Загадочное молчание Центризбиркома

Мне удалось взять бюллетени с третьего захода. Многие люди, постояв, посмотрев, чертыхнувшись и пообещав отомстить за это унижение на выборах президента в следующем году, уходили не солоно хлебавши.

Странного вида бабка встала грудью у меня на пути и заорала: «Не пущу! Вы не имеете права покидать с бюллетенями участок». А я не собирался покидать участок, я просто вышел в более просторный холл, где можно было изучить шесть бюллетеней. Нам, горожанам, еще повезло, поскольку в селах бюллетеней было восемь.

Пришлось предъявить бабке удостоверение консультанта комиссии Верховной Рады и рассказать, что еще с осени 1995 года я участвовал в составлении Закона о выборах, а потому доподлинно знаю, что заполнять бюллетени надо в кабинках, но именно этого комиссии обеспечить не смогли.

Позорным я считаю увиденную мной сцену накануне выборов: представители областных властей «на пальцах» объясняют главам разных избирательных комиссий, в каких бюллетенях, сколько «крестиков» можно ставить. Некоторые СМИ жутко ругались в день выборов по поводу того, что народу никто ничего не объяснил.

Опять-таки, возвращаясь к тому же пресловутому участку, замечу, что народ, выстоявший в очереди и получивший с горем пополам бюллетени (на некоторых участках в Донецке бюллетеней не хватило), привычно шел к стенкам и стендам в поисках сведений о кандидатах в депутаты и находил лишь девственно чистое пространство. На моем участке избиратель мог во всех деталях ознакомиться лишь со списком членов избирательной комиссии. А Закон в пункте 4 статьи 13 утверждает, что «участковая избирательная комиссия создает условия для ознакомления избирателей со списками и сведениями о кандидатах в депутаты от политических партий, избирательных блоков партий, их предвыборными программами, а также со списками кандидатов, зарегистрированных в одномандатном избирательном округе, и их предвыборными программами». На многих участках этого сделано не было.

Представители областных властей признали, что такое нарушение было. Некоторые кураторы даже успели дать в свои подшефные округа отбой. Но найти того, кто отдал приказ снять предвыборную документацию, нам не удалось. «Город» ссылается на «область». «Область» отнекивается.

Один бессменный наблюдатель заметил, что «это были самые худшие по организации выборы за все последнее время».

На некоторых участках председатели комиссий жаловались, что им не дали более просторные помещения. В школе, например, проводить выборы следовало не в тесном холле, а в просторном спортзале. В одном учреждении мне показали огромную пустовавшую в выходные дни столовую, где тоже запретили голосовать, выгнав демократию в предбанник.

Толчея и давка на участках заставила многие донецкие электронные СМИ радостно заявить о большом наплыве избирателей. Когда голоса были подсчитаны, выяснилось, что изрядно не дотянули до показателей прошлых выборов.

Да, бюллетеней было много. Но на выборах летом 1994 года, об этом все забыли, мы получали на руки лишь на один бюллетень меньше. И ничего, справились.

В то время, как жалобы по поводу очередей на участках в основном поступали с Востока, Галичина исправно отголосовала, все вовремя подсчитала и сдала. Чуть ли не загодя. А в итоге и явка избирателей в Галичине оказалась в среднем процентов на 10 выше, чем на Востоке. В прошлый раз все было наоборот.

Очень загадочным было молчание Центризбиркома с 8 утра в понедельник до вечера следующего дня. На все расспросы они твердили лишь одно: новых сведений нет. На своем сайте в Интернете они запретили вывешивать информацию по мере ее поступления.

Утром в понедельник я обратил внимание на «чудесное» появление среди партий – лидеров проправительственных НДП и аграриев. Среди поступавшего ночью в ходе выборов вороха новостей сведений об их успехах в регионах не просматривалось. Ближе к концу дня поползли и вовсе страшные слухи о том, что, якобы, протоколы окружных комиссий из Донецкой и Луганской области тайно переписываются с тем, чтобы все прочие проправительственные и созданные «под президента» партии и блоки отдали свои голоса НДП. Это казалось бредом. Но утром аграрии таки исчезли вновь из списка лидеров, а упоминавшиеся в слухах партии так и не «всплыли» на поверхность. А еще через день стало известно о самоубийстве председателя одной из избирательных комиссий в Попасной Луганской области. Он выбросился из окна, оставив записку. Официально текст ее разглашать нельзя. Но, по некоторым, проскользнувшим в печать данным, текст гласил: «Я кончаю с собой, потому что знаю». Что знал погибший председатель?

Социальные сети:           


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>