Юзофилы и юзофобы

Идеологические колебания донецких историков

До сих пор почти все дончане были твердо уверены в том, что их родной город Донецк основан англичанином Юзом как поселок при построенном им Заводе Новороссийского общества (ныне ДМЗ), почему первое имя города и было Юзовка, которое впоследствии сменилось на Сталино. Я хорошо помню с детства небольшую книжечку “Сталино”, один из первых путеводителей по нашему городу, изданный в 1956 году. Его составитель, С. Альтер так описал само зарождение города: “В небольших землянках поселились строители завода со своими семьями. Они и положили начало поселку Юзовка, названному так по имени… руководившего строительством завода Джона Джеймса Юза. Официальное открытие поселка состоялось 30 декабря 1870 года”. Книжка заканчивалась оптимистичным прогнозом, насчет того, что свое столетие город отметит в 1970 г. Однако еще со времен выхода в свет книги старейшего донецкого краеведа и писателя Ильи Гонимова (1875-1966) “Старая Юзовка” (перв. изд. 1937) в местной традиции прочно закрепилась другая дата начала Донецка: не 1870-ый, год официального открытия поселка, а 18 апреля 1869 года, когда император Александр II издал высочайшее повеление о создании “Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производства”. Откликнувшийся на призыв Максима Горького писать истории отечественных фабрик и заводов И. Гонимов весьма доброжелательно описал деятельность Юза как смелого и решительного предпринимателя, естественно, не лишенного недостатков, присущих всем капиталистам (ну это понятно). Илью Гонимова можно считать зачинателем “юзофильской” традиции истории Донецка.

До сих пор в официальном руководстве города преобладали именно “юзофилы”, почему столетний юбилей Донецка отмечался не в 1970-ом, а в 1969 году. Но споры из-за одного года, согласитесь, не столь существенны. В последнее время резко оживилось движение за другую дату. В качестве точки отсчета истории города стали предлагать 1779 год. А потому в 1999-ом Донецку де не 130, а все 220 лет! Атаку на прежние представления повели “юзофобы”.

Возглавила их видная украинская националистка Мария Олийнык. От имени товарыства “Просвита” она в феврале 1999 года обратилась к мэру В. Рыбаку с призывом считать 1869 год “не годом основания г. Донецка, а годом прибытия в пос. Александровку (нынешний Донецк) английского предпринимателя Джона Юза”. Особенно расстроили Марыю Васыливну следующие факты: в городе намерены открыть памятник Юзу; в гербе Донецка в качестве года основания значится 1869 год, а название города написано по-русски (потому герб – “сфальсифицированный”); наконец, город намерен отметить свое 130-летие.

“Сегодня, – пишет М, Олийнык, – тот факт, что основателями города Донецка были запорожские казаки, а датой основания является 1779 год, знают даже ученики пятых классов 169-ти школ г. Донецка”. Потому она требует оргвыводов: “Надеемся, что будет создана, в конце концов, комиссия, и прекратятся попытки доказать, что г. Донецк ничего общего с Украиной не имеет, а основателем его были англичане, а не запорожские казаки”.

После выводов комиссии (по мнению пани Олийнык, они, видимо, предрешены) “на том месте, где без достаточного научного обоснования заложен камень с надписью на языке соседнего государства “Здесь будет сооружен памятник Джону Юзу”, надлежит “установить стеллу в честь запорожцев, настоящих основателей города Донецка”, а в нынешнем году – исправно отметить 220 лет со дня основания города, а не “130-летия прибытия сюда английского предпринимателя Юза”.

Мифические запорожцы

Конечно, если, согласно письму пани Олийнык, в донецких школах преподают историю родного города по указке Конгресса украинских националистов, это более чем жутко, но оставим сей прискорбный факт на совести самих учителей истории. Просим лишь тех из них, кто не трус, и совесть еще сохранил, откликнуться, чтобы рассказать нашим читателям, каким именно образом подается в донецких школах история родного края. А сами попробуем разобраться с соперниками Юза, запорожцами. В этом нам помогут материалы научно-практической конференции “История Юзовки”, проведенной в декабре 1997 года в краеведческом музее (на эту конференцию пани Олийнык тоже ссылается).

Доктор исторических наук Василий Пирко (чуть ли не единственный историк-профессионал, специалист по заселению нашего края) проливает свет на загадочную историю с запорожцами, основателями Донецка, известную местным пятиклассникам, но остающуюся темным пятном для большинства наших земляков. Оказывается, в 1779 году потомок первого полковника Изюмского слободского полка (слободскими полками назывались военно-административные единицы, которые в 17 веке русское правительство организовывало на своей территории – нынешней территории Харьковской, Сумской и части Воронежской областей – для бежавших из-под польского гнета малороссов) Евдоким Шидловский на дарованных Екатериной II ему землях в верховьях Кальмиуса основал две слободы – Александровку и Крутояровку (территории нынешних Киевского и Ворошиловского районов Донецка). В Крутояровке через пять лет после основания жило всего пять человек, потому в последующей истории ее никто больше не вспоминал.

А Александровка выросла в большое село, стала центром волости (нечто вроде нынешнего сельсовета), и была поглощена разросшимся Донецком, скорее всего, уже в 20 веке. По мнению пани Олийнык, выходит, что не Донецк поглотил Александровку, а Александровка плавно переросла в Юзовку, и дальше – по известному сценарию. Историки в виду явной несуразности этой версии открыто сие не провозглашают. Но, тем не менее, поддерживают.

В. Пирко напоминает об “общепризнанной методике, согласно которой время возникновения поселения определяется на основе первых достоверных сведений про проживание людей на этой территории на протяжении определенного времени, пусть даже название поселения могло меняться”. На той же конференции уже упоминавшийся краевед Альтер также говорил о “принятой во всем мире датировке происхождения городских агломераций”.

Сразу же заметим, что нигде в мире она не принята. Описанная Пирко концепция сформулирована в 1982 году под руководством патриарха советских историков академика Бориса Рыбакова и была призвана лишь дать научное обоснование широко отмеченному 1500-летию со дня основания Киева. Ну посудите сами: вся страна в последние годы жизни Л. Брежнева ударилась в поголовное празднование пышных юбилеев (чередовавшихся с не менее пышными похоронами); родной Брежневу Днепропетровск на весь Союз отгулял свое 200-летие, а столица республики осталась без юбилея. Вот лояльные историки и потрудились, чтобы не только обосновать полуторатысячелетнюю древность Киева (само по себе весьма сомнительно, утверждали еще тогда трезвые головы), но и “вывести” кругленькую дату, что уж вообще из области фантастики.

И вот, принцип, относящийся к уходящей в седую древность истории, нашими местными историками переносится на период всего лишь столетней давности, о котором сохранилось масса документов. Его предлагают применить к Донецку, отыскать на огромной территории нынешнего города какое-нибудь достоверное сведение про проживание людей на этой территории, и поменять дату основания города. Основанная Шидловским Александровка (которая и до сих пор сохранилась как Александро-Григорьевка, притулившаяся у самой северной окраины Донецка) лучше всего подходила для этой цели. А Юз – так он, дескать, всего лишь в Великой Александровке открыл какой-то заводик…

Единственное, о чем стоит сразу же заявить: никаких достоверных сведений о том, что Александровку основали запорожцы, нет. Вообще все утверждения о каком-либо “хозяйственном освоении” или “массовом присутствии” в крае запорожцев, об их зимовниках и пикетах – все это или умозрительные заключения, или просто ничтоже сумняшеся черпается из одной книжки 1880 года издания, где “местная запорожская старина” обосновывается… исключительно некими устными байками, которые, к тому же, автор, Феодосий Макарьевский, мог сочинить и сам. Вообще факт ссылок на его книгу, как на достоверный источник (а этим грешат все без исключения местные историки, многие даже не знают о своем заблуждении), просто потрясает. Эдак лет через сто можно будет на статьи в “Донецком кряже” всерьез ссылаться как на источник по истории,скажем, татаро-монгольского ига.

И все-таки Юз…

Говорят, что, сразу же уловив шаткость позиции авторов этой концепции, один высокопоставленный донецкий чиновник, указал на толстенный том “Iсторiї мiст i сiл Донецької областi” и заметил: “Я теперь могу взять тут любую дату, хоть время какого-нибудь скифского захоронения на территории Донецка, и считать ее точкой отсчета истории города”.

В самом деле, почему бы в основатели Донецка не взять князя Михаила Воротынского, реорганизатора пограничной охраны русских рубежей в 16 веке и автора первого русского военного устава? Ведь это по его приказу в 1571 году русская экспедиция достигла “верх Тору и Миюсу” и почти в том же месте, где два столетия спустя была основана Александровка, установила пограничные знаки Московского государства, а также выставила дозорную стражу. Древний Бахмут по привычке ведет отсчет именно от этой даты, хотя оснований у него для этого – ровно столько же, сколько у Донецка или любого другого города Донбасса, расположенного на пути следования московских пограничных сторож и станиц.

Во всем мире принята несколько иная точка зрения на историческое развитие городов, нежели то, что предлагают донецкие краеведы. Все американцы знают, например, что решение о строительстве новой столицы было принято Конгрессом в 1790 году. Первый президент Джордж Вашингтон пригласил для этого дела французского архитектра Пьера-Шарля л’Анфана, первые сооружения в болотистой низине у Потомака возникли в 1793-ом, а после смерти президента город получил его имя. И никому в голову до сих пор не пришло пересмотреть дату возникновения города (и продлить ее на целое столетие) после того, как изрядно выросший Вашингтон в 1871 году поглотил старый, уютный колониальный Джорджтаун, основанный еще в конце 17 века.

Известно, что основанный Петром I в 1703 г. Петербург разросся до места, на котором стояла шведская крепость Ниеншанц. Так что теперь – считать, что Петербург основан шведами? А как быть с финскими мызами (хуторами), которые стояли на месте будущего города?

И датой основания Будапешта считается 1872 год, когда слились воедино древние города Буда и Пешт, а отнюдь не время основания римского города Аквинкума, развалины которого угораздило попасть в черту города.

Всего несколько примеров начисто разбивают гипотезу об Александровке, как предшественницы Юзовки.

Нам хорошо известно из документов, когда Сталино стало Донецком. Так же известно, когда Юзовка была переименована в Сталино. Но, скажите на милость, в каком году Александровка стала Юзовкой?

А как быть с тем историческим моментом, в который Александровка так и оставалась волостным селом Бахмутского уезда, а рабочий поселок Юзовка жил себе своей жизнью в семи километрах к югу от Александровки? Люди, бывало, переезжали по степи из одного пункта в другой – и им в голову не могло прийти, что они всего лишь перемещаются в пределах одного и того же города.

Заметьте, а если бы все тот же Донецк (Юзовка – Сталино) стал развиваться не на север, в сторону Александровки, а на юг – в сторону Старобешево и поглотил бы в конце концов греческие поселения? То мы в таком случае основателем этого же города считали бы уже предводителя греков митрополита Игнатия?

А если бы Донецк остановил свой рост, не поглотив Александровки, и это село так и оставалось бы, скажем, частью Ясиноватского района или само стало бы райцентром – “юзофобы” тогда бы смирились с ролью Юза как основателя Донецка? Надо признать, наши местные краеведы-историки, гордо именующие себя профессионалами, изобрели весьма любопытную концепцию какого-то исторического релятивизма, вроде как теория относительности, но в истории.

Хорошо, что вся история Донецка буквально проходит на наших глазах, поскольку живы люди, чьи деды родились даже раньше, чем Юз основал свою Юзовку. Именно в случае с Донецком наглядно видно, как рос промышленный город, как увеличивалась его территория, как он поглощал в себя окружающие его шахтные поселки и села. Старожилы могут рассказать, как медленно передвигалась на север, в пустую степь черта Донецка. Сначала город заканчивался проспектом ХХ-летия РККА. Затем в черту города попало даже кладбище (сквер у “Красной шапочки”), раньше находившееся далеко за городом. Затем город поглотил деревни Семеновку и Гладковку, потом поселок Ветку, наконец – ту самую пресловутую Александровку, и на этом остановился, поскольку Авдеевка и Ясиноватая сами уже развились до уровня приличных городов.

И порядок нумерации домов в этой части Донецка сохраняется с самого момента возникновения города – от завода (там все первые номера) на север, в сторону Александровки, а не наоборот. Может, в честь запорожцев издать праздничный указ о пересмотре нумерации и пустить ее в обратном направлении? Да и главная улица Юзовки, Первая линия, – это все та же улица Артема, главная улица все того же Донецка, а не Александровки. Ну разумеется, ее надлежит немедленно переименовать в проспект Шидловского, чтобы уже ни у кого сомнения не возникало, кто основал город.

По идейным причинам…

Чем же все-таки Юз неугоден “юзофобам”? На его беду, он – не запорожец. И не более того. Как мы видим, историческая правда и историографическая традиция к пересмотру даты основания города никакого отношения не имеют.

Не зря националистка пани Олийнык грудью встала на борьбу против Юза. В. Пирко свою статью об Александровке начинает – с чего бы вы думали? – с фразы: “Розбудова незалежної Україньскої держави, рiст нацiональної самосвiдомостi…” Все лояльно и предельно политически правильно.

Пан Альтер отстаивает свою концепцию, которая “достоверна, не предвзята, не унижает национально-государственное достоинство украинско-российского областного центра Украины, праотцом которого является Сечевое запорожское казачество”. А вот мне почему-то кажется, что “национально-государственное достоинство” Донецка унижает мелочная возня историков и попытки предельно политизировать наше прошлое.

Впрочем, донецкие (и не только) историки прошлое политизировали всегда. Чтобы понятнее было, в чем суть вопроса, приведем один маленький пример из советского краеведения Донецка.

Помните, тогда еще товарищ Альтер не хотел мириться с 1869 годом, годом царского указа и первого визита Юза в наши степи? Он утверждал, что точкой отсчета может быть лишь следующий год, время официального открытия поселка. Почему? Его коллега (один из предшественников “юзофобов”) Григорий Володин в неплохой книге “По следам истории” с гневом истинного историка-марксиста обрушивается на 1869 год как точку отсчета истории Донецка: “Продолжать считать день, когда император “благоусмотрел” утвердить договор, началом строительства завода, значит идти и дальше на поводу у царских историков, приписывающих начала всего в России царям, царицам и императорам”. Ну как, скажите на милость, можно совместить царский указ и пролетарский город?

Советский историк всегда отмечался властями как примерный ученый, если в его трудах содержались элементы “критики буржуазной фальсификации и пр.” Тогда царский указ был им не указ, а сегодня – британец Юз помешал: “оскорбляет национально-государственное достоинство”, говоря словами Альтера.

На конференции в 1997 году он каялся, что в своей 40-летней давности книжке о Сталино он (одна из причин: “подгоняли сроки”) был вынужден принять концепцию, связывающую начало города с “поселением городского типа, самоназванным Юзовкой”. Правда и через десять лет после “Сталино” путеводитель (теперь уже) “Донецк” Альтер начинает с даты 30 декабря 1870 года. В то мрачное советское время, сущий ад для настоящего историка, правду о запорожцах и славном помещике Шидловском говорить, наверное, было еще рано. А вот сейчас, надо полагать, пришло время рассказать всю “подлинную правду”.

К слову, Альтер на чем свет поносит Юза. Мол, сам Юз часто болел, жизнь и деятельность его лакирована, “с памятником Юзу в центре Донецка допущена ошибка”, дети его были скупы, “жадничали в средствах”, считали себя временщиками и вообще были “жесткими по отношению к рабочим, как и их отец”. Казалось бы, любому дончанину было бы интересно знать кое-что о моральных качествах нового “отца города”, помещика Шидловского. Но о нем историки умалчивают: достаточно того, что он был украинских корней, а потому выше подозрений. Интересно, что других помещиков нынешние историки не вспоминают. Еще бы: и князья Ливены, и Смольяниновы, и Ларины, и Калиновы, и Карповы – все, судя по фамилиям, украинцами не являлись.

Вот повезло Алчевску (он же Ворошиловск, он же Коммунарск) – основатель тамошнего металлургического завода, Алексей Алчевский был украинцем. Жена его, Хрыстя Алчевская имела даже заслуги в украинской культуре. Потому там можно и памятник основателю поставить, и имя городу старое вернуть. И никому в голову не приходит, что и до Алчевского на месте города были поселения. Там все и так идеологически выверено, все правильно. А у нас с Юзом – такое непотребство. Раньше он был неугоден как капиталист, а сейчас – как англичанин. И это еще хорошо, что англичанин: а был бы, не приведи Господь, москалем?

Рискнем предложить современным краеведам, обеспокоенным “национально-государственным достоинством Донецка, один “идеологически правильный” сюжет. В 1743 году донские и запорожские казаки (соответственно, в современной интерпретации: русские и украинцы) не на шутку повздорили из-за верховий Кальмиуса. Донцы всегда эти земли считали своими, а тут нечаянно пришли запорожцы (бывало такое) и поставили свои шалаши. Там, где донцы издавна рыбу ловили. Запорожский кошевой атаман Яким Игнатович жаловался потом императрице Елизавете на то, что донские казаки “разорения учинили и шелаши огнем пожгли и пожитки забрали, и двух козаков одного убили, а другого огнем сожгли до смерти”. Теперь, пожалуй, следует еще дальше в глубь истории отодвинуть дату возникновения Донецка, и вести отсчет города от того сожженного донскими казаками шалаша. А погибшим запорожцам поставить в центре Донецка памятник как героям борьбы с российской экспансией.

Это будет справедливо и, главное, идеологически правильно.

Автор этой статьи никогда не был сторонником Юза. Юз был изрядным прохиндеем, и многие обвинения против него истинны, но промышленник он был неплохой. К тому же у русского князя Кочубея (украинца по происхождению) ничего с заводом не получилось до тех пор, пока он не привел Юза в наши степи. Так что основателем города Юза можно считать по желанию, но дату основания города следует безусловно вести с 1869 года. Именно так принято в традиционной историографии.

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>