам Украины! Хотите Вы того или нет.
      3. Когда это Деникину или Врангелю присваивали звания Героя России????
      Что ни фраза, то бред!

      • Тобто, Ви визнаєте, що Олексієві Бересту звання Героя України присвоєно неправомірно? Адже він ніколи не був громадянином України.

  9. Владимир, не подскажете по поводу высказывания Гофмана, которое здесь упоминаете – это достоверный факт?
    А то я когда-то пытался искать первоначальный источник в интернете, но полностью надежных ссылок тогда не нашел. Может, конечно, плохо искал (или исходное только где-то в печатном варианте?)

    • Не думаю, что Вы сможете найти первоисточник. Но фраза известна по цитате, приведенной во многих источниках того периода – как в белых, так в красных, так и в желто-блакитных. Генерал Деникин ссылается на эти слова, сказанные Гофманом в 1919 году, и указывает в качестве первоисточника британскую газету «Дейли мейл». Думаю, там и надо искать.

  10. Суд в Киеве отказался отменить указ Ющенко-Януковича о героизации украинских националистов.

    Хотелось бы узнать реакцию ПР, и в частности депутатов вроде В. Колесникова.
    Пока в СМИ ничего не нахожу.

    Владимир, может быть Вам, что то известно?
    Неофициальные комментарии, Частные мнения ( не называя имен), какие то попытки объяснить «необъяснимое» уже есть?

    • Вы имеете в виду В. Колесниченко или Б. Колесникова?

      Мне известно, что «регионалы» не придают этому особое значение. Как всегда, донецкие «элиты» не понимали и не понимают роли и значения идеологии в политической деятельности.

  11. Да, спасибо, поправили.
    Я имел ввиду, конечно же В. Колисниченко («просто сработала карточка»). :)
    Заявлять про «Единий фронт зі Свободою», способствовать героизации нацистких коллаборантов вроде деятельного организатора дивизии SS «Galizien» – сліпого, теперь еще запачкаться с этим Указом, и не вовсе думать о своем рейтинге накануне выборов, это как то не поддается пониманию.

  12. А то таки нічого, що Якір та Котовський підписали наказ про розстріл військовополонених під Базаром? До цих пір вулиці Житомира носять імена цих катюг. І досить вже розводити ту брехню про вбивство Сціборського бандерівцями. Назвіть прізвище цієї людини, чому все навколо ходите та брехні розпускаєте? Будете в Житомирі, повідомте – подарую декілька книжок відомих істориків, в яких описані ці події, покажу, де це було і як – добре, ще не встигли ви всих перестріляти, очевидці залишились, які свідчили. Німці розстріляли його з Сеником. Наказ пам’ятаєте: «знищувати як грабіжників». А перекрутити «Націократію» простіше простого. Та не вийде ніколи у Вас витравити з пам’яти українців цих Героїв.

    • Юрий. Вы хотите сказать, что Мельник не обвинял бандеровцев убийцами Сциборского???

      • Владімір. Я Хочу сказати, що в Житомирі вулиці носять імена катів Котовського, Якіра, Косіора, Петровського, а «історики» типу Корнілова нам доводять, що то все правильно. Але ви прорахувалися в одному: людей всих не знищили. Люди передали правду і про Другу Світову, і про російсько-українську війну 17-21 років. А за соломинку не хапайтеся: може Мельник собі щось вважав, але офіційної заяви Проводу ОУН зі звинуваченням не було. І Ви це знаєте. І Вам відомо той факт, що навіть історія кінця 80-х розглядала лише дві версії: вбивство Совєтами (там додали трохи туману спогади Павла судоплатова, який трохи прикрасив свою ролю) та вбивство німцями. На вбивство німцями вказувалось і під час похорну священиком Коренчевським. І Ольжич не зробив тоді заяви, яку вимагали німці. А версія з бандерівцем тріщить по швах – не видавало педантичне гестапо жодного документа на ім’я Козія (Кузія), якого ніби видали за вбивцю. І Полуведька вже не було в Житомирі. Знаєте, що страшно? Те, що Ви знаєте правду і свідомо перекручуєте, брешете, заради своєї гнилої вигоди, наплювавши на мільйони українців.

        • Угу. уже и межфракционной резни не было? И тут бандерье не виноватое?))) То усьо «пиридетые нквд-шники», а Макс Скорупский и О. Штуль-Жданович їх агенти)))

          • Саме так. Міжфракційної різні не було.

          • Ага, была межфракционная резня!

          • Приятно познакомиться. А мы – первая!

        • Так а Вам процитировать, что Мельник писал на этот счет или сами знаете?

          • Наводьте. Більше Вам скажу – Ви упустили ще один доказ Вашої брехні – висловлювання генерала Бульби-Боровця. Тому нікчемний Ви історик, слухами користуєтесь.

          • Ой, Юрий, Вы не поверите, доказательств привели выше крыши. В том числе и Бульбу Вашего цитировали. Кстати, врал мужик?

  13. Один з провідних та знаних членів ОУН З.Книш пише, як гвіздки забиває в труну бандеріїї:

    Омелян Сеник-Грибівський – сотник УГА, один з членів-основників УВО, а пізніше ОУН, довголітній член ПУН…
    Людина, що за українську справу сиділа по тюрмах усіх континентів, що її переслідувала поліція всього світу, в погоні за якою Гестапо випустилу тічню своїх агентів – знайшла сммерть від української руки на Українській землі, згинула на стійці в Житомирі в Україні від бандерівської кулі.
    стор. 29-30

    Інж. Микола Сціборський, підполковник армії УНР, основник «Легії Українських Націоналістів», член ОУН від першої хвилі її заїснування, спершу організаційний а потім пропагандивний референт ПУН…
    Там же, в Житомирі, свойому рідному місті, серед розгару організаційної праці, напередодні вступу в КИїв, гине від бандерівської кулі.
    стор 31-33

    Д-р Ярослав Барановський….
    Полк. Роман Сушко…
    стор 31-33

    Зачалося від хворобливої амбіції галицьких недоуків, що їм захотілося керувати всією Україною.
    стор 58

    Хвиля бандерівського терору широко рознеслася по всій Україні і жертвою її впали перш усього організовані члени ОУН, що покинули все, щоб стати на службу Рідному Краю. Але потерпіли від неї також сотки й тисячі інших безневиних людей, що або нічого не знали про бандерівство, або не хотіли йому підчинитись і працювали тільки для України. Шлях до серця України рясно скроплений українською кровю, пролитою братовбивчими руками, Ось цим кривавим шляхом розпочала свій похід на схід бандерівщина, цим же кривавим шляхом тікала вона потім назад перед большевиками.
    стор 89

    • Це мені відомо. Почитайте ще Судоплатова і співставте з архівними документами. І наведіть мені офіцінй відозву Проводу ОУН про вбивство в Житомирі, позаяк історик користується лише історичними документами, а не комуністичними «здогадками».

    • Може Ви, пане, повідомите мені про переслідування Сціборського нквдистськими післанцями в Парижі 1938-го? Чи може хоча б глянете, скільки цей 18-літній юнак мав орденів Російської імперії, яку Ви відстоюєте.

  14. Мабуть не треба чекати В. Корнілова в Житомирі.
    Подаруйте собі кілька книжок «відомих істориків», за меж вузького кола постійних «кореспондентів» бандерівської референтури пропаганди.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>