XXI век. Проблема «лишних людей»

Власти тратят уйму денег на «внедрение Конституции в массы». Она введена в программы вузов и школ, просветительские программы на эту тему заполонили радиоэфир, в одном из медучилищ Донбасса умудрились выбросить из программы обучения будущих медсесетер курс болезней уха, горла и носа, но вставили туда предмет «Конституция Украины».

Что и говорить – для того, чтобы граждане знали Основной Закон страны, делается много.

А недавно в редакцию пришли два самых простых гражданина, на которых не нужно тратить ни копейки в целях «внедрения в них» Конституции. Раскрыв своими потемневшими от угля шахтерскими руками несвойственные им папки с документами, они бережно извлекли оттуда книжечки с текстом Основного Закона Украины. Некогда далекие от политических баталий люди, которые год тому назад, наверное, и не задумывались, о том, какие страсти разгорелись в стране в связи с принятием Конституции, теперь знают многие ее статьи почти наизусть.

Им не надо сейчас изучать Конституцию, они ходят по всем инстанциям, добиваясь одного: чтобы эта самая торжественно принятая и всячески разрекламированная Конституция… выполнялась бы. Эти люди – горняки, точнее, уже бывшие горняки с шахты «Мушкетовская» в Донецке.

«Мушкетовская» была закрыта приказом министра угольной промышленности Украины № 86 от 6 марта 1997 года. Сейчас этим никого не удивишь. Мало того, кое-кто возмущенно пожмет плечами и скажет, мол, если шахта приносит одни убытки, то не лучше ли для общества будет вовсе ее закрыть? Но на шахте работают (или работали) живые люди. Что делать с ними?

Согласно КЗоТу их должны были предупредить о закрытии шахты за два месяца, провести собеседование, предложить работу, а, если нужно, переобучить. Не говоря уж о том, что с шахтерами необходимо полностью рассчитаться. Конституция также перечисляет целый набор прав, гарантированных рабочим. Стоит ли говорить, что ничего из предусмотренного законами  не выполняется.

Упомянутый приказ министра о закрытии шахты появился вообще после того, как шахтеры уже несколько недель обивали всевозможные пороги высоких инстанций, поскольку уволили их еще 15 января 1997 года по приказу министра № 654 о приостановлении выемки угля. Ничего в том документе о массовых увольнениях не говорилось, но тем не менее три сотни человек были просто вышвырнуты за ворота.

Очутившись в такой ситуации, горняки 20 января создали комитет по защите прав уволенных трудящихся и взялись восстанавливать действие Конституции и законов Украины (об этом «ДК» сообщал в январе).

«Мы по рублю скинулись, – говорят горняки, – чтобы обратиться к независимому квалифицированному юристу. А ведь, кстати, это должен был бы делать наш профсоюз. Мы же их на свои деньги содержали. Но ПРУП ничем не помог. Лишь печать где надо приложили».

Не было надежды и на руководство шахты, которое поступило отнюдь не так, как капитан, последним покидающий тонущий корабль: оно просто сбежало (на другие шахты), рассчитавшись и бросив рядовых шахтеров на произвол судьбы. Причем, как уверяют горняки, начальство получило все, им причитающееся, сполна.

Лишь после того, как «мушкетовцы» побывали у губернатора С. Полякова, им выплатили деньги за октябрь и частично за ноябрь. Да министр сподобился своим приказом признать факт закрытия шахты.

Прокурор Буденновского района Донецка И. М. Сагунов четко определил факт грубого нарушения законов:

«Проверка показала, что доводы, изложенные в заявлении о нарушении норм КЗоТа администрацией шахты «Мушкетовская» п/о «Донецкуголь», нашли свое подтверждение, в связи с чем прокурором района внесен протест на приказ № 9/п от 15.01.97 г. об увольнении 299 человек в связи с ликвидацией предприятия, как противоречащий действующему законодательству о труде».

Вновь назначенный директор шахты (как говорят шахтеры, «руководитель похоронной команды») Н. Н. Тарапата 14 марта в своем ответе прокурору полностью согласился с мнением блюстителя закона:

«Считаем ваши требования оплатить среднюю зарплату за время задержки расчета с трудящимися шахты законными и обоснованными, подлежащими удовлетворению».

Парадокс в том, что все согласны с горняками: их дело – правое, закон был нарушен. Ну и что? Надежд на его восстановление – никаких.

Нет денег – это понятно. Но шахтеры ждут не только их. Они требуют, чтобы их восстановили на работе по закону, изменив соответственно запись в трудовой книжке.

В этом, пожалуй, самый мистический момент «Мушкетовской» эпопеи. Никто в мире не в состоянии ответить на вопрос: почему на всем постсоветском пространстве люди упорно ходят на работу, не получая при этом ни копейки? В данном случае вопрос можно поставить еще более парадоксально: почему люди упорно не хотят уходить с шахты, даже если им не только не платят зарплаты, но и сама шахта закрыта? На недавней коллегии облгосадминистрации губернатор С. Поляков заметил, что 30-40% горняков на закрытых шахтах не желают их покидать даже тогда, когда им предлагают другую работу.

Во-первых, говорят мушкетовцы, «народ никому не верит». Бывали уже случаи, когда люди соглашались признать факт закрытия шахт и уходили на обещанную им работу, но после этого никаких полагающихся им сумм люди не получали, и следов этих денег отыскать больше никогда не удастся. Да и новая работа чаще всего оказывалась временной.

А во-вторых, вот, где проявляется сила воспитания советского времени – горняки верят в то, что когда-нибудь, пусть и не скоро, восстановятся все утерянные традиции и законы, и общество затребует вновь и непрерывный стаж работы, и безупречную трудовую книжку и все то, что никому уже сейчас , похоже, не нужно.

Кстати, почему власти никак не хотят признать официально факт нарушения закона в случае с «мушкетовцами», – тоже непонятно.

Пока что, пестуя надежды на восстановление старых законов или пробуждение начальственной совести, шахтеры взялись добиваться справедливости сами. Они пытаются вернуть, как они считают, свои деньги. Правда, ничего у них пока не получается.

«Лет 10-15 тому назад, – вспоминают горняки, – директор предложил нам всю нашу 13-ю зарплату вложить в молодежное кафе «Зустрiч». Мы всей шахтой отдали на это кафе 2 такие зарплаты полностью. Кто сейчас содержит кафе? Как нам вернуть деньги, – никто не знает».

Шахта содержала 9 детсадиков – где они сейчас? Кто-то что-то продал. Но к документации горняков не подпускают.

«На наши деньги расширяли и содержали административное здание шахты, – продолжают горняки. – Там сейчас 8 кооперативов. Мы не знаем, платят ли они деньги за аренду и кому. Попробовали разобраться – нам отвечают: вы, мол, некомпетентны».

Ситуация теперь изрядно осложнена тем, что часть шахты «Мушкетовская» была затоплена по настоянию прежнего начальства. Причину этого действа горнякам никто толком не сумел объяснить.

По словам шахтеров, в шахте остались затопленными 5 млн. 800 тыс. т запасов угля. Ценнейшего, коксующегося угля ТС, с помощью которого делают рельсы, броню, рессоры. Этого могло бы, по заверению горняков, хватить на 25-30 лет работы шахты.

А сколько в затопленном уклоне осталось техники! Затопили подстанцию и угольные комбайны, затопили 20 км кабеля высокого напряжения, один только метр которого, по словам горняков, стоит до 100 грн. Если бы этот кабель продали, то вполне можно было бы за какое-то время рассчитаться с рабочими. Но этого не было сделано. Пустые вагоны с шахты тоже не проданы, их просто отдали.

Как уверяют горняки, непродуманное затопление еще аукнется дончанам. Если затоплена будет вся шахта, возникнет реальная угроза для окружающих поселков. Специалисты не берутся предсказать возможные последствия затопления. Уж сейчас воду понемногу приходится выкачивать.

Кто теперь поможет «лишним людям» современности? Инстанции, в которые ходили жаловаться раньше, или не существуют (как райкомы и горкомы партии), или утратили всякое доверие рабочего люда. «Старый» профсоюз ничем им не помог. К новым рабочим лидерам тоже отношение сдержанное. Один из наших собеседников, Алексей Бездольный, в ответ на вопрос о Николае Волынко лишь махнул рукой: «Закушался товарищ».

Исподволь подкрадывается мысль, а стоило ли тогда, летом 1989-го, выходить на площадь, стучать касками по асфальту, красоваться перед заезжими фотокорами и ратовать… за справедливое распределение автомобилей по шахтам? Горняки тяжко вздыхают, но молчат, не желая вспоминать то время.

Шахтеры пытаются ответить на вопрос, почему именно с их шахтой обошлись таким образом. «Горняки шахты им. Калинина сумели отстоять свою шахту. Может быть, потому, что там их больше, чем у нас? Может быть, потому, что они помоложе? Может быть, там профсоюз посильнее? Может быть, потому, что там директор оказался порядочнее и не бросил шахту?

Горняки мучительно ищут ответы на все эти вопросы.

Как и раньше, остается лишь одна инстанция, от которой ждут помощи. Нас хорошо приучили за прошедшие десятилетия доверять Государству. Государство поможет. Государство не даст в обиду рабочего человека.

Шахтеры ждут помощи от Государства. Они носят с собой в папке законы этого Государства. Они почти наизусть знают его Основной Закон – Конституцию, которой это Государство так гордится.

Весьма многозначительно начинается решение Буденновского райсуда Донецка, согласно которому с шахты «Мушкетерской» надлежит взыскать в пользу одного из наших собеседников, Анатолия Голованя, 1197 грн. 21 коп., а в пользу государства – госпошлину 59 грн. 85 коп.:

«Рiшення iм’ям України».

Да вот беда: на территории Украины решения, принятые от ее имени, выполнять некому.

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>